Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Глава первая

Информация для Верховного Главнокомандующего

Главными операциями войск Красной Армии и объединенных сил союзников (США и Англии) в 1944 году были «Оверлорд» и «Багратион». Они были связаны общим стратегическим замыслом борьбы против гитле­ровской Германии.

«Оверлорд» — кодовое название операции по высадке англо-американских сил во Франции. Наверное, присва­ивая своей операции кодовое наименование «Оверлорд», американские и британские генералы хотели таким обра­зом поверить в свое могущество и показать, что фашист­ская Германия обречена.

«Багратион» — условное наименование плана опера­ции войск Красной Армии по освобождению Белоруссии и изгнанию немецких войск с советской территории. Присвоить это наименование предстоящей операции предложил Сталин. Сделано это было в честь Петра Ива­новича Багратиона, русского полководца, генерала от ин­фантерии, ученика и сподвижника А. В. Суворова и М. И. Кутузова. Багратион был героем Отечественной войны 1812 года, командовал 2-й Западной армией. Он отличался большой храбростью и полководческим талан­том. Во время решающего сражения русских войск с французами в районе Бородина генерал П. И. Багратион был смертельно ранен.

Почему Сталин принял решение назвать операцию по освобождению Белоруссии «Багратион»? Несомненно, он был твердо уверен в успехе войск Красной Армии и, ви-дuмo, усматривал историческую взаимосвязь между дей­ствиями русской армии 1812 года на Бородинском поле и предстоящей операцией по разгрому немецких войск в Белоруссии в 1944 году. Ожидаемый результат — победа в борьбе за правое дело, за свободу и независимость род­ной земли.

Сталин был уверен в победе. Каждый полководец на­целен на победу. Но победа достигается не только коли­чественным превосходством армии над противником и даже не обеспечивается качеством ее оружия. В первую очередь победа зависит от того, насколько точно, полно и своевременно полководец осведомлен о планах, силах и построении войск противостоящей стороны.

В первой половине 1944 года Верховный Главноко­мандующий И. В. Сталин имел достаточно сведений о фашистской Германии и ее возможностях. В мае 1944 го­да, когда Ставка Верховного Главнокомандования при­нимала окончательное решение о проведении Белорус­ской стратегической наступательной операции, о немецких войсках на белорусском направлении в Моск­ве было известно многое.

Что именно?

Объем документов, подготовленных военной развед­кой в первой половине 1944 года для Ставки Верховного Гланокомандования и правительства о силах, намерениях и военно-экономическом потенциале противника, огро­мен. Даже простой перечень только названий одних до­кладов занял бы несколько десятков страниц. Некоторые из них все-таки заслуживают упоминания:

«Оценка сил и возможностей противника на весну и лето 1944 года».

«Анализ стратегического положения немецкой армии на 20 февраля 1944 года».

«Анализ основных оборонительных мероприятий не­мецкого командования в Голландии, Бельгии и Франции».

«Доклад о состоянии военной экономики фашистской Германии к лету 1944 года».

Особое место среди информационно-аналитических Документов военной разведки, подготовленных накануне операции «Багратион», занимает «Доклад Разведыватель­ного управления Генерального штаба Красной Армии о состоянии немецко-фашистской армии, ее вассалов и о возможностях Германии на дальнейшее ведение войны в 1944 году». Доклад был подготовлен для Ставки ВГК и содержал в себе все основные сведения о фашистской Германии и ее возможностях ведения войны по состоя­нию на 1 июня 1944 года.

Разведка смогла добыть сведения о том, что немецкое командование сосредоточило в Белоруссии свою наибо­лее сильную группировку — группу армий «Центр». В нее входили соединения 3-й танковой, 2-й, 4-й и 9-й полевых армий. На севере группу армий прикрывала 16-я полевая армия группы армий «Север», а на юге — 4-я танковая армия группы армий «Северная Украина». Основные си­лы группы армий «Центр» были размещены в тактичес­кой зоне обороны: в районах Витебска, Орши, Могилева и Бобруйска. С воздуха группу армий «Центр» прикрывал наиболее сильный 6-й немецкий воздушный флот, в со­ставе которого было около 1350 самолетов. Многие горо­да и села Белоруссии, как докладывала разведка, были превращены гитлеровцами в неприступные крепости. В общей сложности противник сосредоточил в Белоруссии (с учетом тылов) около 1,2 млн солдат и офицеров. Не­мецкое командование готовилось к серьезному сопротив­лению на этом участке фронта.

Всего по данным советской военной разведки на за­падном стратегическом направлении немцы сосредоточи­ли 63 дивизии и 3 бригады. Они имели 9500 орудий и ми­нометов, 900 танков и штурмовых орудий.

Данные разведки также позволили установить, что на Белорусском театре военных действий германские войска занимают положение в виде огромного выступа на вос­ток, который своеобразной дугой огибал Минск и терри­торию Белоруссии. Эта конфигурация была выгодна для войск Красной Армии, которые могли нанести противни­ку сокрушительный удар.

Эти и многие другие сведения о дислокации, составе и вооружении немецких армий на советско-германском фронте поступали в Ставку ВГК от военной разведки и от Группы по разведке. В группу входили представители всех советских разведывательных служб. В июне 1944 года группой подготовлен доклад «О положении Германии, ее возможностях и вероятных планах ведения войны». Он был подписан генерал-полковником Ф. Голиковым, на­чальником Главного разведывательного управления Крас­ной Армии генерал-лейтенантом И. Ильичевым, началь­ником Разведывательного управления Генерального штаба генерал-лейтенантом Ф. Кузнецовым, начальником 1-го управления НКГБ комиссаром госбезопасности 3-го ранга П. Фитиным, начальником 4-го управления НКГБ комиссаром госбезопасности 3-го ранга П. Судоплатовым и начальником Разведывательного управления Главного морского штабы ВМФ контр-адмиралом М. Воронцовым.

Доклад Группы по разведке был направлен И. В. Ста­лину, В. М. Молотову и начальнику Генерального штаба генералу А. М. Василевскому.

Принимая решение о проведении операции «Баграти­он», Ставка ВГК знала о противостоящем противнике все, что было необходимо для планирования операции и достижения разгрома немецких войск в Белоруссии.

К операции планировалось привлечь войска 1-го При­балтийского, 1-го Белорусского, 2-го Белорусского и 3-го Белорусского фронтов. К операции по освобождению Бе­лоруссии привлекалась и Днепровская военная флотилия.

Разведка выявила шесть слабых участков в обороне противника. На этих участках планировалось прорвать оборону, расчленить ее, ослабить сопротивление фашис­тов и после ликвидации витебской и бобруйской группи­ровок перейти к решительному наступлению.

Операция «Багратион» по замыслу имела гигантский размах. Нужно было сосредоточить в западных районах четыре общевойсковые армии, две танковые и воздуш­ную армии, а также соединения Войска Польского. Кро­ме того, Ставка передала фронтам из своего резерва пять танковых, два механизированных и четыре кавалерий­ских корпуса, десятки отдельных полков и бригад всех Родов войск и перебазировала 11 авиационных корпусов.

Для успеха предстоящей операции было очень важно не раскрыть подготовку фронтов к наступлению, так как, по данным нашей разведки, «главное командование не­мецких войск ожидало первый летний удар с нашей сто­роны на Украине, а не в Белоруссии».

Сведения об этом поступили в Центр от генерал-май­ора И. А. Склярова и полковника Н. И. Никитушева. Возможно, именно это информация и была учтена Став­кой ВГК при выборе времени и места нанесения Крас­ной Армией главного удара по германским войскам ле­том 1944 года.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю