Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Глава четвертая

Последнее донесение «Овина»

Начальник разведывательного отдела штаба 1-го Белорусского фронта генерал-майор Петр Никифо-рович Чекмазов летом 1944 года ежедневно получал из-за линии фронта донесения, которые были подписаны од­ним словом «Овин». Никто в штабе фронта не знал, кто скрывался за этим псевдонимом.

Получив очередное донесение, начальник разведки внимательно изучал его, затем открывал свою секретную карту, наносил на нее новые данные о противнике и спе­шил на доклад к командующему фронтом генералу армии К. К. Рокоссовскому. Сведения, поступавшие от «Ови­на», раскрывали группировку немецких войск в районе городов Лахва, Житковичи и в треугольнике городов Пружаны—Волковыск—Барановичи.

Рокоссовский, выслушав очередной доклад начальни­ка разведки, каждый раз одобрительно отзывался о дей­ствиях «Овина» и его группы. Командующий знал, что под псевдонимом «Овин» в разведотделе штаба фронта числится гвардии майор Геннадий Иванович Братчиков. Рокоссовский хотел бы познакомиться с этим смелым разведчиком, который находился в тылу противника уже несколько месяцев, и маршал решил после возвращения разведгруппы в штаб обязательно лично поблагодарить гвардейского майора Братчикова за умелые действия в тылу противника.

18 июля войска левого крыла 1-го Белорусского фрон­та начали Люблинско-Брестскую операцию. Силы про­тивника, противостоявшие Рокоссовскому, были в доста­точной степени вскрыты группой советских разведчиков, которыми командовал «Овин». В конце 1944 года Рокос­совский подпишет представление о присвоении майору Г. И. Братчикову звания Героя Советского Союза. В том представлении будет написано, что благодаря смелым и находчивым действиям группы «Овин» была заблаговре­менно вскрыта группировка 2-й немецкой армии, что позволило войскам фронта успешно провести Люблин­ско-Брестскую операцию...

Генерал-майор Чекмазов готовил группу «Овин» к действиям в тылу противника еще будучи начальником разведки Центрального фронта. Генерал знал каждого офицера группы, каждого ее бойца и радиста.

Направляя разведчиков в тыл противника, Чекмазов поставил перед командиром группы ответственные зада­чи. Начальник разведки фронта хотел, чтобы группа «Овин» проникла в тыл противника, заблаговременно со­здала в районах дислокации крупных немецких штабов свои агентурные группы, организовала добывание сведе­ний о местах сосредоточения немецких войск, вскрыла сильные и слабые места в системе обороны немцев, взя-ла под контроль переброску фашистских войск в районы предстоящих боевых действий.

Генерал Чекмазов был назначен начальником развед­ки 1-го Белорусского фронта в начале 1944 года. Он был одним из самых опытных специалистов в области фрон­товой разведки. Перед назначением на должность на­чальника разведки штаба маршала Рокоссовского Чекма­зов был начальником разведывательных отделов штабов Волховского и Брянского фронтов. В период Курской битвы Чекмазов был начальником разведки Центрально­го фронта. Благодаря его личным усилиям своевременно и достаточно точно была вскрыта группировка немецких войск в районе Орла. За умелую организацию войск про­тивника во время Курской битвы Петр Никифорович на­гражден третьим орденом Красного Знамени. Когда в фев­рале 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение создать 1-й Белорусский фронт, на­чальником разведки этого фронта назначили генерал-майора П. Н. Чекмазова. В Ставке фамилия разведчика Чекмазова и его профессиональное мастерство были хо­рошо известны. В 1944—1945 годах он принимал актив­ное участие в освобождении Белоруссии, в Висло-Одер-ской и Берлинской операциях1.

Разведгруппу «Овин» генерал Чекмазов создавал в конце октября 1943 года, когда Центральный фронт был переименован в Белорусский. Одно это преобразование уже говорило о том, что Ставка Верховного Главноко­мандования приступает к планированию операции по из­гнанию фашистов из Белоруссии. Войскам Красной Ар­мии предстояли тяжелые бои. Помочь им могли только самоотверженные действия разведчиков. Одним из них был гвардии майор Геннадий Иванович Братчиков. Он родился в 1914 году в деревне Михеевка Нердвинского района Пермской области. После окончания средней школы поступил в Ленинградское военное училище свя­зи, был командиром взвода, затем роты, назначен началь-ником узла связи. Когда Братчиков проходил службу на должности начальника штаба отдельного батальона, был отобран военной разведкой и направлен в Высшую раз­ведывательную школу.

С первых дней войны Г. И. Братчиков на фронте. Он был помощником начальника агентурного отделения раз­ведывательного отдела штаба 63-й гвардейской армии Юго-Западного фронта. Находясь за линией фронта, ус­пешно выполнял боевые задания. С февраля по октябрь 1943 года — заместитель командира оперативно-разведы­вательной группы «Омега».

В ноябре 1943 года генерал-майор Чекмазов поручил Братчикову сформировать группу для длительного рейда по тылам немецких войск в зоне ответственности Цент­рального фронта.

В качестве своего заместителя Геннадий Иванович выбрал старшего лейтенанта Виктора Ильича Бояринце-ва, выпускника Пуховичского пехотного училища. С этим офицером он уже выполнял ответственные задания в тылу противника. На Бояринцева он мог положиться в любой ситуации. За успешное выполнение разведзаданий Бояринцев имел несколько поощрений от командующего фронтом.

Братчиков отобрал в свою группу и лейтенанта Алек­сея Сульженко. Этот офицер воевал на реке Халхин-Гол, принимал участие в боевых действиях против Финлян­дии, на Западном и Брянском фронтах, прошел обучение в спецшколе военной разведки.

Из разговора с Чекмазовым майор понял, что пребы­вание в тылу противника будет долгим и опасным. По­этому он предложил своему боевому товарищу капитану Ивану Григорьевичу Чижову войти в состав разведгруппы в качестве радиста. Чижов, как и Братчиков, обучался в Ленинградском военном училище связи и был перво­классным специалистом в этой области. Капитан Чижов вошел в состав группы «Овин» в качестве старшего ради­ста. Радистом назначен старший лейтенант Семен Мазур, один из самых лучших специалистов связи разведуправ­ления штаба фронта. Мазур в составе разведгруппы нахо-дился в тылу противника с сентября 1941 по сентябрь 1943 года.

Кроме офицеров, Братчиков включил в состав своей группы двух разведчиков — старших сержантов Виктора Маро и Дмитрия Гончарова.

После напряженной подготовки группа «Овин» 29 де­кабря 1943 года перешла линию фронта на участке насе­ленных пунктов Овруч—Ельск. Новый, 1944 год развед­чики встретили уже на территории, оккупированной противником.

Группа «Овин» действовала в тылу противника с декаб­ря 1943 по январь 1945 года. Разведчикам удалось вскрыть группировку 2-й немецкой армии и выявить силы про­тивника, которые действовали в излучине реки Висла се­веро-западнее Варшавы, в районе городов Плоньск — Рыпин — Журомин — Цеханув.

В одном из документов военной разведки, характе­ризующих действия группы «Овин» в тылу противника, сказано: «В каждом из указанных районов своей деятель­ности группа Братчикова создавала работоспособную, хо­рошо законспирированную агентурную сеть и осуществ­ляла умелое руководство ею. Группа добывала сведения военного характера и сведения об обстановке в районах своей деятельности...»

Обстановка в районах деятельности разведывательной группы была крайне напряженной. Командование гер­манских войск придавало исключительно важное значе­ние созданию в районах дислокации войск группы армий «Центр» непреодолимых оборонительных укреплений, которые не позволили бы Красной Армии добиться успе­ха в боях на территории Белоруссии. Командующий груп­пой армий «Центр» требовал от офицеров разведыватель­ных и контрразведывательных команд абвера активных действий, направленных на уничтожение всех советских разведгрупп, действовавших на территории, занятой его войсками.

Задачи фельдмаршала В. Буша выполнили несколько специальных команд германской военной разведки. Сре­ди них были абвернебенштелле «Минск», «Ревал» (распо-лагалась в Таллине), абвергруппы — 103, 105, 108, 109, 113 и другие.

Абвергруппа-108, например, вела разведывательную ра­боту против частей 2-го и 3-го Белорусских фронтов и проводила контрразведывательные мероприятия в тылу 4-й танковой армии. Командовали этой группой обер-лейтенант Катерфельд и лейтенант Киффер. В 1944 году группой стал руководить лейтенант Шиллинг.

Офицеры Киффер и Ковальский вербовали агентуру в лагерях военнопленных в Могилеве, Орше, Борисове и в деревне Докудово Минской области. Завербованные про­ходили краткое обучение, изучали методы сбора сведений в советском тылу. Квалифицированная агентура прибы­вала в распоряжение лейтенанта Шиллинга из разведыва­тельной школы, располагавшейся в Борисове. Заброска агентов происходила пешим порядком группами по два человека, одетых в форму военнослужащих Красной Ар­мии. Агенты выдавали себя за вестовых с секретными па­кетами, бойцов штрафных рот и отставших от своих час­тей. Иногда для сбора сведений о частях Красной Армии вербовались и женщины в возрасте от 30 до 40 лет. Они выдавали себя за беженцев, семьи которых погибли в ре­зультате облав, проводившихся в белорусских селах кара­тельными отрядами.

Абвергруппа-113 вела свою работу против частей 1-го Белорусского фронта. Эта группа условно именовалась «Гирш». Командовал группой полковник Собераль. Офи­церы этой группы вербовали агентов из числа военно­пленных в Витебске, Богушевске, Клайпеде, Тильзите и Невеле. В распоряжение этой группы наиболее подготов­ленных агентов также поставляла Борисовская развед­школа абвера2.

В марте 1944 года в Минске была сформирована спе­циальная группа авиационной разведки абвера. Сотрудни­ки занимались сбором сведений о советских ВВС на уча­стке 1-го Белорусского фронта. Группа забрасывала в тыл советских войск агентов, прошедших специальную подго-товку в Борисовской и Смоленской разведывательных школах. Перед заброской они получали военную форму офицеров и солдат Красной Армии, документы, оружие, средства связи и продукты. Переброска агентов произво­дилась самолетами с Минского аэродрома. Агенты долж­ны были выявлять аэродромы, типы и количество базиру­ющихся на них самолетов. Сведения собирались для передачи в штаб немецкой бомбардировочной авиации, которая должна была наносить удары по выявленным объектам3. Район действий группы «Овин» был также пе­ренасыщен карательными подразделениями военной контрразведки, гестапо и полицейскими командами из предателей.

Несмотря на трудности и опасности, подстерегавшие разведчиков на каждом шагу и в каждом населенном пункте, где им приходилось действовать, группа «Овин» продолжала выполнять свои задачи.

«Всего за период с де­кабря по январь 1945 года от группы «Овин», — говорится в отчетном документе военной разведки, — в штаб разве­дывательного отдела 1-го Белорусского фронта поступило более 360 информационных донесений в основном с весьма ценными сведениями о войсках и военных объектах против­ника. Разведгруппа последовательно освещала полосу мест­ности в тылу противника шириной от 50 до 100 километ­ров, простирающуюся от рубежа городов Овруч — Прилуки до городов Плоцк — Бродница в границах справа: Ельск — Житковичи — Барановичи — Волковыск — Белосток — Ос-троленка, слева: Овруч — Давид — городок Береза Картус-ка — Плоцк (на реке Висла)».

25 февраля 1944 года майор Братчиков сообщил в раз­ведотдел фронта:«...В районе села Серадово при возвраще­нии с задания во время перестрелки с немцами пулей навы­лет ранен в руку старший лейтенант Бояринцев...

...Питания к рациям хватит не более чем на полмесяца».


Генерал-майор П. Чекмазов 8 марта 1944 года доклады­вал командующему 1-м Белорусским фронтом К. Ро­коссовскому: «Группа «Овин» постоянно доносит развед-данные о противнике. Большинство сведений — ценные. Группа действует умело и самостоятельно. Мелочной опе­ки не требует. Необходимо своевременное и полное реагиро­вание на все запросы «Овина». Радиосвязь с «Овином» под­держивается регулярно и поддерживается бесперебойно...»

Разведотдел фронта всегда оперативно выполнял все просьбы «Овина». Однако на этот раз из-за плохой пого­ды груз для группы был сброшен с самолета только 10 ап­реля. Лечить Бояринцева пришлось в лесу.

Какие же сведения передавал гвардии майор Г. И. Братчиков в разведывательный отдел штаба 1-го Бе­лорусского фронта в 1944 году? Вот только несколько примеров.

«6 апреля. По шоссе Кобрин — Барановичи отмечено дви­жение танков типа «тигр» и частей 120-го мотополка...

16 апреля. Со 2 по 8 апреля через станцию Столбцы на Брест проследовало 1192 платформы с автомашинами и 72 платформы с танками...

11 мая. С 5 по 10 мая через станцию Черемыха на Брест проследовали части 813 и 419 пехотных дивизий, а также 613 артиллерийский и 304 зенитно-артиллерийский полки.

3 июня. 151 пехотный полк из населенного пункта Ру-жаны убыл в район Бреста.

2 июля. С 29 июня по 1 июля из Барановичи через стан­цию Ивацевичи проследовало 229 средних и 90 тяжелых танков.

3 июля. Через Ивацевичи на Брест по железной дороге проследовал 91 танк и более 100 орудий...»


Накануне и во время операции «Багратион» от «Овина» в разведотдел штаба фронта поступили сведения о 10 не­мецких аэродромах, данные о расположении складов бое­припасов, горючего и продовольствия. Эти объекты под­верглись ударам советской бомбардировочной авиации.

Завершалась характеристика действий группы Г. И. Брат-чикова такой оценкой:«Разведывательные сведения, полу­ченные командованием группы «Овин», имели важное значе­ние для планирования, подготовки и проведения войсками 1-го Белорусского фронта операций по разгрому группиров­ки немецко-фашистских войск в Белоруссии и на террито-рии братской Польши. Благодаря исключительной энергии и активности, проявленной как лично командиром, так и все­ми членами разведгруппы «Овин», она успешно выполнила поставленные перед ней задачи...»

29 августа 1944 года операция «Багратион» была ус­пешно завершена. 30 августа в оперативной сводке № 243 Генерального штаба Красной Армии, составлен­ной к 8.00, указывалось: «Войска 1-го Прибалтийского фронта вели бои с атакующей пехотой и тайками против­ника в районе юго-восточнее Ауце.

Войска 2-го Белорусского фронта на левом крыле продолжали вести наступательные бои в направлении го­рода Остроленка, продвинувшись до 3 км.

Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта частью сил вели наступательные бои в прежних районах и на отдельных участках незначительно продвинулись вперед...»4

Значительно продвинулась вперед разведывательная группа «Овин». В конце августа она действовала уже на территории Польши и поддерживала взаимодействие с польской Армией Людовой.

6 октября 1944 года к подпольному коменданту Армии Людовой в районе населенного пункта Серпц немецкая контрразведка подослала двух женщин. Одну звали Ма­рина, другую — Лида. Женщины сообщили, что они бе­жали из лагеря военнопленных и пробираются к своим. Поляки передали этих женщин в группу Братчикова для допроса.

При допросе, который проводил майор Г. И. Братчи­ков, Марина призналась, что она и ее подруга завербова­ны немцами, находились на подготовке в разведшколе и получили задание выявить в районе Серпца дислокацию частей Армии Людовой. Вторая женщина отрицала свою причастность к немецкой разведке.

После допроса агентов немецкой разведки Братчиков обсудил создавшееся положение с офицерами группы старшим лейтенантом В. И. Бояринцевым, капитаном И. Г. Чижовым и лейтенантом А. С. Сульженко. Было принято решение — задержанных агентов германской разведки расстрелять. Привести приговор в исполнение приказано лейтенанту Сульженко.

Сульженко приказ не выполнил. Марина и Лида обе­щали доставить ему через день секретные документы из немецкого штаба. Поверив предателям, Сульженко отпу­стил их, обусловив встречу на хуторе Залесье. О наруше­нии приказа лейтенант Сульженко майору Братчикову не доложил.

Марина и Лида вернулись через сутки. Они пришли не одни. Вместе с ними прибыл усиленный отряд карате­лей, в состав которого входило более 200 офицеров, сол­дат и полицейских. Немцы блокировали район. Завязал­ся тяжелый бой. Шестеро разведчиков во главе с майором Братчиковым, сдерживая натиск фашистов, от­ступали в лес. При отходе были ранены разведчики — старший сержант Гончаров и красноармеец Шольц. Брат­чиков, прикрывавший огнем из автомата своих товари­щей, отходивших в лес, был убит. Рядом с ним сражался лейтенант Сульженко. Он тоже был сражен вражеской пулей. Оставшиеся в живых старший лейтенант Боярин-цев, капитан Чижов, старшие сержанты Мазур и Гонча­ров оторвались от преследовавших их фашистов и скры­лись в лесу.

После гибели гвардии майора Г. Братчикова разведы­вательную группу возглавил старший лейтенант В. Боя-ринцев. Он доложил в штаб разведывательного отдела штаба фронта о столкновении с немецким отрядом и ги­бели майора Братчикова. Донесение в разведотдел фрон­та Бояринцев подписал псевдонимом «Овин».

Разведотдел назначил Бояринцева командиром груп­пы и определил ему новые разведывательные задачи. По указанию генерал-майора Чекмазова группа продолжала числиться в разведотделе под псевдонимом «Овин».

В заключении по отчету о деятельности разведгруппы «Овин» отмечалось: «За время работы в тылу противника группа прошла большой путь от Овруча до Вислы в запад­ной части Польши. Несмотря на трудные условия работы, группа с поставленными задачами справилась и своевремен­но обеспечивала командование фронта ценными разведдан­ными о дислокации войск противника и перевозках войск и техники врага по железным и шоссейным дорогам...

...Несмотря на непрерывные преследования немцев и ча­стые облавы, группа детально освещала положение войск противника в районе действия, перевозки по железным до­рогам Торн— Серпц—Неселъск, Бродница— Серпц—Плоцк. Установила гарнизон и военные объекты города Серпц, ука­зав цели для бомбометания. Обнаружила прибытие дивизии «Герман Геринг»... Первой дала сведения, которые помогли вовремя засечь формирование новой группы армий...»


24 марта 1945 года гвардии майору Геннадию Ивано­вичу Братчикову было присвоено звание Героя Советско­го Союза (посмертно).

Государственный совет Польской Народной Респуб­лики, отмечая выдающийся вклад, внесенный майором Г. И. Братчиковым в освобождение Польши от фашист­ских захватчиков, наградил его орденом «Крест Грюн-вальда». На могиле героя в польском местечке Бежунь была установлена мемориальная плита.

1 1-м Белорусским фронтом командовали К. К. Рокоссовский (фев­раль — ноябрь 1944 г.) и Г. К. Жуков (ноябрь 1944 — июнь 1945 г.). — В. Л.

2 Чуев С. Г. Спецслужбы третьего рейха. С. 83.

3 Чуев С. Г. Спецслужбы третьего рейха. С. 85.

4 Жилин В. А. и др. Операция «Багратион». С. 465.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю