Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Глава третья

Ставка принимает решение

В середине декабря 1943 года в Москве состо­ялось расширенное совещание Государственного Коми­тета Обороны с участием членов Ставки Верховного Глав­нокомандования 1. Руководил совещанием И. В. Сталин. На совещание были приглашены Г. К. Жуков, который был заместителем Верховного Главнокомандующего, на-чальник Генерального штаба А. М. Василевский 2 и его за­меститель генерал армии А. И. Антонов 3. Их присутствие на совещании такого уровня было необходимым — Гене­ральный штаб был основным оперативным рабочим ор­ганом Ставки по стратегическому планированию и руко­водству войсками на фронтах.

В ходе совещания были проанализированы итоги бое­вых действий Красной Армии на советско-германском фронте в 1943 году, обсуждено состояние отношений с союзниками, рассмотрены перспективы открытия второ­го фронта в Европе, проанализировано состояние совет­ской экономики и возможности военной промышленно­сти по обеспечению потребностей Красной Армии. Главным был вопрос о перспективах войны против фа­шистской Германии. Было признано, что основной зада­чей Красной Армии в 1944 году является освобождение всей территории Советского Союза от немецко-фашист­ских захватчиков и перенос боевых действий на террито­рию государств, оккупированных противником.

На совещании было принято решение — в период зимней кампании 1944 года развернуть генеральное на­ступление от Ленинграда до Крыма включительно. Глав-ный удар нанести на 1-м, 2-м, 3-ми 4-м Украинских фронтах 4.

После совещания Г. К. Жуков и А. М. Василевский не­сколько дней работали в Генеральном штабе. В их распо­ряжении находились многочисленные материалы совет­ской военной разведки, поступавшие из Главного разведывательного управления и Разведуправления ГШ Красной Армии. Среди них — специальные сообщения ре­зидентов ГРУ о перебросках немецких войск из западных стран и территории Германии на советско-германский фронт, о наметившемся расколе в стане гитлеровской ко­алиции, о производительности германских заводов, выпу­скавших танки, самолеты, артиллерийские установки, бое­припасы.

Данные военной разведки учитывались при отработ­ке главных задач фронтов на период январь — февраль 1944 года.

Особую ценность в январе 1944 представляли данные Главного разведывательного управления о том, как не­мецкая военная разведка оценивала перспективы дейст­вий Красной Армии на советско-германском фронте.

Сталин проявлял постоянный интерес к разработке замыслов предстоящих операций Красной Армии. Он не­сколько раз приглашал Жукова и Василевского на обед в свою кремлевскую квартиру.

После того как общие задачи фронтов на предстоя­щий период были отработаны, Г. К. Жуков выехал на 1-й Украинский фронт для изучения обстановки и координа­ции действий войск.

11 января Жуков завершил работу в штабе 1-го Укра­инского фронта и возвратился в Москву для доклада Ста­лину о плане разгрома корсунь-шевченковской группи­ровки противника.

Изучая материалы, Жуков проанализировал донесе­ния ГРУ, поступившие в первой половине января 1944 года. Их было много. Среди них — сообщение, в котором германская военная разведка давала оценку намерениям Красной Армии, исходя из сведений о переброске резер­вов советских войск с 26 ноября по 28 декабря 1944 года. В это время в соответствии с решениями Ставки на со­ветско-германский фронт из глубины страны действи­тельно перебрасывались резервные войска. Что же стало известно противнику?

В донесении ГРУ, поступившем в Генеральный штаб 11 января, сообщалось, что германской разведке удалось выявить переброску войск на советско-германский фронт из Сибири, Дальнего Востока, Урала и Кавказа. Пере­броска свежих войск, по данным немецкой военной развед­ки, осуществлялась с 26 ноября по 28 декабря 1943 года.

Количество войск, «пополнивших Северный оператив­ный резерв (восточнее линии Демьянск—Великие Луки)»5, немцам установить не удалось. Тем не менее германская разведка не исключала, что «русские намереваются сделать прорыв из района Великие Луки и Невель на Ригу».

Центральный зимний резерв (в районе Москвы) с 25 ноября 1943 года усилен за счет войск, прибывших из рай­онов Дальнего Востока, Сибири и Урала. Размер резервов также не был определен, но установлено их постоянное движение на фронт в направлении Витебска, Рогачева и Гомеля, а также в район сбора — Демидов, Смоленск и Ро-славль. Немцам удалось установить наличие 8-й танковой армии в районе Рязани, откуда некоторые ее соединения перебрасывались в район Чернигов — Гомель.-

Наиболыдую ценность представляли сведения о том, что стало известно немецкой разведке о переброске ре­зервов для усиления «южного оперативного резерва». В донесении ГРУ указывалось, что, по данным абвера, «в район западнее Киева переброшено шесть стрелковых дивизий, восемь стрелковых бригад, четыре кавалерий­ские дивизии, одиннадцать танковых бригад, от трех до пяти дивизий». В районе Чигирин немецким агентам уда­лось выявить прибытие трех новых стрелковых дивизий, четырех стрелковых бригад, двух кавалерийских и одной артиллерийской дивизий.Немецкие агенты также установили переброску резер­вов в район севернее Кировограда, перед Никопольским плацдармом, а также в районах между Нежином и Кие­вом, Лозовая, Павлоград и Днепропетровск.

Резервные войска в конце 1943 года действительно пе­ребрасывались из тыловых районов. Главным образом они направлялись в южный сектор советско-германского фронта. Эту переброску войск немецким агентам удалось выявить. Но не в полной мере.

Донесение Главного разведывательного управления было направлено И. В. Сталину и в Генеральный штаб. Нельзя было не обратить внимания на заключительную часть этого достаточно объемного документа, где указы­валось: «...Абвер считает, что восточнее Урала нет боль­ше поддающихся оценке резервов, которые могли бы быть собраны для использования в ближайшее время в зимних опе­рациях 1944 года»6. После декабрьского совещания 1943 года в Государст­венном Комитете Обороны Ставка ВГК поставила перед военной разведкой задачу: усилить наблюдение за пере­броской немецких войск на советско-германский фронт. К решению этой задачи были подключены резидентуры военной разведки, действовавшие во Франции, Швеции, Болгарии, Великобритании и других странах. В январе 1944 года в центр стали поступать конкретные данные о передвижении германских войск по европейским странам в направлении Восточного фронта.

11 января 1944 года Сталин утвердил предложения Жукова и 12 января подтвердил свое решение директивой Ставки ВГК, предусматривавшей нанесение встречных ударов фронтов под основание Корсунь-Шевченковского выступа, вершина которого доходила до самого Днепра.

20 января начальник ГРУ генерал-лейтенант И. И. Иль­ичев направил И. В. Сталину, Г. К. Жукову и А. И. Анто­нову донесение, в котором докладывал, что «371-я пехот­ная дивизия и дивизия СС «Nordland» переброшены на Восточный фронт». В донесении, со ссылкой на досто-верный источник, также сообщалось о больших затрудне­ниях с переброской немецких войск на южном участке советско-германского фронта, которое происходило из-за возросшей активности и эффективности действий совет­ских разведывательно-диверсионных групп и партизан, а также из-за слабой пропускной способности румынских железных дорог. Мешала им и временная оттепель, и рас­кисшие дороги. Немцы опаздывали с концентрацией войск на южном участке советско-германского фронта. Назрел решительный момент.

В январе 1944 года диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан, зачитывая официальные сводки Совинформбю-ро, неоднократно сообщал о том, что на советско-герман­ском фронте ведутся «бои местного значения». На самом деле войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Н. Ватутина и 2-го Украинского фронта генерала армии И. Конева производили скрытную пере­группировку и готовились к операции на Корсунь-Шев­ченковском выступе. Цель операции — окружить и унич­тожить 1-ю танковую и 8-ю армии противника, которые входили в состав группы армий «Юг».

Перегруппировка советских войск происходила в пол­ной радиотишине — все рации командующих армиями, командиров корпусов и дивизий молчали, все приказы передавались в письменной форме. Немецкая радиораз­ведка недоумевала. Специальная группа немецкой воен­ной разведки «Абверкоманда-101», которой командовал подполковник Лингард, безуспешно пыталась добыть сведения о том, что происходит в войсках 1-го Украин­ского фронта. «Абвергруппа-102», собиравшая сведения о 2-м Украинском фронте7, также не смогла ничего узнать о состоянии войск генерал-полковника Конева. Когда же немецкие разведчики разобрались в том, что происходит перед фронтом группы армий «Юг», было поздно. Мо­розной ночью 24 января 2-й Украинский, а через сутки и 1-й Украинский фронты начали боевые действия. Совет-ские войска с востока и запада обрушили мощные удары по противнику. Ватутин 5 февраля взял Ровно и повернул на юг, к северному течению Днестра. Замысел Ставки был реализован — группа армий Манштейна была рассе­чена на две части — северная оборонялась между При-пятскими болотами на севере и Карпатами на юге. Юж­ная часть — блокирована. Коневу в начале марта удалось отрезать 1-ю танковую армию немцев от 4-й танковой.

Противник оказывал упорное сопротивление, но оно было сломлено. 28 января передовые отряды двух совет­ских фронтов замкнули кольцо окружения8. Блестящая по замыслу операция, в основе которой лежал несомнен­ный полководческий талант Г. К. Жукова, умело и свое­временно использовавшего данные советской военной разведки, проводилась точно по замыслу Ставки ВГК.

9 февраля Жуков доложил Сталину: «... По показани­ям пленных, за период боев в окружении войска против­ника понесли большие потери. В настоящее время среди солдат и офицеров чувствуется растерянность, доходящая в некоторых случаях до паники.

По данным разведки, окруженный противник сосре­доточил главные силы в районе Стеблев — Корсунь-Шев-ченковский. Видимо, противник готовился к последней попытке прорваться навстречу танковой группе, насту­павшей на М. Боярку...

...8 февраля в 15.50 наши парламентеры через коман­дующего стеблевским боевым участком полковника Фук-ке вручили ультиматум окруженному противнику...»

Противник ультиматум отклонил. Атаки немцев со стороны внешнего кольца окружения не принесли ника­ких результатов. 17 февраля с немецкой группировкой, попавшей в окружение, было покончено. В плен взято около 19 тысяч немецких солдат и офицеров, 73 тыся­чи — уничтожено.

25 марта Гитлер вызвал Манштейна в Оберзальцбург и обвинил его в создании «неблагоприятной ситуации, в которой оказалась группа армий»9. Манштейн, успешно командовавший немецкими танковыми армиями в нача­ле войны, был отстранен от командования войсками в России. Командующим группой армий «Юг» назначен ге­нерал Модель.

После окончания Великой Отечественной войны фельдмаршал Манштейн оправдывался: «...Дважды я пы­тался добраться к ударным группам. Оба раза, однако, моя легковая машина безнадежно застревала в грязи. Каждый день погода менялась, снежные метели переме­жались с оттепелью. Снова подтвердилось, что советские танки при передвижении по снегу или размокшей почве превосходят наши танки по своей проходимости, потому что у них более широкие гусеницы...»

Погода была одинаковой и для советских, и для не­мецких солдат. Поражение Манштейна и немецких войск объяснялось другими причинами. Солдаты и командиры Красной Армии в начале 1944 года уже превосходили противника по силе духа и уровню военного мастерства. Советская разведка лучше справилась со своими задача­ми, нежели сотрудники абвера. Своевременно добытые военными разведчиками сведения о противнике помогли правильно оценить его способности, замыслы и резервы. И в этом был скрыт главный секрет успеха советских ар­мий на южном участке советско-германского фронта в январе—феврале 1944 года. Этот успех создал предпосыл­ки для организации и проведения крупнейшей опера­ции Великой Отечественной войны — операции «Багра­тион».

1 Ставка Верховного Главнокомандования — высший орган страте­гического руководства советскими вооруженными силами в годы Вели­кой Отечественной войны. Образована 23 июня 1941 г. Первоначально называлась Ставкой Главнокомандования. Затем преобразована в Став­ку ВГК. В состав Ставки входили И. В. Сталин (Председатель ГКО), С. К. Тимошенко, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошни­ков и Г.К.Жуков. 17 февраля 1945 г. был определен новый состав СВГК: И. В. Сталин (Верховный Главнокомандующий), Г. К. Жуков (зам. Верховного Главнокомандующего), А. М. Василевский, А. И. Ан­тонов, H. А. Булганин, H. Г. Кузнецов. — В. Л.

2 Василевский Александр Михайлович (1895—1977) — Маршал Совет­ского Союза (1943), дважды Герой Советского Союза (1944, 1945). В ар­мии с 1919 г. Окончил Военную академию Генерального'штаба. С авгу­ста 1941 г. — заместитель начальника Генштаба — начальник оперативного управления, с июня 1942 г. — начальник Генерального штаба. С февраля 1945 г. — командующий 3-м Белорусским фронтом, с июня 1945 г. — главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке. Под его руководством была разгромлена японская Квантун-ская армия. В 1946—1949 гг. — начальник Генштаба. Дважды награжден высшим военным орденом «Победа». — В. Л.

3 Антонов Алексей Иннокентьевич (1896—1962) — генерал армии (1943), в армии с 1919 г. Окончил Военную академию имени М. В. Фрун­зе (1931), Военную академию Генштаба (1937). В годы Великой Оте­чественной войны начальник штаба Южного, Северо-Кавказского фронтов, Черноморской группы войск и. Закавказского фронта. С 1942 г. 1-й заместитель начальника Генштаба и начальник Оператив­ного управления (до 1943). С 1945 г. начальник Генерального штаба. В 1946—1948 и 1954—1955 1-й заместитель начальника Генштаба. В 1955—1962 начальник штаба Объединенных вооруженных сил госу­дарств — участников Варшавского Договора. Награжден орденом «По­беда». — В. Л.

4 Яковлев Н. Маршал Жуков. М.: Известия, 1995. С. 184.

5 В донесении ГРУ была использована классификация абвера. — В. Л.

6 ЦА МО РФ. Оп. 24232. Д. 2. Л. 48-50.

7 Чуев С. Г. Спецслужбы третьего рейха. М.: ОЛМА-ПРЕСС; СПб: Нева, 2003. С. 63.

8 Краснов В. Неизвестный Жуков. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 414.

9 Уткин А. И. II мировая война. М.: Алгоритм, 2002. С. 698.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю