Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Дом уже не корабль

Текст: В.В. Дугинец. "Корабельная фанагория"
С 28 мая корабль наш на целых полгода застыл у 17-го причала судоремонтного завода в Тосмаре и началась совсем другая жизнь со своими непонятными ремонтными трудностями и суетой.

С корабля, стоящего в заводе и не приносящего пользы в боевой подготовке дивизиону, все начальники хотят заполучить хороших матросов и до предела задействовать их на плавающие корабли. Сразу начался настоящий грабеж личного состава и самых хороших ребят распихали по другим кораблям. Ушли на гражданку наши легендарные годки: Митюгов, мой красавец Омельчук, командир отделения мотористов и богатырь Васька Швец, наш химик с зооветеринарным образованием по фамилии Волчек, а Ванька Довгань тоже передал мне по наследству связку своих ключей от продовольственных шхер.

Кличугин и Побережный ушли в море на неделю на других кораблях поскольку в базе продолжались бесконечное учение 'Балтика-72'.

Правда, наш дружище Побережный через три дня вернулся и, пользуясь отсутствием командирского надзора, четыре дня праздновал начало ремонта, при этом пропил 3 кг корабельного запаса шила и на четыре дня сгинул с корабля в неизвестном направлении.

Все дела автоматом свалились на меня, и я яростно изображал из себя ВРИО командира корабля со всеми вытекающими отсюда последствиями. Пришлось невзначай при первой же возможности 'заложить' штурмана, который ударился в бега и разбазарил наш корабельный общак, начальнику штаба Любимову и невольно превратиться для штурмана в самого настоящего стукача.

Меня самого Михневич вдруг предупредил, что пока корабль в ремонте, то меня он отправит командиром взвода на уборку урожая зерновых в составе автобатальона от нашей вмб на целых 4 месяца, который должен был кочевать и колесить по Ростовской области, Кубани, Казахстану и закончить работу в Алтайском крае.

Для меня такое известие было равносильно кровоизлиянию в мой лейтенантский мозг.

Я же почти год просидел на корабле, как истинный монах в своей монастырской келье, в томительном ожидании приезда своей жены, а тут мне предоставили возможность еще и урожай поспевающих хлебов собрать с полей страны, а уж потом вместе с праздником Урожая отметить приезд своей супруги.

Я со страхом в душе ждал это событие и все решал, и решал, куда же девать жену, которая приедет в Лиепаю в конце июня после своего выпускного вечера в институте.

Какой урожай к чертовой матери, когда жизнь моя семейная решается! Агеев Леха, узнав о предстоящем приезде моей жены, тут же совсем бескорыстно отдал мне свои ключи от финского домика и сообщил, что 25 июня уезжает с семьей в отпуск, в Сибирь на целый месяц.

- Живите у нас. И не вздумай только снимать комнату за деньги. Проживем и впятером, а потом подыщем какую-нибудь хату для вас, - как всегда жизнеутверждающе поставил на место мой растревоженный рассудок настоящий друг.

Но, случилось так, что Кличугина отправили в очередной отпуск, а Побережный тоже убыл в свой последний отпуск перед увольнением в запас.

Начальник РТС Валентин Самойлов предательски сбежал служить на другой плавающий корабль дивизиона и стал рулить своей службой на МПК- 119, а из командных штыков на корабле остался только я, да наш механик Витвицкий.

Батька своим приказом назначил меня ВРИО командира корабля и по этой уважительной причине меня оставили руководить кораблем, а убирать хлеба с необъятных просторов полей отправили старшего лейтенанта Суэтина Сашку с МПК-98. Вот уж он-то наверняка горячо благодарил меня за такой скромный подарок.

Корабельная жизнь резко поменяла свое привычное русло, и теперь мне пришлось дергаться и решать все вопросы с ремонтом корабля, руководить корабельной гербовой печатью и всем оставшимся личным составом. Теперь уже жаловаться командиру никакой возможности не было, а все многочисленные вопросы пришлось додумывать своим лейтенантским черепом и принимать собственные решения на свой страх и риск.

Корабль на глазах превращался из боевой единицы военно-морского флота в полуразрушенную помойку, но настоящего ремонта пока не проглядывалось и только в БЧ-5 проводились демонтажные работы дизелей и турбин, которые должны были выгружать и отправлять на другой завод.

Личный состав постепенно превращался из матросов в настоящих работяг, а по кораблю витал дух воровства агрегатов и механизмов, которые ушлые ремонтники мечтали умыкнуть с корабля с целью выгодной продажи на другой за флотскую валюту.

На все корабельные помещения, кроме кубриков и кают, я заставил повесить огромные амбарные замки, которые только своими габаритами предупреждали потенциальных ворюг о невозможности их затеи. Вахту у трапа приходилось инструктировать и запугивать материальными взысканиями (которые в наше время не имел право накладывать командир на матросов срочной службы) в случае выноса с корабля имущества или корабельных агрегатов неизвестными людьми.

Теперь вахтенный отмечал на своей картонке всех посторонних людей, прибывающих для работ на корабль, и допускал их к работам только с моего личного разрешения.

Все хорошее в нашей жизни приходит обычно совсем неожиданно, хотя ты это прекрасное мгновение и ждешь годами. Странно, но это почти всегда так происходит у людей.

Я каждый день гонял своего почтальона в Зимнюю гавань за почтой для нашего корабля. Путь до почты был не близкий, нужно было на автобусе проехать полгорода. Но я рисковал и выписывал своему матросу увольнительную, отправляя его в наше почтовое отделение.

Страницы 1 - 1 из 8
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Читать далее

Предисловие
Глава 1. Корабельная Фанагория
Глава 2. Дом уже не корабль
Глава 3. Три адмирала и Цусима
Глава 4. Железяка
Глава 5. Штабной
Глава 6. Тут уж не до шуток!


Главное за неделю