Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Глава 5. Штабной

Текст: В.В. Дугинец. "Корабельная фанагория"
В начале января 1974 года наш эрудит и выдающийся игрок шеш-беша Гоголинский тихо и без всякой помпы убыл на должность начальника штаба 57 дивизиона СКРов, где он одновременно исполнял еще и должность дивизионного штурмана. А штурманом нашего дивизиона был назначен старший лейтенант Осипов Илья. Понятно, что Гога ушел на новую должность в погоне за следующим офицерским званием капитана 3 ранга.

Но, по-моему, лучше бы не уходил. Так как уже через два месяца он неожиданно прославился на весь военно-морской флот.

СКРы пр.50, а проще 'полтинники' - эти старые паровые колымаги с устаревшей акустикой 'Пегас-2м' уже отживали свой век. Вообще-то эти корабли были одной из самых удачных конструкций наших корабелов за послевоенное время, показавших при сравнительно небольшом водоизмещении в 1300 тонн неплохие маневренные качества, мореходность и ударную мощь своей артиллерии. Но коли на борту установлено и противолодочное вооружение, состоящее из двух реактивных бомбовых установок РБУ-2500, трехтрубного торпедного аппарата и 4-х бомбометов БМБ-2, то они по своей классификации считались тоже противолодочными кораблями. А коли противолодочные, то были обязаны выполнять все поставленные противолодочные задачи, определенные в 'Наставлении противолодочным кораблям' в полном объеме.

Командиры СКРов постоянно менялись из-за подарков, преподнесенных своими подчиненными матросами или из-за других происшествий с оружием или боеприпасами. Да и вообще служба на этих кораблях была тяжелой из-за большого экипажа и постоянных выходов в море и на боевую службу в проливную зону и еще дальше. Но зато с этих кораблей проще было продвинуться по службе и уйти на повышение или более современный корабль.


'Полтинники' в торжественном убранстве

Когда в море на поиск подводной лодки уходила КПУГ их 3-х СКРов, то начальники всех рангов и званий в руководстве военно-морской базы, а уж тем более оперативная служба, застывали в напряженном ожидании очередного ЧП.

То они через свои дырявые в хлам экономайзеры или изношенные распаявшиеся водогрейные трубки котлов, которые и так-то уже были заглушены на 40% или намертво забиты карбонатами, упустят котельную воду, то сам котел полетит от своей старости, то еще какие-нибудь механизмы выйдут из строя. Опреснители для получения котельной воды практически на всех кораблях не работали из-за своей ветхости.

В общем, потеря котельной воды приравнивалась к потере хода корабля. А без хода это уже не корабль, а баржа. И только шапки дыма, из которых радиоактивными осадками выпадали крупинки сажи на все движимое и недвижимое на корабле и стенке, придавали угрожающий вид старомодным развалинам.

В общем, все ждали, что будет на этом выходе и готовились к худшему. Под вечер 27 февраля два СКРа 'Туман' и '14-й' общими усилиями флагманского механика и руководства бригады вытолкали в море за ворота аванпорта на отработку задач совместно с подводной лодкой 14 эскадры. Вытолкали и все напряглись в томительном ожидании нехороших вестей с моря.


Сторожевой корабль проекта 50, СКР 'Туман'

Командир 'Тумана' капитан 3 ранга Попов Юрий, в недавнем прошлом командир нашего МПК-23, был в отпуске и вместо него, естественно на выход отправили Гоголинского, как грамотного штурмана и начальника штаба дивизиона.

Комдив Голубович держал свой флаг со своим походным штабом на СКР- 14, с ним в море вышел флагманский штурман бригады капитан-лейтенант Куленко Олег и представитель штаба бригады подводников Иваненко. Все были полны надежд отработать задачу, а подводники провести стрельбу по каравану судов, имитировать которые должны были эти два корабля.

В дальнем глубоководном полигоне Л-32 два корабля под чутким руководством Голубовича бороздили его просторы в строю кильватера с выполнением нудного противолодочного зигзага, чтобы противодействовать скорой атаке подводной лодке своими торпедами. Акустики безуспешно прощупывали горизонт своими 'Пегасами' в глубокой уверенности, что отыщут эту 'иголку в стогу сена' своими допотопными подкильными станциями, которые уже давно было пора выбрасывать на свалку гидроакустической истории. Хоть и гидрология была благоприятной для работы с лодкой, но ничего не клеилось и не получалось.

Уж ранняя февральская ночь опустила свою ночную штору на театр действий над водой, но контакта как не было, так и нет, и все в надежде ждали чудес от своих акустиков.

Лодка, согласно плановой таблице на учение, после 00 часов должна была выполнять торпедную стрельбу практической торпедой по кораблям, как по конвою вражеских судов и ей тоже позарез нужен был свой контакт хотя бы с одним из кораблей.

Эта бессмысленная толчея воды в совместном маневрировании утомляли своей монотонностью и однообразием, поскольку нужно было постоянно удерживать свое место в строю за флагманом.

Вахтенный офицер лейтенант-минер Смирнов Ю. достаивал свою вахту и уже подустал от осточертевших вопросов в эфире: 'Э-оборотное, раздел вопрос?', и постоянной сутолоки на ходовом мостике, создаваемой замполитом лейтенантом Рудым, пытающимся вдохновить народ своими объявлениями по трансляции, да и штурманом, роль которого зачастую вместе со штатным лейтенантом Смирновым №2 исправно исполнял сам Гоголинский.

'Э-оборотное, раздел вопрос?'

Этот риторический вопрос интересовал всех, но он так безрезультатно повисал в сумерках, потому что ответа на него никто не знал и у Смирнова на него был только один стандартный ответ:

'Э-оборотное до половины'.

В привычной суете корабля на походе полночь подкралась совсем незаметно, и лейтенантская вахта подошла к концу, да и сменщик уже прибыл - лейтенант Щетинин Евгений он же командир БЧ-4 - РТС.

'Лейтенант Смирнов вахту сдал!'

'Лейтенант Щетинин вахту принял!'

На 'Тумане', куда и в какую БЧ ни сунься - везде служат одни сплошные лейтенанты, кроме командира и механика. Вот уж действительно лейтенантский экипаж попал в Туман.

- Ну, что, Жень, накрылся твой отпуск железным тазом, - съехидничал Юрка, зная, что с сегодняшнего дня Щетинин должен числиться согласно приказа командира корабля в очередном отпуске.

- Хорош издеваться, - уныло ответил Евгений, в душе которого были только ему понятные переживания из-за срывающейся поездки к родителям в родной Питер.

Уже только от этих докладов Юра предвкушал заслуженный отдых и представлял себя на верхней койке в тиши родной каюты, бегом вниз по трапам к родным пенатам.

Не прошло и полчаса, как Голубович сам лично по радио запросил 'Туман': 'Доложите, какое орудие у вас в дежурстве?'

Уж кто - кто, а Голубович-то Роман Павлович знал толк и имел особую непреодолимую тягу к артиллерии и ее готовности к открытию огня.

Это был уникальный комдив, о котором, пожалуй, стоит черкнуть здесь пару строк в виде исключения, но при всей его уникальности все равно не чета нашему Батьке.

Седому капитану 2 ранга было чуточку за сорок, это только на мой взгляд молодого лейтенанта. Ведь в молодости возраст порой оценивается не совсем реально, а только с колокольни своих 25-ти лет.

Это был стройный не по годам офицер, которого еще не посетила проблема 'трудовых мозолей' и излишнего веса.

Внимание к его внешнему виду моментально приковывали ухоженные седеющие усы, плавно переходившие в бороду такого же окраса и занимавшую на лице всю нижнюю часть от левого до правого уха. Его молодцеватый вид и строевая выправка дополнялась хорошо поставленным, но порой ворчливым, командным голосом. Он как вихрь передвигался по своему дивизиону и кораблям, но при этом всегда оставался чист и опрятен.

Седину волос головы сверху прикрывала флотская черная пилотка, которая ярко оттеняла его седое обрамление лица, а кант, сверкающего белизной подворотничка на стоячем воротничке кителя снизу, только подтверждал резкие контрасты белого и черного цветов.

Явно подражая детям адмирала Карла Деница, он, как настоящий подводник, всегда с неким малозаметным форсом носил на руках черные кожаные перчатки, наличие которых в своем гардеробе подчеркивал инстинктивными смеживаниями пальцев рук в обтягивающих их движениях.

В дополнение к описанному мной в нескольких строках лицу вполне соответствовало присвоенная ему на дивизионе партизанская кличка 'Борода'. А за безудержную страсть к артиллерии, которая постоянно приводила к перерасходу артбоезапаса и осветительных сигнальных ракет на кораблях, выделенных на учебный год, привела к тому, что в артотделе тыла базы ему даже присвоили псевдоним 'Бородатого бандита'.

А ведь не зря прицепили такую кличку... Иногда Роман Палыч превращался в заядлого рыбака-браконьера. Любил он иногда похулиганить, ведь в море на своих кораблях он был полновластным хозяином положения и сам себе головой.

Пользуясь своей абсолютной привилегией, он частенько устраивал рыбьи погромы на выходах в море. Благо, что подготовка к рыбалке заключалась в подаче всего лишь двух команд. Минерам зарядить боченок 100- килограммовой бомбы ББ-1 в бомбомет, что раз плюнуть, только команду дай. Вот Голубович и подавал долгожданную команду командиру БЧ-3: 'БМБ-2 боевой бомбой зарядить!'

И летела бомба на 150 метров от корабля, а все в напряжении уже ждали, как она смачно рванет подводные глубины и вывернет на изнанку грунт вперемежку с глушенной рыбой.

Тут же моментально следовала вторая команда:

'Шлюпку к спуску!'

После взрыва корабль ложился на обратный курс, а на корабельную шлюпку как пираты-разбойники, вооруженные сачками взбирались гребцы согласно корабельного расписания. А у каждого порядочного минера на корабле для этого случая всегда был припасен приличный сачок с длинной рукояткой.

Тут уж рыбой можно было снабдить все корабли дивизиона, независимо от результатов социалистического соревнования.

У Голубовича были две непреодолимые страсти, а может быть, их было и больше, поскольку его бравый внешний вид подсказывал, что он и сердцеедом тоже был отменным.

Так вот, первая страсть это понятно - артиллерия. Тут вопросов нет, поскольку и какой же флотский офицер не любит пострелять и не то что из пистолета, а из настоящего орудия калибром 100 мм.

А вот вторая страсть была мне порой непонятна, но вполне приемлема для некоторых типов темперамента, типа холерика. Голубович страстно уважал строевые смотры и парады под чарующие звуки духового оркестра и, как только он слышал этот бальзам барабанного боя, его ноги сами переходили в иноходь строевого мастера и самостоятельно начинали движения, даже на месте.

Комбриг Цейтлин Михаил Моисеевич всячески одобрял и первую, но больше, очевидно вторую страсть Голубовича и доверял ему вместо себя возглавлять парады и шествия бригадного строевого полка на городских праздничных торжествах.

В такие моменты Голубович мгновенно преображался, в его глазах появлялся безумный блеск строевой страсти, и он настолько входил в роль верховного главнокомандующего, что ему становилось все равно, как и какой иноходью следует за ним раскоряченный полк матросов, непривычных к равнению и строевому шагу в таких коробках.

Полностью захлестнутый порывом своего строевого оргазма, Голубович страстно рубил асфальт кожей своих подметок и каблуков и с гордо поднятой головой, приложив правую руку в отдании чести, пожирал глазами трибуну адмирала, вокруг которой было немало его воздыхательниц.


Полк Голубовича на марше

На любом выходе кораблей в море комдив непременно, раз или два за поход всегда проверял бдительность дежурных по ПВО орудий и требовал от командиров выполнения строгих нормативов по открытию огня. 'Доложите, какое орудие у вас в дежурстве?'

'Вторая сотка и автомат В-11', - моментально доложил Щетинин, но сразу сообразил, что это ведь не спроста Голубович проявил интерес к дежурству по ПВО.

'Ну, сейчас начнет..., строить козни артиллеристам', - пронеслась первая мысль у Евгения.

'Командиру БЧ-2 на ГКП', - протрубил по трансляции Гога, тоже прекрасно понимающий, чем кончаются такие вопросы своего начальника. Заспанный и опухший на мостик влетел главный артиллерист Гера Стецурин и с немым вопросом уставился на Гоголинского.

- Лейтенант, быстро готовь свою пищаль к стрельбе, готовность номер один к открытию огня, - ошарашил командир своего недоспавшего бычка.

- Есть! Куда стрелять будем? - вылетел неуместный вопрос у заторможенного Геры.

- Бегом, к дежурному орудию! - уже рявкнул Гога. - Куда стрелять будем? В воздух...

Через минуту огонек сигнальной ракеты пулей прочертил темноту неба и, кажущийся в кромешной тьме огромной луной, впереди по курсовому 30° левого борта повис огонь осветительной ракеты.

'Цель воздушная курсовой 30 левого борта, угол места 70. Открыть огонь', - среагировал на светящуюся в небе ракету Гоголинский и дал добро на открытие огня.

Удивительно, но орудие моментально по команде рявкнуло своим приподнятым хоботом и об палубу лязгнула стреляная гильза, выскочившая из казенника. А вслед за выпущенным снарядом главного калибра ночь прочертили трассы снарядов, выпущенных из автомата. Трассы прошили светящийся огонь, но ракета продолжала медленно планировать на своем парашютном шелке, ритмично раскачиваясь из стороны в сторону. 'Лодка должна по нам произвести торпедный залп. Всем искать торпеду. Первому обнаружившему, 10 суток отпуска', - торжественно прозвучало в динамике обещание Голубовича, как видно вполне удовлетворенного стрельбой по воздушному ночному истребителю.

Иначе бы, оттуда неслось другое содержание и совершенно в другой интонации.

Вдруг на горизонте сам Щетинин и его сигнальщик обнаружили светящуюся точку огня. Огонь мерцал, и создавалась полная иллюзия светового прибора торпеды, раскачивающейся на волнах морской поверхности.

'Подходить к торпеде, и приготовится к выборке торпеды на борт, - дал распоряжение Гоголинский, успокоенный положительным ходом событий. Корабль на среднем ходу начал сближение со светящимся объектом, подозрительно низко сидящим в воде, в расчете подойти к торпеде левым бортом, чтобы взять торпеду грузовой стрелой на борт.

'Акустикам, прослушивать в ШП торпедный стукач на траверзе левого борта', - направлял Щетинин своих слухачей подводного горизонта на истинный путь.

И вдруг в тишине ходового мостика небесным громом раздался доклад из рубки акустиков:

'Станция вышла из строя, сейчас будем искать неисправность'.

- Щетинин, у вас там все не как у людей, все через 'живете'. Сейчас лодка должна всплывать, а у вас станция полетела... Делай что-нибудь, чего стоишь? - повышая голос на вахтенного офицера, разозлился Гоголинский.

Всех насторожил странный доклад сигнальщика:v 'Слева 70 вижу ходовые огни маломореходного судна, похоже что к нам приближается шлюпка'.

Евгений, удивленный таким странным докладом матроса, сам посмотрел в указанном направлении. Действительно совсем низко в воде ясно были видны бортовые огни. Красный и зеленый огни довершались сверху белым топовым огоньком и сидели они так низко над водой, что в темноте казалось, будто бы они выглядывают и парят в пространстве прямо из-под воды.

- Думай, что несешь... какая шлюпка. Мы в 60 милях он берега, - взорвался Гога, совсем раздосадованный выходом из строя гидроакустической станции.

А меж тем Смирнов через кают-компанию, где успел с устатку попить горячего чайку и покурить, ворвался в свою каюту, где на нижней койке уже мирно посапывал Стецурин, успевший на отлично выполнить внезапную стрельбу по воздушному агрессору.

Страницы 1 - 1 из 10
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Читать далее

Предисловие
Глава 1. Корабельная Фанагория
Глава 2. Дом уже не корабль
Глава 3. Три адмирала и Цусима
Глава 4. Железяка
Глава 5. Штабной
Глава 6. Тут уж не до шуток!


Главное за неделю