Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

У края огненной черты

А. Н. ФЕДОРОВА (1921), в годы войны - секретарь комсомольской организации Канонерского судоремонтного завода

Канонерцы, вероятно, первыми из ленинградцев увидели лик войны. Ранним утром 22 июня 1941 г. в Морском канале раздался взрыв. Это подорвался на фашистской магнитной мине, сброшенной с самолета, товаро-пассажирский пароход "Рухно", шедший из Ленинграда. Потопив его в узком Морском канале, враг рассчитывал тем самым закрыть морские ворота порта. Чтобы не загромоздить фарватер, лоцман повернул судно к северной стенке канала. На глазах у канонерцев пароход стремительно шел к берегу. Судно тонуло, но его экипаж боролся с огнем. Это была война...

Со всех концов Ленинграда - с Васильевского острова, Петроградской стороны, Нарвской и Невской застав - спешили на Канонерский остров судоремонтники. Все средства переправы работали бесперебойно. И когда через несколько часов старший мастер, ветеран завода Александр Седов открыл митинг, весь коллектив был в сборе. Перед секретарем парткома Старчиковым на столе лежала гора заявлений - 300 письменных требований немедленно отправить на фронт.

- Главный вопрос - это перестройка завода на военный лад,- сказал директор Алексей Петрович Ефимов.- Если потребуется, мы должны превратить любое гражданское судно в военный корабль. И работать поновому надо начать уже сейчас, немедленно. У нас нет специальной оснастки, нет инженерной документации, зато есть желание разбить вероломного врага!

К стенкам завода начали швартоваться суда: буксирный пароход "Ост", ледокол "Октябрь", пароходы "Иван Папанин", "Казахстан", "Кришьян Вольдемарс".... Под покровом ночи буксиры подводили к причалам красивые и нарядные суда, еще несколько дней назад перевозившие экскурсантов, но вскоре покидавшие заводские причалы уже как суда-солдаты - серого (шарового) цвета, с защитными надстройками и полной боевой выкладкой по бортам в виде стенок из мешков с песком, из-за которых грозно глядели жерла пушек и пулеметов, с защищенными броней радиорубками и капитанскими мостиками и номерами на бортах вместо названий... Шло и переоборудование шаланд, буксиров торгового флота. Все сложнее и ответственнее становились день ото дня задачи коллектива канонерцев и все меньше оставалось на заводе квалифицированных рабочих. 380 канонерцев ушли на фронт, более 200 стали воинами истребительных и партизанских отрядов, свыше 500 влилось в ряды ЛАНО. Ушли добровольцами в партизанские отряды старший конструктор А. Ф. Николаев, главный механик А. М. Шубин, прорабы И. Я. Парадиз, А. В. Сбитнев, М. М. Тимберг, плановик А. 3. Резников, столяр И. Я. Климин, старший мастер ОТК А. Д. Жук и многие, многие другие. Их провожали жены, матери, дети; завтра они встанут к станкам взамен ушедших в бой отцов, мужей, сыновей, братьев.

Судоремонтник - профессия, требующая очень высокой квалификации, творческой мысли и умения работать четко и слаженно. Это сугубо мужская профессия. А к рабочим местам шли женщины, вчерашние домохозяйки и подростки, шли на суда для очистки и окраски трюмов, цистерн, на сборку судовых механизмов. Они осваивали профессии электромонтажников, слесарей-сборщиков, крановщиц. На буксирах "Церель" и "Бригадир", продолжавших курсировать в Гутуевском ковше, матросы и кочегары - женщины. Коммунистка Анна Солнцева стала крановщицей и не только отлично работала, но и сама ремонтировала кран, очищала подъездные пути. Б. А. Нестерова (Бутакова), ей было тогда всего пятнадцать лет, а на вид и того меньше, по 12 часов выстаивала у строгального станка, выполняя и перевыполняя жесткие военные нормы. Самоотверженно трудились О. Д. Кириллова (Федорова), О. И. Антохина, В. Т. Сбитнева; А. И. Михайлова (Васильева) стала одним из лучших токарей 2-го механического цеха.

С первых же дней войны к стенке завода стали причаливать и суда, покалеченные в боях с врагом. Здесь их должны были "вылечить", чтобы они вновь вернулись в строй, притом в самые сжатые сроки. А рабочих рук не хватает, и тогда рождается замечательная инициатива - совмещение профессий. Литейщики становились малярами, судосборщики - электриками, столяры осваивали токарное дело. Опытный мастер Михаил Михайлович Сычев, выполняя по две нормы, находил время готовить смену. Десятки токарей, расточников, фрезеровщиков подготовил он в те трудные дни.

Сутками не уходил с завода слесарь-сборщик Николай Андреевич Ситник: две-три нормы ежедневно; в часы короткого отдыха готовил листовки, стенгазету.. В октябре 1941 г. канонерцы досрочно переоборудовали в войсковые транспорты теплоход "Вторая пятилетка", пароходы "Иван Папанин", "Казахстан", "Кришьян Вольдемарс".

Обстановка на Канонерском острове с каждым днем становилась все напряженнее. Фашисты стремились пробиться поближе к морским ворогам Ленинграда, и судоремонтники понимали это. Каждый камень острова стал боевым рубежом. В ночь с 10 на И сентября фашистские бомбардировщики совершили массированный налет на территорию порта и острова, сбросили тысячи зажигательных и фугасных бомб. Остров пылал, но люди выстояли!

На Канонерке по решению Военного совета фронта создали рубеж обороны - оборудовали стрелковые окопы, траншеи, пулеметные и артиллерийские позиции. Работы велись там, где 240 лет назад петровские канониры основали форпост. Под непрерывным прицельным обстрелом вражеских батарей со стороны Лигова судоремонтники Канонерского укрепляли рубежи родного завода.

Инструктор комитета Красного Креста Мария Григорьевна Урбанюк (Винокурова) возглавила отряд сандружинниц. Вместе с ней в отряд пришли О. И. Колосова (Антохина), А. М. Комиссарова, Е. Д. Дмитриева (Григорьева), А. С. Пугачева (Ляшенко), О. Д. Кириллова (Федорова), А. Ф. Комолова - всего около 30 человек. На Канонерский остров враг обрушивал сотни снарядов и бомб. Под сильным огнем сандружинницы выносили раненых рабочих механического цеха, краснофлотцев из состава команд кораблей. Четырех тяжелораненых необходимо было срочно эвакуировать с острова на материк. Никогда не забуду эту переправу: раненые лежат на открытой палубе, прикрытые брезентом, вокруг рвутся снаряды. Кажется, никогда не добраться нам до Гутуевского ковша. Было нас четверо тогда - командир Иван Семенович Чижов, сандружинницы Оля Колосова, Аня Комиссарова и я. Фронт проходил совсем близко - в трех - пяти километрах,, сразу же за причалами Угольной гавани. А нам надо было не только работать, но и во что бы то ни стало сохранить завод, имевший мощный док. И канонерцы работали, гасили многочисленные пожары, устраняли последствия разрушительных артиллерийских обстрелов и бомбардировок, настойчиво продолжали возвращать в строй поврежденные суда.

Осенью 1941 г. мы получили новое задание фронта - освоить выпуск корпусов фугасных авиабомб. Коммунисты завода, работая под огнем, сумели подготовить необходимый инструмент, оснастку, создали бригады. Цехом, выпускавшим ФАБ (фугасная авиационная бомба весом в 1 т), руководил коммунист Павел Антонович Кореневский. "У станков,- вспоминал он, - стояли подростки не старше 14 лет. Сколько лет прошло, а я их, как сейчас, вижу: Аня Климова, Т. И. Виноградов, В. Г. Башкиров, В. А. Нестерова, М. И. Кушнаренко, Н. А. Павлов и другие. Истощенные, слабые, в чем только душа держится, а ведь как работали! 3 декабря мы сдали досрочно несколько сот авиабомб. А когда начали осваивать выпуск газогенераторных установок для автотранспорта города, пришлось изготовить деревянные банкетки, потому что подростки были значительно ниже основных деталей и эти подставочки помогали им завершать операцию по сборке узлов".

Шла суровая блокадная зима. Кончилось топливо, прекратилась подача электроэнергии. Возникла угроза, что ночами по окрепшему льду к Канонерскому острову могут пробраться вражеские диверсанты. Создали пикеты, они дежурили круглосуточно. А по ночам комсомольцы совершали вылазки в Угольную гавань порта, где под огнем рубили мерзлые глыбы угольной крошки и на санках по льду драгоценный груз тащили на завод. Но для ремонта судов нужна была и электроэнергия. Партийный комитет, который возглавлял В. Ф. Вилюгов, принял решение использовать электростанцию турбоэлектрохода "Балтика", стоявшего на ремонте. В короткий срок были введены в эксплуатацию судовые турбогенераторы и два котла паросиловой установки.

Но вот исчерпаны запасы угля в Угольной гавани, кончилась солярка на "Балтике". Однако дизели продолжают работать: рабочие собирают в отсеках ремонтируемых судов остатки мазута, очищают его, и электростанция живет!

Лед в Морском канале намерз толстый, и это позволяло противнику использовать для передвижения по нему не только пехоту, но и артиллерию и даже танки. Командование фронта усилило охрану канала, а в голове дамбы в землянках расположились две резервные роты лыжников. В течение зимы вражеские разведчики и патрули неоднократно пытались проникнутъ по льду в наше расположение, но неизменно отбрасывались назад.

Отдельные бойцы и вооруженные отряды канонерцев - мужчин и женщин - круглосуточно патрулировали у берегов канала. Руководил отрядом директор завода Георгий Степанович Сорокин. Рабочие перешли на казарменное положение, жили в цехах. Тут же - пирамиды с оружием. В спецовках и рукавицах спали возле наскоро сделанных "буржуек", чтобы утром, несмотря на мороз, снова пойти на суда, на лед. А в цехе дополнительно изготавливались еще и снаряды. Все больше погибало людей от голода и обстрелов, бомбежек. Был организован стационар для наиболее ослабленных рабочих. В бывших яслях создали общежитие. А переоборудованная в госпиталь "Балтика" стала на время стационаром для больных рабочих и моряков.

Весной, когда растаяла ледовая Дорога жизни, канонерцы по заданию Военного совета фронта строили средства переправы через Ладогу, ремонтировали буксиры и подъемные краны. По 14 часов подряд трудились судоремонтники В. Т. Андреев, А. П. Хюньев, В. К. Назарчук, А. К. Фролов, И. И. Федоров, А. М. Сычев. Лучших производственников послали на Ладогу, в бухту Гольсмана, оборудовать причалы, ремонтировать средства переправы. За мужество и самоотверженный труд на Ладожской переправе. Родина наградила коммуниста В. Т. Андреева орденом Красной Звезды.

В условиях тяжелой блокадной зимы канонерцы полностью отремонтировали четыре ТЩ, пять портовых буксиров и два ледокола. Итоги судоремонта обсуждались на партийно-хозяйственном активе Балтийского пароходства.

Враг вел непрестанный обстрел острова, который просматривался как на ладони. Малейшее движение - и гитлеровцы тотчас же открывали огонь. Но партийная организация завода сумела так сплотить коллектив и организовать работу, что канонерцы не только перевыполняли планы, но разрабатывали новую технологию и методы ремонта, вносили десятки ценных рационализаторских предложений. По инициативе главного инженера завода Г. Г. Башкирова была создана и внедрена технология максимального использования стапель-палубы дока. Наличие боковых дорожек позволило судоремонтникам принять на докование дополнительно четыре судна. Впервые в практике судоремонта при доковании использовалась вся полезная площадь стапель-палубы.

Замена пера руля - сложная и ответственная операция. Чтобы заменить эту деталь, необходима стальная отливка. Но при аварийном ремонте БТЩ-301 изготовить ее не представлялось возможным, так как литейный и кузнечный цехи не работали из-за отсутствия сырья и топлива. Рационализаторы Канонерки в максимально сжатые сроки изготовили перо руля из отдельных деталей, сварив их между собой. Конструкция вновь изготовленного пера не уступала по прочности прежней. Вместе с группой сандружинниц я организовала бытовой отряд. После работы, усталые и голодные, мы из последних сил ходили по квартирам судоремонтников, доставляли больных в стационар, осиротевших детей - в Дома малюток, чинили одежду, стирали белье, носили воду. Сколько жизней спасли наши комсомолки, скольким людям вселили веру в победу!

Комитет комсомола собрал и сдал в Фонд обороны 2 миллиона рублей на вооружение Кировской танковой дивизии.

В июне 1942 г. заводу было поручено увеличить вдвое выпуск крупнокалиберных снарядов. Канонерцы с честью выполнили и это задание. Сверх плана в течение лета изготовили тысячи сопел для "катюш", авиабомбы и снаряды. Отремонтировали 23 боевых корабля, 12 транспортных судов и четыре служебно-вспомогательных судна. Все ремонтные работы получили высокую оценку военно-морского командования. Завод завоевал переходящее Красное знамя и первую премию ВЦСПС и Наркомата Военно-Морского Флота.

Возраставшая сложность судоремонтных работ, сжатые сроки их выполнения вызывали необходимость восстановления ряда цехов, в первую очередь литейного, трубомедницкого, экспериментально-инструментального, кочегарки и компрессорной. Все это было сделано собственными силами канонерцев, без прекращения работ на судах.

Канонерцы широко развернули социалистическое соревнование. Токарь 2-го механического цеха Лобанов работал на 33 операциях по выпуску боеприпасов, выполняя по две нормы. Клепальщик Р. Романов совмещал профессии судосборщика, гибщика, шаблонщика. Токари А. М. Сычев и П. Н. Панасенко работали и как строгальщики, фрезеровщики, сверловщики. На кузнечном участке отлично работали женщины машинисты молота Е. С. Мирошник, О. И. Маркевич, кузнец В. М. Тихомиров. А лучшим слесарем вновь был признан фронтовик Владимир Сергеевич Котов, ставший впоследствии Героем Социалистического Труда. Ему поручалось восстановление самых сложных судовых механизмов. В исключительно трудных условиях он со своими товарищами восстановил поднятый со дна канала пароход "Эверанна" - отремонтировал котельную арматуру, электрогенератор, грузовые лебедки, брашпиль, заварил израненный корпус.

В 1942 г. канонерцы возвратили в строй также поднятый со дна канала пароход "Тынну", полностью отремонтировали его гребную установку и рулевое устройство, очистили котлы, заменили 12 поврежденных листов наружной обшивки. А всего в течение года отремонтировали 11 судов ("Казахстан", "Отто Шмидт", "Бирута", турбоэлектроход "Балтика" и др.).

Самоотверженно трудились корпусники И. М. Максимов, И. Н. Курский, Н. Т. Парамоненко, электросварщица М. М. Бакарева, нагревальщица А. М. Лисиненкова, контрольный мастер Д. В. Васильева, кладовщица А. Н. Климова (она нередко выполняла работу подручной клепальщика).

В октябре 1943 г. комсомольская организация завода за высокие показатели в социалистическом соревновании в честь 25-летия ВЛКСМ была награждена Почетной грамотой горкома комсомола.

К весенней навигации 1944 г. завод полностью восстановил. 15 судов. В октябре отправился в плавание пароход "Соммери". Полным ходом шел ремонт турбоэлектрохода N° 509, пароходов "Сауне", "Мария", "Полярис", углеперегружателя "Нева".

5 февраля 1946 г. за самоотверженный труд, мужество и героизм, за четкое выполнение оборонных заказов в период Великой Отечественной войны Канонерский завод был награжден Красным знаменем ГКО.

Принимая знамя, директор завода П. П. Белов сказал: "Мы сохранили родной завод для мирных дел, и мы не только восстановим его, но и превратим в передовое предприятие с замечательной техникой и большим отрядом опытных специалистов".

Сбылись эти слова. Ныне завод - одна из крупнейших судоремонтных баз на Балтике. Он оснащен современной техникой, мощными доками; выросли просторные цехи, вместо деревянных домов поднялись 9-14-этажные жилые корпуса, проложен подводный туннель, связавший остров с материком.

В центре Канонерского острова, на берегу Морского канала, в окружении деревьев, хранящих следы от осколков снарядов, среди цветов и кустарников возвышается мраморный памятник канонерцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (открыт в 1975 г.). На его пьедестале живые цветы напоминают о тех, кто самоотверженно трудился, боролся и отдал свою жизнь, как солдат, на одном из форпостов Ленинграда, у самого края его огненной черты...


Главное за неделю