Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

И вновь зазвенел трамвай

П. А. ДОРОШЕНКО (1916), в годы войны - заместитель начальника котельного цеха Балтийского завода

Не меньше, чем хлеб, блокадному Ленинграду нужна была электроэнергия. Ее расход строго лимитировался. Тяжелым оказался в городе день, когда остановился троллейбус, потом отключили освещение. 8 декабря 1941 г. замер трамвай. Оживленные прежде улицы словно вымерли. В декабре 1941 г. подача электроэнергии катастрофически сокращалась с каждым днем. Наконец, 24 декабря городские электростанции прекратили работу: кончилось топливо.

Военный совет фронта решил срочно перевести с угольного на торфяное отопление 2-ю ГЭС, для чего потребовалось переделать котельные топки станции. Эту работу поручили Балтийскому заводу. Ответственным за переделку топок назначили меня.

Директор завода В. С. Боженко сам отобрал около пятидесяти человек. Выбирал наиболее здоровых с виду. 26 декабря рано утром мы вышли из проходной завода и направились на Синопскую набережную, где расположена 2-я ГЭС.

Брели медленно, все были предельно истощены, едва держались на ногах. Несколько раз по дороге попадали под обстрел. Путь показался страшно долгим. Пересекли по Дворцовому мосту Неву, прошли Невский проспект, миновали Московский вокзал, дальше - по Советскому проспекту (ныне Суворовский), Мытнинской улице до здания ГЭС. Когда добрались, уже вечерело. Дошло чуть больше двадцати человек. Остальные умерли по дороге или попали в стационары...

На электростанции нас ждали. Выделили комнату, где стояли кровати. Выдали по 10 граммов шпига и 100 граммов хлеба - об этом позаботился горком партии. Все немного приободрились, повеселели. В котельной обнаружили, что трубы еще не успели остыть.

На следующий день начали работать. Сборщики Петр Гладков, Алексей Кузнецов, Григорий Слотин, Елизавета Королева, сварщики Михаил Иванов, Зинаида Дроздова и другие вынули старые колосниковые решетки и уложили новые, пригодные для сжигания торфа, заменили топки.

Как просто написать: вынули, заменили... Чтобы проделать это, пришлось навесить тали. И все равно не хватало сил. Несколько человек ложились на бетонный пол и вместе тянули цепь. Нужные материалы, инструменты, оборудование привозили на саночках с Балтийского завода. Наш комсорг Петр Яковлев привез санки с деталями на электростанцию и умер...

Вместе с нами трудились мастера ГЭС Новиков и Хренов, сварщик Петров. Печники тоже были не с Балтийского - они выкладывали своды топок. Консультировал работу ученый-теплотехник с мировым именем Тихон Федорович Макарьев.

Первый из котлов реконструировали почти за месяц. В январе 1942 г. его пустили. Это была большая победа. Все понимали, что означает для осажденного города пуск электростанции.

За первым стали переделывать второй котел. В апреле начали переоборудовать самый большой котел - № 1. Учитывая важность нашего задания, город выделил для членов бригады дополнительный паек: 20 граммов сала, 100 граммов хлеба в день.

Фашисты задались целью помешать восстановлению электростанции. ГЭС подвергалась яростным налетам. 4 апреля 1942 г. мы пережили массированный налет противника на город, бомба попала в один из котлов.

И все же наступил день 15 апреля 1942 г., когда в городе, охваченном невиданной по своей жестокости блокадой, вновь зазвенел по рельсам трамвай (пробный выход состоялся 7 марта 1942 г.). Этот день остался в моей памяти на всю жизнь - праздничный для всех ленинградцев день. Ленинград жил. И никакая сила не могла его сломить!

В новых топках пылал торф, добытый славными, ленинградскими женщинами на болотах под Ириновкой. Они работали, не жалея сил и самой жизни для того, чтобы вернуть Ленинграду свет, тепло, жизнь.


Главное за неделю