Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Глава I. Встреча с «Катти Сарк»


У каждой морской страны — своя морская история, свой «перечень» прославленных кораблей, на которых совершались исторические плавания, одерживались победы. Есть, однако, названия, которые известны всему человечеству. Одно из них — «Катти Сарк». Изображения этого, пожалуй; самого популярного в мире парусника миллионами гуляют по свету на марках и открытках, значках, этикетках и даже — денежных знаках.

Казалось бы, странно. Судно не открывало новых земель. Не суждено ему было сыграть существенную роль в истории своего народа, как, скажем, «Мэйфлауеру», на котором добрались до Нового Света первые эмигранты-переселенцы, или флагманскому кораблю адмирала Нельсона — 104-пушечному «Виктори». Думаю, и не потому «Катти Сарк» стала знаменем парусного флота, что опережала другие клипера, перевозившие австралийскую шерсть. Ведь практически позабыты гремевшие когда-то победители Великой чайной гонки 1866 г. — «Тайпинг» и «Ариэль», которые были и крупнее, и быстроходнее «Катти Сарк». Позабыт и неизменный соперник ее — клипер «Фермопилы».

Почему же без упоминания «Катти Сарк» не обходится ни одна книга по истории мореплавания и судостроения? Почему, когда потребовалось сделать переходящий приз для награждения лучшего корабля — участника Операции Парус, его учредители без спора остановились на изображении клипера «Катти Сарк»? (Сейчас этот приз, любовно сделанный английскими скульпторами и ювелирами из шести килограммов серебра, хранится у владельца «Крузенштерна» — в Управлении учебных заведений Министерства рыбного хозяйства СССР. Скоро предстоит перевезти его через океан, чтобы передать победителю очередной Операции Парус, а пока, бывая в Москве, я каждый раз стараюсь зайти в Управление — взглянуть на сверкающее серебро парусов.)(1)

Одно из объяснений популярности «Катти Сарк» — в ее активном долголетии. Она не просто сохранилась до наших дней, а и сегодня, перешагнув столетний юбилей, не спуская флага, продолжает путь. Клипер попрежнему в строю: скоро будет отмечаться 20-летие работающего в нем Музея парусного флота, открытого королевой Англии 25 июня 1957 г. Это не мертвый памятник, а живое воплощение высших достижений тысячелетней истории паруса. Около 6 000 000 посетителей уже побывало на «Катти Сарк». И ступив на ее потемневшую тиковую палубу, каждый мог ощутить, как стирается грань времен, перенестись на сто лет назад, в эпоху, когда корабли были деревянными, а люди — железными... Любопытно сравнить впечатления от двух кораблей-памятников — свидетелей былой славы «владычицы морей».


Памятная медаль СТА с изображением «Катти Сарк». Вручалась молодым морякам — участникам Операции Парус-74.

В Портсмуте, в старейшем сухом доке (при здешних приливно-отливных колебаниях уровня моря любая, в том числе и вечная стоянка, — это стоянка в доке) нам показывали линейный корабль «Виктори». Подвели к обозначенному медной пластиной месту, где упал сраженный пулей Нельсон (как это произошло — мы хорошо помним по фильму «Леди Гамильтон»). Провели в адмиральскую каюту, которая оказалась как-то неожиданно низкой и темной, объяснили, что массивный стол в середине каюты — подлинный, уцелевший с нельсоновских времен. Затем водили нас по всем трем палубам корабля, фотографировали у пушек — участниц рокового для французов сражения при Трафальгаре. А думал я почему-то только о том, что на корабле очень тесно. В помещениях его мне — человеку среднего роста приходилось ходить, слегка пригнувшись. А уж как на «Виктори» с его длиной всего-навсего 56,5 м во времена того же Трафальгарского сражения размещалось 850 человек — абсолютно непонятно! Сравниваю: по длине наш «Крузенштерн» чуть ли не вдвое больше, плюс к тому — орудиями, естественно, не загроможден, однако приняв 200 курсантов при постоянной команде 70 человек, мы уже считаем, что «дышать нечем».

Запомнилась циклопическая мощь почерневших от времени корабельных конструкций. Толщина бортов, прорезанных портами, не меньше полуметра. Гид рассказывает, что при постройке «Виктори» на королевской верфи в Чатеме, а заложен корабль был в 1759 г. (216 лет назад!), израсходовано 10 000 кубометров леса. Охотно верю!

Снаружи высокобортный величественный корабль кажется тяжелым и неповоротливым. Не верится, что он когда-то кого-то нагонял, маневрировал под парусами. Основное впечатление — как от осмотра очередногосредневекового замка.

А вот автобус доставляет нас в пригород Лондона — Гринвич, тот самый, по названию которого нулевой меридиан стал гринвичским. Тихая улица упирается в стоящий на набережной черный парусник с тремя стройными мачтами, не узнать который нельзя. И очередь к трапу, ведущему на борт «Катти Сарк».

Впечатления от осмотра этого парусника совсем иные. Во всем удивительная соразмерность, стройность. Чувствуешь, что корабль создан для стремительного полета по волнам; начинаешь понимать, почему клипер назвали клипером (от англ. глагола to clip — стричь) — стригущим, срезающим верхушки волн! Веришь, что подобные клипера могли давать»- 7 уз даже при столь слабом ветре, который не задувает вынесенную наверх свечу...


Корабль Ее Величества «Виктора» на вечной стоянке.

Корпус, при всей его массивности — ведь не яхта же, а грузовое судно, принимавшее по 1200 т! — хочется назвать изящным. Чувствуется осмысленность певучих, мягких линий. (Перечитайте у Д. А. Лухманова в «Соленом ветре» то место, где он вспоминает, как осматривал клипер «Хасперус», построенный в те же годы: не было в его подводной части такого места, где метровая линейка по всей длине плотно прилегала бы к обшивке.)

«Катти Сарк» — памятник удивительному искусству мастеров, создававших такие корабли, к которым настоящие моряки относились как к живым существам. Говорил же капитан Бургонь о своей «Титании», что -его клипер «делает все, как разумный, только разговаривать не умеет».— Это опять из удивительной книги Дмитрия Афанасьевича Лухманова который, кстати сказать, в молодые годы встречал «Катти Сарк» в Сиднее. Выходит, не так уже далека от нас эта эпоха паруса!

Пройдя по трапу над пустотой, окружающей клипер (воды в доке, естественно, нет; судно стоит в нем на кильблоках, распертое упорами), через люк в борту попадаем прямо в твиндек — междупалубное пространство, когда-то тщательно заполняемое грузом при каждом выходе в рейс. Первое, что видит посетитель музея сегодня, это укрытые рогожей сундуки, в которых перевозился основной груз чайного клипера — чай. Рядом показано, как укладывали тюки австралийской шерсти при «шерстяных» рейсах.

Через вырез в переборке можно заглянуть в низкий и темный, освещавшийся лишь несколькими керосиновыми лампами, 22-местный носовой кубрик. Койки в два яруса. Теснота. Сразу ясно, что судовладельцы думали не об удобствах, а о том, чтобы взять побольше груза! В кормовой части судна — выставка, посвященная истории клипера. Множество картин, изображающих «Катти Сарк» в разные периоды корабельной жизни, фотоснимки, чертежи, документы, великолепной работы большая модель.

Здесь же старинные мореходные инструменты и некоторые личные вещи капитанов (например, допотопного вида фотоаппарат капитана Вуджета, известного, кстати сказать, еще и тем, что на борту «Катти Сарк» он изобретал и испытывал велосипед собственной конструкции).

Самый ценный экспонат — подлинная мачтовая эмблема клипера, игравшая одновременно и роль флюгера: выкроенное из металлического листа изображение собственно «катти сарк», т. е. короткой рубашки. Эта эмблема красовалась на 50-метровой высоте — на топе грот-мачты и по ней издалека можно было отличить «Катти Сарк» от других клиперов. В 1916 г. во время жестокого шторма судно потеряло все три мачты, но эмблему удалось спасти, и свыше сорока лет она хранилась в частной коллекции... африканских реликвий (африканских, поскольку аварийное судно на буксире привели в Кейптаун).

В трюме клипера размещена выставка носовых украшений парусников прошлого века. Экспонируется 39 деревянных раскрашенных резных фигур — лишь часть подаренной музею коллекции известного капитана Камберса.

Выходим на палубу. Все вооружение — рангоут и такелаж — в полном порядке. Ходовые концы снастей разобраны и уложены, смазаны лебедки и помпы. Хоть сейчас в море! Нет только парусов (сняты и хранятся внизу). Стайка мальчишек — они, как показывает статистика, составляют больше трети общего числа посетителей — притихла у сверкающего надраенной медью нактоуза перед штурвалом на самой корме. Нетрудно сейчас прочитать их мысли: «корабли и море — нет ничего прекраснее!» (Это сказал английский классик Джон Мейсфилд.)

Теперь познакомимся с историей клипера, рассказанной одним из знаменитых капитанов-парусников — еще совсем недавно он вел через; океан копию «Мэйфлауера» — морским писателем Аланом Вильерсом.

Несколько слов о классических клиперах вообще. Историю их обычна ведут от океанского парусника «Рейнбоу» («Радуга»), спущенного на воду в Нью-Йорке в 1845 г. От строившихся до того судов, включая и те двухмачтовые балтиморские шхуны, которые еще раньше тоже называли клиперами, новый парусник отличали обводы подводной части. «Рейнбоу» имел необычно узкий и острый в оконечностях корпус; наибольшая ширина его была смещена не в пос, как делали до того, а наоборот — в корму от середины (как говорят моряки — от миделя).

Как правильно отмечено в двухтомной «Истории корабля» Н. Боголюбова, вышедшей почти сто лет назад, главное отличие клиперов, составлявших тогда «последнее нововведение», и состояло «в отношениях: между длиной корпуса L и шириной В»: если раньше отношение L/B не превышало 4, то теперь оно доходило иногда и до 6 — 7. (На «Рейнбоу» — около 5, на «Катти Сарк» — около 6.)


Вариант «балтиморского» клипера «Лина Мак-Ким» — прототип «Рейнбоу» и классических клиперов. Построена в 1833 г. в Балтиморе. 493 per. т. Длина — 43,6 м, ширина — 9,45 м; осадка в грузу носом — 3,35 м, кормой — 5,2 м. Рис. Ф. Брейнара из его книги «Знаменитые американские корабли».

Клипера несли эффективное при ходе с попутными ветрами мощное корабельное вооружение, т. е. три мачты(2) с многочисленными, чтобы легче было управляться с каждым по отдельности, прямыми (четырехугольными) парусами. Поясним, что к началу эпохи клиперов корабельное вооружение было усовершенствовано: марселя и брамселя стали делить на нижние и верхние, т. е. уменьшили вдвое, разрезав каждый парус на две части. Теперь при усилении ветра не надо было посылать людей наверх — брать на марселях и брамселях рифы, т. е. уменьшать их работающую площадь, подтягивая вверх и «подвязывая» к реям. Достаточно было снизу освободить (отдать) соответствующие снасти (фалы), и верхние марса-реи, брам-реи и бом-брам-реи опускались на нижние, верхние брамселя и марселя сразу же переставали «брать ветер». Ясно, что работать с парусами вдвое меньшей площади было гораздо легче. Это давало возможность управляться с парусами при меньшем числе матросов.

Поскольку важно было поддерживать наибольшую возможную скорость в течение всего рейса, особое внимание было обращено на надежность вооружения, способность судна нести максимум парусов даже при усилении ветра. С этой целью мачты стали делать ниже, а реи, чтобы не пришлось уменьшать общую площадь парусности, длиннее.

Чтобы соответственно прочнее были и корпуса, ко времени закладки «Катти Сарк» суда стали строить уже не чисто деревянными, а композитными: набор — остов корпуса — делали железным, а обшивали его» досками. Деревянную обшивку подводной части защищали от поражения древоточцами и обрастания, как и встарь, медными листами.

Клипер «Катти Сарк» был построен как двухпалубное судно, имевшее водоизмещение 2100 т при 6,1-метровой осадке. Длина вместе с бушпритом составляла — 83,34 м; длина корпуса между перпендикулярами (по конструктивной ватерлинии — КВЛ) — 64,8 м; ширина наибольшая — 10,9 м. Укажем попутно (по П. А. Рябчикову) и значения используемых обычно в судостроении безразмерных коэффициентов полноты: водоизмещеыия — б = 0,504; миделя — В = 0,808; грузовой ватерлинии — А = - 0,740.

Весь объем под верхней палубой, за исключением носового кубрика я сужений в оконечностях, отводился под приемку груза. Переборок в. трюме и твиндеке не было. Для погрузки-выгрузки служили три люка, из которых самый большой (средний) имел размеры в свету около 3X2 м. В кормовой надстройке были расположены каюта капитана, кают-компания, каюта старпома, кладовая и две каюты офицеров. В рубке между фок- и грот-мачтами размещались младшие офицеры и практиканты; здесь же был оборудован камбуз.

Общая площадь 34 парусов составляла 2973 м2; при слабых ветрах иногда несли до 3350 м2. Скорость при наиболее выгодных ветрах доходила до 17,5 уз. По подсчетам нынешних инженеров, для движения с такой скоростью под машиной клиперу потребовалась бы мощность 3000 л. с.

(1) По итогам Операции Парус-76 приз передан бельгийскому паруснику 4см. стр. 125).-Прим . ред.

(2) Всюду, где ниже упоминаются корабли и барки без указания количества мачт, имеются в виду трехмачтовые суда.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю