Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

СЧАСТЛИВАЯ ОШИБКА СТАРОЙ БЕЛОЙ ШЛЯПЫ

Шел 1870-й год. Уже год как был открыт для прохода судов Суэцкий канал, на 3000 миль сокративший путь на Восток пароходам (парусники, естественно, пользоваться им не могли). Один за другим медленно, но верно пересекали океаны высокотрубные паровые бриги и барки, извертая в небо клубы дыма. Дальновидные судовладельцы вкладывали капиталы только в суда с механическим двигателем — паровой машиной; их все более многочисленные пароходы (за последние 20 лет тоннаж парового флота увеличился в 8 раз) становились грозной силой, неумолимо вытесняющей парусный флот.

И вот в это бурное время «Катти Сарк» вышла в первое плавание — свой, как говорят англичане, девичий рейс. Клипер, предназначенный для перевозки китайского чая, был поистине чудом совершенства корабельных форм, вершиной многовекового развития парусного вооружения. Глядя на него, было невозможно предположить, что этот великолепный корабль еще на стапелях представлял собой анахронизм, что судовладелец сделал явную ошибку, вкладывая деньги в постройку парусника. Да стоило ли предаваться мрачным размышлениям, когда под ногами покачивалась палуба нового клипера, стремительно бегущего с попутным ветром! Под форштевнем вскипала жемчужная пена и, проскальзывая вдоль бортов, сливалась с кильватерной струей, этот мерцающий след тянулся на много миль, незаметно растворяясь в безбрежных просторах...

А предстояло сначало пройти через два океана 16 000 миль до Шанхая, затем столько же на пути обратно. Это значило, по крайней мере, три с половиной месяца мчаться без единого захода в порт туда, чтобы не опоздать, чтобы в мае, когда чай нового урожая подвозят к причалам, встать под погрузку первым, а затем те же три с половиной, если не все четыре, месяца торопиться с грузом обратно, чтобы побыстрее доставить чай на лондонский рынок. Это значило четыре раза пересекать экватор, дважды штормовать по всей «длине» Атлантики и «ширине» Индийского океана, дважды обойти мыс Доброй Надежды, не случайно называемый в старину мысом Бурь, бороться с тайфунами экзотических Яванского и Китайских морей, ухитряться сохранять управление в штиль...

«Катти Сарк» — трехмачтовый чайный клипер — был построен в шотландском городке Думбартоне (на реке Клайд, близ Глазго) по заказу известного лондонского судовладельца старого Джона Уиллиса. Отец его тоже был судовладельцем, и потому Джон получил надлежащее воспитание: чтобы он овладел профессией моряка, его без лишних разговоров еще мальчиком отправили в море. Теперь у Джона Уиллиса было немало клиперов, среди которых выделялись прекрасными мореходными качествами «Ламмермюр» и «Твид». Он понимал толк в кораблях-гонщиках, много лет сам ходил капитаном на своих клиперах и всей душой ненавидел «коптящие небо» паровые суда с их шумными машинами и толпой грязных кочегаров. На пароходах тех времен устанавливались еще далеко не совершенные машины, пожирающие огромное количество угля. Владельцы их уповали на то, что в один прекрасный день будет изобретен какой-то новый вид топлива или появятся новые, экономичные машины, благодаря чему их суда избавятся от необходимости возить на себе непомерный запас угля. Но Уиллис и другие «консерваторы» упорно утверждали, что ничего подобного произойти не может, что ни котел, ни машину усовершенствовать нельзя, а с Суэцким каналом обязательно стрясется какая-нибудь неприятность — вероятнее всего, его просто занесет илом. И тогда поглядим, — заявляли Уиллис и его коллеги — сумеет ли лондонский рынок обойтись без парусных кораблей? Океанский ветер — который ничего не стоит ! — был и остается вечной движущей силой. И неразумно отказываться от него ради дорогостоящих и капризных механизмов, пожирающих далеко не дешевое на морских путях топливо...

Давая заказ верфи «Скотт и Линтон», старый Уиллис прямо-таки горел оптимизмом. Причиной тому был неожиданный бум, поднятый по обе стороны Атлантики: почти одновременно оказалось спущено на воду около дюжины прекрасных клиперов. Такого не было уже давно! Знаменитая компания «Локс лайн» только что заказала сразу четыре клипера — «великолепный квартет». Абердинская «Уайт Стар лайн» построила первый клипер с железным корпусом «Патриарх». Их знаменитый клипер «Фермопилы», построенный годом раньше, недавно совершил свой первый рейс в Мельбурн за 60 дней. Это был рекорд: за 60 дней почти 15 000 миль! Два месяца клипер шел со средней скоростью 10 узлов! (Ни один владелец пароходов не смел и мечтать о таком рейсе. Сама по себе 10-узловая скорость фантастической уже не казалась, но пароходы тратили на заходы для приемки угля — бункеровку — столько времени, что в пути потребовалось бы поддерживать гораздо более высокую, пока недостижимую скорость.)

Снедаемый завистью Уиллис лелеял мечту, что его будущий клипер добьется лучшего результата. В Мельбурн за 60 дней? А почему бы не за 55? И Уиллис принялся диктовать молодому и талантливому конструктору Геркулесу Линтону свои условия. Надо подчеркнуть, его преследовала навязчивая идея — создать корабль, способный быть первым среди всех.

К ужасу судостроителей упрямый заказчик потребовал взять за образец обводов нового клипера корпус его старого «Твида». «Твид» был довольно необычным судном. Он был построен как паровой фрегат «Пенджаб» для Ост-Индской компании. Уиллис ухитрился купить пароход по дешевке, продал его машину за 10 000 фунтов, а корпус несколько удлинил и превратил в парусное судно — клипер.


Расчет водоизмещения «Катти Сарк». Страничка из рабочего журнала автора проекта клипера и совладельца верфи Геркулеса Линтона.

Молодой Линтон, вероятно, не получил особого удовлетворения от визита «Старой Белой Шляпы» (так прозвали Джона Уиллиса за необъяснимое пристрастие к белому, безукоризненной чистоты цилиндру). И было от чего призадуматься. «Твид» выглядел мощным и солидным судном с массивной кормой. На взгляд тех, кто больше всего ценил в обводах корабля изящество арабских скакунов, любимое детище Уиллиса походило на ухоженную ломовую лошадь. Но это было удивительное судно: несмотря на массивность, «Твид» шел довольно легко. Почему? Тут было что-то от счастливой случайности. Над тем, как воспроизвести эту случайность, и ломал теперь голову Линтон. Во всяком случае, и у него было твердое намерение — построить первоклассное судно.

Как бы там ни было, одна черта «Твида» нашла конкретное выражение в корпусе «Катти Сарк». Это как раз та самая корма — мощная корма, мало похожая на обычную клиперскую корму. Надо сказать, клипера строились уже без малого четверть века, пренебрегать накопленным опытом было рискованно. С другой стороны, Линтон хорошо знал, что даже для самых мореходных клиперов наибольшую опасность представляла попутная штормовая волна. Не было ничего страшнее, чем уходить от шторма. Управление кораблем — штурвал и компас, вахтенный помощник и матрос-рулевой, да и все, что находилось на корме, подвергалось при этом постоянной опасности быть смытым за борт. Рулевые вынуждены были привязываться к штурвалу: даже случайный взгляд, брошенный за корму, заставлял сердце замирать в ужасе! (Забегая вперед, скажем, что и на «Катти Сарк» рулевые привязывались к штурвалу, хотя и редко.) А ведь мощная корма служила бы хоть какой-то защитой от попутной волны...

В конце концов, поразмыслив об этом, молодой Линтон проникся уважением к странному заказчику.

Компания сделала все, чтобы клипер стал шедевром. Оговоренная контрактом цена постройки «Катти Сарк» была равна 21 фунту за тонну, однако для создания шедевра такой суммы явно не хватало. В дело шел только лучший материал: отличное железо, выдержанное дерево — отборный ильм, тик, красная сосна. Но все хорошее, как известно, стоит больших денег... Фирма «Скотт и Линтон» вышла из дела (рабочим стало нечем платить) и обанкротилась, не успев вооружить превосходно собранный и спущенный на воду 22 ноября 1869 г. корпус.

Клипер, достроенный уже другой фирмой — другими мастерами, но по чертежам Линтона, отнюдь не был копией «Твида» или какого-нибудь другого судна. Это был корабль, восхищавший знатоков, но, пожалуй, никому не приходило в голову, что новому клиперу суждено точно так же восхищать настоящих моряков и сто лет спустя, когда его ровесники канут в прошлое, а эпоха расцвета парусов станет такой же далекой и смутной, как времена средневековья.

«Катти Сарк» на шотландском диалекте буквально означает — короткая женская сорочка. Это из повести в стихах Роберта Бернса «Тэм О' Шентер», которая ничего общего с морем не имеет:

Но если кто-нибудь из вас
Прельстится полною баклажкой
Или Короткою Рубашкой...

Что говорить, странное название! В те годы суда носили звучные, внушительные названия, например «Вестник рассвета», «Утренняя фея», «Пылающий крест», «Властелин морей». По обе стороны Атлантики судовладельцы состязались в выборе высокопарных имен. Ведь и бывалым морякам и пассажирам, собирающимся со всей семьей куда-нибудь за океан, больше приходились по душе корабли с «надежными» названиями, подобными «Королеве колоний» или «Колеснице славы». Среди такой коллекции «Короткая сорочка» выглядела нелепо, но, тем не менее, моряки и торговцы неожиданно быстро привыкли к странному названию, очевидно и потому, что его легко произносить.

Деревянная женская фигура на носу клипера, изображающая героиню народных сказаний и соответственно поэмы Бернса — Нэн-Короткую-Рубашку, была превосходно выполнена мастером Ф. Хельером из Блэкуэлла. Ниспадающая складками довольно длинная одежда красотки переходила в волнорез на форштевне, и ведьма-распутница неожи­ данно получила облик чуть ли не древнегреческой богини. Старая Белая Шляпа был холостяком и не испытывал стеснения в средствах: он не только щедро заплатил Хельеру, но, подумав, заказал ему еще целую группу обнаженных красавиц поменьше размером.

Главная фигура — Нэнни с вытянутой рукой в стремительном порыве преследовала удирающего Тэма ОШентера, который верхом на своей серой кобыле Мег был изображен на резном завитке, украшающем бушприт. Композиция вызывала всякого рода толки: многие пытались выяснить, какая же история скрывалась за выбором необычного сюжета. Протянутая рука и голова носовой фигуры несколько раз терялись во время штормов, но сразу же восстанавливались, хотя новая работа все больше уступала произведению Хельера.

«Катти Сарк» была украшена богато. Корпус поблескивал черной как смоль краской; кривизна — седловатость — палубы подчеркивалась двумя наложенными на борта линиями из тонкого листового золота. Тем же золотом были покрыты буквы названия клипера и порта приписки (Лондон), а также узор — переплетение гирлянд из лавровых листьев. Центром кормовой композиции была вырезанная из дерева «Звезда Индии» с многозначительной надписью по кругу: «Небесный свет указует нам путь». Под звездой красовался фирменный знак старого Уиллиса — буква W в лучах восходящего солнца.

Новый клипер в конце января 1870 г. встал под приемку генерального груза на Шанхай. Первым капитаном его был Джордж Мьюди, заслуживший благосклонное внимание Уиллиса еще в роли помощник на «Твиде», а затем плававший капитаном его двух других клиперов Капитаном «Катти Сарк» он был назначен сразу после закладки судна на стапеле (кстати сказать, крестила клипер при спуске его жена) Опытный глаз Мьюди, таким образом, мог следить за каждым куском дерева, предназначенным для постройки, и за ходом работ. Любопытно что 40-летнего Мьюди считали староватым для назначения на новы клипер: не секрет, что жизнь на клиперах была суровой и напряженной, а управление ими — труднейшим делом!


Так представлял Геркулес Линтон носовое украшение клипера — фигуру Нэнни-Короткая-Рубашка, вырвавшей клок из хвоста кобылы Мег. С карандашного рисунка Г. Линтона,

Итак, «Катти Сарк» наконец вышла в свой первый рейс, но слабые ветры и досадные мелкие аварии преследовали клипер почти на всем пути в Китай. Установка рангоута и такелажа обычно выполнялась верфями без тщательной подгонки. Эта утомительная и кропотливая, тонкая работа, как и выхаживание парусов, проводилась в течение первых рейсов. Даже хорошо подогнанный стоячий такелаж, вытягиваясь под нагрузкой, ослабевал, его нужно было обтягивать, чтобы каждая снасть выполняла свою роль в сложной системе оснастки судна. Это отняло немало времени. Как бы то ни было, «Катти Сарк» не установила ожидаемого рекорда, не получила премии за быструю доставку груза. Расстояние от Лондона до Шанхая она покрыла за 104 дня, уступив клиперу «Лал», который затратил на тот же путь 98 дней.

«Катти Сарк» удалось получить чартер на перевозку чая нового урожая в Лондон по фрахтовой ставке 3 фунта 10 шиллингов за 50 кубических футов груза(1). И это было не так уж плохо, потому что главные конкуренты клиперов — пароходы — только что нанесли очередной удар: неожиданно для многих продемонстрировали способность дойти до Лондона за 60 дней. Напрасно сторонники парусного флота предсказывали, что кочегаров скосит адская работа в жару на переходе Красным морем! Суэцкий канал также «не оправдал надежд», а бункеровочные фирмы без задержки снабжали пароходы углем в Адене, Коломбо и Сингапуре. Спасало парусники то, что оставалось еще немало знатоков, которые заявляли, будто бы чай теряет свои качества в железных трюмах пароходов под действием исцарений и дыма из кочегарки, начинает пахнуть антрацитом и трюмной водой.


Так выглядит сейчас копия фигуры Нэнни, вырезанная из колумбийской сосны и установленная на клипере в 1956 г. Подлинник экспонируется на выставке носовых украшений в трюме «Катти Сарк», но и на нем голова и левая рука представляют собой позднейшие работы, не имеющие художественной ценности.

Новый клипер погрузился и без промедлений вышел в море. У него, конечно, не было надежды оказаться первым на рынке (разве что все пароходы взлетели бы на воздух!), однако Мьюди был полон решимости обогнать своих коллег. «Катти Сарк» совершила этот переход за 110 дней, показав лучший, чем большинство чайных клиперов, результат. Однако «Фермопилы», вышедший с таким же грузом из Фучжоу, находился в плавании только 105 дней! Конечно, сравнивать продолжительность рейсов этих двух судов было бы правильнее, если бы они оба вышли одновременно из одного порта, но это служило плохим утешением.

Старый Уиллис метал громы и молнии. Вооружившись огромным увеличительным стеклом, он тщательно изучил судовой журнал «Катти Сарк», но не обнаружил ни одной ошибки в действиях капитана. И тем не менее его новое судно не поставило рекорда! Уиллиса не интересовало то, что клипер вынужден был лавировать весь долгий путь до пролива Зонд (попутных ветров не было, а встречные то и дело сменялись затяжными штилями), в Индийском океане попал в шторм и даже проходил Английский канал (добавим, и влетел в Темзу!) чуть ли не с ураганным ветром. Мьюди начал жаловаться, что ему не везет.

(1) Это значит, что грузоотправитель обязался уплатить за перевозку из расчета 3,5 фунта за единицу объема, занимаемого его грузом. Много это или мало? На м известно, что валовая (брутто ) вместимость клипера составляла 963 peг. т.т.е . такую величину имел весь объем внутренних помещений судна, включая кубрик и т. п. Чистая (нетто ) вместимость, т. е. объем только тех помещений, которые специально приспособлены для приема груза, была, естественно немного меньше и составляла 921 peг. т. Регистровая тонна — мера грузовместимости, равная 100 куб. футам. Таким образом перемножив 3,5x2x921, мы можем грубо оценить сумму сумму Фрахта на этом рейсе Шанхай — Лондон: до 6440 фунтов стерлингов.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю