Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

ПРИГОТОВЛЕНИЯ К СРАЖЕНИЮ

В полдень 17 ноября русская эскадра находилась в не­скольких милях к северо-востоку от Синопа. По сигналу адмирала было уменьшено расстояние между кораблями. Эскадра легла в дрейф. Начались усиленные приготовле­ния к сражению.

Русские корабли с первых дней блокады были готовы к встрече с неприятелем, однако непосредственно перед сражением Нахимов потребовал еще раз проверить бое­готовность кораблей. Воспитывая в подчиненных убеждение в том, что «мелочей на службе нет», ад­мирал требовал до последней детали изготовить корабли к бою.

Еще за две недели до сражения, в приказе от 3 ноября, были даны исчерпывающие указания о подготовке кора­бельной артиллерии. В дополнение и развитие инструк­ций, имевшихся на кораблях, командующий эскадрой указывал командирам, что при атаке неприятельской эскадры на близких дистанциях, после первых прицель­ных выстрелов наиболее целесообразно «палить гори­зонтально», т. е. при таком положении орудий, когда угол возвышения равен нулю. Такая стрельба позволяла поражать неприятельские корабли в самые уязвимые места, и поэтому комендоры были обязаны «иметь на пушечных клиньях градусы, посредством которых при кре­не корабля орудия можно поставить в это (горизонталь­ное) положение»(1).

Придавая очень большое значение своевременной под­готовке корабельной артиллерии, Нахимов подробно разъяснил порядок установки орудий в горизонтальное положение. «Поставив прицелы на нуль, — говорилось в приказе, — все орудия обоих бортов навести на види­мый горизонт и заметить в то же время крен корабля, по­том по подушке и клину провести мелом вертикальную черту, таким образом проведенная черта на подушке бу­дет указателем, а на клине черта будет соответствовать числу градусов крена корабля. На повороте на другой галс навести также все орудия (прицельную их линию) на горизонт и заметить крен, а затем имеющуюся на по­душке черту указателя продолжать вверх по клину, этим обозначится другая черта на нуль, соответствующая гра­дусу крена на другую сторону. После этого нетрудно расчертить клин на градусы...» и «...очертить их белой краской для употребления их в нужных слу­чаях» 2.

Непосредственными руководителями работ по подго­товке корабельной артиллерии на кораблях нахимовской эскадры были артиллеристы — капитан П. Лосев.

Н.Станиславский, П.Попов, поручик И. Антипенко и др. Под их наблюдением после полудня 17 ноября были очи­щены от ненужных вещей батарейные палубы кораблей, осмотрены крюйт-камеры и бомбовые погреба, приготов­лены запасные станки, колеса, крюки и тали для замены поврежденных в бою. Комендоры осмотрели орудия и заряды в них, еще раз проверили исправность абор­дажного оружия и орудийных принадлежностей.

В русском флоте всегда уделялось большое внимание подготовке средств, обеспечивающих живучесть кораблей. Перед Синопским сражением эта задача приобретала еще большую важность, поскольку противник имел возмож­ность поражать русские корабли калеными ядрами. Командиры кораблей понимали, что в первую очередь необходимо всеми мерами обезопасить суда от пожаров. «Больше всего смущали нас береговые батареи, каленые ядра; пока будем справляться с кораблями, береговые ба­тареи будут действовать безнаказанно, да еще калеными ядрами; один удачный, скорей случайный шальной вы­стрел — и взлетели на воздух»(3). Поэтому перед сраже­нием было подготовлено все, что могло обеспечить сохранение боеспособности корабля во время жаркого боя...

Палубные унтер-офицеры приготовляли ведра, помпы, брандспойты, маты и брезенты для борьбы с пожарами. В нижних галереях трудились трюмные унтер-офицеры, плотники, мастеровые. Галереи были очищены от хлама, чтобы можно было свободно ходить вокруг всего кораб­ля; сало, листовой свинец, деревянные пробки, свайки и пенька были приготовлены для заделывания пробоин.

Старшие офицеры кораблей тщательно проверяли об­ширное корабельное хозяйство. В шкиперских кладовых приготовили блоки, тросы, лини и кабельтовы для того, чтобы их можно было подать наверх по первому требо­ванию. Боцманы особенно внимательно осматривали за­клепки на якорных цепях, проверяли исправность таке­лажа, якорей, верпов, гребных судов. Лекари приготовля­ли помещения для раненых. Словом, на всех кораблях кипела напряженная работа.

После обеда на эскадре «расклинили людей по боево­му расписанию»(4). Кончались последние учения. Особен­ное внимание было обращено на быстроту подачи карту­зов из крюйт-камер к орудиям, чтобы не было никаких задержек в стрельбе по неприятелю.


Матрос Семен Ануфриевич Корольков-один из героических участников Синопского сражения. Впоследствии находился среди героических защит­ников осажденного Севастополя на 4-м бастионе. Раненный в ногу и руку, остался на позициях, затем был контужен, но вновь не покинул ба­стиона. (Снимок сделан в 1902 г.)

К вечеру 17 ноября боевые учения личного состава и приготовления материальной части были закончены. Старший артиллерийский офицер по эскадре капитан Яков Морозов доложил флагману о состоянии артиллерии. Нахимов был доволен успешными работами по при­готовлению к бою. Тщательно проверив флагманский ко­рабль «Императрица Мария» (только три месяца назад вступивший в строй), он поблагодарил капитана II ранга Барановского «за быстрое приведение нового корабля в боевой порядок»(5).

Такой же похвалы удостоился и командир другого нового корабля, «В. к. Константин», — капитан II ранга Ергомышев.

Таким образом, сражению предшествовала тщательная и всесторонняя подготовка, осуществленная на кораблях русской эскадры в минимально короткий срок. В кропот­ливой и незначительной, на первый взгляд, деятель­ности матросов, боцманов, офицеров по приготовлению кораблей к предстоящему сражению с неприятелем был залог победоносного исхода предстоящего сраже­ния.

Между тем в Константинополе турецкое командова­ние совместно с адмиралами англо-французской эскадры обсуждало вопросы о помощи Осману-паше. По сообще­нию «Триестской газеты», турецкое правительство узна­ло о «критическом положении эскадры Османа-паши 14 (26) ноября, потому что он потребовал подкреплений. Большой совет собрался, выкурил множество трубок и, проведя за этим важным занятием несколько часов, ре­шил, что так как синопские береговые батареи делают всякое нападение русских на эскадру Османа-паши невоз­можным, то Осман-паша может спокойно стоять на си­нопской рейде до тех пор, пока более благоприятная пого­да позволит послать к нему подкрепления»(6). Англо-фран­цузские адмиралы, проводившие в это время большие маневры в районе Босфора, боялись встречи с рус­скими кораблями и готовы были пожертвовать турец­ким флотом.

В Севастополе же продолжалась деятельная подготов­ка новых судов для эскадры Нахимова. 15 ноября из Ни­колаева в Севастополь прибыл вице-адмирал Корнилов. Узнав о том, что в Синопской бухте обнаружены турецкие суда, он сразу же позаботился о немедленном приготовлении пароходов, так как хорошо понимал, в чем состоит основной недостаток русской эскадры, находив­шейся у Синопа.


Контр-адмирал А. И. Панфилов — командир отряда пароходо-фрегатов, принявших участие в завершении разгрома турецкой эскадры в Синопской бухте.

В тот же день, 15 ноября, Корнилов от­дает командиру Севастопольского порта следующее рас­поряжение:

«1) Из пароходо-фрегатов «Крым», «Одесса» и «Хер­сонес» составить отряд под командою контр-адмирала Панфилова, которому и поднять флаг свой на пароходе «Крым». Отряд этот должен быть изготовлен самым пол­ным образом и без промедлений...

2) Пароходо-фрегат «Громоносец» по исправлении отправить к вице-адмиралу Нахимову для осведомления: не будет ли каких от него известий...»(7).

Одновременно с этим Корнилов распорядился о бы­стрейшем приведении в готовность ремонтирующихся ко­раблей «Святослав» и «Храбрый», прибывших в Севасто­поль от Нахимова 12 ноября.

Распоряжения Корнилова были очень своевременны и правильны. Около полудня 16 ноября на Севастопольский рейд вошел бриг «Эней» с донесением Нахимова от 11 но­ября, и только теперь командование флота узнало, что нахимовской эскадре противостоят не несколько неприя­тельских судов, а целая турецкая эскадра, защищенная сильными береговыми батареями.

Ранним утром 17 ноября заблаговременно подготов­ленный отряд пароходо-фрегатов контр-адмирала Пан­филова вышел из Севастополя на присоединение к эскад­ре Нахимова. На пароходо-фрегате «Одесса» держал свой флаг вице-адмирал Корнилов. Весь день машины работа­ли на полную мощность; Корнилов стремился во-время подойти к эскадре Нахимова. В ночь с 17 на 18 Ноября русские пароходы быстро приближались к анатолийско­му побережью Турции.

В это время моряки нахимовской эскадры отдыхали после напряженного дня — последнего дня перед решаю­щим сражением. «После ужина... кто писал письма, кто тихо передавал друг другу свои последние мысли, свои последние желания. Тишина была торжественная. У всех было одно слово на уме: «завтра...»(8).

(1) Адмирал Нахимов. «Материалы для истории русского флота», стр. 95.

(2) Там же, стр. 95—96.

(3) Обезьянинов, «Синопский бой. Осада Севастополя», 1899 г., стр. 9.

(4) ЦГАВМФ, ф. 870, д. 424, кн. 3, л. 21.

(5) ЦГАВМФ, ф. 283, oп. II, 2 ст., д. 603, л. 52.

(6) Материалы для истории Крымской войны, под ред. Н. Дуб­ровина, СПБ, 1871 г., стр. 197.

(7) А. Жандр, цит. соч., стр. 102.

(8) «Русский вестник», 1872 г., август, т. 100, стр. 775.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю