Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

За погружением - всплытие

Наибольшего успеха в действиях на морских сообщениях противника достигла подводная лодка «Щ-311» (командир капитан-лейтенант Ф.Г. Вершинин, военный комиссар - батальонный комиссар К.А. Ворогушин, на борту находился командир дивизиона капитан-лейтенант А.Е.Орел). «Щ-311» («Кумжа») под командованием Ф.Г. Вершинина 18 суток находилась на позиции в Ботническом заливе. 24 декабря подводная лодка «Щ-311» вышла из Лиепаи и заняла боевую позицию у Васы. 29 декабря лодка обнаружила и потопила финский транспорт «Вильпас». 5 января 1940 года, продолжая находиться на боевой позиции, лодка обнаружила шведский транспорт «Фенрис», направлявшийся к побережью противника. По нему был открыт огонь из обоих орудий. Транспорт водоизмещением 700 тонн загорелся и, опрокинувшись, затонул.

Несмотря на тяжелые метеорологические условия (шторм, обледенение, мороз, дрейф во льдах) подводная лодка успешно выполнила боевую задачу: потопила два транспорта - «Вильпас» и «Фенрис».

Из наградного листа: «…Командир подводной лодки «Щ-311» капитан-лейтенант Вершинин с исключительным мастерством, разумной смелостью маневрировал подлодкой при форсировании заминированной узкости пролива Кваркен, чем обеспечил ей быстрый и скрытный проход в Ботнический залив…».

За образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм капитан-лейтенанту Ф.Г. Вершинину Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза, а подводная лодка «Щ-311» награждена орденом Красного Знамени. Весь личный состав был удостоен государственных наград.

(Вершинин Федор Григорьевич. Родился 23 апреля 1905 г. в деревне Едемской, ныне - Шенкурского района Архангельской области. Русский. После окончания Ленинградского морского техникума работал секретарем ячейки ВЛКСМ на лесопильном заводе в г. Архангельске, заведующим информационным отделом Архангельского губкома комсомола, инспектором политпросветработы в отделе просвещения Северных внутренних водных путей. В 1927 году призван на флот. Проходил службу матросом на подводных лодках Балтийского флота: рулевой, старший рулевой подводной лодки «Батрак» (6.1929-10.1931); старшина рулевых, инструктор рулевого и сигнального дела, преподаватель специальных предметов Учебного отряда подводного плавания им. С. М.Кирова (10.1931 -10.1935). В 1937 году окончил командное отделение при УОПП им. Кирова и был назначен помощником командира подводной лодки «Щ-311» Балтийского флота (4.1937-2.1938). В феврале 1938 г. он стал командиром этой подводной лодки.

Советско-финскую войну встретил в звании капитан-лейтенанта. Командовал подводной лодкой «Щ-311». «Щ-311»под командованием Ф. Г. Вершинина 18 суток находилась на позиции в Ботническом заливе. Несмотря на тяжелые метеорологические условия (шторм, обледенение, мороз, дрейф во льдах) подводная лодка успешно выполнила боевую задачу: потопила два транспорта - «Вильпас» и «Фенрис».

За образцовое выполнение боевых заданий командования, личное мужество и героизм капитан-лейтенанту Ф. Г. Вершинину Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза, а подводная лодка «Щ-311» награждена орденом Красного Знамени.

С мая по декабрь 1940 г. Ф. Г. Вершинин командовал 21-м дивизионом подводных лодок.

По окончании Военно-морской академии продолжил службу на Балтийском флоте: заместитель начальника штаба бригады подводных лодок (5.1942-9.1943); командир подводной лодки «Л-1» отдельного дивизиона строящихся и капитально ремонтирующихся подводных лодок (9.1943-8.1944); начальник отделения подготовки противолодочной обороны отдела подводного плавания флота (8.1944-1.1946).

В должности заместителя начальника штаба бригады Ф. Г. Вершинин проводил большую работу по организации боевой подготовки личного состава подводных лодок, чем способствовал повышению эффективности действий подводных лодок в кампанию 1942 г.

Из наградного листа: «…Лично принимал участие в разработке и составлении оперативно-боевых документов для подводных лодок, уходящих в боевые операции на дальние коммуникации противника. Благодаря правильному анализу создавшейся обстановки и правильно составленным оперативно-боевым документам в 1942 г., несмотря на сложную обстановку, подлодки, выходящие из Ленинграда и Кронштадта на боевые операции в Балтийское море, успешно форсировали Финский залив и топили боевые корабли и транспорты на дальних коммуникациях...»

Непродолжительное время, в январе - марте 1946 г., Ф. Г. Вершинин занимал должность командира учебного дивизиона подводных лодок КУОПП и ПЛО им. С. М. Кирова, затем начальника штаба учебного дивизиона учебной бригады подводных лодок (3 - 5.1946) Северо-Балтийского флота ВМФ.

С июля 1946 г. Ф. Г. Вершинин занимался преподавательской и научно-исследовательской работой: старший преподаватель Военно-морского авиационного училища им. Леваневского (7.1946 - 11.1947); преподаватель, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры, начальник группы научных сотрудников (по разработке капитальных трудов) Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. А. Н. Крылова (11.1947 - 6.1960); старший научный сотрудник Военно-морской академии (6.1960 - 12.1964). С декабря 1964 г. в отставке.

Награжден двумя орденами Ленина (1940, 1953), орденами Красного Знамени (1948), Отечественной войны II степени (1945), Красной Звезды (1944), медалями. Умер 29 февраля 1976 г. в Ленинграде. Похоронен на Ново-Волковском кладбище)
.

Подводные лодки 2 и 3 бригад также вели активные боевые действия, совершив ряд боевых походов.

Успешно выполнила боевую задачу подводная лодка 2 бригады – «Щ-324» (командир капитан 3 ранга A.M Коняев, военный комиссар И.Д. Юриных). Под командованием А.М. Коняева «Щ-324» совершила два боевых похода в суровых условиях зимнего времени, сложной навигационной обстановке и усиленной противолодочной обороне противника.

Из воспоминаний адмирала Ю.А.Пантелеева: «…Наши летчики долго охотились за броненосцами береговой обороны «Вайнемайнен» и «Ильмаринен», которые могли оказать противодействие продвижению приморского фланга нашей армии. Но эти корабли были идеально камуфлированы и прятались где-то в шхерах к западу от Ханко. Их надежно прикрывали зенитные батареи и истребительная авиация. Ко всему этому корабли с помощью ледоколов часто меняли свои места. Летчики искали броненосцы, вели тяжелые воздушные бои, но корабли ускользали от удара.

В поиск броненосцев включались и наши подводные лодки. Однажды были получены сведения, что броненосцы скрываются за одним из островов, но так хорошо замаскированы, что с воздуха их не обнаружить. Решили послать туда подводников. Мы знали: фарватер минирован, по нему не пройти. Оставался один путь - напрямую между мелких островов. Пройти там могла только «малютка». Предприятие опасное: подробных карт этого шхерного района мы не имели, а там повсюду банки (мели) и острые подводные скалы- «сахарные головы».

Вызвали командира «М-90» старшего лейтенанта П.А. Сидоренко, объяснили ему задачу.

- Ну как, справитесь? — спросил я молодого командира.

Сидоренко пристально вглядывался в карту и разведывательные документы. Подумав, ответил:

- Будет сделано!

И он сдержал слово. Пробрался по узким извилистым проливчикам, осмотрел интересовавший нас рейд, донес по радио, что кораблей здесь нет, но на берегу обнаружены артиллерийская батарея и еще ряд важных объектов.

Я беседовал с Сидоренко, когда он вернулся.

- Трудно было, - рассказывал старший лейтенант.- Местами теряли глубину, летели, как в яму, после медленно переползали на брюхе по дну, натыкаясь на камни. Но добрались без повреждений, незаметно все осмотрели. А обратный путь показался уже легче.

Молодой командир проявил исключительную выдержку и мастерство в управлении кораблем. Сломайся винт или руль - лодка бы погибла, выручить ее в шхерах мы не смогли бы. П.А. (Петр Антонович) Сидоренко и ныне жив-здоров, он капитан 1 ранга, служит в Военно-морской академии…)
.

30 декабря подводная лодка «Щ-324» под командованием капитана 3-го ранга А.М. Коняева вышла из Таллина в район Ботнического залива. 13 января 1940 года лодка встретила вражеский конвой из трех транспортов в охранении сторожевого корабля «Аура-Н» и тральщика. Сторожевой корабль сбросил на лодку глубинные бомбы, однако она успела погрузиться и лечь на грунт. В ходе атаки нашей подводной лодки на борту «Ауры-П» взорвались глубинные бомбы, и корабль быстро затонул.

Находясь на позиции на одном из основных путей движения транспортов, подводная лодка неоднократно выходила в атаку по охраняемым караванам судов противника.

Из наградного листа: «…Несмотря на сложные метеорологические условия, льды, штормы, пургу, мороз, обледенение корабля, все поставленные задачи тов. Коняев выполнил на «отлично», проявив при этом смелое дерзание и героизм». При возвращении с боевой позиции из Ботнического залива в базу «Щ-324» 19 января 1940 г, форсируя пролив Южный Кваркен, с неисправным перископом прошла подо льдами 31,3 мили на глубинах 16 - 24 м, трижды касалась грунта. При плавании во льдах были повреждены антенны, леерные стойки и волнорезы торпедных аппаратов, погнута носовая часть легкого корпуса, но подводная лодка все же благополучно возвратилась в базу…».

За мужество и отвагу, проявленные во время боевого похода, и за беспримерный проход подо льдом весь личный состав «Щ-324» был награжден орденами и медалями, а подводная лодка - орденом Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР капитан-лейтенанту А.М. Коняеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

(Коняев Анатолий Михайлович, родился 30 марта 1909 года в городе Новый Оскол. Русский. Член ВКП(б) с 1938 г. Герой Советского Союза (21.4.1940). После окончания 9 классов работал слесарем на заводе в Казани. В 1931 году призван на флот. Проходил службу на Балтике: краснофлотец форта им. М. В. Фрунзе (10.1931 – 1.1932). Окончил артиллерийскую школу Учебного отряда Морских сил Балтийского моря (1 - 11.1932), специальные курсы командного состава Военно-Морских Сил РККА им. ЦИК Татарской АССР (11.1932 - 1.1934), командир минно-торпедной группы подводной лодки «Щ-301» (1.1934 - 11.1935); командирский класс КУОПП им. С.М. Кирова (11.1935 - 11.1936), помощник командира (11.1936 - 12.1937), командир (12.1937 - 7.1940) подводной лодки «Щ-324».

На момент начала Советско-финляндской войны капитан 3 ранга, командир подводной лодки «Щ-324». Под командованием А. М. Коняева подводная лодка «Щ-324» совершила два боевых похода в суровых условиях зимнего времени, сложной навигационной обстановке и усиленной противолодочной обороне противника. Находясь на позиции на одном из основных путей движения транспортов, подводная лодка неоднократно выходила в атаку по охраняемым караванам судов противника. 13 января 1940 года после неудачной атаки финского конвоя подводная лодка А.Коняева была обнаружена кораблями эскорта. В ходе артиллерийской дуэли на одном из сторожевиков взорвались глубинные бомбы, и он затонул. (По официальной версии потоплен вспомогательный крейсер).

Из наградного листа: «…Несмотря на сложные метеорологические условия, льды, штормы, пургу, мороз, обледенение корабля, все поставленные задачи тов. Коняев выполнил на «отлично», проявив при этом смелое дерзание и героизм…». При возвращении с боевой позиции из Ботнического залива в базу «Щ-324» 19 января 1940 г, форсируя пролив Южный Кваркен, с неисправным перископом прошла подо льдами 31,3 мили на глубинах 16 - 24 м, трижды касалась грунта. При плавании во льдах были повреждены антенны, леерные стойки и волнорезы торпедных аппаратов, погнута носовая часть легкого корпуса, но подводная лодка все же благополучно возвратилась в базу.

За мужество и отвагу, проявленные во время боевого похода, и за беспримерный проход подо льдом весь личный состав «Щ-324» был награжден орденами и медалями, а подводная лодка - орденом Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР капитан-лейтенанту А. М. Коняеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

В июле 1940 г. - марте 1942 г. A.M. Коняев - командир по войсковой разведке Разведывательного отдела штаба Балтийского флота; в марте - августе 1942 г. - инспектор отделения подготовки подводных лодок Управления боевой подготовки ВМФ. В августе 1942 г. А. М. Коняев был назначен командиром 16-го дивизиона строящихся подводных лодок Управления подводного плавания ВМФ; находился в этой должности до апреля 1945 г. По указанию командования разработал и реализовал план тральных работ на реке Мертвая Висла.

С апреля 1945 г. по март 1946 г. А. Коняев - командир дивизиона подводных лодок БФ. С марта по июль 1946 г. находился в распоряжении командующего Северо-Балтийским флотом; в июле 1946 г. был назначен на должность командира отдельного дивизиона строящихся подводных лодок; с марта 1951 г, - заместитель командира бригады строящихся кораблей ВМС.

По окончании Академических курсов офицерского состава Военно-морской академии им. К. Е. Ворошилова (1 - 10.1952) А. М. Коняев находился в распоряжении Управления кадров ВМС (10.1952 - 1.1953). В последующие годы он занимал должности командира учебного отряда 8-го ВМФ (1.1953 – 3.1956), старшего офицера Управления боевой подготовки штаба (3 - 6.1956), командира береговой базы дивизии подводных лодок (6.1956 - 3.1957) Балтийского флота.

В марте 1957 года в звании капитан 1 ранга вышел в запас. Работал в Музее ДКБФ в Таллине.

Награжден орденами Ленина (1940), Красного Знамени (1951), двумя орденами Отечественной войны I степени (1945, 1985), орденом Красной Звезды (1947), медалями.

Умер 13 мая 1992 г. в Москве. Кремирован. Урна с прахом захоронена на кладбище Метскальмисту в Таллине)
.

Из воспоминаний адмирала Ю.А.Пантелеева: «…Последним 19 января уходил из Ботнического залива капитан 3 ранга А.М. Коняев. Я хорошо помню, сколько нам пришлось пережить тогда. В проливе Кваркен «С-1» вынуждена была всплыть. И тут же ее зажало льдом. Получив сообщение об этом, мы стали лихорадочно думать, как помочь ей. Кто-то предложил даже просить Швецию, чтобы она послала свои ледоколы. Но это означало бы потерять корабль - он был бы интернирован вместе с командой. А с лодки поступали радиограммы одна другой тревожнее. Советский корабль атаковали вражеские самолеты. К счастью, бомбы упали в стороне. Подводникам удалось подбить один самолет, и от повторных атак противник отказался. Тем временем сама природа выручила наших товарищей: лед треснул, подвинулся, и «С-1» выскочила из его цепких объятий. Но не успели мы порадоваться, как поступило донесение капитана 3 ранга А.М. Коняева: «Щ-324» тоже зажата льдами. Коняев не просил о помощи, значит, надеялся на свои силы. Я давно знал этого высокого, худощавого человека с задумчивыми глазами. Спокойный, рассудительный, он нашел блестящий и единственно правильный выход. Зная, что впереди Балтийское море, которое еще не могло замерзнуть, он погрузился и пошел подо льдами, то и дело задевая за минрепы - стальные тросы, которые удерживают мину на заданной глубине. Более тридцати миль «Щ-324» вслепую пробивалась подо льдом, а затем благополучно всплыла. Это было первое в мире подледное плавание подводной лодки. Когда Коняев сообщил, что он вырвался из ледового плена, на БФКП не было предела радости. Все лодки благополучно вернулись в свои базы. Это было великой удачей…).

Не обошлось и без потерь. 3 января 1940 года в проливе Южный Кваркен погибла на финском минном заграждении подводная лодка «С-2». Погибло 50 человек (в том числе командир капитан-лейтенант Соколов Иван Александрович, командир дивизиона подводных лодок капитан 3 ранга Тутышкин Гавриил Николаевич, помощник командира подводной лодки старший лейтенант Замятин Федор Максимович, старший политрук военком Затеев Николай Васильевич, флагманский штурман бригады старший лейтенант Колесников Василий Кириллович, командир БЧ-1-4 лейтенант Преловский Павел Васильевич, командир БЧ-2-3 лейтенант Евплашов Петр Степанович, командир БЧ-5 военинженер 3 ранга Писулин Александр Васильевич, командир группы движения воентехник 1 ранга Голофаст Николай Петрович, военфельдшер лекарский помощник подводной лодки «Л-1» Щербаков Иван Константинович).

В целом советские подводники с честью выдержали суровую боевую проверку. Советско-финляндская война показала высокие боевые качества отечественных подводных лодок, хорошую боевую выучку и героизм личного состава.

Список Героев Советского Союза - подводников пополнился именами Ф.Г.Вершинина, А.В.Трипольского, А.М.Коняева. В Советском ВМФ появились первые подводные лодки под краснознаменным Военно-Морским флагом. Они положили начало большому отряду Краснознаменных и Гвардейских подводных кораблей, выросшему в годы Великой Отечественной войны.

Приказом № 0723 от 26 декабря 1939 г. наркома ВМФ в состав КБФ были включены подводные лодки типа «М» XII серии – «М-94» (командир старший лейтенант Виктор Андреевич Ермилов), «М-95» (командир старший лейтенант Н.П.Нечаев), построенные в Ленинграде на заводе №196 и «М-96» (командир старший лейтенант Александр Иванович Маринеско), построенная на заводе №112 (Красное Сормово). Новые подводные лодки вошли в состав 26-го дивизиона подводных лодок (командир капитан-лейтенант Евгений Гаврилович Юнаков).

В целях упорядочения подчиненности приказом №090 от 6 февраля 1940 года наркома ВМФ 4-я бригада подводных лодок в составе – 14-й дивизион: «Щ-301», «Ш-302», «Щ-303», «Щ-304»; 15-й дивизион: «Щ-305», «Щ-306», «Щ-307», «Щ-308», подводные лодки «Л-55», «Б-2»; береговая база 3-й бригады подводных лодок, плавбаза «Амур» и зарядная станция «Б-4» была вновь подчинена командиру Краснознаменного учебного отряда подводного плавания имени С.М.Кирова.

Советско-финляндская война, продолжавшаяся 105 суток, завершилась 13 марта 1940 года подписанием в Москве мирного договора. В соответствии с договором государственная граница севернее Ленинграда отодвигалась на 150 километров за линию Выборг – Сортавала. Граница на Карельском перешейке, проходившая на расстоянии пушечного выстрела от Ленинграда, была отодвинута. К Советскому Союзу отошли весь Карельский перешеек с городом Выборг, Выборгский залив с прилегающими к нему островами, ряд островов в восточной части Финского залива, Ладожское озеро, территория восточнее Меркярви с городом Куолаярви, полуострова Рыбачий и Средний. Финляндская республика сдала Советскому Союзу в аренду на 30 лет полуостров Ханко и ряд островов, примыкающих к нему, для создания военно-морской базы, способной оборонять вход в Финский залив. В результате стратегическое положение на балтийском морском театре значительно изменилось в нашу пользу. Выборгский укрепленный район, занимавший фланкирующее положение по отношению к путям развертывания Краснознаменного Балтийского флота и дававший возможность базироваться флоту агрессора, вошел в нашу операционную зону. Острова, контролировавшие советские военные и торговые коммуникации в средней и восточной частях Финского залива, вошли в систему обороны подступов к Ленинграду. Ладожское озеро стало внутренним советским озером. Все это способствовало усилению позиций флота на Балтике.

Война с Финляндией была своего рода испытанием для подводников Балтийского флота, и они с честью выдержали его, хотя в ходе этой войны было выявлено ряд недочетов. Слабо были тактически подготовлены, меньше имели опыта командиры подводных лодок, по сравнению с руководством бригады. Но они достаточно умело руководили своими экипажами, знали военно-морской театр, подчиненные им командно-начальствующий и рядовой состав были дисциплинированны и технически грамотны. Между тем военно-политическая обстановка в районе Балтийского театра обострилась еще больше.

20 марта 1940 года нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов приказал флагману 2 ранга В.Ф.Трибуцу приступить к формированию военно-морской базы на полуострове Ханко. Для ее укомплектования началась подготовка к передислокации 26-го дивизиона подводных лодок. Кронштадт оставался важной тыловой, ремонтной и снабженческой базой.

Осенью 1940 года было проведено большое учение, охватившее одновременно почти все районы Балтийского морского театра военных действий, где базировался наш флот. В нем участвовали все соединения флота, авиации и береговой обороны, а также приняли активное участие и подводные лодки бригады. В ходе учения использовались почти все виды оружия. Штабы подводных лодок бригады получили навыки проведения оперативных и тактических расчетов и управления в условиях рассредоточенного базирования.

На ученье отрабатывали одну из важнейших задач - оборону устья Финского залива от проникновения в него возможного противника. Это учение проводили в своих водах и у своих берегов. Прошло оно благополучно, без всяких эксцессов со стороны наших соседей.

Учение показало, что двадцатилетие между окончанием гражданской и началом Великой Отечественной войны было прожито не зря. Страна возродила советский Балтийский флот, были восстановлены старые и построены новые подводные лодки, расширена и улучшена система их базирования, выросли командные, политические и административно-технические кадры.

Из воспоминаний адмирала Ю.А.Пантелеева: «…с вхождением в августе 1940 года республик Прибалтики в состав СССР стратегическая обстановка на Балтийском море для нас улучшилась. Однако, чтобы реализовать все наши стратегические преимущества, требовалось прежде всего время. В Либаве, Виндаве, Риге, Палдиски и Таллине, а также на островах Моонзундского архипелага, острове Гогланде, на Ханко и в Выборгском заливе надо было построить базы флота и создать им надежную артиллерийскую оборону с моря и с воздуха. Все это грандиозное строительство намечалось по плану завершить в 1943–1946 годах, и совершенно очевидно, что к июню 1941 года могла быть осуществлена лишь его небольшая часть. Широкого размаха требовало строительство аэродромов для флотской авиации. До полной реализации всех этих планов было еще далеко, и флот, развернутый соответственно новой обстановке, опирался пока на совершенно не оборудованные базы, не имевшие к тому же никакой сухопутной обороны…наши новые базы в Прибалтике совершенно не были готовы к приему и обслуживанию флота. Беспокоились мы и за важнейшую морскую коммуникацию Кронштадт - Таллинн. Проходила она по сравнительно узкому, вытянутому с запада на восток Финскому заливу. Весь северный его берег от Выборга принадлежал Финляндии. Побережье это изрезано густейшей сетью шхер с большим числом закрытых бухт, оборудованных портов и баз. Внутренние шхерные фарватеры, невидимые с моря, обеспечивали скрытый маневр финскому флоту и возможность внезапного появления его на наших коммуникациях.

Мы же не располагали укрытыми от наблюдения с моря фарватерами. Навигационные опасности (банки, мели, острова) ограничивали плавание в заливе лишь строго определенными курсами. На нашем южном берегу, мы не имели ни портов, ни бухт для хотя бы временного, но надежного укрытия кораблей на переходе…На секретных совещаниях начальников генеральных штабов Прибалтийских стран с представителями высшего германского командования обсуждались мероприятия, направленные против нашей страны…Стали «пропадать» отдельные наши военнослужащие, проводились многочисленные репрессии против лиц, принимавших участие в обслуживании частей Красной Армии и Флота. Местные власти чинили нам затруднения в расквартировании команд на берегу и в базировании кораблей…«Чрезвычайные происшествия» всякого рода повторялись…В августе (1940 г.) советские республики Прибалтики воссоединились с СССР. Их национальные воинские части влились в войска нового, Прибалтийского особого военного округа, а их военно-морские флоты вошли в Краснознаменный Балтийский флот. Теперь, казалось, можно быть спокойным за «коридор» по Балтийскому морю через Финский залив на Ленинград и за наши северо-западные рубежи. Дальнейшее зависело от того, как мы успеем укрепить наши берега и острова на Балтике. Ведь протяженность нашей границы по Балтийскому морю увеличилась на 1740 километров…»
. Но времени до начала войны оставалось всего около 10 месяцев.

В феврале-марте 1941 года по решению Главного Военного Совета ВМФ за № 008 от 23 января 1941 года была проведена полная реорганизация подводных сил. В штабе КБФ был сформирован отдел подводного плавания. Приказом наркома ВМФ Н.Г.Кузнецова №0010 от 11 февраля 1941 г. была объявлена новая организация подводных сил на Балтийском море. Управления 1-й и 2-й бригад подводных лодок были переведены на новые штаты, а управления 3-й и 4-й бригад, всех дивизионов, отряды строящихся и капитально ремонтирующихся подводных лодок расформировали. 1-я бригада подводных лодок под командованием Героя Советского Союза капитана 1 ранга Николая Павловича Египко (был назначен в мае 1941 г. военный комиссар полковой комиссар Г. М. Обушенков, начальник штаба капитан 2 ранга Л. А. Курников) имела в своем составе четыре дивизиона (всего 23 ПЛ): 1-й дивизион( «С-1», «С-3», «С-4», «С-5», «С-6», «С-7», «С-8», «С-(9); 2-й дивизион («С-10», «С-101», «С-102»; 3-й дивизион («Л-3», «Калев», «Лембит», «Ронис», «Спидола»; 4-й дивизион («М-71», «М-77», «М-78», «М-79», «М-80», «М-81» и «М-83». 1-й и 2-й дивизионы базировались в Усть-Двинске (перешли из Либавы 7 мая 1941 г.); 3-й и 4-й базировались в Либаве. Кроме того, в состав первой бригады входили эсминец «Энгельс» (флаг комбрига), тральщик «Т-229», плавбазы «Смольный» и «Иртыш».

2-я бригада подводных лодок, которой командовал капитан 2 ранга Александр Евстафьевич Орел (военный комиссар полковой комиссар Б. Н. Бобков, начальник штаба капитан 1 ранга Н. С. Ивановский), базировалась в Таллинне и состояла из трех дивизионов (всего 19 ПЛ): 6-й дивизион («Щ-309», «Щ-310», «Щ-311»; 7-й дивизион («Щ-317», «Щ-318», «Щ-319», «Щ-320», «Щ-322», «Щ-323», «Щ-324»); 8-й дивизион («М-90», «М-94», «М-95», «М-96», «М-97», «М-98», «М-99», «М-102», и «М-103»). 8-й дивизион базировался на ВМБ Ханко. Кроме того, во вторую бригаду входили эсминец «Артем» (флаг комбрига), тральщик «Мороз», спасательное судно «Коммуна», плавбазы «Полярная звезда» и «Ока».

Учебная бригада подводных лодок под командованием контр-адмирала Алексея Тимофеевича Заостровцева, располагала двумя береговыми базами в Ленинграде и Кронштадте. В ее состав входили три дивизиона (всего 32 ПЛ) капитально ремонтирующихся и вновь строящихся подводных лодок: 9-й дивизион («М-72», «М-73», «М-74», «М-75» и «М-76»); 13-й и 14-й дивизионы («К-51», «К-52», «К-53», «К-54», «К-55», «К-56», «К-3», «Л-1», «Л-2», «Л-20», «Л-21», «Л-22», «Щ-303», «Щ-304», «Щ-405», «Щ-406», «Щ-407», «Щ-408», «Щ-411», «Щ-412», «С-11», «С-12», «С-13», «М-204», «М-205», «М-206» и «Д-2». Кроме того, в состав бригады входили сторожевой корабль «Пурга» (флаг комбрига) и тральщик «Сом».

В отдельный дивизион, дислоцировавшийся в Ораниенбауме, входили подводные лодки «П-1», «П-2», «П-3», «Щ-301», «Щ-302», «Щ-305», «Щ-307», «Щ-308», «Л-55» и «Б-2». Командир дивизиона капитан 2 ранга Н.Э.Эйхбаум подчинялся командиру Учебного отряда подводного плавания. Учебный отряд готовил кадры подводников для Балтийского, Северного и Черноморского флотов.

Всего в соединениях в канун войны было 84 подводные лодки, не считая находящихся в постройке на заводах.

А за тысячи километров от Кронштадта, в штабах фашистского вермахта, уже шла разработка плана войны с Советским Союзом. В этом плане, названном планом «Барбаросса», в одном из его пунктов будут и предписания, касающиеся непосредственно Кронштадта. В директиве Гитлера № 21, предусматривавшей молниеносный выход фашистских войск на рубеж Архангельск, Волга, предписывалось следующее: «В ходе этих операций Балтийский флот русских быстро потеряет свои опорные пункты и, таким образом, перестанет быть боеспособным». Что же касалось советских войск в Прибалтике, то операция, по замыслу Гитлера, «должна завершиться захватом Ленинграда и Кронштадта».

Содержание главы
Предыдущая страница


Главное за неделю