Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Пётр Терентьев. В сейсинском десанте

Командованием флота было принято решение: высадить 13 августа 1945 года десант в порт Сейсин с целью уточнения обстановки, после чего отрезать пути отхода противника в южном направлении и организовать маневренную базу легких сил флота.

Мне посчастливилось участвовать в этой операции в составе первого броска первого эшелона десанта.

В силы первого броска входили: 140 разведотряд особого назначения под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта В.Леонова (сформированный на Северном флоте в 1941 году), рота автоматчиков под командованием старшего лейтенанта И.Яроцкого 390 автоматного батальона (Всего 181 человек). Командиры взводов старшие лейтенанты Андрей Юшко, Юлума Мухамедов, лейтенант Петр Терентьев, главстаршина Макар Бабиков и мичман Александр Никандров.

Общее командование первого броска десанта было возложено на начальника разведывательного отдела штаба Тихоокеанского флота полковника А.Денисина.

В течение 12 августа четыре торпедных катера под командованием капитана 3 ранга С.Кострицкого произвели разведку сейсинской гавани и установили, что боевых кораблей противника там нет. Однако оставалось невыясненным, какова оборона Сейсина и как велика численность его гарнизона. Ответить на эти вопросы могла только разведка боем.

В 7.00 час. 13 августа шесть торпедных катеров капитан-лейтенанта В.Марковского с разведотрядом и нашей ротой на борту вышли из бухты Новик и направились в Сейсин. Стояла отличная солнечная погода. Катерам предстояло пройти около 130 миль.

Полковник А.Денисин разъяснил подробности возложенной на отряд боевой задачи. Приказано провести разведку боем, выяснить силы и намерения противника. При благоприятной обстановке закрепиться в порту, захватить плацдарм и удерживать его до подхода первого эшелона.

Время идет к полудню, солнце почти над головой и нещадно печет. Ветер обдувает матросов морской прохладой. Комендоры катеров бдительно несут свою вахту. Прямо по носу, постепенно увеличиваясь, появились силуэты четырех торпедных катеров, производивших разведку подходов к бухте и самой бухты Сейсин. Сбавив ход, катера подошли вплотную, бортом к борту. Командир дивизиона катеров капитан 3 ранга С.Кострицкий предложил порядок следования отряда в порт Сейсин.

Дав ход, следуя за катерами-разведчиками по свободным от мин фарватерам и развернувшись веером «все вдруг», отряд ворвался в бухту. В тот же миг в нескольких местах вокруг катеров взмыли водяные всплески, со свистом пронеслись осколки разорвавшихся в воздухе шрапнельных снарядов противника. Вражеская артиллерия начала обстрел десанта с мыса Колокольцева. Катера Кострицкого поставили дымовую завесу, все заволокло дымом. Бойцы десанта изготовились, сняли автоматы. Большинство полуприсели вдоль бортов у лееров и торпедных аппаратов, около рубок.

Приняв влево, катера с десантом подошли к причалам Рыбного порта, а катера прикрытия продолжали маневрировать в бухте, обстреливая береговую черту. Снизив скорость, прижимаемся к стенке, а бойцы, как горох, сыплются на пирс, не дожидаясь пока будут поданы швартовы.

В 13 час. 40 мин. Бойцы разведывательного отряда и роты автоматчиков, преодолев сопротивление охраны Рыбного порта, закончили высадку.

Выйдя на берег, стали продвигаться вдоль берега реки Сусончхон, достигли железнодорожного и шоссейного мостов. И здесь произошло неожиданное. Внезапно появилась автомашина с японцами. Главстаршина Макар Бабиков гранатой подорвал ее, а личный состав взвода вступил в рукопашную схватку с японцами. Когда схватка прекратилась, полковник Денисин приказал мне занять оборону справа по насыпи моста, а взводу главстаршины Бабикова - с левой стороны насыпи. За взводом Бабикова у железнодорожного моста занял оборону взвод мичмана Александра Никандрова. Правее моего взвода не было никого, то есть правый фланг был открыт. Вдоль дороги от моста через канал расположился 4-й взвод и КП командира роты старшего лейтенанта И.Яроцкого. Этому взводу было приказано охранять маленький мост через канал в нашем тылу. Командовал 4-м взводом старшина роты Латышев, бывший сверхсрочник, который участвовал в бою первый раз. Не был в бою и его взвод - все молодые бойцы. Командир взвода принял решение перейти на другой берег канала, но японцы там устроили засаду. На рассвете, когда началось общее наступление японцев, 4-й взвод был полностью уничтожен.

К исходу первого дня нами были захвачены мосты через реку, что позволило отрезать японцам пути отхода, очистить от противника центр города и держать его под контролем. Все, казалось, шло по плану. Бой стих. Но в нашей обороне стал часто появляться неизвестные в гражданском платье, но с военной выправкой. Подозрительных мы собирали в одно место, около КП Яроцкого.

Понимая, что утром японцы любой ценой попытаются очистить себе путь к отходу, и если не сорвать, то задержать высадку главных сил нашего десанта, я решил первое отделение развернуть на правом фланге. Отделение должно было вырыть окопы в полный профиль, а 2-е и 3-е отделения - рассредоточиться по фронту. Таким образом правый фланг взвода был прикрыт. Вскоре на противоположном берегу под мост стали спускаться 7 японских солдат, которые несли с собой три ящика, по всей вероятности, со взрывчаткой. Оставили ящики под мостом возле уреза воды и стали пробираться вброд. Дошли до середины реки, остановились, постояли, о чем-то поговорили и стали продвигаться в нашу сторону, а, когда расстояние стало совсем близким, мы по ним открыли огонь. Пять человек были убиты, а двое спрятались под мостом за бетонную колонну и, вероятно, просидели там до полной темноты.

В 18 час. 30 мин. В порту Сейсин раздалась стрельба. Позднее мы узнали, что это высаживалась вторая пулеметная рота 62-го отдельного пулеметного батальона (80 человек) под командованием старшего лейтенанта Мальцева - для поддержки нашего передового отряда. Не получив сведений о положении развед-отряда, командир роты приказал занять круговую оборону в районе склада и пирса эсминцев и решил действовать самостоятельно.

У нас же стояла тишина до наступления полной темноты. Начал накрапывать дождь. Ночь была такая темная, что мы в окопе не видели друг друга. Видели только, что в порту бушевал пожар, и слышали перестрелку короткими очередями.

В 23 час. Наблюдатель доложил, что по мосту в нашу сторону движется человек, одетый в белое. Приказал не стрелять, взять его живым. Но, увы, человек, подойдя ближе, прыгнул на матроса с ножом, но был сбит с ног автоматом. Под белым кимоно оказалась военная форма.

Перед рассветом начало клонить в сон, но неожиданно с противоположной стороны реки заговорил вражеский миномет. Он вел обстрел по расположению нашего взвода. Поскольку мы успели окопаться, этот обстрел ущерба не нанес. Зато после обстрела японцы начали атаку взвода. Силы были неравны: против группы морских десантников сражалось целое подразделение противника. Положение десанта разведчиков становилось критическим. Японцам все же удалось форсировать реку Сусончхон.

Мы потеряли более половины наших бойцов, но никто не отошел ни на шаг. На берегу реки лежали вповалку скошенные автоматным огнем японцы. Здесь было уничтожено до 300 японских солдат. Яроцкий, раненый в голову, руку, шею, окровавленный и черный от грязи и дыма, управлял боем.

Я поднял взвод в атаку на железобетонный мост. Японцы кинулись в контратаку. Сошлись. Мелькали оскаленные лица самураев.

Японцы стали заходить в тыл. Из окопов поднялись матросы с гранатами в руках... Японцы отступили. Восемнадцатилетний боец Петр Юшков - чернявый, с горящими, как уголь, глазами был ранен и кровянил свой след. Он лег в ямку, взял в руки две гранаты. Вытащил из обеих кольца и руками зажал рычаги. Раскинул руки крестом, замер. Когда со злобным ревом «Банзай!» японцы снова кинулись в атаку, Юшков отпустил рычаги. Гранаты сделали свое дело. Это было мгновение святой победы. Японцы поползли назад...

Тяжело раненый старший лейтенант И.Яроцкий передал мне командование ротой. Мы стали отходить к высотам, расположенным за чертой северной части города. Позади остались крупные дома. Мимо низких домиков поднимаемся все выше и выше по склону. Видно, как в нескольких местах поднимаются в гору и наши десантники. Так под огнем превосходящего неприятеля отряд оставил захваченные вчера на берегу реки Сусончхон позиции и, не удержавшись в городе, отступил на высоту. Зато мы вышли из-под обстрела, избежав окружения в городе.

Все осунулись. Глаза ввалились, блестят. Матросы обессилены, нервное и физическое утомление теперь дает о себе знать. Сбросив вещевые мешки, снаряжение с гранатами и патронами, моряки прилегли на траве.

Леонов посоветовал быстро переобуться, зарядить опустевшие магазины автоматов и подкрепиться. Если противник не принудит нас принять бой на этой высоте, то нам самим надо пробиваться к морю, где все-таки должны быть корабли и давно пора высадиться первому эшелону десанта.

Он приказал выслать в разведку в сторону военного порта Николая Зубкова и с ним пять человек.

Радист расшифровал и доложил полученную радиограмму, в которой начальник штаба флота вице-адмирал Фролов сообщил, что сегодня утром, 14 августа, в 4 час. 55 мин. Со сторожевого корабля и тральщика в военном порту Сейсин высадился первый эшелон десанта, 355-й батальон морской пехоты, которым командует майор М.Бараболько. А Бараболько донес, что высадка прошла вполне успешно. Однако при приближении к высотам они вынуждены были вступить в бой за овладение этими ключевыми огневыми позициями и сейчас продолжают вести этот бой. Нам предлагалось соединиться с батальоном Бараболько. Прошло 30 мин., и Николай Зубков возвратился из разведки. С ним на высоту поднялся взвод красноармейцев со станковыми пулеметами. Командовал взводом старшина - командир взвода был убит. Старшина рассказал, что их роту вечером в 18 час. 30 мин. Высадили на побережье с торпедных катеров между торговым и военным портами. Командовал катерами капитан 3 ранга Пантелеев. При входе в залив они были обстреляны из пулеметов с полуострова Комалоандан. Однако высадились благополучно, без потерь. Ночью противнику удалось разобщить высадившуюся роту. Командир роты Мальцев был тяжело ранен. Потери рота понесла большие.

Полковник Денисин распорядился накормить пулеметчиков и привести в порядок пулеметы. Мы понимали, что четыре станковых пулемета - подмога для нас вполне подходящая. Радистам удалось установить связь с командиром батальона майором Бараболько. Ответ нас не обрадовал. Три его роты вели бой за овладение высотами на полуострове. Одна рота заняла железнодорожную станцию, но затем японцы выбили ее, и она отошла в порт и там удерживает оборону. Положение трудное, подразделения разобщены, две роты отбиваются от наседающего противника и почти окружены по отдельности. Связь с ротами часто прерывается.

Собрав в кулак все силы нашего отряда и присоединившийся пулеметный взвод, полковник Денисин принимает решение вновь возвратиться в город, выбить противника из центральных кварталов и попытаться опять захватить мосты через реку Сусончхон. Примерно в 14 час. 30 мин. 14 августа наш отряд спустился с высоты возле Пхохондона и начал новое продвижение в город.

Преодолевая упорное сопротивление превосходящего по силам противника, мы все же сумели занять на причалах подручные укрытия и последними силами удержать этот рубеж. Отходить дальше было некуда, за нами - только море.

Боевую задачу - обеспечить высадку первого эшелона морского десанта морской пехоты отряд выполнил.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю