Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Первый отдел. Боевая подготовка

Мастера торпедного удара. Возглавляет его капитан 1-го ранга Петров Станислав Павлович. В отделе он скорее гость, чем хозяин. Чаще – в море, в Штабе флота, в командировках по флоту. Отдел небольшой: всего девять душ вместе с начальником. Сотрудники отдела разделяются на "надводников" и "подводников": следствие их профессионального происхождения и разделения служебных обязанностей. Отдел в сборе редкое явление, разве что в день выдачи денежного содержания да перед праздниками. Офицеры отдела часто в море на выполнении боевых упражнений. Иногда с баулом в руках спешат в Штаб флота: на бумажную войну с вероятным противником. Пожелаем им удачи в море и победы "в бумажном бою". Служащие отдела – все из бывших офицеров отдела – почти всегда на месте, анализируют отчеты о выполнении боевых упражнений. Всегда знают % потерянных торпед от числа выстреленных с точностью до сотых. Он написан мелом в правом верхнем углу доски. Чтобы все его помнили и снижали по мере сил. Это следствие соревнования флотов: у кого этот % меньше. Впереди всегда Черноморский флот: условия поиска и подъема торпед наилучшие. Не все черноморцы видели живьем снежные заряды в Баренцевом море. Потери в 3% – средние за много лет – считаются допустимыми. Никому на флоте еще неизвестно, что кислородная торпеда стоит столько же, сколько всего два с половиной ходовых часа атомохода проекта 667, а парогазовая даже меньше стоимости этого самого одного ходового часа. А поиск торпеды длится иногда до 1,5-2-х суток и не один корабль ищет потерянную торпеду. Экономические критерии оценки стоимости выполнения боевого упражнения дело отдаленного будущего. Это американцы умеют выжимать прибыль из всего, что стоит чуть больше одного доллара. Нам этому еще учиться и учиться. Мы заглянули в боевой отдел очень удачно. Сегодня у них торжественный день: подводная лодка на переходе нашла и прибуксировала потерянную более полугода назад практическую торпеду 53-61! Теперь заветный % будет немедленно пересчитан и станет несколько меньше. Да и на вопрос офицеров Управления боевой подготовки Штаба флота об очередной потерянной торпеде: "Ну, где ваша торпеда?" (потерянную почему-то никто не признает "своей") – можно будет ответить: "Плавает! Ищите! Может быть, найдете…через полгода". Случается, что о плавающих торпедах сообщают капитаны торговых судов. Тогда в точку обнаружения немедленно спешит торпедолов. Однажды два аквалангиста обнаружили на глубине два метра на камнях у острова Русский торпеду. По их описанию – практическая торпеда СЭТ–53М. Доложили, кому следует. Помогли отделу боевой подготовки снизить % потерянных торпед, а торпедолову – поднять ее. Вернули, таким образом, государству около 100 кг серебра. Родина не забыла своих героев и "отвалила" им то ли по 40 рублей каждому, то ли 40 рублей на двоих. За давностью лет плохо помнится, но "40" звучало точно. Хватит с них и этого, нечего баловать ушастых.

Пожелаем удачи мастерам торпедного удара и в море и в Штабе флота, а сами вернемся в отдел…

Капитан 1-го ранга Яковлев Геннадий Иванович (в обиходе Ген Иванович) анализирует выполнение боевого упражнения: атака подводной лодки противолодочными торпедами. Стрельба торпедами с серебряно-цинковыми батареями дело недешевое даже в те времена, когда денег на боевую подготовку не жалели, и только ограниченные возможности заводов по производству батарей для практических торпед приводили к тому, что вместо двухторпедного залпа корабль или подводная лодка стреляли одной торпедой. В отчете о выполнении Боевого упражнения путь второй - условной – торпеды залпа показывался пунктирной линией. Вот и разбирается Ген Иванович, почему на цель чаще всего выходит именно "вторая торпеда залпа"? Хотя, что тут разбираться: план – закон, план Боевой подготовки – тоже закон. А невыполнение плана – нарушение закона, что чревато…. Боевое упражнение нужно выполнить с первого раза. Тренироваться тут не приходится: второй раз обеспечение – цель, торпедолов – получить не просто.

"Сын хакасского народа" Толя Рютин едет в бухту Малый Улисс к себе домой. Он пришел в отдел Боевой подготовки с бригады подводных лодок. Там какие-то несложные вопросы по обучению моряков Индии. В обиходе: "индейцев".

Наблюдать за "индейцами" зимой одно удовольствие. В 10-15-ти градусный мороз наши офицеры ушей у шапок не опускают. "Индейцы" – обязательно. Большие распухшие носы торчат из завязанных шапок-ушанок. Наши офицеры подшучивают:

– А хорошо е…. северный мороз южного человека!

Впрочем, наши специалисты в Бомбее, наверное, выглядели не лучше. Как-то "индейцы" подшучивали над ними? А моряки они, видимо, неплохие. Шедшую к нам на ремонт лодку по договору встретили в Корейском проливе наши корабли. Лодка не могла погружаться, шла с креном 10 градусов. Но по дороге не утонули. Молодцы "индейцы", дошли.

Торпедисты любят "индейцев". Выгодный народ! Их лодки ремонтируются на "Дальзаводе". При сдаче лодки всегда выполняется 4-х торпедный залп противокорабельными торпедами и 2-х торпедный – противолодочными. Серьезные заказчики. Одновременно с лодками ремонтируются и их торпеды. Торпедисты получали их от "индейцев" собранными "по-черному". Хлам. Но для торпедистов это не проблема. У них таких торпед, какие поставляются "индейцам" навалом. Работали с удовольствием. Еще бы! По сдаче лодки – премия. Не такая, как руководству заводов – по несколько окладов – а скромная, по 100 рублей на душу. Нечего особо баловать флотских. Подоходный налог, партвзносы – 3% (святое дело!) В партбилете сумма будет указана только соответствующая должностному окладу. "Генсеки" – свои люди. Относятся к этому с пониманием. И в самом деле, зачем наводить жену на ненужные подозрения? В итоге останется рублей 80. Мелочь, но приятно. Пригодится….в трудную минуту. Впрочем, это только для тех, у кого партбилет хранится дома. А кто хранит партбилет на службе в сейфе, у того таких проблем нет.

Начальник Управления озабочен проблемами 1-го отдела не меньше, чем торпедными. Почему такая низкая успешность? А откуда ей быть высокой? Учить командиров кораблей выходить в торпедные атаки – как будто бы вахта командиров соединений. А сами-то флотоводцы когда и как часто выходили в торпедные атаки? Когда и где они-то тренируются? Стрелок-спортсмен прежде, чем стать мастером или снайпером, не один ящик патронов расстреляет в тире. А наши командиры? Где их тир? В кабинете торпедной стрельбы? Так там тренажер ПОТА-П2 – в обиходе просто "Потап". Атака одиночной цели. А будут ли цели одиночными? Подводные лодки – да, а надводные корабли – скорее нет, чем да. А тренажера по выходу в атаку групповой цели и выбора в ней главной цели нет. Режим "тренировка" имеется только на одном проекте подводных лодок: 667. Так эта лодка ракетная. Торпеды – не главное ее оружие. А все остальные подводные лодки и надводные корабли? Некоторым из них плавать еще четверть века. Курс стрельб для перволинейной(1) лодки – четыре боевых упражнения в год. Для некоторых командиров еще стрельба на приз Главкома. Выполнение боевого упражнения это экзамен для командира. Как на экзамене у сдающего всего один билет, так и у командира при выполнении боевого упражнения одна конкретная ситуация: как именно цель идет и маневрирует и в какой позиции относительно цели он находится. А в действительности таких ситуаций могут быть сотни. Как подготовиться к ним? На экзамене учиться поздно, на экзамен нужно приходить подготовленным. Нужен тренажер. Без него поддерживай высокий уровень умения командиров выходить в торпедные атаки, как хочешь. Организовать групповую цель из боевых кораблей для каждой лодки десятки раз в год – никакого моторесурса кораблей не хватит. А на тренажере можно создать сотни различных вариантов обстановки. В том числе и с противодействием кораблей охраны главной цели. Вспомогательных кораблей так мало, что рассчитывать на них несерьезно. Промышленная часть Военно-промышленного комплекса (ВПК) – судостроительные заводы – строит, в основном, боевые корабли. Не будем забывать о том, что заказчик – Главком ВМФ – всего лишь заместитель Министра Обороны, в то время как подрядчик это Министр Судостроительной промышленности. Весовые категории неравные. Только за сдачу флоту боевых кораблей дают звания всевозможных лауреатов и академиков, различные премии и несколько должностных окладов руководству в деньгах за каждый сданный флоту боевой корабль. Потому и строят нам вспомогательные суда, кто угодно, но не наши заводы: плавбазы – Югославия, пассажирские лайнеры – обе Германии, рефрижераторы – Франция, Дания, Норвегия, буксиры, плавказармы и пр. – Финляндия. Почти все наши заводы забиты заказами на постройку боевых кораблей. Россия неисчерпаема? Дай-то бог! А вообще-то это грабеж страны среди бела дня. ЦК КПСС развратил наших министров своим попустительством. Впрочем, они сами – члены ЦК. Так что они сами себя и развратили. У нас больше подводных лодок, чем у американцев. У американцев одного моряка в море обслуживают четверо на берегу. У нас меньше одного. И того еще приходится отрывать от торпед и направлять на разгрузку вагонов, на уборку овощей, на целину, на строительство "хозспособом"…А уж торпедам – что остается по времени...

На вопрос о разработке и производстве тренажеров в УПВ отвечали, что "промышленность их не берет". Малые серии. Наверное, звания лауреатов различных премий за них не дают. Почему в Америке сделают все, что душе угодно, были бы деньги? Неладно что-то в нашем королевстве. Было уже нечто подобное в нашей истории: перед началом войны с Германией в приграничной полосе у нас было больше танков и самолетов, чем у немцев. И все это в течение двух недель обратилось в прах. Не умели воевать. Пришлось учиться непосредственно на полях сражений. Очень дорого обошлась такая наука. Делать упор на строительство боевых кораблей в ущерб обеспечивающим, тылу, обучению личного состава и, особенно, командиров крайне опасно. Иметь тренажеры по выходу в атаку групповой цели необходимо, но недостаточно. Кабинеты торпедной стрельбы нужно превратить в учебные центры. Командиры кораблей и подводных лодок должны быть не только хорошими судоводителями, но и хорошими стрелками. И на должности командиров следует назначать с учетом умения атаковать цель. Выход в атаку – цель их службы. Лучшие из стрелков могли бы учить всех остальных командиров кораблей, да и командиров соединений тоже. Поэтому значение тренажера для подготовки командиров невозможно переоценить.

На флот поступили лодки с телеуправляемым торпедами. При стрельбе ими главное действующее лицо – акустик. Выстреленная торпеда источником шума – гребными винтами – направлена как раз на стреляющую лодку, на акустика. Шумит, мешает ему сопровождать цель. А тренажер всего один на бригаду. Вышел в море – конец тренировкам. Такой тренажер должен быть на каждой лодке, более того, он должен быть встроенным в комплекс приборов телеуправления.

Пройдет лет пять, понадобится личное вмешательство Главкома, чтобы через Министра судостроительной промышленности разместить заказ на изготовление тренажеров на заводе "Двигатель". Главкома ли это уровень размещать заказы на заводах? Да и узнает Главком о том, что тренажеров для акустиков лодок с телеуправлением явно недостаточно, совершенно случайно. Дело ли это? Пройдет еще лет пять – и Главком назначит ответственного за организацию подготовки командиров кораблей и подводных лодок: УПВ ВМФ, а именно начальника отдела Боевой подготовки капитана 1-го ранга Бушуева Владимира Ивановича. И еще пройдет лет десять – и промышленность будет буквально выпрашивать любые заказы: были бы деньги. Получить какой-нибудь заказ промышленности у военных будет так же трудно, как в свое время военным упросить промышленность сделать что-либо. А с деньгами-то как раз и будет бо-о-льшая проблема.

Оставим пока мечты начальника до лучших времен. Что он может реально сделать в данной ситуации? Не берет промышленность к разработке тренажер "атака групповой цели"? Попробуем сделать сами. Не боги горшки обжигают. Не инженеры у нас, но мастера-практики вполне на уровне. ПУТС-ов(2) со списанных кораблей имеется несколько комплектов. Лежат на случай заменить что-либо в случае необходимости на кораблях. Всякие там сельсины, дифференциалы, вращающиеся трасформаторы и пр. Техническую документацию наши мастера, конечно, не разработают. Можно ограничиться простой инструкцией. Надо бы проработать этот вопрос поглубже. Поручить Чуприну(3) и его мастерам изучить возможность самостоятельно изготовить тренажер своими силами и установить, что нам еще необходимо для этого от других служб флота.

В результате проработки было установлено, что можно сделать тренажер для атаки групповой цели из восьми кораблей. Приблизительно такую группу представляют собой авианосец и его охрана. Необходима помощь 5-го отдела флота в получении некоторых комплектующих. Доложили Командующему флотом адмиралу В.П.Маслову. В прошлом командир лодки, затем командир дивизии, адмирал сразу оценил важность тренажера для обучения командиров. Решение принял мгновенно: на каждое соединение – по тренажеру! И сам возглавил работу. Пришлось засучить рукава: изготовили и смонтировали в торпедных кабинетах соединений семь тренажеров. Новое задание Командующего флотом: изготовить еще один – в подарок Северному флоту от Тихоокеанского. Адмирал раньше служил на Северном флоте командиром дивизии. С некоторым трудом сделали еще один. И попросили повременить с подарками: не из чего делать, так как разобрали все списанные ПУТСы.

Конечно, для полного счастья хорошо бы дополнить картину маневрирования целей акустическим фоном от кораблей-целей. Но это уж нам не по зарплате. Нужны серьезные разработчики в промышленности. А Северяне, получив подарок, сами изготовили по образу и подобию несколько тренажеров.

Результатом разработки тренажера было следующее. Организационными указаниями Главнокомандующего по боевой подготовке на следующий год предписывалось провести на Тихоокеанском флоте сборы специалистов по стрельбе торпедами. Наиболее представительной была группа от 6-х Высших офицерских классов во главе с крупным теоретиком торпедной стрельбы капитан 1-го ранга Л. Я. Лонцихом. Сборы состоялись. Специалисты дали высокую оценку тренажеру и рекомендовали изготовить еще два тренажера: для Военно-морской Академии и для Высших офицерских классов. Отличная работа.

Оставим пока начальника Управления с его тренажерными проблемами. Заглянем в соседний кабинет. Со стороны 2-го отдела как-то все виднее, что происходит в 3-ем.

Примечания

1 - Перволинейная лодка – подводная лодка, выполнившая все боевые упражнения.

2 - "ПУТС" – комплект приборов управления торпедной стрельбой.

3 - Чуприн – Павел Васильевич, капитан 3-го ранга. Начальник цеха ремонта торпедных аппаратов и приборов управления торпедной стрельбой.

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю