Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Специалисты арсенала против завода-изготовителя торпед и военного представительства при нем

В книге Р. Гусева описан эпизод, когда один из лучших специалистов арсенала Володя Зверев, вскрыв контейнер с аппаратурой самонаведения и увидев, что на аппаратуре паутина и муха в ней, в стиле Шерлока Холмса сделал заключение, что аппаратура "дохлая". Заводской специалист, наверное, не справился с проблемой, не поставил диагноза, не устранил повреждения и простояла аппаратура у него под столом до конца месяца. Паук успел и паутину сплести и муху поймать. В конце месяца "для выполнения производственного плана" аппаратуру схватили, установили в контейнер, военпред поставил свою пломбу, подписал соответствующий документ и на флот ее, голубушку. Зверев быстро нашел и устранил причину отказа. А военпред при заводе в г. Фрунзе (теперь г. Бишкек, Киргизия) Завацкий Анатолий Павлович крупно возмутился, причем в оскорбительном для специалистов арсенала тоне: и таких специалистов вместе с восторгающимися ими начальниками ОТК надо гнать поганой метлой с должности, и паук не может жить в среде азота и пр. Ну что ж, Анатолий Павлович, считайте, что вызов принят! И мало Вам не покажется!

Паук, возможно, и в самом деле не может жить в среде азота. Прочтите текст еще раз внимательно. Во Владивостоке паука уже не было. Он же знал, что Вы люди серьезные, шутки с вами плохи, быстро и не глядя поставите пломбу на контейнер с "дохлой" аппаратурой. Перспектива прокатиться из Центральной Азии на Дальний Восток в "запломбированном вагоне" его не прельщала и он, как нормальный браконьер, бросил и сеть (паутину) и добычу (муху) и "подоравл". Специально на подобные случаи Великий Государь Петр 1 издал "Указ Генваря 11-го дня 1723-го года". Полный текст Указа приведен на странице… А вот второй абзац Указа Великого Государя – Ваш случай.

"Старшего олдермана Фрола Фукса бить кнутом, пусть не ставит клеймы на плохие ружья".

А Вам, Анатолий Павлович, не следовало бы ставить пломбы на контейнеры с "дохлой" аппаратурой. А чтобы прояснить вопрос о том, какие специалисты работали во Владивостоке и в Вашем военном представительстве, для Вас из нашей достаточно обширной практики подобран эпизод по специальности. По технической сложности он будет простым и понятным даже для людей, неискушенных в нашем деле, так сказать, на бытовом уровне. Специалисты класса Володи Зверева в данном случае нам не потребуются: это было бы много чести для Вас. Против Вашего представительства достаточно будет старшины срочной службы торпедного арсенала. Сразитесь-ка по специальности с ним.

У электриков сегодня хороший день. Две недели назад получили от промышленности новый – третий по счету – вариант исполнения торпеды СЭТ-65. С новой аппаратурой самонаведения "Сапфир". Новая аппаратура потянула за собой изменения в агрегатах питания, кабельных трассах… Разберемся, бог даст.

У предшественника Лариона по должности Рудольфа Гусева была хорошая практика. Он сам готовил расчет из старшин и матросов, им самим отобранных. Получив его наследство по специальности, Ларион тоже сам готовил себе специалистов. Командиры расчетов были не только их учениками по специальности, но и воспитанниками по жизни. Начальники цехов, да и главный инженер арсенала, были, конечно, для них начальниками, но не авторитетами. В делах серьезных они звонили прямо своим шефам. Получил звонок и Ларион.

Прошу приехать!

Видимо, дело серьезное. Расчет как раз работает с новой торпедой. Надо ехать. Документы – в чемодан, чемодан – в сейф, на машину – и в арсенал.

– Смотрите!

Вот это дала "пузыря" промышленность! А командир расчета молодец! Такой "пузырь" выловил, да еще на первой же торпеде. Класс! Мы не допустим выдачи на корабли небоеспособных торпед.

Очень кстати в арсенале оказались гости с завода-изготовителя из города Фрунзе. Начальник КБ и ведущий инженер. Они-то, голубчики, нам и нужны! Прилетели они проветриться, похвалиться новой торпедой, запастись колониальными товарами: икрой, рыбой, крабами. Походили по цехам арсенала, похвалили порядок в цехах, постояли на последней шпале Транссибирской магистрали. Гостей специально водят постоять на последней шпале: местная экзотика. И поехали к начальнику Управления поделиться впечатлениями, поговорить "за торпедную жизнь".

Ларион – на телефон.

– Товарищ начальник! К Вам поехали гости из Фрунзе. У меня информация по новому изделию 260 чрезвычайной важности. (Упаси боже: слово "торпеда", да чтобы по телефону – ни в жизнь! Огромадный секрет! Услышат особисты – большие любители подслушивать – хлопот не оберешься.) Я приеду минут через 15. Когда гости будут у Вас, пожалуйста, вызовите меня и спросите мое мнение о новом изделии.

– Добро.

По прибытии:

– Офицер, ответственный за освоение Вашей новой торпеды. Послушаем его мнение.

– Торпеда сделана добротно, ходить, наверное, будет хорошо. (На лицах гостей – полное удовлетворение. Иначе и быть не может!) О работе новой аппаратуры самонаведения "Сапфир" скажем выстрелов после ста. Но на данный момент торпеда небоеспособна и положение дел хуже, чем все Вы можете себе представить.

На лицах гостей недоумение.

– Быть того не может, потому, что этого не может быть никогда!

– Докладываю научно: на батареях к новому варианту торпеды наконечники приборных кабелей имеют обратную цветовую маркировку, нежели клеммы на торпедах. Присоединяя кабели батареи в соответствии с их маркировкой к электрическим цепям торпеды, получим: в цепях 27 вольт – 80, а в цепи 80 вольт – 27. Со всеми вытекающими.

– Такого быть не может!

– На участке приготовления торпед на козлах – торпеда, на вкатнике – батарея, в штабеле с батареями вскрыт один контейнер, а внизу – машина под парами. Готов показать Вам все это в металле. А в конце рабочего дня есть предложение вновь собраться в этом кабинете и подумать, как выворачиваться из этого положения. А положение таково: этими же батареями комплектуется и предыдущая модификация торпед. В них просто не используется напряжение 80 вольт. Батареи поступили значительно раньше торпед, и мы уже полгода рассылаем их по базам оружия флота. И неизвестно, сколько "дохлых" торпед выдано за это время на корабли, в том числе и ушедшие на боевую службу. Здесь у меня хорошо подготовленные люди и выловили этот "пузырь" на первой же торпеде. А из военно-морской базы "Стрелок" и с Камчатки известий по этому вопросу нет. Значит, там пролопушили. А коли нет такой информации из Москвы и Ленинграда, значит, пролопушили и на Северном флоте: туда вся эта материальная часть поступает на полгода, а то и на год, раньше, чем к нам.

На лицах гостей неподдельная тревога. Тут уж не до колониальных товаров. И подумать страшно, какими торпедами вооружены корабли!

– Едем, посмотрим все на месте!

Приехали, посмотрели.

– К проходной ближайшего завода Минсудпрома!

Сделаем перерыв на обед, пока гости прорываются на "Дальзавод" и упрашивают главного инженера дать им – коллегам по министерству – связь с далекой Киргизией.

К концу дня гости снова прибыли к начальнику. Повеселевшие! В результате интенсивных переговоров с родной фирмой было установлено: ошибка в чертеже на контейнер батареи. Не они, значит, виноваты в этой "козе", а разработчик чертежа: СКБ завода "Двигатель". Есть на кого перевести стрелку "в случае чего"!

– Пора подумать, как выбираться из этого пикового положения.

– Вам, наверное, нужно озаботиться изданием Бюллетеня на доработку батареи. Да подошлите пару человечков с цветными хлорвиниловыми чулочками, щелочестойкой краской… Прямо в штабеле и доработаете, а мы уж заполним азотом после ваших. А сейчас согласуем основные моменты будущего бюллетеня. Я завтра же слетаю (150 верст в один конец на машине – не расстояние) в "Стрелок", научу там своих да установлю, какие корабли нужно перевооружить. После – на Камчатку за тем же самым. А вы уж сами там потихонечку, подпольно на Северный флот. Пока вас не взяли за хобот соответствующие товарищи из ЧК. У них ведь как раньше было: "был бы человек, а статья найдется!" А тут и статья и человеки – все в наличии. Товарищ начальник! Хорошо бы моему командиру расчета приготовления отпуск предоставить. От Вашего имени.

– Добро. Заслужил – пусть едет.

Ларион испытывал внутреннее удовлетворение от того, что это его воспитанник выловил "пузырь" промышленности и военпредов, в то время, как торпедисты Северного флота около полугода вооружали корабли "дохлыми" торпедами. А узнай об этом чекисты? Военпреду, поставившему согласительную подпись на чертеже, голову, может быть, не оторвали бы – не 1937-ой год – а погон вполне мог бы лишиться. А, может быть, и не один он.

Великий Государь и такой случай предусмотрел в своем Указе:

"Буде заминка в войске приключится, особливо при сражении, по недогляду дьяков и подьячих, бить оных кнутом нещадно по оголенному месту… старшего олдермана бить до бесчувствия". Заминка в войске приключилась и хорошо хоть, что не при сражении. Благодаря ответственности и технической грамотности – на своем, конечно, уровне – старшины срочной службы "заминка – во всяком случае, на ТОФ – была небольшой. В Военно-морской базе "Стрелок" перевооружили два корабля. Да на Камчатке две подводных лодки. Одну (командир капитан 1-го ранга А. Макаренко) уже после возвращения с боевой службы. Да и не все торпеды СЭТ-65 пришлось заменить, а по одной две торпеды. За давностью лет не вспоминается фамилия славного парня, забившего такую мощную шайбу военпредам. Так же, кстати, как и фамилии гостей с завода-изготовителя. Но Вы, Анатолий Павлович их, конечно, знаете. За такие дела по понятиям 70-х годов прошлого века Указа Великого Государя могло показаться недостаточным: можно было прогуляться в одно солидное учреждение. Приведем координаты некоторых офисов этой серьезной организации. В Москве это Лубянская площадь дом №2, в Ленинграде это Литейный проспект дом №4. Самое высокое, кстати, здание в Ленинграде: оттуда, как говорят тамошние жители, в солнечную погоду даже Магадан виден. Во Фрунзе (Бишкеке) автор ни разу не был и потому не знает. Ну, да это не беда. Не знает автор, так знаете Вы, Анатолий Павлович. Вы же там служили. В какой, кстати, должности? Согласно Указу Великого Государя: дьяка? подьячего? олдермана? Если в должности "старшего олдермана", то согласно Указу… это вас и следовало бы нагрузить с кормовой части "до бесчувствия". А таких батарей только Тихоокеанский флот получил более полутора сотен. А другие флоты? По сравнению с этим "пузырем" одна "дохлая" аппаратура в контейнере под Вашей пломбой это такая мелочь, что и в микроскоп не разглядеть. А не будь старшина срочной службы торпедного арсенала столь внимательным, Ваша, Анатолий Павлович, приемка поставила бы весь флот на уши, когда, в конце концов, этот "пузырь" вылез бы наружу.

А куда же смотрели капитаны всевозможных рангов Военной приемки? Ведь оснастку батареи: алюминиевые блоки контейнеров, перемычки, кабели и прочее изготавливал завод, где Ваша, Анатолий Павлович, приемка все и принимала. (А может быть, и Вы лично). Неужели Вы ни разу не "примерили", как стыкуются с торпедой кабели контейнера батареи? Достаточно ли их длины, соответствуют ли диаметры отверстий в наконечниках кабелей диаметрам клемм на торпеде, маркировка. А если смотрели, то куда и почему не увидели того, что увидел старшина торпедного расчета? Он, в отличие от Вас, не поленился залезть под батарею и внимательно рассмотреть, с которых по счету элементов снимается приборное напряжение 27 и 80 вольт, где проходят кабели и к каким клеммам на торпеде они присоединяются. Разработчики чертежа и военпреды при них "дали пузыря", допустили ошибку в чертеже. Чего же у Вас-то не хватило, чтобы увидеть такие простые вещи, то, что увидел старшина срочной службы? Кто вы? Представители Военно-морского флота при промышленности, или "принималы" всего, что как сделает завод? Или "чтобы не было п….жу, делай все по чертежу" и не более того? Как же Вы дошли до жизни такой, что старшина срочной службы забивает такую позорную для Вас шайбу по специальности в Ваши ворота?

Разработчики чертежа на контейнер батареи выпустили бюллетень на доработку, новый чертеж, а старый уничтожили, чтобы и не напоминал об ошибке.

Кстати, в 1986-м году проходила информация о приемке Вашим подчиненным (Вы были в то время уже самым старшим олдерманом – районным инженером) Олегом Чебоненковым партии торпед 65-76А в декабре месяце, хотя торпеды были изготовлены в мае, правда, только следующего года. Завод, само собой, получил солидную, хотя и не заработанную премию.

Великий Государь Петр 1 не мог даже предположить ничего подобного и в своем Указе… не предусмотрел, как именно и по какому месту следует отодрать виновных за такие дела. За него потрудился прокурор и пообещал Олегу "до семи лет на нарах". Со времен Петра Великого мода на виды наказаний изменилась значительно. Иные времена… И только "перестройка" и связанная с ней амнистия похоронили это дело. А относительно поганой метлы Вы оказались правы: она очень пригодилась для использования по прямому – в переносном, конечно, смысле – назначению. И Вы вместе с Олегом Чебоненковым знаете лучше, чем кто-либо другой, кого из Вас, когда, за что, откуда и куда именно погнали этой самой метлой. Одного из Вас в места холодные в Северодвинск, второго хоть и в теплые, но с понижением: из районных в старшие. Ну и как метла? Или если по собственной заднице, так и не очень поганая? При таких-то Ваших достижениях Вам ли хвататься за шпагу и становиться в третью позицию для защиты чести и достоинства из-за одной дохлой аппаратуры самонаведения? Минно-торпедная служба ТОФ пощадила Вашу приемку ( а, может быть, и Вас лично) и не "сдала" ее, кому следовало бы…по принадлежности. Может быть, стоило? Так что Ваша, Анатолий Павлович, свобода это не столько Ваша заслуга, сколько недоработка "компетентных органов".

Эх, не везет России! Рановато отдал концы Великий Государь. Или хотя бы воскрес на недельку. Разобрался бы с Вами от души. По воспоминаниям современников он был не только любитель, но и большой мастак по такой части, как вогнать ума нерадивым… через задние ворота!

Начальник любого уровня будет всегда на высоте, если у него способные и ответственные подчиненные.

Честь мундира, Анатолий Павлович защищать можно и нужно при условии, что мундир чист. А вот Вам нужно уложить мундир в непрозрачный пакет да вечерком в химчистку!

Честь имею!

Не только торпедисты "дают пузыря"

Для торпедистов техническая криминалистика занятие довольно частое. Иногда скандальное, а иногда и кровавое. Возможно, поэтому в их сознании как-то укоренилось, что только у торпедистов сплошные проблемы, а у механиков, ракетчиков и в других службах "все хорошо, прекрасная маркиза".

Прилетел Ларион как-то на Камчатку на флотилию подводных лодок. По причалу энергично перемещаются туда-сюда главный ракетный начальник ТОФ адмирал Матюхин, офицер из его управления капитан 2-го ранга Назаров, кто-то из местных ракетчиков.

Назарова Ларион знал еще по училищу и заловил на бегу:

– Что это Вы тут во главе с адмиралом носитесь, как наскипидаренные?

– А! Наши мудаки ракету выгружали! Открыли крышку шахты, взяли ракету на кран. Внизу сняли со стопоров, отсоединили все разъемы, все по науке.

– Ну и что?

– А то, что сверху взяли на кран пятую ракету, а внизу отсоединили соседнюю. "Выгрузили"! Внизу все там оторвали, мать их. Лучше бы они себе яйцы оторвали, мудаки.

И убежал догонять своего адмирала.

А Ларион подумал, что это скандал до Министра обороны, а то и до Самого... Пока все не восстановит промышленность, стрелять нельзя ни одной ракетой, а то еще полетит она вместо Вашингтона да на Москву. Да еще Генштабу нужно перенацеливать 16 ракет из резерва на те объекты, что были под прицелом ракет этой лодки. Сейчас нашим ракетчикам не позавидуешь. Такова жизнь и не только торпедная. "Пузырь" ракетчиков – торпедистам в утешение: не только у них проблемы.

Мечты торпедистов

А торпедисты мечтают о том, какая им нужна торпеда. Итог мечтаний сформулировал начальник торпедного отдела. В качестве науки молодым сотрудникам. На случай, если они окажутся причастными к разработке торпед. Итак, слово капитану 1-го ранга Игорю Лосю.

– В процессе жизненного цикла торпеды с нею имеют дело представители различных организаций и в понятие "хорошая торпеда" они вкладывают свои требования.

– Для разработчиков торпеды и военного института, обосновывающего требования к торпеде и наблюдающего за ходом ее разработки, "хорошая торпеда" – это высокая скорость, большая дальность и глубина хода, большой радиус реагирования системы самонаведения. За это присваивают звания лауреатов Государственных премий, награждают орденами и медалями. Ну и неограниченное финансирование разработки тоже очень неплохо. Можно долго кормить коллектив разработчиков.

– Для заказывающего управления дополнительно к перечисленному это еще и пригодность к массовому производству. У него деньги, на нем и ответственность за обеспеченность флота торпедами.

Во время ОНО вопрос о стоимости торпеды не стоял. Нужны деньги? Напечатаем! Нужно серебро для батарей по полтонны на штуку? Накопаем или купим! Сейчас другое дело. Когда нет денег ни на что, приходится осмотрительно распоряжаться теми крохами, которые удается получить из бюджета для своей отрасли.

– Для эксплуатационников – офицеров Минно-торпедных управлений флотов и торпедно-технических баз "хорошая торпеда" должна отвечать дополнительным требованиям, а именно:

– иметь срок содержания на носителях, исключающий необходимость перевооружения кораблей в период плавания между постановками в док или в завод для ремонта, что очень важно и для баз оружия флота, так как существенно уменьшает объем работ по приготовлению торпед к выдаче на носители и разоружению после снятия с кораблей. Кроме того, многочисленные приготовления и разоружения торпед, как показывает опыт, не способствуют сохранению материальной части торпед в исправном состоянии. Скорее, наоборот.

– быть несложной, технологичной в приготовлении. Личный состав срочной службы, занятый на этих работах, только к концу своей службы становится достаточно опытным. А если уж без серьезных проверок торпед при приготовлении не обойтись, то пусть они будут автоматизированными, не требующими разобщения торпеды на отдельные составные части с проверками их на своих столах прокачки, контрольно-регулировочных станциях и пр. В этой области нас торпедистов обошли ракетчики со своими АКИПС(1). А ведь торпеды разрабатывались в то же время, что и ракеты. Возможно, это результат ограничения доступа торпедистов к разработкам ракетчиков. Не исключено, что это следствие нашего профессионального происхождения. Мы – торпедисты – произошли от других, чем ракетчики, обезьян. Наши родители – кораблестроители, а место нашего рождения – механическая мастерская и кузница. Да и наш минно-торпедный Главк – подразделение Министерства судостроительной промышленности. А ракетчики начинали с чистого листа. Они не отягощены традициями, опытом разработки предыдущих образцов, станочным оборудованием серийных заводов. У них, можно сказать, "непорочное зачатие".

– Как объект хранения и транспортировки торпеда в идеале должна представлять собой одно транспортировочное "место" и не бояться суровых условий хранения.

Торпеды для кораблей и подводных лодок 2-го поколения могли бы быть и существенно лучше. Не в плане технических характеристик, а в плане эксплуатации. Например, проверка составных частей торпеды без их демонтажа из торпеды, а в сборе с торпедой через контрольные разъемы. Прокачка приборов курса в составе торпеды на стенде-качалке. Снабдил лимб нониусом – и отсчитывай углы увода. А если что и нужно подрегулировать, так обеспечь доступ к регулировочным устройствам. Причина неудачных технических решений применительно к эксплуатации торпед заключается, как мне представляется, в сверхсекретности разработки. Слишком уж ограниченный круг людей допускается к работе. А между тем, было бы исключительно полезным привлекать минно-торпедные управления флотов к участию в разработке раздела Технического задания, касающегося требований по эксплуатации. Опыт эксплуатации торпед у офицеров флота не заменишь ничем: он или есть, или его нет.

– Практический вариант исполнения торпеды должен быть не только близким по своим техническим характеристикам к боевому варианту, но и быть пригодным к многократному использованию без частого и длительного пребывания в ремонте. Кроме того, торпеда должна надежно всплывать и хорошо обозначать точку всплытия. Как тут не похвалить ракетный прибор следности, дающий прекрасную картину хода противокорабельной торпеды. Словом, практическая торпеда тогда хороша, когда ею любят стрелять. Правда, сделать практический вариант торпеды, равный по своим техническим характеристикам боевому, наверное, сложно. И чем дальше, тем отличия будут возрастать. Особенно у электрических торпед с одноразовыми батареями. А всегда ли нужно много стрелять практическими торпедами? Ракетчики, кстати, редко стреляют своими ракетами: оружие одноразовое и дорогое даже для периода неограниченного финансирования.

По зрелом размышлении на эту тему я бы так определил необходимость или отсутствие таковой в массовом использовании практических торпед в боевой подготовке кораблей.

Серьезный недостаток при разработке торпед заключается в малом объеме испытаний. Торпеды рождаются с серьезными изъянами, не обнаруженными в ходе недостаточных по объему заводских и государственных испытаний и, естественно, не устраненными. В таком случае массовое использование торпед в ходе боевой подготовки это, по сути дела, продолжение государственных испытаний. В первые 5-6 лет освоения торпеды флотом обнаруживаются серьезные недостатки и производятся различные доработки, в том числе и для достижения заявленных при разработке технических характеристик. Примеров тому масса.

Когда американцы разрабатывали свою торпеду Мк-48, то в ходе испытаний произвели более 1000 выстрелов, все про свою торпеду узнали, "выгребли" все ее недостатки и запустили в серию. А вот наш аналог этой торпеды – УСЭТ-80 – в ходе испытаний имел число выстрелов на порядок меньше, чем Мк-48. Потому, наверное, и родился, не смотря на пятнадцатилетний срок беременности, недоношенным с шестью проблемами на своей шкуре. Нелишним будет напомнить, что единый с ракетчиками ввод данных через разъем АЭРВД(2) был реализован в торпеде под нажимом Министра судостроительной промышленности и под угрозой применения самых суровых кар. Как инженер, Министр оказался выше коллектива разработчиков, возглавляемого доктором, лауреатом и почти академиком. Честь ему и хвала за это. Если, конечно, министр сам додумался до этого, хотя это вряд ли.

Коли уж не удастся сделать практическую торпеду, равную боевой по техническим характеристикам, значит нужно искать другое техническое решение. Например, ходовой макет торпеды с малой – 2-3 км – дальностью хода. Это не сложно. А боевое упражнение выполнять в два этапа. Первый – обнаружение цели, определение элементов (хотя бы некоторых) движения цели, занятие позиции залпа и условный залп. Определение успешности выполнения боевого упражнения и составление отчета – по распечаткам БИУС(3) стреляющего корабля и корабля-цели. В этом случае возможна автоматизация построения взаимного маневрирования стреляющего корабля и цели. Второй этап – сближение с целью на дистанцию 1,5-2 км и выстрел по цели. Назначение фактического выстрела: проверка правильности ввода данных, исправности торпедных аппаратов, управляемости торпеды, радиуса реагирования и устойчивости работы системы самонаведения, помехозащищенности неконтактных взрывателей. Результаты расшифровки записей регистраторов – в дополнение к отчету.

Для людей государственных, стоящих и над разработчиками, и над заказчиками, и над эксплуатационниками критерием "хорошей торпеды" является интегральный показатель: "цена – качество". Сказанное особенно актуально сейчас, когда денег для торпедистов явно недостаточно.

Совсем недавно при рассмотрении очередного этапа разработки новой торпеды разработчики оказались неготовыми к ответу на вопросы: сколько же будет стоить один практический выстрел вашей торпедой? К каким расходам приготовиться заказчику и сколько денег просить и планировать на боевую подготовку? Где и как планируется приготовление к выстрелу, ремонт и транспортировка торпед? Медленно проникают в сознание разработчиков экономические оценки. При нынешнем уровне финансирования объем Государственных испытаний будет явно недостаточным. Значит, боевая подготовка неизбежно станет их продолжением. Со всеми вытекающими.

Еще несколько слов о разработке новых образцов оружия в одной из организаций.

Назовем ее "Гидропривод". При "коммунистах" в разработке всегда было несколько образцов оружия. По слухам (а мы не можем не верить слухам, которые сами же и распускаем) в последние годы ситуация изменилась в корне: вместо разработки оружия новая администрация разводит методом "клонирования", в основном… заместителей! Года два назад их было, по неофициальным сведениям, аж 17 штук! И еще одна советница! С окладами порядка ста тысяч рублей. "Отставная общественность", поверить подобным слухам, конечно, не могла: быть того не может, потому что этого не может быть никогда!

Господин президент! Дмитрий Анатольевич! Господин премьер-министр! Владимир Владимирович! Вы затеяли сократить чиновничий аппарат на 20%. Пока сокращаете, они снова разведутся, как тараканы.

В природе отмечено такое явление. На городских свалках разводится такое количество ворон, крыс, чаек и другой живности, которое эта свалка может прокормить. Так и с нынешним чиновничеством. Поменьше давайте денег Государственным Унитарным Предприятиям! Чем больше дадите – тем больше разведется там заместителей, помощников, советников, референтов, членов наблюдательных советов и пр. В одном можете быть уверены: сколько денег ни дадите – все они будут "освоены" оравой помощников, советников, референтов.

Куда Степашин со своими аудиторами ни сунется, везде сплошное воровство. "Черных дыр" у нас и без них хватает. А то, ведь, нефти и газа может не хватить. Купим вертолетоносец "Мистраль" у Франции, а на разработку оружия и денег не останется.

Примечания

1 - "АКИПС" – автоматизированная контрольно-испытательная проверочная станция.

2 - "АЭРВД" – автономный электрический разъем ввода данных.

3 - "БИУС" – боевая информационно-управляющая система – "мозг" корабля.



Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю