Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Одним росчерком пера

Торпедные начальники не крутят гаек в торпедах и потому как бы не могут в принципе что-нибудь в торпеде "напахать". Тем не менее, случается, торпеды топят одним росчерком пера.

Начальник Управления вызвал Лариона.

– Шаденков(1) сообщил следующее.

– На Камчатке выполнялось боевое упражнение. Организационная стрельба. Море – штиль. Установленная дистанция хода торпеды – 1 км. Стреляют торпедой СЭТ-40. Торпеды нет. Стреляют второй: результат тот же, торпеды нет. Сами разобраться не могут, подняли руки вверх по специальности. Просят помощи. Раз обстоятельства потери обеих торпед схожи, значит, причина носит систематический характер. Надо постараться найти ее. Желаю удачи.

Для устанавливающего причину потери случай непростой: главного "вещдока" – торпед – нет. Приглашать специалистов промышленности не позволяет профессиональное самолюбие. Успешное проведение подобного расследования – установление причины потери торпед – показатель класса расследующего. А ведь причина где-то существует. – Приготовить торпеду точно так, как неделю назад!

Работают строго по букварю. Здесь в принципе не может быть причины потопления. Торпеду – на корабль, в тот самый торпедный аппарат. Хоть стреляй! И зацепиться не за что. На душе как-то не по себе. Но случай, который идет навстречу тем, кто его ищет, помог и тут.

– Какая температура была в день стрельбы?

– Минус 7 градусов.

– А грелки у вас как?

– Отключены по указанию Шаденкова.

– Расследование закончено. Вины личного состава в потере торпед не усматриваю. Машину мне – к Шаденкову.

Быстро – пока не передумал! – дают машину. Где это видано, где это слыхано, чтоб личный состав двух кораблей да не был бы виноват в потере двух торпед! Сам старший офицер Минно-торпедного управления сказал!

– А в чем там дело?

– Это наши заморочки и они вам неинтересны.

В коридорах Тыла флотилии по пути к кабинету Шаденкова офицеры торпедного отдела останавливают Лариона, заинтересованно спрашивают, разобрался ли в причинах, в чем там дело. Для воспитания почтения к офицерам Минно-торпедного управления равных по званию – а уж младших по званию так и сам бог велел – можно слегка и "оттянуть".

– Аплодируете тут ушами по специальности, житья от вас нет! Столько торпедистов, не можете разобраться в таких пустяках! Летай тут, разбирайся за вас!

Оставив смущенных офицеров переживать профессиональную несостоятельность, Ларион входит к начальнику Минно-торпедного отдела.

– Ну, что, разобрался? В чем там дело, кто виноват?

– Конечно! Зря мы, что ли, за три тысячи верст летаем? А виноваты лично Вы. По Вашему указанию отключены грелки в торпедных аппаратах. При приготовлении торпеды испытаны в автоклаве. В трубопроводах к автомату глубины и автономному устройству непотопляемости осталась вода, она и замерзла: температура в день стрельбы была минус 7 градусов. И автомат глубины и АУН не чувствовали текущей глубины. По своей механической глупости считали, что торпеда находится на поверхности: ведь пробки образовались, когда торпеды были в аппаратах на верхней палубе. Грунт в районе – песок и ил. Торпеды торчат в грунте в точке залпа. Попробуйте достать петлей(2) или царапните там донным тралом. Категорически желаю успеха.

***

Потеря торпеды на флоте в ходе выполнения боевых упражнений воспринимается всегда и всеми к тому причастными весьма болезненно. Если торпеда не обнаружена в расчетной точке всплытия и начинается ее планомерный поиск, то руководитель выполнения боевого упражнения нередко снимает стресс старым испытанным способом: "матерьялом", разведенным по широте места.

Отмечено, что чаще всего аварийные происшествия на кораблях происходят, когда на корабле присутствует старший начальник.

Один уж очень ученый адмирал, будучи на торпедолове, деловым советом командиру торпедолова поучаствовал в потоплении торпеды. Да ведь до чего обидно! Новая торпеда УСЭТ-80 утонула. К великому счастью был обнаружен всплывший буек системы безводолазного подъема. По тонкой, прочной жилке от буйка к торпеде пошло специальное устройство. Добралось до торпеды и прочно закрепилось на ней. А от этого устройства до торпедолова идет прочный трос из синтетического материла. За него и поднимают торпеду. И вот торпеда уже у поверхности воды, вот ее пытаются затащить в кормовой клюз торпедолова, вот поднимем и установим причину потопления… вот… И трос обрывается! И торпеда тонет уже с концами: второго буйка системы обнаружения и подъема на торпеде нет.

С сердечным приступом адмирал попал в госпиталь. А все потому, что – убежденный трезвенник – не снял стресса испытанным способом. Вот что бывает с торпедистами "от недопития". Так что, товарищи ученые с большими погонами, чаще ходите в море. Стрессы снимайте своевременно.

Начальник отдела разработки торпед на тепловой энергетике капитан 1-го ранга Борис Бобин стресс снял своевременно…

В 1980 году подводная лодка (командир капитан 2-го ранга Каспер-Юст(3) врезалась в скалу. В торпедном аппарате заклинена боевая торпеда 53-65К. Торпедист-тихоокеанец со стажем Борис Бобин, служивший уже в Военно-морском институте оружия, доставал эту торпеду из торпедного аппарата. Достал благополучно. По окончании работы "снял стресс". Хорошо снял. Местные политработники заловили его и "сдали" политработникам Военно-морского института. По прибытии в институт Борис получил свое сполна. Для начала ему напомнили, как плохо он руководит мощнейшим научным коллективом из 3-х докторов наук и 5-ти кандидатов – почти половиной научных сил института! Борис защищался, как настоящий моряк:

– У меня от такой опасной работы заболел зуб, так я и прополоскал рот совсем немножко… "матерьялом".

– Признайся, что после прополаскивания "матерьял" не выплюнул!

– Вам бы повытаскивать боевые торпеды из деформированных торпедных аппаратов, так у Вас самих разболелись бы все зубы и даже вставные!

Так что жизнь у торпедистов – как у витязя на распутье – сложная. Куда ни кинь – все клин: не снимешь стресса – госпиталь, а снимешь – политработники "откалибруют". Куда деваться торпедисту?

А Бориса Бобина уже нет среди нас. И больные зубы сыграли тут роль не последнюю. Мир его праху.

Надо бы хоть немного передохнуть от торпед и от подводных лодок. Поговорить о чем-нибудь полегче. Вернемся в Минно-торпедное управление ТОФ. В некоторых отделах мы еще не побывали.

Примечания

1 - "Шаденков" – Иван Степанович, капитан 1-го ранга, начальник МТО КВФ.

2 - "Петля" – способ подъема объектов, торчащих в грунте.

3 - "Каспер-Юст" – командир подводной лодки. За аварию был снят с должности и назначен командиром учебного отряда во Владивостоке.

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю