Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Отдел производственных предприятий. (А так же: соглашайтесь со всем, кроме рыбалки!)

Во-первых, это финансы. Без денег, как известно, жизнь плохая, не годится никуда. Ведущий специалист – Бэлла Борисовна Ольшанская. Такому специалисту по финансовым вопросам начальник не нужен. Но он есть. Но это не значит, что он только в ведомости расписывается. Его вахта: строительство различных цехов, арочных сооружений для Минно-торпедной службы по флоту, обеспечение всех объектов котлами, компрессорами, подъемными кранами… Задача №1 – "влезть в титул", то есть в перечень запланированных к постройке объектов. Но это не означает, что после этого вам все построят. Многое строится на личных хороших отношениях со специалистами Управления капитального строительства. В любой момент найдут объективные причины, по которым "ну никак невозможно" что-нибудь построить. Сейчас здесь капитан 1-го ранга Кузнецов Анатолий Евгеньевич. Он пришел сюда из Специальной группы МТУ. Свою вахту по спецгруппе он сдал капитану 2-го ранга Москалеву Юрию Константиновичу. Предыдущий год был для Анатолия Евгеньевича поистине черным. Из 13-ти потерянных по флоту торпед 6 были приготовлены этой – столичной! – группой МТУ. А что уж совсем плохо: не взорвалась боевая торпеда 53-61МА (кстати, первая в серии) при выстреле по скале. Даже неясно, шла ли она вообще. И на "низкое качество ремонта" стрелку – по обыкновению – не переведешь: торпеда только что поступила с завода-изготовителя и ремонта не проходила. А невзорвавшуюся торпеду нужно бомбить, пока она не взорвется. А если неизвестна точка потопления, то нужно бомбить всю трассу: несколько километров. С ума можно сойти!

Руководитель выполнения боевого упражнения вышел в море с большим запасом глубинных бомб: загрузились так, что дальше некуда. Бомбят день, второй… Уже и бомб не остается. И тогда Руководитель собрал комиссию по уничтожению невзорвавшейся торпеды.

– Ну, вот что, е…нать! Последняя серия глубинных бомб! Уши развесить, как слоны в пустыне Сахара! (Он почему-то считал, что именно там слоны и водятся). Кто не услышит двойного взрыва, будет тут бомбить на следующей неделе до посинения! Последнюю серию глубинных бомб к сбрасыванию приготовить! Штурман! Курс через точку залпа по пеленгу стрельбы! Один кабельтов до точки залпа – доложить! Полный вперед!

– Есть один кабельтов до точки залпа!

– Первая – пошла!… Вторая!... Третья.!.

– Бах! Бах! Бах!…

– Слышали двойной взрыв, е…нать!?

При этом вопросе его правый кулак описал в воздухе такую выразительную траекторию, что тут не только двойной взрыв услышишь, а и все, что душе руководителя угодно.

– Слышали, слышали!

– Подписывай акт об уничтожении!

Вот как надо уничтожать утонувшие боевые торпеды! Уничтожили и подписали. Знай наших!

Ну и хватит Анатолию Евгеньевичу бомбить невзорвавшиеся торпеды. Израсходовал сотни три бомб, и достаточно. Пора ему и по флоту прокатиться, что-нибудь построить или дать кому-нибудь автомобиль или автокран. Вот он и собрался облагодетельствовать небольшую базу оружия в Советской Гавани. Подарки нужно вручать лично. Руку "дающего" должны знать, а самого дающего – чтить. А из Совгавани только что прилетел начальник управления. Мрачнее черной тучи. Начальники отделов обходят его кабинет стороной: как бы чего не вышло. Подождут проблемы.

Кузнецов перед убытием – по обыкновению – к начальнику: получить напутствие.

– Товарищ начальник! Какие будут дополнительные поручения?

– Одно. Соглашайтесь со всем, кроме рыбалки.

Тон начальника не предвещал ничего хорошего и Кузнецов расспрашивать не решился, вышел, думая про себя, что бы это значило? Прилетел, поспрашивал, как это случилось, что всегда уравновешенного начальника сумели вывести "из меридиана". Молчат. Хотя за три дня он ничего и не построил, но подарок вручил и какие-то вопросы решил. И "наехал" на местных начальников: "Колитесь"! Начальники дрогнули и рассказали…

Командир базы давно приглашал Бродского на рыбалку: "Тройная уха! Вот такие таймени!" и разводил в экстазе руками. "У меня тут все схвачено! С пограничниками все согласовано! Проедем в самое что ни на есть лучшее место и без всяких проблем". Бродский, не любитель рыбалки, не желая обидеть командира базы отказом, согласился. Переоделись, бахилы, скафандры, снасти: полная рыбацкая наука. На "газик" – и вперед! А мелкий моросящий дождь уже три дня идет. Обычная приморская погода в это время года. Едут, едут и дальше ехать некуда: дороги дольше нет, впереди сосна и застряли к тому же.

– Тут совсем близко. Полмили – и мы на месте. Вот туда надо идти.

Пошли. Чавкают бахилами по болотной хляби. И вдруг окрик:

– Стой! Стрелять буду!…

Остановились.

– Руки вверх!

– Да мы…

И очередь из автомата поверх голов по веткам деревьев! В испуге вскинули руки чуть не до небес.

– Ложись!

Как стояли с поднятыми руками, так и шлепнулись в мокрую хлябь. Не до шуток. Сразу вспомнили Устав караульной службы и что часовой – лицо неприкосновенное. Много чего вспомнили. Даже с самого детства кое-что. Так и лежали, пока разводящий с солдатом – пограничником не пришел. Поднялись.

– Кто такие? Документы!

– Забыли в одежде, когда переодевались!

Под конвоем под дулами двух автоматов их – мокрых – привели в караульное помещение. Пока связались по телефону времен первой мировой войны с заставой, пока выясняли, кто они такие на самом деле, пока за ними пришла, наконец, машина, пока… Выяснилось, что шофер заблудился и попали они на территорию другой заставы, где о них никто не знал. Уезжая, Бродский поблагодарил командира базы:

– За тройную уху спасибо. Угостил на славу. Впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь!

– Михаил Александрович! Хотели, как лучше! А как уж так получилось, так и сами…

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю