Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Глава 3. Торпедная наука. Положение дел с противокорабельными торпедами в 60-е годы. Работа с "личным составом"

В основном это прерогатива партийных органов. Высший партийный орган в институте это Политический отдел. Возглавляли Политический отдел во второй половине прошлого века адмиралы Равный, Климов, Копытов. Слово "адмирал" в переводе с арабского означает "повелитель морей". Какие "повелители морей" из политработников, представить себе нетрудно. Но уж очень звание красивое! А погоны! А денежное содержание! Потому и садились в это кресло с большим удовольствием.

Но не все же время в кабинете сидеть. Пора, однако, и личный состав повоспитывать. Особенно тех, кто находится в командировках. А то вообще могут от рук отбиться. Адмирал Равный отправился в Феодосию укреплять моральное состояние сотрудников института, находившихся там в командировке. (Моральное состояние сотрудников, находившихся в Северодвинске или, к примеру, в Западной Лице, его беспокоило значительно меньше. Если, конечно, беспокоило вообще).

"Создать условия" адмиралу поручили большому специалисту по таким делам капитану 2-го ранга Юре Зархину. Юра хороший ракетчик, дело свое знал и орден – по мнению автора – получил вполне заслуженно. Но это к слову.

Юра встретил адмирала в аэропорту, доставил в гостиницу и разместил в "люксе". Экскурсии, пикники, шашлыки – все "на уровне". За десять дней адмирал хорошо укрепил моральный дух сотрудников управления, заодно подкрепил и свое, пошатнувшееся от непосильных трудов здоровье, и отбывает в Москву – как он сказал – для "доклада". Юра загрузил адмирала в вагон "СВ", а сам, тайком от адмирала, в самолет. И через сутки уже в Москве на вокзале встретил адмирала "при всем параде". Адмирал был так тронут "галантерейным, черт возьми, обхождением", что отметил высокий моральный дух сотрудников управления. "Заносить хвоста" надо уметь, а еще важнее знать, чей хвост надо заносить.

А вот, когда адмиралы не укрепляли моральный дух офицеров, случались накладки. Однажды в Феодосии капитан 2-го ранга Слава Матвеев неудачно "снял стресс". Комендатура заловила его и "настучала" командиру части. Командир части вице-адмирал Боравенков Николай Иванович по духу сам "гусар", к гусарам относился по-отечески, провинившихся "оттягивал" - по Станюковичу – "с большим рассудком". Но очень не любил, когда гусары попадались комендатуре, и в таких случаях "драл" их нещадно и "безо всякого рассудка". Он относился к той категории флотских адмиралов, которые в подобных случаях свою позицию излагали принципиально:

– Ну, выпил… там это… немножко… пару бутылочек коньячку… но зачем же напиваться, как свинья?

Cлава – высокий, стройный офицер – в центре зала. Его дерут со смаком. Командир части солидно спрашивает Славу:

Как Вы сами оцениваете свой поступок?

Ответ Славы поразил всех своей суровостью и самокритичностью:

– Если бы я это совершил во время войны, то меня следовало бы расстрелять!

Ну и хитрован! Командир был так растроган свирепостью самооценки, что объявил Славе... "замечание". Другим офицерам в подобной ситуации взыскания объявлялись в диапазоне от "строгого выговора" до "неполного служебного соответствия".

Следующий уровень партийного руководства – секретари партийных комитетов управлений. В 70–х и 80-х годах это были капитаны 2-го ранга Марков Евгений Петрович и Рысев Владимир Васильевич. Марков любил на чужом горбу в рай ездить. Ко времени своего отпуска накопит всякой партийной работы: неоформленных протоколов партсобраний, планов индивидуальной работы с коммунистами и пр. И перед уходом в отпуск дает "партийное поручение" своему заместителю по партии капитану 2-го ранга Жене Литвинову. Тот пищит, а делает. Надо уметь руководить подчиненными. Партийными в том числе. Марков был большим специалистом в этом деле!

А вот Рысев Владимир Васильевич никого ни на что не напрягал, никому ни в чем не мешал. Сам писал всевозможные доклады о политико-моральном состоянии коллектива, протоколы собраний и пр. Жаль, что не предусмотрено ордена за безвредность. Очень бы ему подошел такой орден. Действительно, по заслугам.

Партийные боссы любили "доставать" рядовых коммунистов требованиями иметь конспекты первоисточников классиков Марксизма – Ленинизма. Своих, правда, в качестве образцовых никому не показывали. Заместителя начальника управления Бориса Костыгова предупредили, что его конспекты будет проверять Сам начальник Политотдела. Борис дрогнул.

– Андрей, у тебя, говорят, хорошие конспекты первоисточников. Дай – надо показать, ко мне завтра придут.

Голубцов, конечно, дал. Для хорошего человека… ничего не жалко.

Рядовых коммунистов иногда направляли на партийные конференции. Сами партийные боссы не очень любили туда ходить: они и так все знают. Два незаполненных мандата участников конференции переданы в Торпедное управление. Заместителю начальника. Тот покрутил их в руках и передал начальникам отделов Бухарцеву и Литкевичу. Начальники отделов тоже покрутили их в руках и передали капитанам 2-го ранга Эдику Коршунову и Андрею Голубцову. Эти тоже покрутили мандаты в руках и никому не передали: у них подчиненных нет, и потому едут на партконференцию сами. Прослушав часа полтора о достижениях коллективов институтов, задачах на ближайшее время, заботе партии и правительства о …в перерыве выходят в коридор. О чем был доклад, они уже забыли, но помнили главное:

– Не пора ли нам "подорвать" отсюда? Тут совсем близко есть. По кружечке пивка, а?

– Да, пожалуй, самое время!

Их "вычислили" и "сдали" политотделу института. И уже начали было "драть" в Политотделе. Андрей защищался, как гладиатор:

– Да по такому мандату любой ханыга от ближайшего ларька пройдет на партконференцию за недорогим, но хорошим бутербродом!

"Партайгеноссе" дрогнули и, опасаясь сами "быть замешаны в историю" с раздачей незаполненных мандатов, дальнейшего хода делу не дали.

Следующий уровень партийной работы – уровень секретарей партийных организаций отделов. Эти бедолаги должны ежемесячно проводить партийные собрания. Было ль, не было ли собрания – не имеет значения, а протокол должен быть. Отчетное собрание в конце года бывает всегда: на него приходят "гости" из партийного руководства и тут уж собрания не избежать. Наиболее драматично для секретаря парторганизации отдела отчетные собрания проходили в отделе Литкевича. Секретарь – Андрей Голубцов.

– За отчетный период проведено 11 партийных собраний. Работа партийной организации отдела была направлена на….

И тут лоб Андрея покрывается мелким холодным потом. Старейший коммунист отдела Николай Яковлевич Долгоненко "искровец", можно сказать, твердокаменный. А ну как первым возьмет слово да чесанет, что никаких собраний вообще не было, а протоколы написаны по работе отдела? С ним всякое может статься! Очковтирательство? Что тогда?

И Николай Яковлевич после доклада секретаря и в самом деле первым берет слово. Андрей напрягся, на лбу капли пота из мелких становятся крупными.

– За отчетный период работа парторганизации и секретаря проводилась энергично, была направлена на решение самых важных задач отдела…

Андрей вытирает пот и успокаивается. Колея проложена, "наш паровоз вперед лети".

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю