Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 08.09.1967 г. Героя Советского Союза А.П. Михайловского по рассказам командира 3-й ДиПЛ Героя Советского Союза Н.К. Игнатова


А.П. Михайловский
"….8 сентября 1967 года в каюту на ПКЗ, где по причине отсутствия семьи я проводил короткие часы отдыха, ввалился Николай Игнатов (командир 3-ей дивизии подводных лодок, Герой Советского Союза контр-адмирал. - МИФ).

- Степанов донёс о пожаре на борту "Ленинского Комсомола", - сквозь зубы произнес командир "дружеской" дивизии. - Есть жертвы!

Он в Норвежском море, возвращается с боевой службы. Подумать только, что на 56-е сутки похода так не повезло ребятам.

Игнатов побежал собирать специалистов для отправки в Североморск и оттуда в море, на помощь аварийной лодке, а я, потеряв сон, пошел в штаб дивизии и сел на телефоны для уточнения обстановки. Только к утру удалось установить, что потерпевшая аварию подводная лодка К-3 обнаружена самолётом-разведчиком в надводном положении на удалении около 900 миль от базы. За ней установлено непрерывное наблюдение с воздуха и налажена надёжная связь. Через самолёт командир подводной лодки капитан 2-го ранга Юрий Степанов донес о пожаре в 1-м и 2-м отсеках и вероятной гибели там 38 человек. Ещё 24 члена экипажа нуждаются в медицинской помощи. В то же время атомная энергетическая установка исправна, работает надёжно, и лодка способна самостоятельно следовать в базу скоростью 12 узлов.

В район нахождения несчастной лодки направлены морской буксир МБ-52, спасательное судно "Бештау". Из Североморска выходит большой противолодочный корабль "Стройный" с контр-адмиралом Игнатовым и группой специалистов на борту. Готовится к выходу крейсер "Железняков", на котором пойдут заместитель командующего флотом по тылу вице-адмирал Кутай с бригадой ремонтников и начальник штаба дивизии капитан 1-го ранга Борисов с резервным экипажем.

…В таком сумрачном напряжении прошло трое суток. Напряжение увеличилось в связи с прибытием из Москвы комиссии по расследованию аварии. Комиссию возглавлял первый заместитель Главнокомандующего ВМФ адмирал В.А. Касатонов. В Малой Лопатке был выделен специальный причал, куда медленно ошвартовалась К-3 с приспущенным флагом, и с борта её сошел Николай Игнатов вместе с командиром корабля Юрием Степановым, сразу же угодив под мёртвую хватку Владимира Афонасьевича Касатонова.

Я наблюдал всё это издали, решив не соваться туда, куда тебя не приглашали, но был уверен, что Игнатов сам придет, когда обстановка позволит рассказать подробности. Я не ошибся.

В эту же ночь в дверях моей каюты на ПКЗ появился предельно измученный Николай.

- Не могу больше, - выдохнул он, - Плесни... - и двинул по столу стакан.

- Привел я "тройку", - заговорил Игнатов после того, как глоток спирта согрел душу и снял напряжение. - Но и рассказывать-то не о чем, до того молниеносно всё у них произошло.

Он допил остаток и твёрдо поставил стакан в сторону.

- Всё было как обычно. Шли на глубине 60 метров по готовности №2. Вдруг доклад из 1-го отсека: "Пожар! Весь трюм в огне!" Командир Степанов находился в центральном посту, Он тут же объявил аварийную тревогу и запросил обстановку в отсеке, но в ответ только крик командира отсека, капитана 3-го ранга Коморкина: "Горит... невозможно!.." Несколько секунд по включенной трансляции доносились другие неразборчивые возгласы и шумы. Затем всё затихло. 2-й отсек на вызовы также не отвечал.

Помолчав пару секунд и отодвинув от себя как нечто отвратительное предложенную мною банку консервов, Николай продолжал свой рассказ.

- Командир приказал всплывать на перископную глубину. В это же время инженер-механик, поддув центральный пост, сделал попытку заглянуть во 2-й отсек, но, приоткрыв люк и увидев лежащего у переборки объятого пламенем человека, немедленно захлопнул его. Однако и этих секунд оказалось достаточно, чтобы волна угарного газа ворвалась в центральный пост. Все 14 человек, находящиеся там, включая командира лодки, потеряли сознание.

К счастью, - возвысил голос Николай, и я увидел, как побелели от напряжения его пальцы, снова стиснувшие стекло стакана. - К великой удаче экипажа выносливее всех оказался боцман. Это ему, находившемуся в полуобморочном состоянии, удалось продуть главный балласт, с огромным трудом отдраить рубочные люки, вытащить на чистый воздух командира и привести его в чувство. Молодец боцман! Это ведь тот самый мичман Луня, что служит на "тройке" со дня формирования экипажа. Это он держал глубину и всплывал во льдах с Петелиным и Жильцовым во время знаменитого похода "Ленинского Комсомола" к Северному полюсу.

Голос Игнатова снова сник, как бы подводя итог разыгравшейся трагедии.

- 38 подводников во главе со старпомом, капитаном 2-го ранга Горшковым, погибли в носовых отсеках от пламени пожара, а один так и не пришел в сознание после отравления угарным газом в центральном посту. Вечная память ребятам!

Николай задумался, а потом развел руками.

- Вот и всё, что я знаю пока. Сегодня брали пробы воздуха из аварийных отсеков. Жуткая картина! Кислорода — 10 %, углекислого газа — 10%, а вот окиси углерода свыше 40000 предельно допустимых концентраций. В такой атмосфере одного-двух вдохов достаточно для потери сознания, а на пятом-шестом наступает смерть.

Игнатов стукнул кулаком по столу и двинул ко мне стакан.

- Давай помянем подводников, - добавил он и стер с усов набежавшую слезу.

Видимо, я задумался, слушая этот рассказ, живо представляя себе К-27 в глубинах Средиземного моря, горящую дверь каюты и с благодарностью вспоминая руку лейтенанта Резника, сквозь дым протягивающую мне изолирующий противогаз.

Однако Николай по-своему истолковал мою медлительность.

- Ну мне плесни, если сам не хочешь. Иначе не заснуть, а день завтра тяжелый. Будем вентилировать аварийные отсеки и попытаемся проникнуть туда для установления причин пожара. К тому же Касатонов ходит злой как черт!

Вскоре я уложил Игнатова на свою койку, а сам отправился спать в пустую каюту Поникаровского. С тех пор командир "дружеской" дивизии стал моим частым ночным гостем. Он приходил измотанным до предела, но все же рассказывал, как удалось проникнуть в аварийные отсеки "тройки" и что повреждения материальной части в этих отсеках, ко всеобщему удивлению, оказались весьма незначительными. Сгорело только постельное белье, одежда, бумага, некоторые деревянные детали, кое-где обуглилась краска на металлических поверхностях. Самым страшным и печальным зрелищем была груда тел погибших подводников у кормовой переборки 2-го отсека. Кто-то из них первым лег на кремальеру переборочного люка, но не допустил его открытия, а значит, и распространения пламени в центральный пост. Он спас корабль от гибели, но кто это был — мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Опознать погибших крайне трудно. Одежда и волосы сгорели полностью. Кожа обуглилась и полопалась. Контрактура конечностей не позволяла разъединять тела, переносить их из отсека в отсек и тем более поднимать на верхнюю палубу. Эвакуация трупов оказалась весьма сложным, трудоёмким и длительным делом, которым посменно занимались спешно сформированные группы военных врачей.

Комиссия специалистов, представителей науки, промышленности и флота под руководством адмирала Касатонова установила, что наиболее вероятной причиной пожара явилось воспламенение масла системы гидравлики, впрыснутого под большим давлением в 1-й отсек через дефектное уплотнение гидравлической машинки клапана вентиляции цистерны главного балласта. Необходимая для воспламенения искра могла проскочить в любом из сотен электрических устройств, расположенных в отсеке.

Возник объемный пожар. Пламя практически мгновенно охватило всю верхнюю часть отсека, где отдыхало 28 человек. Попытка ликвидировать пожар включением углекислотных пеногенераторов оказалась безрезультатной. Горел воздух, как в цилиндре дизеля.

Очевидно, в этих условиях командир отсека принял решение вывести людей в смежный отсек, а горящий — герметизировать, но пожар был такой силы, что при открывании переборочной двери во 2-й отсек, где находилось еще 10 подводников, форс пламени мгновенно охватил всю его жилую часть. Пожар в обоих отсеках длился не более двух минут, но и этого оказалось достаточно, чтобы от окиси углерода и огня погибла треть экипажа лодки.

Как же так, думал я, осмысливая все эти страшные выводы…"

(Выписка из книги А.П. Михайловского "Вертикальное всплытие", стр. 481-484 верна. - МИФ)

Справка

Игнатов Николай Константинович, Герой Советского Союза, контр-адмирал. Командир 3-й дивизии крейсерских атомных подводных лодок пр.627-А, 1-й Фл.ПЛ СФ с сентября 1964 по январь 1968 года.

9 сентября 1967 года прибыл на борт аварийной АПЛ К-3 вместе с заместителем по ЭМЧ и флагманским врачом дивизии. В феврале 1968 года назначен старшим преподавателем кафедры "Тактики подводных лодок" командного факультета Военно-морской академии.

Михайловский Аркадий Петрович, Герой Советского Союза, адмирал, академик, доктор военно-морских наук, профессор Военно-морской академии.

С ноября 1964 по январь 1968 года — начальник штаба 11 ДиПЛ 1-й Фл.ПЛ СФ. В январе 1968 года капитан 1 ранга Михайловский А.П. назначен командиром 3-й дивизии крейсерских атомных подводных лодок проектов 627-А и 671, 1-й Фл.ПЛ СФ вместо контр-адмирала Игнатова Н.К.

Читать далее

Предисловие

Из книги И.А. Мазюка, бывшего флаг-врача 3-й ДиПЛ "Ядерная рулетка Кремля"

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 08.09.1967 г. Героя Советского Союза А.П. Михайловского по рассказам командира 3-й ДиПЛ Героя Советского Союза Н.К. Игнатова

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г. бывшего командира БЧ-5 АПЛ К-3 В.В. Зайцева. "Пожар на подводной лодке К-3. Как это было"

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г. бывшего командира БЧ-1 АПЛ К-3 О.С. Певцова

Комментарии на выступления А.Я. Лескова в СМИ о трагедии на К-3 в сентябре 1967 года бывшего командира ЭТГ БЧ-5 Геннадия Борисова

Воспоминания штурмана АПЛ К-42 И.Г. Галутвы о походе АПЛ К-3 на боевую службу в 1967 году. Из книги "Морскими дорогами", 2008 г.

Глава 1. В Средиземном море
Глава 2. Драма в Норвежском море

Воспоминания командира 3-й группы ДД БЧ-5 АПЛ К-3 Лутонина Виталия о пожаре на К-3 8 сентября 1967 года

Воспоминания бывшего командира ЭТГ БЧ-5 АПЛ К-3 Сатрапинского Валерия Павловича. Из очерка Юрия Бахарева "Триумф и трагедия АПЛ К-3"

Свидетельства бывшего заместителя начальника ЭМС 3-ей ДиПЛ И.Ф. Морозова о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г.

Личные наблюдения и личные действия при получении тревожного сигнала от К-3
Первый свидетель результатов трагедии в океане
Похороны подводников, погибших в океане
Приказ Главнокомандующего ВМФ
Переход АПЛ К-3 на завод в ремонт
Аварийно-восстановительный ремонт
Личная версия: причина возникновения пожара на АПЛ К-3

Послесловие

Приложения

Приложение №1. Обращение к сослуживцам
Приложение №2. Доклад
Приложение №3. Приказ
Приложение №4. Лесков


Главное за неделю