Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Глава 1. Военно-политические, военно-географические и макроэкономические условия, создания и развития Стратегических ядерных сил СССР и США

Холодная война(1) - период в развитии международных отношений и внешней политики СССР и США, длившийся чуть более сорока лет после окончания Второй мировой войны. Сутью Холодной войны было политическое, экономическое, военное и идеологическое противостояние стран капиталистической и социалистической систем. Холодная война втянула в себя всю планету. Она расколола мир на две части, две военно-политические и экономические группировки, две общественно-политические системы. Мир стал двухполюсным - биполярным. Все события в мире стали рассматриваться как бы сквозь эту «черно-белую» призму соперничества.

Холодная война протекала в условиях жесткого военно-политического императива(2): бескомпромиссного политического и идеологического противостояния СССР и США, непрерывно набирающей темпы гонки вооружений, низкого порога начала военных действий в многочисленных локальных конфликтах, практически во всех случаях затрагивающих интересы сверхдержав. При этом и та, и другая сторона стремилась избежать открытого военного конфликта, будучи неуверенной в его возможно положительном исходе. Данное предопределило циклический характер послевоенной мировой политики.

К середине 1950-х гг. усилия сверхдержав по созданию современного ядерного оружия увенчались успехом и в США, и в СССР, а форсированное развитие в обеих странах атомной промышленности позволяло непрерывно увеличивать темпы накопления ядерных боеприпасов. Однако такое накопление (да, в общем, и само наличие ядерных боеприпасов) не имело смысла без средств их доставки. И с этой точки зрения военно-географическая позиция США была несравненно более выигрышной, нежели положение СССР.

Так, военно-политические союзы США в Западной Европе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе обеспечили им стратегическое преимущество - сеть опоясывающих территорию СССР американских военных баз. Данное преимущество позволило США:
  • увеличить боевую устойчивость(3) собственных СЯС, организуя их техническую и боевую эксплуатацию в районах защищенных силами общего назначения США и НАТО (т.н. «защищенные позиции, защищенные боевые районы»);
  • сократить расстояние до стратегических целей на территории Советского Союза; как пример - для поражения советских целей американским носителям ядерного оружия, применяемым с защищенных позиций, необходимо было преодолеть порядка 4000 км (т.е. так называемая «средняя дальность»)(4), а советским носителям, применяемых на тех же условиях (т.е. с базированием на территории СССР) – порядка 10000-12000 км (т.е. межконтинентальная дальность);
  • увеличить защищенность собственно территории США, поскольку аналогичного передового базирования у СССР не было, а для достижения рубежей пуска носителей ядерного оружия (до момента освоения межконтинентальной дальности), советским СЯС было необходимо преодолеть рубежи противолодочной (для МСЯС СССР) или противовоздушной обороны (для стратегической авиации СССР), что резко снижало их боевую устойчивость.
  • снизить военную нагрузку на экономику страны, поскольку к боевому патрулированию привлекались ПЛАРБ Великобритании, а к противолодочным действиям против советских РПЛ привлекались ВМС стран–союзников США.

Указанные военно-политические императивы предопределили императивы военнотехнические. Так недостаточная дальность стрельбы БРПЛ СССР до середины – конца 1970-ых гг. обуславливала, на наш взгляд, в морском баллистическом ракетостроении приоритетность достижения межконтинентальной дальности, а недостаточная боевая устойчивость отдельной советской РПЛ(5) должна была «покрываться» массовым боевым патрулированием советских кораблей.

Нетрудно убедиться, что история Холодной войны представляет собой непрерывную «гонку за лидером», которая проходила как бы в различных плоскостях. Широкомасштабная ядерная гонка была частью военно-политического противостояния (причем очень значительной), и в этой гонке Советский Союз неизменно оказывался в положении догоняющего: развитие каждой новой советской ракетной системы подводного базирования было ответом на появление системы американской со сходными тактико-техническими характеристиками, периоды конфронтации вызывали повышенные эксплуатационные нагрузки на МСЯС СССР в целом и на интенсивность боевого патрулирования для советских ПЛАРБ – в частности(6).

Достаточно очевидно, что огромные затраты, которые несли сверхдержавы, не могли продолжаться бесконечно, и в итоге противостояние двух систем решалось в экономической сфере. Именно экономическая составляющая(7) оказалась, в конечном счете, решающей.

В этой связи уместно вспомнить, что в 1914-1945 гг. СССР (Россия) понесла в двух мировых и гражданской войнах колоссальные людские, экономические и территориальные потери. Всякий раз восстановление разрушенной войнами экономики и преодоление последствий войн в демографической, социальной и культурной областях народам Советского Союза приходилось начинать в экстремальных условиях послевоенной разрухи и дезорганизации всей общественной жизни. Демобилизация многомиллионной армии, реконверсия промышленности, восстановление сельского хозяйства, воссоздание инфраструктур, уничтоженных в ходе войн на большей части европейской территории СССР требовали огромных капиталовложений и гигантских усилий советских людей, переживших невиданные трудности и лишения. Все указанные выше проблемы народам и руководству СССР пришлось решать в условиях экономической блокады страны со стороны экономически развитых стран Запада.

США вышли из Второй Мировой войны, с наименьшими среди всех участвующих в ней стран, потерями. Война(8) вызвала невиданный до того подъем их экономики, который позволил окончательно преодолеть негативные последствия «Великой депрессии» 1929-1933 гг., обеспечил полную занятость рабочего населения и небывалую деловую активность. Хотя прямые военные расходы США были наибольшими среди всех воюющих стран (3107,5 млрд. долларов в ценах 1993 г.) и составили 38,4% их национального дохода, национальное богатство страны выросло в 1939-1945 гг. на 23,8%.

Существенно различались экономические и социальные последствия, которые Холодная война вызвала в СССР и США. Более или менее реальное представление, на наш взгляд, об истинных размерах военных расходов СССР в годы Холодной войны могут дать расчеты Международного института стратегических исследований в Лондоне, который оценивал военные расходы СССР в конце 1980-х гг. в объеме 17,6% валового национального продукта.

США израсходовали за годы Холодной войны на военные цели 9471 млрд. или 5,6% их национального дохода. Таким образом, более богатые США израсходовали на военные цели меньше, чем СССР. Это объясняется большей эффективностью американской экономики, сумевшей лучше использовать новейшие достижения научно-технической революции, и тем, что доля США в расходах на поддержание необходимого военного потенциала НАТО составляла 30%, в то время как доля СССР в военных расходах стран Варшавского договора составляла 80%.


Рис. 1. Хронология и динамика Холодной войны. 1947-1991 гг.

Очевидно, что выдержать военно-политическое противостояние с таким мощным экономическим соперником в течение более сорока лет СССР смог лишь благодаря сверхмилитаризации своей экономики и поддержанию низкого, по стандартам развитых промышленных стран, жизненного уровня своего населения.

Гонка вооружений привела к деформированию всей экономики СССР, в которой ВПК составлял до 80% всего промышленного производства. Гипертрофированное развитие советского ВПК способствовало усилению к концу 1970-х гг. общей экономической отсталости СССР, которая привела к качественному ухудшению советского военно-технического потенциала и к ослаблению международных позиций СССР.


Рис. 2. Годовые объемы ВНП в СССР(9) (млрд. руб.) и в США(10) (млрд. дол.) за 1950-1990 гг.


Рис. 3. Прирост ВНП (в % к предшествующему пятилетию) в СССР и в США за 1950-1990 гг.

Отличительной чертой США было то, что потребности Холодной войны вызвали громадные государственные инвестиции в разработку и производство все более совершенной военной техники, в создание новых технологий, которые с некоторыми временными задержками транслировались рыночной системой в гражданские сектора экономики(11).

В СССР задачи поддерживания военно-технологического паритета решались в аналогичных с США форматах(12), не было лишь одного: широкой, инфраструктурно обеспеченной трансляции новых технологий, созданных для военных целей в сферу гражданского хозяйства. Экономическая система СССР, основанная разрыв высоких технологий и массового производства, не имела шансов выдержать состязание с рыночной экономикой «совокупного Запада», даже при совершенстве структуры и качества административно-командного управления. Поскольку такого совершенства не было, эта система надломилась и рухнула под тяжестью гонки вооружений и локальных конфликтов, провоцируемых Холодной войной(13).

Таким образом, за весь период Холодной войны США имели экономическое преимущество перед СССР, осуществляли агрессивную внешнюю политику, заставляя СССР, как правило, следовать за развитием событий, и обладали преимуществом военно-стратегических позиций.

Соединенные Штаты Америки приступили к созданию ядерного оружия в 1942 году, развернув Ядерный центр в Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико) под руководством Р. Оппенгеймера(14). К лету 1945 г. американцам удалось собрать две атомные бомбы и 16.06.1945 г. состоялось первое полигонное испытание ядерного устройства, приуроченное к встрече руководителей СССР, США, Великобритании и Франции. 6 и 9 августа 1945 года авиация США впервые применила ядерное оружие, подвергнув бомбардировке города Хиросима и Нагасаки. Мир вступил в период ядерной монополии США.

Начавшаяся эпоха Холодной войны отразилась в планах применения ядерного оружия против СССР, основными чертами которого были превентивный удар и массированное применение. Главным средством достижения победы США считалась стратегическая авиация, на развитие которой направлялось до 50% финансовых средств, выделяемых Министерству обороны на закупку вооружений.

В 1955 году САК располагало 1565 бомбардировщиками, 70 % из которых составляли реактивные В-47, и 4750 ядерными бомбами для них мощностью от 50 кт до 20 Мт. В то же время военно-политическое руководство США начинает осознавать, что в условиях быстрого возрастания возможностей советских средств ПВО, тяжелые бомбардировщики не смогут в одиночку решить задачу достижения победы в ядерной войне. В 1958 году на вооружение поступают баллистические ракеты средней дальности «Тор» и «Юпитер», развертывание которых ведется в Европе. Годом позже на боевое дежурство ставятся первые межконтинентальные ракеты «Атлас–D», заканчивается ввод в боевой состав атомной подводной лодки «Дж. Вашингтон» (SSBN–598, вступила в строй в декабре 1959 г.) с ракетами «Поларис-А1».


Таблица 1. Стратегии применения ядерного оружия США(15) 1945-1953 гг.

К созданию ядерного оружия в Советском Союзе приступили после окончания Второй Мировой войны(16). В 1946 - 1948 годах в СССР была создана атомная промышленность, открыты месторождения урана. В районе г. Семипалатинска был построен испытательный полигон. Там в августе 1949 года было подорвано первое советское ядерное устройство, опередив прогнозы США на четыре года.

Первый этап создания и развития Стратегических ядерных сил СССР относится к времени с 1945 по конец 1950-ых гг. Основным содержанием данного периода являлись - экспериментальные работы с ядерным оружием и создание атомной промышленности, разработка средств межконтинентальной доставки и организационно-административные мероприятия, связанные с созданием военных структур СЯС СССР. К началу 1950-ых гг. стратегической концепции развития зарождающихся советских ядерных сил не существовало.

Отличительной характеристикой СЯС СССР данного периода – отсутствие средств передового базирования и необходимость преодоления межконтинентальных расстояний для доставки ядерных боезарядов (ЯБЗ) к цели. Поэтому первым носителем стратегического оружия была Дальняя авиация, вооруженная стратегическими бомбардировщиками «3М» и «Ту-95», которые стали поступать на вооружение в 1956-1957 гг. Несмотря на то, что эти носители являлись единственными до начала 1960-ых гг., масштабы их развертывания были ограниченными - к концу 1962 гг. – 100 самолетов «Ту-95» и 60 самолетов «3М». Данное ограничение было обусловлено рядом факторов, основным из которых стало успешное завершение работ по созданию межконтинентальной баллистической ракеты «Р-7» (SS-6) (первый успешный пуск в мае 1957 г.).

В декабре 1959 г. был создан новый род Вооруженных сил - Ракетные войска стратегического назначения с подчиненностью Верховному главнокомандованию СССР.

Наряду с этим была проведена реорганизация оборонной промышленности, в ходе которой значительное количество конструкторских бюро и предприятий, занятых в авиационной промышленности, были переориентированы на создание баллистических ракет. Несмотря на то, что появление межконтинентальных баллистических ракет представляло собой существенный шаг в повышении эффективности стратегических сил СССР, возможности РВСН по самостоятельному решению задач оставались весьма ограниченными в силу низкой степени боеготовности комплексов «Р-7» и высокой стоимости их развертывания(17).

Военная стратегия СССР на рассматриваемый период не предусматривала участие ВМФ в системе СЯС СССР, отводя ему роль поддержки сухопутных войск на приморских направлениях и нарушение океанских коммуникаций противника(18). В 1959 г. Военно-морской флот СССР получил на вооружение баллистическую ракету «Р-11ФМ», однако не располагал какими-либо боевыми возможностями для реализации своего ядерного потенциала в силу ничтожной боевой ценности данной ракеты.


Рис. 4. Количество ЯБЗ СССР и США(19) в 1959 гг.

К концу 1950-ых гг. арсенал ЯБЗ СССР и средства доставки позволяли использовать как для решения оперативно-тактических задач, так и стратегических задач в пределах континентальных (евразийских) ТВД(20).

Таким образом, к концу 1950-ых гг. СССР удалось не только ликвидировать ядерную монополию США, но и создать основы для развития собственных СЯС. Характерной чертой данного периода развития СЯС СССР является их катастрофическое отставание от СЯС США по количественным показателям и по способности нанести удар по территории противника в силу военно-географических условий.

Создание в СССР к концу 1950-ых годов межконтинентальных носителей ядерного оружия, способных нанести ответный удар по территории Соединенных Штатов и в особенности советские межконтинентальные БРНБ вызвали тревогу в США. В этих условиях руководители Соединенных Штатов посчитали, что стратегия массированного возмездия не в полной мере соответствует современным реалиям и должна быть скорректирована. К началу 1960 года ядерное планирование в США принимает централизованный характер(21), осуществляемый через Объединенный штаб планирования стратегических целей, подчиненный командующему Комитету начальников штабов Вооруженных Сил США. В декабре 1960 года был составлен первый вариант единого плана ведения ядерной войны, получивший наименование «Единый комплексный оперативный план» (далее по тексту – СИОП). Он предусматривал, в соответствии с требованиями стратегии массированного возмездия, ведение против СССР и Китая только всеобщей ядерной войны с неограниченным применением ядерного оружия (3,5 тысячи ядерных боезарядов)(22).

В 1961 г. принимается «Стратегия гибкого реагирования», отразившая изменения официальных взглядов на возможный характер войны с СССР. На развитие американских стратегических вооружений новые установки отразились весьма значительно. Начинается бурный количественный рост межконтинентальных БРНБ и БРПЛ. Совершенствованию последних уделяется особое внимание, так как их можно было использовать в качестве средств передового базирования в Европе.

В первые годы этого десятилетия была развернута значительная группировка БРНБ. Так, если в начале 1960 г. в боевом составе САК имелось 20 ракет только одного типа – «Атлас-D», то к концу 1962 г. - уже 294. К этому времени были приняты на вооружение межконтинентальные баллистические ракеты «Атлас» модификаций и, «Титан-1» и «Минитмен-1А». В этом же году на боевое патрулирование вышла десятая американская ПЛАРБ. Общее число БРПЛ «Поларис-А1» и «Поларис-А2» достигло 160 единиц. В строй вступили последние из заказанных тяжелых бомбардировщиков В-52Н и средних бомбардировщиков В-58.

Общее количество бомбардировщиков в составе стратегического авиационного командования составило 1819. Таким образом, организационно оформилась американская ядерная триада стратегических наступательных сил (части и соединения МБР, атомных ракетных подводных лодок и стратегических бомбардировщиков), каждый компонент которой гармонично дополнял друг друга. На ее оснащении имелось свыше 6000 ядерных боезарядов.

В середине 1961 г. был одобрен план СИОП-2, отражавший стратегию гибкого реагирования. Он предусматривал проведение пяти взаимосвязанных операций по уничтожению советского ядерного арсенала, подавления системы ПВО, уничтожение органов и пунктов военного и государственного управления, крупных группировок войск, а также нанесение ударов по городам. Общее количество целей в плане составляло 6 тысяч. В месте тем разработчики плана учитывали и возможность нанесения Советским Союзом ответного ядерного удара по территории США.

Осенью 1962 г. в Карибском кризисе ядерное оружие впервые сыграло роль сдерживающего фактора(23). Руководство США приняло курс на развязывание гонки стратегических наступательных вооружений (далее по тексту - СНВ). Была реализована программа модернизации БРНБ, существенно количественно и качественно вырос морской компонент СЯС США. В 1967 году в боевом строю СЯС имелось 41 ПЛАРБ с 656 ракетами, 1054 межконтинентальных БРНБ и свыше 800 тяжелых бомбардировщиков. Были разработаны и внедрены разделяющиеся головные части (РГЧ) сначала с рассеивающимися боевыми элементами, а затем и с индивидуальным наведением(24). Совершенствование стратегических наступательных сил нашло свое отражение в очередном варианте плана «СИОП», принятом в 1971 году. Он был разработан с учетом взаимодействия всех компонентов ядерной триады и предусматривал поражение 16 тысяч целей(25).

Второй этап развития СЯС СССР относится к периоду начала 1960-ых до середины 1970-ых и ориентирован на достижение количественного паритета в области стратегического оружия между СССР и США. Советское руководство традиционно придавало очень большое значение обеспечению ядерного паритета с США. События Карибского кризиса послужили дополнительным свидетельством того, что в условиях Холодной войны обеспечение безопасности государства требует эффективных стратегических сил, сопоставимых по возможностям со стратегическими силами США.

В начале 1960-ых гг. был произведен пересмотр советской военной доктрины, существенным образом снизивший роль Дальней авиации в стратегическом балансе СССР. Лидирующая роль в системе СЯС СССР была отведена РВСН. Усилия, направленные СССР на повышение группировки стратегических сил наземного базирования были начаты в 1959 г. с разработки межконтинентальной ракеты «Р-9А» (SS-8) с повышенной степенью боеготовности. В январе 1962 г. начаты испытания более надежного шахтного комплекса с ракетой «Р-16У». Несмотря на то, что данные комплексы позволили увеличить эффективность группировок стратегических ракет, ни один из них не годился для массового развертывания по стоимости и низкой боевой устойчивости.

Основными ракетными комплексами наземного базирования, делавшими возможным достижение количественного паритета с США являлись тяжелая ракета «Р-36» (SS-9) и универсальная ракета «УР-100» (SS-11), приняты на вооружение в 1966 г. К 1971 г. количество развернутых комплексов составило: «Р-36» до 260, а «УР-100» до 990(26). Помимо этого, в 1968 г. была принята на вооружение и поставлена на боевое дежурство первая советская твердотопливная ракета «РТ-2» в количестве 60 пусковых установок(27).

Наряду с созданием и развитием наземных межконтинентальных баллистических ракет (далее по тексту – МБР), в СССР шли работы, связанные с созданием ПЛАРБ, которые по боевой эффективности должны были соответствовать развернутым в США ПЛАРБ с ракетой «Поларис».

Первые работы по созданию ПЛАРБ относятся к 1958 г. (ПЛАРБ пр. 658 с вступлением в строй в первой половине 1960-ых гг. и общим количеством 8 ПЛ), а с 1964 г. в СССР приступили к созданию ПЛАРБ пр. 667А, вооруженных 16 БРПЛ «Р-27» (SS-N-6). До середины 1970-ых гг. в строй вступило 34 ПЛАРБ данного типа. Советская военно-морская стратегия в качестве одной из задач флота стала рассматривать «уничтожение береговых объектов, административно-политических, научных и промышленных центров на территории противника в пределах досягаемости ракет выпущенных с подводных лодок»(28).


Рис. 5. Количество ЯБЗ СССР и США в 1972 гг.

Таким образом, программа строительства стратегических сил в 1960-ые годы позволила СССР устранить катастрофическое отставание от США к первой половине 1970-ых гг.

Со второй половины 1970-х г. начинается трансформация взглядов американского политического руководства на перспективы ядерной войны, выразившиеся в теории ограниченной ядерной войны для одного ТВД(29).

В 1979 г. США принимают решение о полномасштабном производстве межконтинентальной БРНБ «Пискипер» («МХ»), БРНБ средней дальности «Першинг-2», приступают к перевооружению МСЯС на систему «Трайдент» и начинают освоение нового вида стратегических вооружений - крылатых ракет большой дальности наземного и воздушного базирования (далее по тексту КРМБ или КРВБ).

В марте 1980 года США приняли план «СИОП-5Д» предусматривавший три варианта - ядерных ударов: превентивного, ответно-встречного и ответного. Количество объектов поражения составило 40 тысяч, куда вошли 900 городов с населением свыше 250 тысяч в каждом, 15 тысяч промышленных и экономических объектов, 3500 военных целей на территории СССР, стран Варшавского договора, КНР, Вьетнама и Кубы.

Третий этап развития СЯС СССР происходил в период с середины до конца 1970-ых гг. и заключался в модернизации стратегических вооружений. Поскольку Договор ОСВ-1 никак не ограничивал количество ЯБЗ на одном носителе, он не смог предотвратить рост боевого потенциала, который стал следствием оснащения ракет разделяющимися головными частями (далее по тексту - РГЧ), в том числе и РГЧ с индивидуальным наведением каждого блока (РГЧ ИН). Советская программа модернизации стратегических сил имела своей характерной чертой оснащение ракетных комплексов РГЧ ИН. Другой характерной чертой модернизации СЯС СССР стало осуществление мероприятий, позволяющих стратегическим силам действовать в условиях «ответно-встречного или ответного удара»(30) - созданы системы предупреждения о ракетном нападении, включая космический компонент, повышена устойчивость систем боевого управления и связи, повышена защищенность шахтных МБР.

В РВСН СССР помимо модернизации и создания новых шахтных комплексов МБР, были созданы мобильные комплексы «Темп-2С», поставленные на боевое дежурство в 1976 г. ВС СССР не получили широкой модернизации, поскольку сверхзвуковой стратегический бомбардировщик «Ту-160», начатый проработкой в начале 1970-ых гг., был завершен только к концу 1980-ых. Основным итогом третьего этапа развития СЯС СССР стало – повышение ударной мощи как за счет модернизации и модификации существующих комплексов стратегического оружия, так и за счет повышения их боевой устойчивости.

Четвертый этап развития советских СЯС протекал в 1980-е гг. В целом, начало 1980-ых гг. было охарактеризовано значительным ухудшением советско-американских отношений, проявлением которого стало приостановление переговоров об ограничении стратегических вооружений (в 1981 г. США отказались от ратификации договора ОСВ-2) и интенсификации модернизационных программ СЯС США.

Данные процессы вызвали беспокойство в СССР, поскольку они во многом обесценивали усилия, приложенные Советским Союзом для достижения количественного паритета в СЯС. Тем не менее, в 1982 г. СССР в одностороннем порядке объявил об отказе от применения ядерного оружия первым, что свидетельствовало о том, что вариант ответно-встречного удара или ответного удара(31) серьезно рассматривался в качестве основного варианта действия Стратегических ядерных сил СССР. В этих обстоятельствах СССР в основном продолжал осуществление программ начатых во второй половине 1970-ых гг.


Рис. 6. Количество ЯБЗ СССР и США в 1979 гг.

Практически единственной полномасштабной программой в области стратегических вооружений была программа создания комплекса наземного базирования «Р-36М2» (SS-18 Mod. 2). Все остальные программы – создание ПЛАРБ пр. 667БДРМ (16 БРПЛ «Р-29РМ») и пр. 941 (20 БРПЛ «Р-39»), оснащение стратегическими крылатыми ракетами бомбардировщиков «Ту-95» и «Ту-160», а также разработки комплексов грунтового (МБР «Тополь», SS-25) и железнодорожного (МБР РТ-23УТТХ, SS-24) базирования были начаты в конце 1970-ых гг.


Рис. 7. Количество ЯБЗ СССР и США в 1991 гг.

Смена политического руководства Советского Союза в марте 1985 г., повлекла за собой инициативы в области сокращения стратегических ядерных вооружений, закончившиеся встречами на высшем уровне в Рейкьявике (октябрь 1986 г.), подписанием Договора о ракетах малой и средней дальности (Договор РМСД, 8.12.1987 г.) и Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-1, 31.07.1991 г.).

На момент подписания Договора СНВ-1 в составе СЯС стран находились(32):
  • СЯС СССР: 1398 МБР , 940 БРПЛ и 99 стратегических бомбардировщиков оснащенных крылатыми ракетами, всего 10201 ЯБЗ;
  • СЯС США: 1000 МБР, 672 ракет морского базирования и 574 стратегических бомбардировщиков, из них 189 оснащены стратегическими крылатыми ракетами, всего 10743 ЯБЗ.


Таблица 2. Ядерный потенциал США и СССР, 1950-1991 гг.

Вскоре после подписания Договора СНВ-1 СССР (а затем США) в одностороннем порядке осуществили ряд мер по снижению боеготовности своих стратегических ядерных сил. Таким образом, с момента возникновения стратегических ядерных сил, Советский Союз находился в состоянии «догоняющей» стороны, достигнув количественного паритета с США к концу своего существования.

При этом Морские стратегические ядерные силы США играли ведущую роль в национальных СЯС, обеспечивая до 2/3 суммарного боевого потенциала, а МСЯС СССР выполняли второстепенную роль, обеспечивая до 1/3 суммарного боевого потенциала страны.

Примечания

1 Термин «Холодная война» был введен в обращение У. Черчиллем 5.03.1946 г. в ходе его выступления в Фултоне (США).

2 Понимание данного императива принципиально важно для осознания сущности исследуемой эпохи.

3 Боевая устойчивость - способность стратегических ядерных сил (СЯС) самостоятельно или во взаимодействии с обеспечивающими силами успешно противостоять всем видам противодействия противника, созданным при решении боевой задачи, сохраняя при этом свою боеспособность.

4 Как пример – при патрулировании ПЛАРБ США в окраинных евразийских морях – Баренцевом, Норвежском или Филиппинском, или при размещении военно-воздушных баз Стратегической авиации США в Западной Европе и Великобритании.

5 РПЛ оснащенными баллистическими ракетами малой и средней (600-2400 км) дальности.

6 Как пример, характерная величина показателя интенсивности боевого патрулирования ПЛАРБ – коэффициента оперативного напряжения (КОН – см. ниже) для советских РПЛ составлял в среднем (0,22-0,24). Но в период очередного витка конфронтации в 1983-1986 гг. величина данного показателя составляла (0,35), что является фактом повышенной эксплуатационной нагрузки на корабельный состав МСЯС СССР (см. «Тайфун», 1999, № 2, с.20-21). Данное, на наш взгляд, и послужило первопричиной технической аварии, а с ее развитием и катастрофы РПКСН «К-219» в 1986 г.

7 Наумов Н.В. Международные аспекты распада СССР. Научно-исследовательский институт социальных проблем МГУ им. Ломоносова М.В. – см. http://www.niiss.ru/index.html

8 Современные нам исследователи Второй Мировой войны, рассматривают таковую как инструмент США в преодолении Великой депрессии. Более подробно см. Переслегин С.Б. Переслегина Е.Б. Тихоокеанская премьера. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. – 704 с.

9 В ценах 1982 г., по расчетам ЦРУ США – см. Советский экономический рост официальные данные и альтернативные оценки. Кудров В.М. // Вопросы экономики. 10-1995.

10 В текущих ценах. Источник: Макконел К.Р., Брю С..Л. Экономикс: принципы, проблемы, политика. М.: Инфра-М. 2001. – 905 с.

11 Как пример – ядерная энергетика, технологии связи, компьютерные и спутниковые технологии, производство пластмасс и т.п.

12 Как пример программно-проектной технологии создания инноваций – технологически прорыв СССР в космос.

13 См. Черной Л. Войны как фактор мирохозяйственной трансформации: ретроспектива и настоящее // Российский экономический журнал.8-2003. С.52-65.

14 В числе основных разработчиков ядерного оружия было 16 нобелевских лауреатов.

15 Здесь и ниже по данным - http://hnet.simcom.ru/mirror/win/www.arms.ru/nuclear/6.htm

16 20 августа 1945 года был образован специальный комитет по атомной энергии под руководством Л.П. Берия

17 Стратегическое ядерное оружие России / Под ред. Подвига П.Л. – И.: ИздАт. 1998. – С.5.

18 Военно-морской флот СССР. 1945-1991. / Кузин В.П., Никольский В.И. СПБ.: Историческое морское общество. 1996. – С.13.

19 Здесь и ниже данные по США приведены на основании: Макнамара Р. Путем ошибок к катастрофе: Пер. с англ. / М.: Наука, 1988.149 с http://hnet.simcom.ru/mirror/win/www.arms.ru/nuclear/ и др.

20 Здесь и ниже, данные по количеству ЯБЗ приведены по: Стратегическое ядерное вооружение России / Под ред. Подвига П.Л. – М.: Издат. 1996. – С.122-123; 210-211; 298-299 со ссылкой – см. Robert S. Norris, Thomas B Cochran US-USSR / Russian Strategic Offensive Nuclear Forces. NDRC. January 1997.

21 До этого каждый вид Вооруженных сил планировал применение ядерного оружия самостоятельно. Увеличение числа стратегических носителей потребовало создания единого органа для планирования ядерных операций.

22 Данная концепция, как и все последующие концепции США, так же были основаны на превентивном ударе.

23 Внезапное для США появление советских ракет средней дальности на Кубе и отсутствие у них подавляющего превосходства в количестве МБР и БРПЛ над Советским Союзом сделали военный путь разрешения конфликта невозможным.

24 Данное позволило качественно увеличить боевой потенциал СЯС США, не прибегая к значительным количественным затратам. В 1972-1975 гг. США развернули 550 МБР «Минитмен-3» оснащенных тремя РГЧ ИН (всего 1650 ЯБЗ). С 1971 по 1978 гг. 31 ПЛАРБ США была перевооружена на БРПЛ «Посейдон С3» с РГЧ ИН.

25 Пятый вариант плана «СИОП-5» принятый в 1975 г. увеличивал количество объектов поражения до 25 тысяч.

26 Стратегическое ядерное оружие России / Под ред. Подвига П.Л. – И.: ИздАт. 1998. – С.7.

27 Стратегическое ядерное оружие России / Под ред. Подвига П.Л. – И.: ИздАт. 1998. – С.7.

28 Доценко В.Д. История военно-морского искусства. Т.1. История теории стратегии, оперативного искусства и тактики военно-морского флота. СПБ.: Судостроение. 1999 – С. 376, со ссылкой на «Наставление по ведению операций: Операции военно-морского флота (НВО-63)».

29 «Директивные указания по строительству вооруженных сил США» начала 1980-ых гг. предусматривали, что США должны одержать верх и иметь возможность принудить СССР в короткие сроки прекратить военные действия на условиях США. Военными планами предусматривалось ведение как всеобщей, так и ограниченной ядерной войны в рамках одного ТВД. Кроме того, ставилась задача быть готовыми вести эффективную войну из космоса.

30 Стратегическое ядерное вооружение России / Под ред. Подвига П.Л. – М.: ИздАТ. 1996. – С.10.

31 Стратегическое ядерное вооружение России / Под ред. Подвига П.Л. – М.: ИздАТ. 1996. – С.16.

32 Там же, С.20.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю