Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

ВЗРЫВ

Машина подъехала к подковообразной бухте. На по­логом берегу толпились рыбаки из соседнего поселка, разглядывая мину, лежавшую в воде.

— Прошу всех уйти отсюда, — сказал Алексютович. Он подождал, пока последний рыбак не скрылся в сосновом лесу, и только тогда стал осматривать мину. Она лежала в четырех шагах от берега на глубине при­мерно одного метра. Отчетливо был виден контур шара с рымом наверху. Разоружить мину в воде, да еще осенью, невозможно. Легче всего было бы подорвать ее на месте, но вблизи — рыбачий поселок. Выходит, мину нужно вытаскивать на берег.

— Разворачивайте машину. Давайте трос, — прика­зал Алексютович шоферу и, раздевшись, вошел в холод­ную воду. Ему показалось странным, что мина перевер­нута и центр ее тяжести находится наверху. Любопытно, что же находится в грунте, который всосал в себя поло­вину мины?

При более тщательном осмотре инженер-подполков­ник убедился—мина французская, ударно-механиче­ского действия. Как она могла попасть к берегам Эсто­нии — сказать трудно, да это сейчас и не интересовало Алексютовича. Ледяная вода сковывала движения. Надо было торопиться. Он зацепил стальной трос за рым мины и выскочил на берег. Минуты три бегал вокруг машины, чтобы согреться. Потом оделся, встал на крыло машины, чтобы лучше видеть мину, и скомандовал шоферу:

— Давайте легонько.

Шофер включил первую скорость и повел машину к лесу. Алексютович не сводил глаз с двухсотметрового троса. Вот он взметнулся вверх, натянулся струной и удержал машину на месте. Колеса забуксовали в песке, мотор заглох.

— Стоп! Так не пойдет. Давайте назад...

Но и во второй раз, едва трос натянулся, колеса ма­шины забуксовали.

— Вот присосало! Придется рывком. Давайте назад. Слабину тросу и — рывок.

Алексютович понимал —это опасно, но берег поло­гий, песчаный; взрыва может и не быть.

Шофер послушно отвел машину назад, приготовился к решающему рывку. Инженер-подполковник огляделся; вокруг не видно ни души.

— Пошел!

Завыл, загудел мотор. Машина рванулась. Алексюто­вич следил за тросом. Тот натянулся, тонко засвистел, и вдруг из воды, точно из пушки, вылетел на берег черный шар. Инженер-подполковник инстинктивно сжался, спря­тал голову за борт кузова. Напряженно ждал секунду, две. Взрыва не было. Поднял голову и увидел, что мина, словно мяч, подпрыгивает на земле. Машина шла легко, и это удивило Алексютовича. На лбу образовалась складка: он раздумывал о загадочном поведении фран­цузской мины. Потом уголки его рта тронула веселая усмешка, глаза задорно заблестели.

— Жми на всю железку! — крикнул он шоферу. Испуганный шофер, не поняв, в чем дело, дал полный газ, и машина помчалась к шоссейной дороге. Сзади скакала мина. И тут только Алексютович заметил, что от деревьев отделяются люди и при виде прыгающего шара бросаются в чащу леса. Очевидно, рыбаки хотели посмотреть на работу минера и вот теперь спасались от него бегством.

— Стой! — скомандовал инженер-подполковник. Мокрый от пота шофер нажал на педаль. Тормоза жалобно заскрипели. Алексютович соскочил с крыла и побежал к мине.

— Пустая... Я так и предполагал.

Он увидел лишь половину мины. А где же вторая? Где заряд?

Вернулся на берег, но и там ничего не обнаружил. Такой случай был первым в его практике. Очевидно, в мине произошло воспламенение взрывчатого вещества, без детонации. Это и разорвало корпус.

По дороге домой Алексютович решил остановиться и с полчасика поохотиться: в зарослях камыша было много уток.

Но едва машина выехала на шоссейную дорогу, как перед ней резко затормозил мчавшийся из города мото­цикл.

— Товарищ подполковник, в районе маяка Кунда пограничники обнаружили фашистскую мину. Вам прика­зано разоружить ее, — передал мотоциклист.

— Две в один день! Нет, охота сегодня не со­стоится,— проговорил минер.— Едем к маяку.

К Финскому заливу подъехали во второй половине дня. Дорога круто поднималась, открывая панораму.за­лива. Справа от дороги высился маяк Кунда, от него в обе стороны вдоль пологого берега тянулись заросли ка­мыша, обрамленные кружевной каймой прибоя. Залив монотонно шумел, лениво переваливал редкие волны. На горизонте вырисовывались силуэты двух кораблей, шед­ших на восток, к Кронштадту.

«Вот где поохотиться на уток», — подумал Алексюто­вич, разглядывая камыш, и вместе с инструментами при­хватил ружье.

Пошел по самому урезу воды, через камыш. Из-под ног то и дело вылетали напуганные жирные утки. Шумно хлопая крыльями, они с трудом отрывались от воды и, пролетев метров триста, тяжело шлепались в за­лив. Алексютович останавливался, рука тянулась к дву­стволке.

Утки, казалось, дразнили охотника. Но стрелять нельзя. Где-то здесь— мина. Нужно сначала ее обезвре­дить.

Неожиданно земля под ногами закачалась, воздух за­колебался. Прогремел взрыв. Над головой засвистели осколки. Взрывной волной Алексютовича отбросило на­зад. Он упал спиной в грязь, на него посыпались галька, комья земли и раздробленные стебли камыша.

«Это же мина рванула!»—сообразил он и поднялся . на ноги. Увидел перед собой голый берег залива. За­росли камыша будто косой срезало. Образовалась боль­шая поляна, метров двести шириной. В центре ее видне­лась воронка, в которой бурлила вода.

«Чудом уцелел. Если бы не засматривался на уток, попал бы к самому эпицентру взрыва», — подумал Алексютович.

Но почему взорвалась мина? Берег полупесчаный, больших камней нет. Алексютович сделал несколько ша­гов вперед и увидел под ногами осколок мины. По нему определил: мина гальвано-ударного действия. Пошел к воронке, которую постепенно затягивало жидкой грязью. И вдруг заметил на воде кровавое пятно. Присмотрев­шись внимательнее, увидел на сломанных стеблях ка­мыша мелкие кусочки мяса. Кто-то подорвался на мине...

Но кто?! По всей вероятности, пасшаяся в камышах ко­рова. Должно быть, она подошла к мине и потерлась бо­ком о свинцовый колпак. Вот тебе и взрыв. Такой случай Алексютович помнил—это было на острове Сарема в первый год после окончания войны.

А может быть, подорвался человек? Глаза инженер-подполковника испуганно осматривали поляну, и — о, ужас! — на одной из перевернутых кочек он увидел белые окровавленные лоскуты. Алексютовича передер­нуло от озноба... Столько лет прошло после войны, а люди еще гибнут на оставленных немцами минах.

К месту взрыва прибежали пограничники и с ними — старая женщина-эстонка. Она причитала.

— Мой муж камыша ходил. Где мой муж видал? — спросила она минера. — Зачем такой взрыв?

Алексютович опустил голову, точно был виноват в случившемся.

— Нет его... Здесь его нет.

Старушка заголосила и запричитала по-эстонски.

— Проводите ее домой, — сказал пограничнику Алек­сютович.

К машине он вернулся усталый и разбитый. Подня­тые взрывом утки летели на свои насиженные места. Они падали в камыши, снова взлетали. Их можно было настрелять много, но Алексютович ничего не замечал.

Он шел, медленно приближаясь к дороге...

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю