Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

ЮБИЛЕЙНАЯ

Это была обыкновенная немецкая «рогатая» мина гальвано-ударного действия. Она лежала на пустынном берегу Рижского залива, в ста метрах от устья речки Гауи. Для Алексютовича эта мина была юбилейной — тысяча пятисотой. Признаться, он почему-то всегда ду­мал, что юбилейной окажется мина более сложной кон­струкции, например магнитная или акустическая. И вдруг простая контактная мина, каких около тысячи прошло через его руки. Даже обидно стало. О такой мине сразу же забудешь после разоружения. Другое дело — донная акустическая мина. Он до сих пор помнит все подробности ее обезвреживания в свадебную ночь.

Итак, тысяча пятисотая...

Алексютович положил сумку на песок, достал брон­зовый ключ и привычно начал свинчивать первый свин­цовый колпак. Обычно проржавевшие колпаки поддава­лись с трудом, теперь они вывинчивались легко, словно мину не море выбросило на берег, а только что привезли ее из арсенала.

Круглая крышка, закрывающая доступ к взрывателю и детонаторам, вывинчивалась тоже легко.

Алексютович снял крышку, бросил ее в воду и напра­вился к дюне, за которой его ожидала машина.

— Уже все? — спросил обрадованный шофер.

— Сейчас подорву и поедем,—ответил Алексю­тович.

Он достал из кузова связку толовых шашек, кап­сюль-детонатор с огнепроводным шнуром и вернулся к мине. В горловине, у самого взрывателя, плотно уложил толовые шашки, прикрепил к ним капсюль-детонатор и размотал трехметровый огнепроводный шнур. Осмотрел побережье: берег был по-прежнему пустынен. Правда, в заливе маячили три рыбачьи лайбы, но они так далеко, что взрыв мины им не будет страшен. На вершине дюны показалась голова шофера. Минер махнул ему рукой, и тот кубарем скатился вниз. Алексютович заторопился: солнце зашло за тучку, вот-вот пойдет дождь. Он под­жег кончик огнепроводного шнура. С шипеньем вырва­лась тонкая, но сильная струйка сизого дыма. Побежал за дюну, где ждал его шофер.

— Ну как, товарищ подполковник? — Три минуты ждите и — конец.

Шофер засек время по ручным часам и с волнением стал следить за движением большой стрелки. Две ми­нуты прошло, три. Но взрыва не было.

— Сейчас будет, сейчас...

Прошло еще пять минут, шесть. Алексютович начал терять терпение. Очевидно, что-то случилось в мине. Воз­можно, выпал капсюль-детонатор из толовой шашки? Но он закрепил его надежно!

— Что же теперь делать? — спросил шофер.

— Ждать.

Это было самое лучшее, что мог предпринять минер. Может быть, взрыв еще будет?! Вот тебе и юбилейная! Думал управиться за полчаса, а она, оказывается, с фо­кусом.

Через двадцать минут Алексютович поднялся и не спеша направился на вершину дюны. Мина по-преж­нему одиноко чернела на желтом берегу. Значит, форс огня не достиг капсюля-детонатора, надо начинать всю работу сначала. Он спустился с дюны, намереваясь осмотреть мину. Когда же до нее осталось шагов пят­надцать, из-за тучи неожиданно выглянуло солнце и ярко осветило серовато-синюю поверхность залива. Теперь отчетливо стало видно, как из горловины, извиваясь, под­нимается синеватый дымок.

«Горит шнур! Сейчас сдетонирует и...»

На мгновение Алексютович остановился. Куда идти? К мине — взорвет, назад к дюне — не успеть, осколками продырявит спину. Хотя бы яма или канавка какая, чтобы укрыться в ней. Но песчаный берег был гладок, как асфальтированная дорога.

«Скорее к мине! Вырвать шнур из запала, не дать огню воспламенить детонаторы».

В несколько прыжков Алексютович очутился около мины, мельком заглянул в горловину. В ней — куски тлеющего тола. Произошла неполная детонация. Но каждую секунду взрывчатое вещество могло сдетонировать. Не раздумывая — для этого совершенно не было времени,— Алексютович запустил руку в горловину и схватил тол. Руку ошпарило точно кипятком, пальцы прилипли к вязкому толу. Выхватил одну шашку — бро­сил в воду. За второй инстинктивно потянулся левой здоровой рукой, но отдернул ее: пусть будет обожжена одна рука...

Когда тлеющий тол был извлечен из горловины, Алексютович опустил руку в морскую воду. Кожа с пальцев сползла лоскутами. От соленой воды боль уси­лилась.

Подбежал шофер и протянул минеру индивидуаль­ный пакет:

— Едемте скорее в госпиталь...

— А мина?

— Черт с ней, с миной! Рука дороже.

— Бегите к машине и принесите толовые шашки со шнуром, — распорядился Алексютович, перевязывая руку.

Через десять минут над побережьем залива прокати­лось громовое эхо.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю