Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

НЕИЗВЕСТНЫЙ ОБРАЗЕЦ

Адмирал подошел к висевшей на стене огромной мор­ской карте Финского залива и сказал Алексютовичу:

— В районе устья Невы фашистский самолет cбросил магнитно-акустическую мину неизвестного образца. Есть сведения, что она вооружена особым инерционным ликвидатором. И ловушками, конечно.

— Откуда эти сведения? — спросил Алексютович.

— От наших союзников. На минах такого образца они уже подрывались.

Адмирал подошел к окну, из которого открывался вид на гавань, потом круто повернулся к Алексютовичу:

— Мы поручаем разоружить эту мину вам.

— Спасибо за доверие.

Финский залив встретил Алексютовича неприветливо. За пеленой мокрого снега скрылся Кронштадт, лишь в стороне едва заметно вырисовывались очертания каких-то зданий; за ними начинался город. Крупные сне­жинки медленно падали на песок и быстро таяли. С за­лива тянуло сыростью, влажный воздух затруднял ды­хание.

У самого уреза воды лежала толстая и черная, похо­жая на обрубок бревна магнитно-акустическая мина.

Алексютович склонился над ней, чтобы отыскать спря­танную в корпусе ловушку. Минеры часто гибли от та­ких ловушек. Немцы прячут их обычно в крышках, за­крывающих доступ к сложнейшим приборам и меха­низмам.

Алексютович ощупал шершавый корпус, соображая, где может быть спрятана ловушка. Ну, конечно, где ей быть, как не в крышке малой горловины, закрывающей доступ к инерционному ликвидатору! Алексютович по­терял много времени, но ловушки не нашел. А если сна­чала вынуть детонаторы? Это опасно. С чего же начинать?..

Алексютович отошел в сторону и закурил.

Пелена снега, между тем, заметно редела. Отчетливо виднелись на берегу три двухэтажных дома с наклеен­ными на окнах крест-накрест полосками бумаги. За ними высились фабричные и заводские трубы и громады се­рых зданий. Кронштадт приподнимался над пепельной водой расплывчатым пятном.

Алексютович снова подошел к мине. Он решил вы­нуть первичный и вторичный детонаторы. Ключом отвер­нул крышку и почувствовал, как учащенно забилось сердце. Так бывает всегда, когда приступаешь к разору­жению. Потом увлечешься работой, и волнение неза­метно проходит. Но теперь волнение не проходило. Минер вынул из узкого круглого отверстия патрон с первичным детонатором, затем полетел на песок вторич­ный детонатор. Алексютович разогнул спину, устало опустился на землю, но тут же резко встал и склонился над малой горловиной. Мина еще жила. Она грозила смертью тому, кто попытается снять поблескивающую холодком крышку, в которую вделана хитроумная ло­вушка. Надо было найти ее, вывернуть, затем вынуть взрыватель. Но как найти?..

Около часа Алексютович тщательно, сантиметр за сантиметром, обследовал крышку и ничего не обнару­жил. Терпение иссякло, а без терпения минер не может работать. И тут Алексютович вспомнил, что еще до войны работал в институте над созданием специального прибора — дефектоскопа. Поездка в механический инсти­тут заняла не много времени. Когда он вернулся к за­ливу, мина по-прежнему одиноко чернела на песке. Небо постепенно начинало очищаться от облаков, и прямо из воды поднимался Кронштадт: трубы заводов, купол со­бора, крыши зданий.

Алексютович подключил дефектоскоп к малой гор­ловине и стал следить за показанием прибора. Он бы­стро нашел на крышке искусно впрессованную заглушку: на этом месте контрольная стрелка дефектоскопа резко отклонилась в сторону.

Обнаруженную ловушку инженер-капитан извлек без особого труда. Оставался инерционный ликвидатор. Его расположение в сердцевине мины было неизвестно. Адмирал предупреждал, что именно от него гибли ми­неры союзников.

Правая рука минера потянулась внутрь малой горло­вины, и пальцы мягко легли на головку взрывателя, почувствовав холодок металла. Алексютович слегка потя­нул ликвидатор на себя—тот не поддавался. Потянул сильнее и почувствовал, что ликвидатор отделяется от мины. Он поднес его к глазам, чтобы лучше рассмотреть, и замер: до слуха донесся ритмичный звук часового ме­ханизма. Алексютович отбросил ликвидатор в сторону. Тот взорвался в воздухе, но минер уже распластался на песке. Над головой просвистели осколки.

«Почему механизм сработал у меня в руках? Где я ошибся?»

Да и вообще, была ли это ошибка?! Может быть, он медленно вынимал ликвидатор или сильно тряхнул его? Может быть, из-за этой медлительности и гибли опыт­ные минеры союзников? Что ж, впредь он это учтет.

Около ближнего дома виднелись люди — они следили за работой минера. Алексютович подошел к полевому телефону и покрутил ручку:

— Доложите адмиралу, мина разоружена.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю