Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

В РЫБАЦКОЙ ГАВАНИ

Вахтенный сигнальщик берегового поста заметил какой-то круглый предмет, который то появлялся на гребнях волн, то исчезал в пучине. Что бы это могло быть? Бочка из-под рыбы? Стеклянный шар, оторвав­шийся от рыбацкой сети? Да это же плавающая мина! Ветер несет ее прямо в гавань, на траулеры. Сигналь­щик схватил телефонную трубку и позвонил в порт.

Через полчаса в рыбацкую гавань прибыл Алексю­тович. За ним, с брезентовой сумкой на плече, едва по­спевал матрос Соловьев. Старшины Чунин и Кондратьев демобилизовались, и инженер-подполковник взял себе в помощники молодого матроса.

Мина тяжело раскачивалась на волнах в нескольких шагах от серых камней, что торчали из воды у самого берега. Вот-вот ударится колпаками о камни. Ее надо задержать, оттолкнуть от камней и направить на от­мель.

— Соловьев, к мине! Удержать! — скомандовал он. Соловьев не тронулся с места. Глаза его испуганно расширились. Он со страхом смотрел на мину.

После второго окрика Соловьев сбросил с плеча сумку с инструментами и... побежал за насыпь.

— Размазня! — подхватив сумку с инструментами, Алексютович кинулся к мине.

Алексютович вошел в воду. Он прислонился спиной к камню и хотел оттолкнуть мину ногой, но нога со­скользнула, и набежавшая волна обрушила на него по­лутонный железный шар. Он вскрикнул от боли и до крови прикусил нижнюю губу. Левая рука оказалась между корпусом мины и камнем. В глазах поплыли мутные круги. Алексютович чувствовал, что куда-то па­дает. Омытый холодной водой, он очнулся.

«Сейчас ударится о камень и взорвется», — мельк­нула тревожная мысль. Алексютович грудью навалился на мину. Левым плечом он уперся в корпус мины и правой рукой попытался достать ключ из сумки, кото­рая лежала тут же на камне. Тупая ноющая боль ско­вывала движения. Алексютович опустил поврежденную руку в соленую морскую воду. Оглянулся — Соловьева не видно.

«Молодой еще совсем. А у страха глаза велики»,— подумал он о матросе и снова потянулся к сумке. Едва наложил ключ на свинцовый колпак, как мину подкинуло на волне, и ключ полетел в воду. Алек­сютович выругался, навалился на железный шар всем телом, стремясь оттолкнуть его подальше от камня. К счастью, в сумке был запасной ключ.

Вывинчивать колпак одной рукой неудобно и, глав­ное, долго; Алексютович выбился из сил. А волны, перекатываясь через мину, уже несколько раз накры­вали его с головой.

Вздох облегчения вырвался из его груди, когда пер­вый колпак упал в воду. Он протянул руку с ключом ко второму колпаку, но волна снова подбросила мину, и Алексютович ощутил острую боль в груди. Дыхание перехватило. Хотел расстегнуть крючки на воротнике кителя, но в руке — ключ. Потеряешь его — тогда ко­нец. Пересиливая боль, уперся в мину, но сгоряча не рассчитал. Мина соскользнула с плеча, и волны опять бросили ее на Алексютовича. Снова — режущая боль в груди. Казалось, кто-то вонзил длинный нож между ребер. Он выпустил мину и погрузился в воду...

Когда он выплыл, мина раскачивалась у самого камня. Алексютович рванулся к мине и протиснулся между ней и камнем. В этом было единственное спа­сение от взрыва.

Вначале второй колпак вывинчивался сравнительно быстро, но потом правую руку точно подменили. Она не слушалась, падала в воду. Алексютович скрипел зу­бами, злился, усилием воли заставляя руку с ключом двигаться. Еще один оборот — и второй колпак скрылся в бурлящей воде. Третий, словно маятник, раскачи­вался перед глазами. К нему потянулась рука минера.

Но ключ все чаще и чаще соскальзывал с выступов на колпаке. Когда он справился с третьим колпаком, то уже не мог пошевелить рукой. Оставался последний, четвертый колпак. Во что бы то ни стало вывернуть, и слабеющей рукой он снова потянулся к колпаку.

Мина терлась о плечо, точно хотела повернуть че­ловека спиной к камню. В глазах замелькали блики, но сознание было ясным. Оно заставляло действовать. Один оборот ключа, второй, третий... Только бы не по­терять сознание, тогда он утонет еще до взрыва мины.

Четвертый колпак скатился в воду...

На берег он выполз на животе. Хотел разжать пальцы правой руки, но они намертво сжали ключ. Так с ключом в руке и скатился он в какую-то яму...

Очнулся минер от резкой боли: руки человека в бе­лом халате прикасались к его груди. У берега стояла санитарная машина, и рядом с ней — Соловьев.

— Сломаны три нижних ребра и раздроблена кость руки, — сказал врач.

Алексютович притворился, что не слышит врача.

— Соловьев, — позвал он матроса, — дайте заку­рить.

Матрос подбежал, торопливо достал папироску, про­тянул ее инженер-подполковнику, зажег спичку. Глаза его мигали и смотрели в сторону.

— Соловьев, — тихо сказал Алексютович после пер­вой затяжки, — я же вас учил не бояться мин.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю