Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    40,24% (33)
Ни одной
    20,73% (17)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,73% (17)
Одну российскую
    18,29% (15)

Поиск на сайте

Вклад Адмирала Флота Н.Д. Сергеева в оперативное искусство ВМФ

Начальник кафедры оперативного искусства ВМФ
Доктор военных наук, профессор
Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова
капитан 1 ранга Крамаренко Владимир Григорьевич


Невозможно лучше понять содержание и всю глубину мыслей и деяний Николая Дмитриевича Сергеева, этого замечательного человека и гражданина, если хотя бы бегло не взглянуть на те события, в период которых проходила его деятельность, на те условия и обстоятельства, которые сформировали его как видного военачальника нашего государства и Военно-морского флота.


Адмирал Флота Николай Дмитриевич Сергеев. 1909-1999 гг.

Вот основные вехи становления его как серьезного оператора, а в дальнейшем теоретика и практика оперативного искусства ВМФ.

После окончания Военно-морской академии в 1941 году он направляется для дальнейшей службы в оперативную часть отдела Главного морского штаба РККФ, где в звании капитана 3 ранга встречает начало Великой Отечественной войны. Участвует в планировании оперативного применения сил флота и в координации их действий с сухопутными войсками.

В мае 1943 года назначается командиром 3 бригады кораблей Волжской военной флотилии. В это время на флотилию была возложена вся полнота ответственности за безопасность судоходства на Волге от мин и ударов авиации противника.

Третья бригада кораблей внесла значительный вклад в проводку флотилией за год около 11000 судов при потерях на минах всего 13 судов.

Из семи командиров действующих бригад кораблей флотилии капитана 2 ранга Сергеева выделили как наиболее успешного и 30 сентября 1943 года назначили начальником штаба Волжской военной флотилии.

На этой новой для него должности Николай Дмитриевич проявил высокие организаторские способности и творческое отношение к делу, показал себя талантливым оператором и ревностным поборником высокой штабной культуры.

Штаб флотилии, возглавляемый капитаном 2 ранга Сергеевым Н.Д., как главный орган управления боевыми действиями функционировал четко, его работа отличалась высокой культурой и эффективностью. Особая тщательность проявлялась в сборе и обработке данных обстановки, в разработке оперативно-боевых документов и контроле за их исполнением, в своевременном обобщении боевого опыта, ставшего в последствии достоянием не только Волжской военной флотилии, но и всего Военно-Морского Флота.

Народный комиссар ВМФ в своем приказе от 16 декабря 1943 года отмечал, что опыт боевой деятельности флотилии в период кампании 1943 года, обобщенный офицерами ее штаба под руководством командующего контр-адмирала Пантелеева Ю.А. и начальника штаба капитана 2 ранга Сергеева Н.Д., может широко использоваться и в практике других наших речных флотилий. Так оно и было в дальнейшем ходе войны.


Командир 3 бригады кораблей Волжской военной флотилии капитан 3 ранга Н.Д. Сергеев (1943 г.)

Главное содержание боевых действий Волжской военной флотилии в битве на Волге составляли:
  • артиллерийская поддержка сухопутных войск;
  • переправа через реку личного состава, вооружения и всех видов материально-технического снабжения;
  • противовоздушная и противоминная оборона Волжской водной коммуникации.

Боевая деятельность артиллерийских кораблей на Волге подтвердила положение советского военно-морского искусства о том, что их сила состоит в сочетании высокой маневренности с развитым артиллерийским вооружением, с возможностью быстро развертывать огневые средства и на ходу вести обстрел видимых целей.

Оправдалось и применение дальнобойных морских орудий в борьбе на речных театрах. Они успешно использовались для ведения огня по целям на больших расстояниях, для стрельбы по площадям.


Начальник штаба Волжской военной флотилии капитан 2 ранга Н.Д. Сергеев (третий в нижнем ряду 1943 г.)

В период битвы на Волге дало большой эффект создание группировок артиллерийских кораблей, плавучих и береговых батарей для систематической огневой поддержки сухопутных войск.

Хорошо зарекомендовали себя и бронекатера с их развитым артиллерийско-пулеметным и реактивным минометным вооружением, использовавшиеся для эпизодической огневой поддержки армейских частей, особенно при отражении атак вражеской пехоты и танков, для защиты переправы войск и воинских грузов на правый берег Волги.

Хорошо была налажена совместная работа штабов сухопутных войск и флотилии по планированию распределения огневых задач и взаимодействия полевой и корабельной артиллерии, а также включения артиллерии флотилии в артиллерийские группы фронтов и армий, участвовавших в битве на Волге.


Народный комиссар ВМФ СССР Николай Герасимович Кузнецов

В 1942—43 годах Волжская военная флотилия положила начало массовому применению боевых кораблей и вспомогательных судов для непосредственной переправы войск и воинских грузов. Опыт битвы за Сталинград также показал, что обеспечение бесперебойного действия фронтовых и армейских переправ на приречных оперативных плацдармах требует четко спланированных совместных усилий сухопутных войск, авиации и сил Военно-Морского Флота.

На опыте применения Волжской военной флотилии были разработаны документы, регламентирующие совместные действия объединений сухопутных войск с военными речными флотилиями, которые были успешно реализованы в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны.

Полностью оправдало себя сосредоточение руководства координацией действий по защите перевозок на Нижней Волге в руках командования Волжской военной флотилии. Этот опыт был широко использован на Дунае в 1944—45 годах, где минная опасность была такой же большой во всей операционной зоне Дунайской военной флотилии протяженностью более двух тысяч километров.

Успешные действия Волжской военной флотилии по содействию войскам фронтов Сталинградского направления во время битвы на Волге и в последующих наступательных операциях 1942—43 годов обеспечивались четкой работой ее командования, штаба, руководства тыловых органов, командования, штабов соединений.


После расформирования флотилии с 30 июня 1944 года Николай Дмитриевич вновь служит в Главном морском штабе. Организаторский талант Сергеева Н.Д., прошедшего боевую закалку на Волге, с новой силой проявился в послевоенные годы.

С 1953 года, Николай Дмитриевич - Начальник Оперативного управления – заместитель начальника Главного штаба ВМФ.

В 1955 году - возглавил подготовительные работы со стороны флота при проведении первого подводного ядерного взрыва. Принимал непосредственное участие в создании Новоземельского ядерного полигона и формировании условий для строительства первой отечественной атомной подводной лодки.

Велик вклад Сергеева Н.Д. в военно-морскую науку, ее теорию и практику.

Возникновение операции как совокупности боев и сражений, объединенных единым замыслом, но расчлененных в пространстве и времени, произошло еще в войнах первой половины 19 века, что позволило в годы первой мировой, гражданской войны и военной интервенции в России окончательно сформироваться оперативному искусству.


К рассматриваемому же нами периоду стало очевидным, что способы подготовки и ведения таких операций имеют существенные отличия, как от стратегических операций, так и боевых действий.

Они не укладывались в рамки боя, но и не охватывали войны в целом. Операция как часть стратегических действий и совокупность боев становилась относительно самостоятельным явлением вооруженной борьбы.

Это не могло не найти отражение в теории, практике этого периода и творческой деятельности Николая Дмитриевича на посту Начальника оперативного управления Главного штаба ВМФ.

Примечательно, что к этому времени ВМФ был единственным видом вооруженных сил, имевшим разработанное еще в предвоенные годы и проверенное на практике наставление по ведению морских операций (НМО-40).

После войны этот документ явился одним из источников формирования теории оперативного искусства ВМФ, несмотря на то, что многие его положения нуждались в существенной корректировке.


В середине 50-х годов в теории оперативного искусства ВМФ наступил новый период. На флотах появилось ракетно-ядерное оружие, поэтому потребовалась разработка способов его применения.

К тому времени уже существовали общие основы теории оперативного искусства ВМФ.

Но необходимо особо отметить, что принятие на вооружение ракетно-ядерного оружия поставило под сомнение весь накопленный в ходе Великой Отечественной войны опыт. Некоторые теоретики предлагали ограничить деятельность флота в связи с этим только прибрежной зоной.

Об этом периоде Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков писал в "Морском сборнике": "Нашлись, к сожалению, у нас весьма влиятельные "авторитеты", считающие, что с появлением атомного оружия ВМФ полностью утратил свое значение как вид Вооруженных сил. По их мнению, все основные задачи в будущей войне можно якобы решить вовсе без участия флота и даже в тех случаях, когда для этого потребовалось бы развернуть боевые действия на обширных морских и океанских просторах".


Начальник оперативного управления - заместитель начальника Главного штаба ВМФ контр-адмирал Сергеев Н.Д. (1953 г.)

Вот тот социальный фон, в условиях которого сначала начальнику Оперативного управления Главного штаба, а затем с 1964 года – начальнику Главного штаба ВМФ адмиралу Сергееву, непосредственно отвечающему за эти вопросы, пришлось отстаивать чистоту теории и практики строительства ВМФ и применения его сил и войск.

Николаю Дмитриевичу потребовался в этот период весь потенциал жизненных сил, интеллект и богатый практический опыт для того, чтобы осознать проблемные ситуации, увидеть конечный результат и сформулировать его образ в виде конечной цели.

Не меньше сил потребовалось и для того чтобы выявить, объединить творческие силы ВМФ, поставить им задачи и постоянно осуществлять контроль хода исследований, вникая во все детали и отбиваясь от нападок оппонентов.

Именно в этот период появилось следующее определение оперативного искусства военно-морских сил: "…оперативное искусство военно-морских сил, являясь отраслью военно-морского искусства, определяет способы подготовки и ведения морских операций". Сразу же замечу, что под операцией флота в те годы понимали морскую операцию, проводившуюся всеми силами флота или большей их частью.


Пуск баллистической ракеты Р-13 с подводной лодки пр. 629

Морские операции подразделяли на самостоятельные и совместные, наступательные и оборонительные.

К самостоятельным морским операциям относили операции по уничтожению сил флота противника; операции по нарушению морских сообщений противника; операции по защите своих морских сообщений; операции по блокаде (проливов, узкостей, военно-морских баз, отдельных участков побережья); операции по прорыву морской блокады противника; минно-заградительные операции.

К совместным морским операциям относили десантные операции; противодесантные операции; операции по содействию приморскому флангу сухопутных войск.

В этот же период военно-морские теоретики В. А. Алафузов, В.А. Белли, В.П. Боголепов начали разработку основ стратегического применения ВМФ.

К середине 50-х годов под непосредственным руководством Начальника оперативного управления адмирала Сергеева Н.Д. разработана и принята новая методика выработки решения на операцию и ее последующего планирования, которая с незначительными изменениями используется и сегодня.


Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков

Отвечая на требования времени, в 1954 году вышло в свет "Наставление по особенностям ведения морских операций в условиях применения атомного оружия".

В конце 50-х годов вышел в свет проект "Наставления по ведению морских операций" (НМО-57), который существенно отличался от предыдущих наставлений. В нем было акцентировано внимание на наступательных возможностях ядерного оружия, перенесении основных усилий флота в дальнюю морскую зону, распространение его действий уже в океанскую зону.




С начала 60-х годов в ВМФ, по причине возросших оперативных возможностей сил флотов, возникла объективная необходимость в проведении оперативно-стратегических командно-штабных учений, в ходе которых отрабатывались бы задачи подготовки флотов для применения в рамках стратегической операции ВС на ТВД.

Важнейшей задачей ВМФ стала задача поражения ударных группировок сил флота противника.

Все это потребовало неимоверного напряжения сил оперативного состава штабов всех уровней.

С 1964 года Николай Дмитриевич - начальник Главного штаба ВМФ – первый заместитель Главнокомандующего Военно-Морского флота СССР. Возглавляя Главный штаб ВМФ СССР на протяжении 13-ти лет (более чем кто бы то ни было) в период "холодной войны" и активного строительства советского атомного подводного флота, он сыграл большую роль в развитии флота и не только оперативного искусства ВМФ, но всех составных частей военного искусства.

С 1964 г. начинается бурное развитие флота с массовым строительством кораблей, оснащаемых новейшими системами и образцами вооружения.

Стало ясно, что потребуется перейти от "автономных" методов проектирования и разработки отдельных типов кораблей и образцов вооружения к целостным боевым системам флота с органичным включением в них всех необходимых боевых и обеспечивающих составляющих элементов, потребовалось перейти к единой целостной программе строительства флота как сбалансированной по необходимым показателям и параметрам боевой системы.

Это потребовало создания научной организации, в комплексе обосновывающей проблемы оперативно-стратегической (тактической) и военно-экономической необходимости и целесообразности развития сбалансированного ВМФ по всем родам сил и направлениям номенклатуры вооружения и военной техники.

Предложения, разработанные в отделах оперативного управления Главного штаба, были позитивно восприняты и поддержаны начальником Главного штаба ВМФ адмиралом Сергеевым Н.Д. и доложены Главнокомандующему адмиралу флота Горшкову Сергею Георгиевичу.

Главком одобрил идею превращения 24-го НИИ в главный флотский центр системных исследований оперативно-стратегических и оперативно-тактических проблем.

С этого времени началось функционирование 24 ЦНИИ как главного научного органа Главного штаба ВМФ по обоснованию и оценкам всех оперативно-стратегических и оперативно-тактических проблем применения и развития ВМФ, программ вооружения флота, а также автоматизации управления его силами, моделирования и разработки специального математического обеспечения автоматизированных систем управления.

Суть предложения Сергеева заключалась в том, что оно покончило с представлением командованию ВМФ для принятия решений односторонних предложений по строительству флота.


Начальник Главного штаба ВМФ - первый заместитель Главнокомандующего ВМФ СССР адмирал Н.Д. Сергеев (1964 г.)

Именно в 60-е годы, под руководством выдающегося военно-морского деятеля Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова, адмирала флота Н.Д. Сергеева и других адмиралов, флот превратился в океанский атомный ракетно-ядерный, что создало условия для реализации национальных интересов Советского Союза в Мировом океане.

К этому времени военно-морские теоретики пришли к выводу, что по целям, значению, составу участвующих сил и средств и пространственному размаху наши флоты уже способны одновременно решать несколько оперативных задач.

Это послужило основанием для разработки теории операции флота, а в дальнейшем еще одной разновидности уже стратегической операции, проводившейся всеми видами ВС теперь уже на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ. Данные теоретические положения были проверены на маневрах "Океан" в 1970 году. Это были самые крупные маневры за всю историю отечественного ВМФ.

Впервые по единому замыслу и плану действовали более 200 надводных кораблей и подводных лодок, а также несколько сотен самолетов и вертолетов в Тихом и Атлантическом океанах, в морях – Баренцевом, Норвежском, Северном, Охотском, Японском, Филиппинском, Средиземном, Черном и Балтийском.

Если говорить уже о совсем непосредственном участии адмирала флота Сергеева Н.Д. в развитии оперативного искусства, то оно обусловило теоретическое обоснование и введение в практику в эти годы такой формы оперативного применения сил и войск флота в мирное время, как "боевая служба".

Ещё с начала 50-х годов у командования и Главного штаба Военно-морского флота СССР постепенно вызревали взгляды и зачатки концепции о необходимости постоянного присутствия советского ВМФ в наиболее важных в стратегическом, военно-политическом и экономическом отношениях районах Мирового океана (в дальнейшем термин "присутствие" трансформировался в понятие "боевая служба сил флота").

Одним из таких районов для нашей страны всегда было Средиземное море. Сюда уже с конца 1950-х годов из-за постоянных конфликтов, особенно на Ближнем Востоке, требовалось направлять наиболее мощные силы флота. Поэтому можно считать, что боевая служба, как форма применения сил общего назначения ВМФ в мирное время, началась именно на Средиземном море.

Первоначально боевая служба выполнялась эпизодически формируемыми на три-четыре месяца сборными отрядами (так называемые "смешанные эскадры") с временно назначаемыми командирами и небольшими штабами. Последняя, 14-я, смешанная эскадра кораблей Черноморского флота действовала в Средиземном море с 13 апреля 1967 года под командованием контр-адмирала И.Н. Молодцова. В состав эскадры входили 7 боевых кораблей и 5 вспомогательных судов. Она и оказалась в гуще событий, развернувшихся на театре военных действий после нападения Израиля 5 июня 1967 года на Египет, Сирию и Иорданию.

Исчисление истории 5-й эскадры ВМФ обозначен шифртелеграммой от 11 июля 1967 года начальника Главного штаба адмирала Н.Д.Сергеева: "Главнокомандующий ВМФ приказал: командиру 5-й эскадры ВМФ контр-адмиралу Петрову Б.Ф. в 00.00 14.07 с.г. вступить в командование 5-й эскадрой ВМФ. Выполнение всех задач, поставленных ранее 14-й смешанной эскадре на боевую службу в Средиземном море и в портах Египта и Сирии, в полном объеме возлагается на 5-ю эскадру кораблей ВМФ".


Контр-адмирал Петров Б.Ф. с офицерами первого штаба 5-й средиземноморской оперативной эскадры ВМФ

Окончательное становление 5-й эскадры ВМФ завершилось в начале 1969 года. Итоговый вердикт проведенной с 29 августа – по 13 сентября 1969 года инспекции Главного штаба ВМФ во главе с его начальником адмиралом Н.Д. Сергеевым гласил: 5-я эскадра завершила становление как боеготовое оперативное соединение ВМФ в Средиземном море. Дальнейшая задача: повышать эффективность боевой службы, изыскивая и применяя более совершенные тактические и оперативные приемы и способы действий сил".

Затем в 1968 году аналогичные оперативные эскадры были сформированы на Северном (7-я) и Тихоокеанском (10-я) флотах.

В 1976 году на боевой службе находились 38 ракетных подводных лодок стратегического назначения, 30 атомных многоцелевых подводных лодок, 60 дизель-электрических подводных лодок и 111 надводных кораблей.

В середине 80-х годов в оперативно важных районах Мирового океана несли боевую службу уже более 150 боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе до 40 подводных лодок. Морская авиация совершила более 4 тысяч вылетов в океанские зоны для ведения разведки и поиска подводных лодок.

В эти годы силы боевой службы уже охватывали около 80% акватории Мирового океана.

По существу боевая служба стала основным видом деятельности советского ВМФ. Развернутые в океанские и морские зоны силы являлись первым оперативным эшелоном. С началом военных действий они должны были участвовать в первых операциях на главных направлениях.

Таким образом, категория "боевая служба" стала важнейшей составной частью теории оперативного искусства ВМФ и высшей формой оперативного применения сил флота в мирное время.

В теории боевой службы большое внимание уделялось всем видам оперативного обеспечения: разведке, маскировке, радиоэлектронной борьбе и др. Высокой результативности мероприятий по развитию РЭБ в этот период способствовало постоянное внимание к ее проблемам, конкретное руководство и помощь со стороны Н.Д. Сергеева, который глубоко проникся важностью и сложностью проблем и участвовал в ее решении лично и непосредственно. К концу 70-х годов в ВМФ была разработана и практически освоена теория организации и ведения РЭБ в операциях и боевых действиях сил флота, сформирован комплект частей и подразделений РЭБ, создана система подготовки по РЭБ всех родов сил ВМФ. Это способствовало постепенному перерастанию мероприятий радиоэлектронной борьбы, как вида оперативного обеспечения, в составную часть информационного противоборства, как самостоятельного вида борьбы, активно влияющего на ход и исход операций (боевых действий) флотов.

Адмирал флота Сергеев Николай Дмитриевич прожил 90 лет.

Вся его жизнь – это кипучая деятельность.

Он участвовал во всех крупнейших событиях второй половины 20 века, которая прошла под знаком противостояния сверхдержав, его вклад в строительство и развитие отечественного ВМФ огромен.

Ясный ум, большие всесторонние знания, организаторский талант, огромная энергия и работоспособность позволяли Николаю Дмитриевичу везде, где бы он ни работал, быстро завоевывать доверие, высокий авторитет и мобилизовать людей на решение самых сложных задач.


Наряду с этим он был и остается крупным военно-морским теоретиком, обогатившим теорию и практику военно-морской науки, в том числе оперативного искусства, которые по ряду вопросов предопределили их развитие на многие годы и сохраняют свое значение в современных условиях.

Внимательное изучение наследия адмирала флота Сергеева Николая Дмитриевича, одного из ярких представителей адмиральского корпуса Советского Союза, без сомнения будет способствовать более глубокому уяснению закономерностей возникновения военно-морской науки и практики, современных процессов развития военно-морского дела творческому решению сложных и ответственных задач, стоящих перед ВМФ России.













Главное за неделю