Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,39% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,21% (21)
Одну российскую
    20,20% (20)
Ни одной
    19,19% (19)

Поиск на сайте

Дополнительные малые боевые корабли могут значительно расширить возможности ВМС США

Текст: armedforcesjournal.com, Милан Вего (MILAN VEGO) – профессор кафедры оперативного искусства военно-морского колледжа. Изложенные здесь взгляды являются исключительно мнением автора, не обязательно отражают точку зрения ВМС или министерства обороны.
Перевод: Центральный Военно-Морской Портал

ВМС обладают значительным числом надводных боевых кораблей с возможностями выполнения широкого ряда задач в конфликте высокой интенсивности. В то же время, ВМС испытывают недостаток адекватных возможностей для эффективных действий в прибрежных, особенно во внутренних морях (так называемое «мелкое море»).

Прибрежные боевые корабли (LCS) после вступления в строй в следующем десятилетии не смогут значительно повысить возможности ВМС в прибрежных боевых действиях. Ситуация может быть исправлена лишь созданием (использованием) сил, состоящих из многоцелевых корветов и ракетных кораблей.


Американский LCS "Свобода"

Во всяком случае, проблема заключается в том, что ВМС традиционно отказывается замечать деятельность малых надводных кораблей в мирное время и предвоенный период. После Второй мировой войны, исключая непродолжительный период войны во Вьетнаме, ВМС не учитывало потенциальные возможности малых надводных сил. Возможно, потому, что при необходимости такие силы можно быстро создать. Так, в период Второй мировой войны в короткий срок было построено 426 торпедных катеров, которые в составе соединений были размещены в удаленных районах. Только 42 из них погибли в результате вражеских атак. Однако современные малые надводные силы много технологичнее и дороже. Они не могут быть быстро созданы, когда конфликт уже начался. Кроме того, есть мнение, что малые надводные корабли будут мало востребованы в современную эпоху. Может быть, впоследствии это и окажется правдой, но не сегодня. Современные многоцелевые корветы и ракетные корабли имеют оружие, средства обнаружения и все возможности для выполнения широкого ряда боевых и не боевых задач.

Главные угрозы надводным силам США в прибрежных водах включают малошумные дизель-электрические подводные лодки, наземную авиацию и вертолеты; малые надводные корабли; береговые батареи; мины; беспилотные летательные аппараты с ракетами «воздух-поверхность»; тактические баллистические ракеты. В дополнение, малые, невидимые радарам надводные суда, вооруженные малокалиберным стрелковым оружием и гранатометами могут, при случае, стать угрозой для ракетного крейсера или эсминца. ВМС также должны иметь в виду возможные атаки катеров-смертников, использующих различные взрывные устройства в Ираке, Йемене и Шри-Ланке.

Среди всех потенциальных угроз, пожалуй, противокорабельные крылатые ракеты, запускаемые с малых надводных кораблей, береговых позиций и летательных аппаратов, могут стать наиважнейшей угрозой для больших надводных кораблей США в прибрежных водах. Число и разновидности крылатых ракет катастрофически выросли за последние десять лет. По приблизительным оценкам, по всему миру стоит на вооружении около 75 тысяч крылатых ракет более чем 130 видов. Более 80 стран, большинство из которых расположены в Азии и на Ближнем Востоке, имеют морские и береговые крылатые ракеты. Девятнадцать стран производят такие ракеты, и одиннадцать – экспортируют.

Угроза, исходящая от малых надводных кораблей большим кораблям США, иллюстрирована несколькими инцидентами в Персидском заливе и Ормузском проливе, начиная с 1980-х. Во время ирано-иракской войны стражи иранской революции (IRGC) атаковали кувейтский танкер (шедший под флагом США) недалеко от Бахрейна и Катара. Это привело к прямому столкновению военных флотов. Несколько кораблей «Стражей» были потоплены в конце 80-х. Тем не менее, иранцы выяснили, что американские большие корабли уязвимы для воздушных и ракетных атак. Это, в свою очередь, ведет к применению иранцами так называемой «стайной тактики» в будущем конфликте в Заливе. «Стайная тактика» не нова, она использовалась многими армиями прошлого. Иранская предполагает применение большого числа малых судов для введения в замешательство и разобщения больших кораблей врага. Суда набрасываются на свои цели из многочисленных баз, используя укрытия иранского берега или прибрежных островов. В Ормузском проливе шириной всего 21 милю малые корабли - огромная проблема. 7 января (2008) пять иранских катеров окружили трехкорабельное соединение ВМС США (крейсер «Порт-Роял», эсминец «Хуппер» и фрегат «Ингрехем»), опасно маневрируя. Три катера приблизились на дистанцию 300 ярдов от кораблей. Инцидент длился около 20 минут и не привел к физическому контакту. Американские корабли выполнили маневр уклонения и были готовы предпринять другие предупреждающие действия, когда иранские катера внезапно ушли.


Американский крейсер "Порт-Роял"

Подобная атака была предсказана уволившимся ныне генерал-лейтенантом морской пехоты Паулем Ван Рипером (Marine Lt. Gen. Paul van Riper), командовавшим стороной «красных» на маневрах Millennium Challenge в июле-августе 2002 года. Он применил «тактику стаи», что привело к потоплению авианосца и 16 кораблей. Катера «красных» атаковали пулеметами и ракетами, поддерживаемые ракетными ударами с суши и воздуха. Некоторые катера взрывали себя вместе с кораблями США. После разгрома флота «синих» было приказано начать игру сначала. Корабли «синих» «всплыли», и в итоге «синие» были объявлены победителями. В этот момент генерал Ван Рипер, протестуя, покинул игру, поскольку, по его мнению, Пентагон более интересовало превосходство собственных новых концепций, чем уроков игры.

ТРЕБОВАНИЯ К СИЛАМ

Несмотря на недостатки повсеместно принятого взгляда на размер малых боевых кораблей, в целом ясно, что они не приспособлены для полномасштабных действий в открытом море. Принято, что их величина может варьироваться от 500 до 1500 тонн. Почти все корабли водоизмещением более 1500 тонн способны действовать в открытом море. Корабли менее 500 тонн относятся к боевым катерам.

Как правило, оптимальная величина для прибрежного многоцелевого корабля находится между 1000 и 1500 тонн. Этот размер позволяет сохранить сбалансированное соотношение между противокорабельными, противовоздушными, противоминными и противолодочными боевыми возможностями. Меньшие по водоизмещению корабли могут выполнять обычно двойные задачи, что также делает их многоцелевыми. Малые корабли должны иметь малую осадку, не более шести футов. Должны обладать высокой маневренностью в мелких водах. Должны иметь большой радиус действия, высокую скорость вкупе с высокой надежностью. Высокая скорость очень важна для малых кораблей для быстрого боевого маневрирования и отхода в случае появления превосходящего противника. Они должны обладать низкой локаторной, акустической и магнитной заметностью.

В прошлом корветы и фрегаты были, в принципе, малыми прибрежными кораблями. Фрегаты были меньших размеров, чем эсминец, но больше корвета. Они применялись для эскортирования океанских конвоев. Корвет был малым противолодочным кораблем, также применявшимся для охранения конвоев, но преимущественно в прибрежных водах. Три десятилетия спустя, разница между фрегатом и корветом практически исчезла, поскольку оба корабля превратились в многоцелевые, способные осуществлять поддержку сухопутным войскам, вести противолодочную и противовоздушную борьбу. Такие корветы развивают скорость более 30 узлов, радиус действия варьируется от 1500 до 3500 миль. Они вооружены несколькими пусковыми установками для запуска противокорабельных ракет, артиллерийскими установками и противолодочным оружием, оснащены вертолетными площадками.

БЫСТРАЯ АТАКА

Прибрежные воды – идеальное место для применения быстроходного катера (FAC), вооруженного противокорабельными ракетами и торпедами. Современные ракетные катера имеют водоизмещение от 250 до 500 тонн и развивают скорость до 40 узлов. Их радиус действий варьируется от 1500 до 4000 миль, автономность - от нескольких до 10 дней. Они могут нести от 4 до 8 противокорабельных ракет, 76 мм или 57 мм артустановку и один-два 20 мм (или 40 мм) пулемета. Некоторые также оснащаются торпедными аппаратами для 400 мм или 533 мм торпед.


FAC "Хэнко" ВМС Финляндии

Главными тактическими свойствами быстроходных катеров являются их подвижность, высокая скорость, огневая мощь, прекрасная маневренность, малый силуэт и высокая степень минной защищенности. Их недостатки – в не учете их значения, малой дальности, зависимости от погоды, плохих условий для команды, высокой вероятности гибели в случае поражения, и, наиболее важное – в низкой устойчивости к атакам с воздуха. Многие также располагают лишь нестабилизированными огневыми платформами.

Огромное большинство американских боевых кораблей слишком велики и не приспособлены для действий в прибрежных водах. ВМС располагает 22 действующими (из 27) ракетными крейсерами типа «Тикондерога» с РК «Иджис» и 52 (плюс 10 строящимися или планируемыми) ракетными эсминцами типа «Эрли Барк» водоизмещением от 8950 до 9155 тонн. Планируется сохранить крейсера этого типа до достижения ими возраста 35 лет. Головной эсминец был спущен на воду в 1991 году, последний вступит в строй в 2010/2011. Кроме того, ВМС располагают 30 ракетными фрегатами типа «Оливер Х.Перри» водоизмещением 4100 тонн. Они останутся в строю до 2010-х. Главная мощь ВМС будет сосредоточена в крейсерах с РК «Иджис» до 2030-х годов.

ВМС интенсивно работает над созданием и распространением возможностей на внутренние воды и реки. Большая часть этих возможностей кроется в прибрежных и мелководных морях. Наименьшие по размеру корабли представлены 8 (в проекте – 14) патрульными катерами «Циклон» водоизмещением 355 тонн. Эти легко вооруженные катера (две 25 мм артустановки и 4 пулемета) развивают скорость до 35 узлов. Их максимальный радиус составляет 2500 миль при скорости 12 узлов. ВМС испытывает новую и высокоманевренную 45-ти тонную лодку M80 Stiletto, построенную Пентагоном как часть программы «Волк». Это 80-ти футовое судно с осадкой всего 3 фута. Радиус действия составляет 500 миль при скорости 40 узлов. Максимальная скорость 50-60 узлов. Испытания проводились в сотрудничестве со специальными подразделениями для проверки управления и применения в условиях географической удаленности и автономного (полуавтономного) плавания. Возможности ВМС в прибрежных боевых действиях возрастут, как ожидается, с принятием в строй первых высокоманевренных, быстрых взаимодействующих кораблей LCS в 2009 году. ВМС планировали построить 55 таких кораблей для 313–ти-корабельной силы. По проекту, корабли стоили около 220 миллионов долларов за штуку (кроме оборудования и оружия). Плохое управление и ряд изменений, внесенных в проект, увеличили эту сумму вдвое. Весной цена корабля составила 500 миллионов. В результате график строительства замедлился.


Американский M80 Stiletto

Два первых корабля различного дизайна находятся на завершающей стадии строительства. LCS-1 «Свобода», в монокорпусе, построен на верфи Lockheed Martin, а LCS-2 «Независимость» (Independence) строится компанией General Dynamics. ВМС планируют выбрать в итоге один проект, основываясь на результатах испытаний. Несмотря на различную конструкцию корпуса, корабли имеют радиус действия 4500 миль при скорости 20 узлов. Максимальный радиус при скорости 50 узлов составит 1500 миль. Это многоцелевой корабль с тремя модулями для решения различных задач: ПВО, ПЛО и ПМО. Корабль может одновременно нести два из трех модулей. Он сконструирован для выполнения в КУГ (АУГ) или ДесО задач противолодочной (ПЛО), противовоздушной (ПВО) или противоминной обороны (ПМО). Он может использовать преимущество в скорости и забортные системы для создания противокатерной защиты. Дополнительной задачей корабля будут патрулирование, морской перехват, поддержка специальных операций, доставка грузов и войск.

Фактически, LCS является не кораблем прибрежного плавания, а океанской платформой. Осадка 20 футов слишком велика для маневрирования на мелководье, каким является, например, Персидский залив. Его сверхскорость мало востребована в условиях многих островов и мелководных районов. Трудно вообразить, как 3500-тонный корабль, пусть даже хорошо вооруженный, сможет противостоять армаде малых катеров и в особенности катеров смертников. Другим недостатком является необходимость покидать прибрежные воды для перевооружения и дозаправки.

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ

Лучшим оружием против маломерных вражеских боевых сил могут быть лишь маломерные боевые силы. Летательные аппараты на какое-то время остаются в области угроз, но они более подвержены условиям плохой погоды и ночной видимости, чем надводные корабли. Большие корабли типа эсминцев «Барк» или крейсеров «Тикондерога» также имеют ограниченные возможности против малых, высокоманевренных надводных сил, вооруженных противокорабельными ракетами. Они будут иметь проблемы с отражением массовых атак малых катеров, особенно в узких проливах, таких как Баб аль-Мандиб или Ормузский пролив. LCS также слишком велик для эффективной защиты АУГ, КУГ или ДесО в таких водах. Радары больших американских кораблей не обладают достаточной точностью и разрешающей способностью для определения курса быстроходного катера.

Малые надводные корабли более маневренны и быстры, чем их большие коллеги. Более того, они могут быть применены в более широком ряду задач, чем самолеты или вертолеты, имеют большую мощь. Их способность обнаруживать и сопровождать противника даже выше, чем у самолета. В любом случае, комбинация летательных аппаратов и малых кораблей - лучшее средство от угрозы вражеских малых кораблей.

Программа LCS слишком далеко зашла, чтобы быть отмененной (может лишь быть сокращена). ВМС может предпринять хороший шаг, дополнив программу LCS современными многоцелевыми фрегатами водоизмещением 1200 – 1500 тонн и 400-500 тонными ракетными катерами. Эти силы значительно изменят возможности ВМС в ведении боевых действий в районах между открытым морем и внутренними водами. Они более приспособлены, чем эсминцы, фрегаты или крейсера для антитеррористического патрулирования, усиления санкций, противопиратской деятельности, противодействию контрабанды (наркотики, оружие, люди) и точечному присутствию. В пору кризисов и угроз малые корабли могут быть использованы в качестве экрана для больших кораблей во время их прохода через узкие проливы. Во время войны на море, они могут быть использованы для противокорабельной защиты, поиска подводных лодок, защиты судоходства, нарушения вражеских морских коммуникаций, постановки мин, выполнения специальных операций. В конце концов, они значительно дешевле, чем их большие коллеги.

Самый скорый и дешевый путь для создания достаточных сил малых надводных кораблей заключается в постройке или покупке находящихся в строю у союзников. Несколько типов корветов строятся в дружественных странах, как, например, израильский Sa’ar 5 (Eilat) водоизмещением 1295 тонн, германский MEKO A-100 водоизмещением 1685 тонн, шведский 620-тонный Visby, южнокорейский 1200-тонный Po Hang, итальянский 1285-тонный Minerva.


Израильский Sa’ar 5

Например, многоцелевой ракетный корвет Sa’ar 5 (три из них строятся на верфи Litton’s Ingalls, Миссисипи) - на сегодня один из лучших малых боевых кораблей. Корвет стоимостью 265 миллионов развивает скорость до 33 узлов. Радиус действий составляет 3500 миль при ходе 17 узлов. Автономность - от 24 до 30 дней. Вооружен двумя счетверенными пусковыми установками для ракет «Гарпун» типа «поверхность-поверхность» (дальность стрельбы 72 мили), двумя противолодочными ракетными установками (дальность 5.4 мили) и двумя строенными торпедными аппаратами 324 мм. Предусмотрена 76-мм артустановка или система ближнего боя Mk 15 Phalanx. Может нести 1-2 вертолета. Другой тип – германский MEKO A-100: 1850-тонный корабль K-130 Braunschweig способен развить скорость 26 узлов и пройти 2500 миль со скоростью 15 узлов. Вооружен противокорабельными ракетами с дальностью стрельбы 108 морских миль, двумя вращающимися 21-зарядными пусковыми установками ПВО, 76-мм артустановкой, 30-мм пушкой и двумя пулеметами калибра 0,50. Могут быть поставлены две установки для противокорабельных ракет «Экзосет» (дальность 38 миль). Способен нести один вертолет.


Германский MEKO A-100

Корвет Visby развивает скорость 35 узлов на газовой турбине или 15 узлов - на дизелях. Построен из особо прочного пластика (принцип бутерброда). Спроектирован для снижения оптической и тепловой заметности, надводной и гидроакустической заметности, подводного магнитного и электрического полей. Может быть обнаружен в 7 милях в свежую погоду, и в 12 милях – на спокойной воде при отсутствии других целей. В условиях интенсивного судоходства дальность обнаружения снижается вдвое. Может нести противокорабельные ракеты, 127-мм пусковую установку, глубинные бомбы, три 400-мм торпедных аппарата, 57-мм пушку и мины.

Среди самых современных ракетных катеров – израильский Sa’ar 4.5 (490 тонн, 33 узла, 4800 миль при 19 узлах, «Гарпун», 76-мм и 20-мм пушки, вертолет), шведский Goteborg (400 тонн, 30 узлов, 8 ПУ ракет «корабль-корабль», 57-мм пушка, четыре ТА, 4 ПУ ракет калибра 127 мм, мины) и финский Hamina (270 тонн).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВМС нуждаются в надежных силах, состоящих из корветов и достаточного количества ракетных катеров, для того, чтобы расширить свои боевые возможности в прибрежных водах. Достаточное количество - не менее 32 многоцелевых корветов, сведенных в 8 бригады по 4 корабля в каждой. Они должны быть размещены на передовых рубежах наподобие соединений минных кораблей. В дополнение следует разместить соединение из примерно 12 ракетных катеров в дистанции залпа от выбранной контрольной точки. Наиболее вероятные места расположения – Персидский залив/Ормузский пролив, мыс Горн/пролив Баб аль-Мандиб, Малаккский пролив и Карибы. Две бригады должны сменять друг друга и в согласии с дружественными странами защищать их суверенитет. В случае обострения обстановки, при контртеррористической или противопиратской деятельности они действуют совместно с объединенными или союзными силами. В случае большого конфликта или войны, они используются в качестве экрана для основных сил, защиты конвоев и гражданского судоходства.

ВМС следует преодолеть традиционное неприятие применения малых надводных сил в мирное время. При сравнительно малых затратах ВМС может повысить число действующих кораблей на флоте и закрыть брешь между открытым морем и внутренними водами. Новая Совместная стратегия для морской мощи 21 века не может быть успешно воплощена без применения оперативного искусства. Оно требует сбалансированных надводных сил, способных решать задачи мирного времени, в периоды обострения обстановки в условиях войны.

Источник: www.armedforcesjournal.com


Главное за неделю