Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Олег Сергеев: Надежная безнадежность ракетного комплекса "Булава"

14.05.10
Текст: VIPERSON, Сергеев Олег Леонидович, эксперт Всероссийского фонда образования, кандидат технических наук, полковник, ветеран РВСН
Фото: VIPERSON
Олег Сергеев рассказывает о возможных причинах неудачных испытаний "Булавы".

След в небе после аварии "Булавы"

Скорость эскадры или конвоя лимитирует самый тихоходный корабль

Унификация комплексов различных видов базирования ограничивает ракетостроение их критическими технологиями. Доведенный до абсурда метод плодит монополистов из числа создателей не самых лучших образцов изделий.

Ярким примером этой тенденции служит Московский институт теплотехники (МИТ), выбравший подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) "Тополь-М" в качестве тарана для взятия крепости ракетно-космической кооперации, созданной гением Сергея Королева для решения пионерных задач мирового масштаба.

О перипетиях аппаратных сражений по созданию "тематического холдинга" разработчиков-изготовителей под началом головной организации - МИТ повествует генеральный конструктор Юрий Соломонов в своей книге "Ядерная вертикаль".

Три ошибки инженера Соломатина

У опытных шахматистов бытует мнение: невозможно выиграть партию, если не исправить допущенную в ее дебюте ошибку.

Объединение структур, нацеленных на создание философского камня - унифицированных изделий - таит в себе разрушительный вирус совмещения несовместимых технологических процессов

Исходя из технологической парадигмы, персонаж из названной книги Юрий Соломатин совершил три ошибки: попытался взвалить на плечи института, далекого от лидерства в ракетостроении, функции советской оборонной "девятки".

МИТ сейчас платит как "за технический прогресс и за незнание новых физических явлений, неспособность смоделировать некоторые полетные условия при проведении наземной агрегатной отработки", так и за технологическое несовершенство новых разработок, индикатор которых - аварийные пуски "Булавы".

Момент истины для МИТ наступил, когда выяснилось, что разработчики "Булавы", будучи специалистами по наземным ракетным комплексам, не имеют представления о старте ракет с находящейся в движении подводной лодки.

Другая идея - создать твердотопливную ракету легкого типа подвижного грунтового базирования, привлекательную для заказчика, не стала "пропуском в элитный клуб" ракетно-космической отрасли. Критичной для ПГРК оказалась масса ракеты и забрасываемый вес, что минимизировало спектр возможностей использования этой системы в качестве космического носителя "Старт-1".

Можно сопоставить пропаганду "мирного атома" и заявление генерального конструктора МИТ о полной унификации "Булавы" для РВСН и для ВМФ, разорившее страну на миллиарды рублей и похоронившее морское ракетостроение.

Достижением отцов-основателей ракетостроения стало воплощение на практике понятия комплекс, - объект, состоящий из взаимосвязанных элементов.

Отказ в полете любого из этих элементов приводит к аварии или катастрофе. В отличие от известной песенки американских пилотов, продолжающих полет "на честном слове и на одном крыле", ракетная техника такой вольности не допускает.

Третья, наиболее разрушительная ошибка, заключалась в замене комплексной отработки "принципиально отличным от других КБ подходом к проектированию".

Представляющим собой "многоитеративный процесс оптимизации составных элементов ракетного комплекса, и, прежде всего, ракеты".

Проклятье системной несовместимости

Наказанием за псевдо инновацию стал неустранимый вирус "плавающего отказа", порожденный системной несовместимостью элементов ракетного комплекса.

Пагубность выбранного подхода к проектированию руководитель МИТ осознал после первых неудач за три года до прошения об отставке. Когда сотни вовлеченных в проект предприятий ОПК поглотили миллиарды рублей.

Стало понятно, что надежность "Булавы" не соответствует требованиям совместных испытаний с подводного ракетоносца, а неконтролируемый полет этого чуда техники при систематической потере телеметрической информации опасен не только для подводников, но и для зарубежных стран.

Непрогнозируемые системные случайности, о которых в своем интервью поведал генеральный конструктор МИТ Юрий Соломонов напрямую связаны с поэлементной оптимизацией деталей комплекса оружия. Что препятствует технологической интеграции знаний и опыта ракетостроения.

Пришлось Юрию Соломатину вспомнить о философской категории "частного и целого" в связи с отсутствием "необходимой стендовой базы для экспериментальной полномасштабной отработки". И пойти нетрадиционным путем, "вызывая ожесточенное сопротивление оппонентов".

Как оказалось, эксперты были правы: наземная отработка отдельных узлов и агрегатов, проведенная до начала испытательных пусков "Булавы" в прошлом году ничего не дала. Все три испытания закончились неудачно.

Нынче серия уже идет, а дорабатывать нечего. Так как исправность всех элементов в отдельности не гарантирует работоспособность комплекса в целом.

И помочь здесь не смогут самые опытные военпреды, несмотря на то, что главком ВМФ Владимир Высоцкий приказал им контролировать каждую гайку.

Комплексность и системность функционирования изделия должна проверяться на наземных испытательных стендах ГРЦ им. Макеева. Однако новая концепции проектирования Юрия Соломонова этого не требует.

Высокая надежность при комплексной безнадежности

Поведал Соломатин и о новом подходе к серии, когда в условиях опытного производства КБ "на коленке" изготавливают установочную партию и одновременно адаптируют серийный завод. При этом умалчивается о документации, необходимой, для серийного производства и доработок, для военной приемки и эксплуатантов.

Нетрудно представить результат такой новации, если по признанию главного конструктора "Булавы" Юрия Соломонова "опытные образцы делаются штучно, иногда людьми, которые не имеют в ряде случаев необходимой квалификации в новых областях, поэтому по мере приобретения этого опыта мы и движемся вперед".

Экспертов не могла не насторожить, ранее озвученная начальником Генерального штаба Юрием Балуевским идея статистических испытаний "Булавы". По результатам аварийных пусков требовалось набирать статистику данных для подтверждения ТТХ и проводиться доработки при серийном производстве.

По тому же пути пошел и Юрий Соломатин при наборе статистики для оценки надежности комплекса "Тополь-М" в условиях опытно-боевого дежурства.

Два года назад заместитель командующего РВСН по вооружению Виталий Линник оценил этот подход так: из-за незавершенности испытаний "Тополя-М" 58 предприятий разработчиков и изготовителей под руководством МИТ проводят на головных объектах РВСН доводку эксплуатационно-технических характеристик, отрабатывают документацию и технологии выполнения работ.

Опыт подобного сорта уже имел место, когда все ракетные комплексы "Темп С" и РС-18 после полигонных испытаний оказались неработоспособными.

Демонстрируемый МИТ уже десятилетие метод проб и ошибок никогда не повысит надежность ракеты, точность разведения и попадания в цель боевых блоков.

Тем более, когда в модели надежности, разработанной 4 ЦНИИ РВСН, морская ракета после выхода из шахты ракетоносца летит уже как сухопутная.

Сегодня всем ясно, чтобы отделить мух от котлет и понять природу явлений, воспроизвести их комплекс в наземных условиях, дать прогноз успешности доработок, требуется добыть не зашумленную информацию при испытаниях и пусках ракет с наземного стенда, исключив влияние подвижной платформы - АПЛ.

Надо отдать должное главкому ВМФ Владимиру Куроедову, сумевшему творчески подойти к оценке качеств "Булавы" и в непростых условиях административного противодействия обеспечить отработку и принятие на вооружение "Гордости России", - ракетного комплекса "Синева" ГРЦ им. Макеева.


Главное за неделю