Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,93% (44)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    22,41% (26)
Одну российскую
    20,69% (24)
Ни одной
    18,97% (22)

Поиск на сайте

"Набор ненастий" для подлодок противника

Ядерными боеприпасами намеревались гарантированно уничтожать вражеские субмарины

Подводный ядерный взрыв. Фото из книги «Ядерные испытания СССР»

11 мая 1962 года в Тихом океане на расстоянии примерно 600 км от американской военно-морской базы Сан-Диего с эсминца ВМС США стартовала противолодочная ракета «Асрок». Она пролетела 3650 м, после чего врезалась в воду, где на глубине 200 м взорвалась ее ядерная боевая часть мощностью около 1,5 килотонны.

ПРИЧИНЫ ДЛЯ РАЗРАБОТКИ

В том же 1962 году противолодочный комплекс «Асрок» был принят на вооружение военно-морских сил Соединенных Штатов. Он включал мощную низкочастотную гидроакустическую установку SQS-23, электронное счетно-решающее устройство Mk-III, пусковую установку Mk-112 и сами ракеты «Асрок». В качестве боевых частей для этих ракет могли использоваться либо самонаводящиеся торпеды Mk-44, либо глубинные бомбы Mk-17 с обычными или атомными зарядами. Дальность стрельбы «Асрока» составляла от 800 м до 11 км.

Необходимость «длинной руки» для борьбы с подводными лодками, то есть возможность поражения их на дистанции в несколько километров, возникла в связи с резким увеличением скорости хода как атомных, так и дизель-аккумуляторных субмарин под водой, а также вследствие появления эффективных самонаводящихся торпед, позволявших поражать надводные суда с больших расстояний. Наконец, в строй начали вступать подлодки – носители баллистических ракет. В Советском Союзе на все эти обстоятельства тоже обратили внимание.

Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 20 июня 1958 года № 657-311 было предусмотрено создание принципиально новых противолодочных ракетных комплексов для вооружения субмарин и надводных кораблей в целях «эффективного поражения подводных лодок противника на больших дистанциях». Согласно этому постановлению начались работы над ракетными комплексами, которые специалисты нарекли «набором ненастий»: «Тайфун», «Пурга», «Вихрь», «Шквал», «Вьюга», а также торпедами «Енот», ПЛАТ-1, ПЛАТ-2 и др.

История создания всех этих противолодочных комплексов достойна большой монографии, автор же решил рассказать о двух самых дальнобойных ракетах – «Тайфун» и «Вихрь».

БЕРЕГОВАЯ МАХИНА

Обе ракеты являлись неуправляемыми и оснащались твердотопливными двигателями. И на ту, и на другую предлагалось установить только специальную (ядерную) боевую часть. В качестве головного разработчика комплексов определили НИИ-1 Государственного комитета по оборонной технике (позже НИИ-1 переименовали в Московский институт теплотехники), а главным конструктором стал Н.П.Мазуров.

Если комплекс «Вихрь» предназначался для установки на противолодочные крейсера проекта 1123, то «Тайфун» должен был стать первым и, полагаю, единственным в мире противолодочным комплексом берегового базирования. Вдобавок ракета «Тайфуна» могла поражать корабли противника и высадившиеся на побережье вражеские десанты. Кроме того, рассматривался вариант ракеты «Тайфун-1», которую помимо всего прочего планировалось использовать для дистанционной постановки морской мины с ядерной боевой частью.

Любопытно, что поначалу работы над «Тайфуном» шли под названием «Создание береговой реактивной системы с глубинными бомбами со спецзарядом». В разных вариантах дальность стрельбы существенно менялась в районе 100 км.

Первоначальный проектный вес ракеты «Тайфун» поражал – 9 тонн! Естественно, возник вопрос, как производить пуски таких махин.

В конце 1958 года НИИ-1 и сталинградский завод «Баррикады» (№ 221) заключили договор о создании пусковой установки для «Тайфуна» со сроком сдачи, намеченным на май 1959 года. 13 января 1959 года заместитель начальника 6-го отдела СКБ-221 Г.М.Беляев зарегистрировал следующие индексы на разработку:

– Бр-219 – стационарная пусковая установка для системы «Тайфун»;

– Бр-221 – транспортно-заряжающая машина для стационарной установки системы «Тайфун»;

– Бр-222 – подвижная пусковая установка системы «Тайфун-1»;

– Бр-223 – транспортно-заряжающая машина для подвижной установки системы «Тайфун-1».

Вариант вертикальной шахтной пусковой установки, обеспечивавшей старт 9-тонного «Тайфуна», отбросили, как говорится, с порога. Строить глубокие герметичные сооружения на берегу моря было сложно и дорого.

Инженеры СКБ-221 подготовили проект открытой пусковой установки тумбового типа. На высоте более пяти метров находилась ось цапф для опоры направляющей длиной 12 м. Длина стартового пути составляла 8 м. Вес всего сооружения достиг 48 тонн. Понятно, что замаскировать такую громадину было непросто, и НИИ-1 от тумбовой установки отказался.

Тем временем конструкторы НИИ-1 предложили вариант ракеты «Тайфун-1» весом 5,5–6 тонн. И тогда главный конструктор ОКБ-221 Г.И.Сергеев предложил создать пусковую установку для «Тайфуна» в двух вариантах: в горизонтальной шахте и на подвижной установке.

В окончательном варианте был создан проект горизонтальной шахты Бр-219 длиной 75 м и шириной до 18 м. Перед стартом в течение 25 секунд поднималась бронированная крышка, а затем выходили станины направляющих, на которых находилась ракета (после пуска ракеты они скрывались). Целеуказания для стрельбы поступали от линии гидроакустических станций «Ухта».

Помимо горизонтальной шахты Бр-219 имелось несколько проектов самоходных установок типа Бр-222. Установки Бр-222-I и Бр-222-III на шасси гусеничного тягача – объект 408 (вес заряженной ПУ 45,5 и 40,1 тонн), Бр-222-II на танковом шасси – объект 273 (вес 59,55 тонн), Бр-222-IV на колесном шасси МАЗ-537Б (вес 40,1 т).

Однако уникальный универсальный комплекс «Тайфун» так и не был принят на вооружение. По одной из версий причиной прекращения работ стали протесты адмиралов. Они, ссылаясь на весьма значительную мощность ядерной боевой части ракеты и ее большое круговое вероятное отклонение, утверждали, что при стрельбе с побережья СССР «Тайфун» может принести собственному флоту не меньше бед, чем неприятелю.

НЕДОЛГАЯ СЛУЖБА «ВИХРЯ»

В итоге первым отечественным противолодочным комплексом с ракетой, несущей ядерную боевую часть, стал РПК-1 «Вихрь». Головным его разработчиком, напомню, был назначен НИИ-1 ГКОТ. В работе также принимали участие НИИ-6, НИИ-9, НИИ-22 и др. Производство «Вихря» велось на СКБ-203 в городе Свердловске.

Комплекс включал в себя:

– баллистическую неуправляемую ракету 82Р на твердом топливе длиной 6 м и диаметром 540 мм;

– пусковую установку МС-18 с двумя направляющими и автоматом заряжания барабанного типа (на 8 ракет);

– систему управления стрельбой ПУСТБ-1123 «Спрут», разработанную в ЦКБ-209.

Интересно, что «Спрут» управлял огнем не только РПК-1, но и универсального комплекса М-11.

Противолодочный крейсер проекта 1123, для которого проектировался «Вихрь», не имел специальных противокорабельных ракет, но при необходимости мог вести огонь по надводным кораблям как ракетами «Вихрь», так и ракетами М-11 «Шторм» (зенитными) по данным ПУСТБ-1123.

Уничтожение подводных лодок ракетами «Вихрь» должно было осуществляться по данным целеуказания от собственного гидроакустического комплекса корабля или от внешних источников (вертолет, гидроакустический буй). ПУС «Спрут» обрабатывал поступающую информацию и выдавал углы наведения пусковой установки МС-18. Стрельба могла проводиться одиночными ракетами или двухракетными залпами. Ракета оснащалась специальной боевой частью. Взрыв БЧ происходил после приводнения на глубинах от 0 до 200 м. При пусках на максимальную дальность расчетное отклонение ракеты составляло ? 1200 м, а радиус поражения лодки – около 1500 м. Без применения ядерного заряда эффективность комплекса «Вихрь» была близка к нулю.

В 1963 году две универсальные установки М-11 для запуска «Вихря» были представлены на государственные испытания на Феодосийском полигоне.

Серийное производство ракет «Вихрь» началось в 1964 году на заводе № 7 в Свердловске. В том же году ракета прошла первый этап государственных испытаний. Пуски производились как с наземных пусковых установок, так и с ОС-332 (бывший СКР-1) – модернизированного противолодочного корабля проекта 159. Второй этап государственных испытаний состоялся уже на головном корабле проекта 1123 – противолодочном крейсере «Москва» – в 1967 году. Официально ракетный корабельный противолодочный комплекс «Вихрь» (РПК-1) с неуправляемыми ракетами 82Р приняли на вооружение по постановлению Совмина СССР № 440-168 от 12 июня 1968 года.

«Вихри» получили два крейсера проекта 1123 и три крейсера проекта 1143.

Имелось несколько проектов модификаций РПК-1. Так, к январю 1964 года завершилось создание эскизного проекта комплекса «Вихрь-2». Он должен был получать целеуказания от корабельно-вертолетной станции «Прибой». Установка по-прежнему предназначалась для пуска ракет со специальными боевыми частями. Расчетное круговое вероятное отклонение определялось по одному варианту – 1200 м, по другому – 1800 м. Вероятность уничтожения «Вихрем-2» подводной лодки – 0,5–0,7. Дальность стрельбы – от 15 до 44 км.

23 июля 1971 года вышло постановление Совмина № 530-152 о начале проектирования комплекса «Вихрь-М» с боевой частью в виде самонаводящейся торпеды «Колибри». В августе 1973 года специалисты НИИ-1 (МИТ) закончили подготовку проекта «Вихря-М». Однако из-за срыва сроков изготовления соисполнителями элементов опытного образца и появления новых противолодочных систем работы были прекращены.

Комплекс «Вихрь» сняли с вооружения в начале 1980-х годов, а его носители отправили за рубеж на металлолом.

Источник: nvo.ng.ru, автор: ВАлександр Григорьев - инженер


Главное за неделю