Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Универсальный моряк


Вместе со строительством новых эсминцев Россия меняет концепцию их применения (фото: korabli.ucoz.ru)

Главнокомандующий Военно-морским флотом РФ адмирал Владимир Высоцкий сообщил в пятницу, что не позднее 2012 года в России будет заложен эскадренный миноносец нового проекта. По словам главкома, он будет существенно превосходить корабли этого класса, находящиеся на данный момент в строю. В частности, новый эсминец будет первым, кто получит боевую информационно-управляющую систему – аналог американской AEGIS. При этом он будет универсальным.
Эскадренный миноносец нового проекта будет заложен в России не позднее 2012 года, сообщил сегодня главком ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий. По боевым возможностям корабль будет превосходить эсминцы проекта 956 «Сарыч», которые сегодня состоят на вооружении ВМФ РФ. Судя по известным сведениям, новый корабль будет более универсальным, чем имеющиеся сегодня, за счет переориентации от преимущественно противолодочных функций в сторону ударных.

Задачи противолодочной обороны (ПЛО) при этом будут возложены на корветы, ради строительства которых приостанавливаются программы ремонта старых боевых кораблей.

«Этот корабль будет более функциональным, более «серьезным», чем стоящий на вооружении эсминец проекта 956. Новый эсминец будет со значительно расширенными возможностями», – передает слова Высоцкого ИТАР-ТАСС.

Прежде всего, необходимо сказать несколько слов об этом классе боевых кораблей. Эскадренные миноносцы (эсминцы, ЭМ) в их современном виде – самые надводные универсальные боевые единицы флота, хотя в начале своего существования это были узкоспециализированные корабли. Задача первых эсминцев, появившихся в развитых флотах мира в 80–90-х годах XIX века, состояла в защите флота от миноносцев, носителей новейшего по тем временам оружия – «самоходных мин», или – в современной терминологии – торпед. Для борьбы с быстроходными миноносцами контрминоносцы (опять же – термин XIX века, сохранившийся с тех пор во французском и испанском языках) должны были обладать еще большей скоростью и разнообразным вооружением: мощной скорострельной артиллерией универсального калибра и теми же торпедами. С появлением на полях морских сражений на рубеже веков очередного супероружия – подводной лодки – задача по борьбе с ними также была возложена на ЭМ.

К началу Первой мировой класс контрминоносцев превратился в миноносцы эскадренные, способные сопровождать и защищать корабли эскадры на походе от всевозможных угроз (к которым вскоре добавилась и авиация) и при возможности контратаковать основные боевые корабли противника (крейсера, линейные крейсера и линкоры) с помощью торпед.

Основные признаки тех эсминцев: высокая скорость хода и разнообразное вооружение (противолодочное, противовоздушное, противокорабельное) – сохранили и их современные потомки. Правда, в системе ПЛО все большую роль теперь играют противолодочные вертолеты, базирующиеся в палубных ангарах (хотя бомбометы глубинных бомб и противолодочные торпеды на вооружении остались), а роль противокорабельного оружия перешла от торпед к противокорабельным ракетам (ПКР). Одновременно современные ЭМ, как правило, имеют развитый комплекс ПВО, и, пожалуй, это единственные современные корабли, на которых сохранились универсальные артустановки калибром 57 мм и выше, приспособленные для действий как по морским, так и по наземным целям, а иногда еще и по воздушным.

На протяжении большей части ХХ века, особенно в межвоенный и послевоенный, до 1980-х годов, периоды, ЭМ были самыми многочисленными боевыми кораблями мира. Естественно, универсальность не дается даром: многочисленные системы оружия требуют места для размещения, поэтому водоизмещение многих современных кораблей превосходит 9 тыс. тонн, что сближает эти корабли с крейсерами. Кстати, это вносит известную путаницу в классификацию кораблей. Так, проект ЭМ типа «Каунти», относящийся по формальным признакам к легким крейсерам, был представлен парламенту как «большой эсминец». В СССР такие корабли чаще всего относили к «большим противолодочным», что, пожалуй, соответствовало действительности.

Соответственно, росла и стоимость ЭМ. По состоянию на 2005 год во всех флотах мира имелось менее 200 эсминцев против более чем 350 фрегатов. Действительно, постройка одного «суперэсминца» класса DDG-1000 Zumwalt («Цумвальт») обходится американскому бюджету в 1,4 млрд долл., что вынудило американцев ограничить программу строительством двух кораблей. Наиболее массовые и самые совершенные на сегодняшний день корабли этого типа, американские Arleigh Burke («Орли Берк»), обходятся казне в 778 млн долл. (головной корабль DDG-51 Arleigh Burke – 1,1 млрд).

На сегодня корабли «Орли Берк» построены в количестве 55 единиц для ВМФ США, планируется к постройке еще 8–11 кораблей (из-за отказа от проекта «Цумвальт»), еще четыре ЭМ измененного проекта Kongo построены Японии на верфях «Мицубиси». Это самая масштабная серия кораблей водоизмещением более 5 тыс. тонн за всю послевоенную историю.

Наиболее массовыми послевоенными ЭМ в СССР стала серия кораблей проекта 956 «Сарыч», более известная под натовским обозначением «Современный» (Sovremenny) – по головному кораблю. С 1976-го по 1992 год в строй вошли 17 таких кораблей, зачисленных в разряд «больших противолодочных».

Такая классификация отнюдь не случайна. Корабли типа «Сарыч» и «Арли Берк» формально считаются «одноклассниками». Действительно, при сходных размерах и водоизмещении (длина 153–156 метров, водоизмещение 6,5–7 тыс. тонн) корабли несут на первый взгляд сходное вооружение. Однако есть между ними и огромная разница, особенно в возможностях действий по наземным и воздушным целям. Имея преимущество в артиллерии (2х130 мм автомата на пр. 956 против 1х127 мм на «Берках»), ракетное вооружение нашего корабля (две счетверенных ПУ комплекса П-270 «Москит») – исключительно противокорабельное, и его возможности по береговым целям крайне ограничены. У американского корабля в комплект вооружения штатно входят КР «Томагавк», количество которых может варьироваться в зависимости от типа миссии. Это возможно благодаря применению на корабле универсальных пусковых установок вертикального старта (УВПУ), расположенных под палубой. Из таких установок можно стрелять любыми типами ракет: КР («Томагавк»), ПКР («Гарпун»), ПВО/ПРО («Стандарт», на серии IIA дополнительно «Си Сперроу» ближнего действия). Корабль получается действительно универсальным: в зависимости от принятого боекомплекта он может исполнять роль ударного, противолодочного или корабля ПВО.

Второе преимущество американских ЭМ – наличие единой боевой информационно-управляющей системы (БИУС), отсутствующей на наших кораблях. Эсминцы «Арли Берк» оснащены БИУС AEGIS (Aegis combat system, «Иджис»), которая представляет собой организационно-техническое объединение корабельных средств освещения обстановки, поражения и управления на основе автоматизированных систем боевого управления. Появлению таких систем на Западе СССР в свое время не уделил должного внимания, и теперь их приходится создавать с нуля. При этом работа идет далеко не гладко, пример тому – мучительная доводка БИУС Club-S на модернизированных ударных ПЛ для ВМС Индии.

Собственно, наличие БИУС и вертикальных УВПУ делает корабль поистине универсальным. «Иджис» не только обеспечивает целеуказание для ракетного вооружения, но и может поддерживать командира ПВО или ПЛО соединения, хотя и не может полностью автоматизировать все указанные функции. Проще говоря, управление всем арсеналом противолодочного и зенитного вооружения корабля может осуществляться с одного пульта, через единый интерфейс, который отображает окружающую тактическую обстановку во всей доступной полноте. Командиру остается лишь определить приоритет угроз, выбрать приоритеты целей и отдать команду на применение оружия.

Таких возможностей корабли 956-го проекта лишены. Их приоритетная задача – борьба с подводными лодками, и в этом плане они во многом превосходят американские аналоги. Все остальные задачи – второстепенные, включая и задачу ПВО соединения, хотя для этого на «Сарычах» имеются два ЗРК «Штиль» с запасом 48 ракет. Однако система может обеспечить одновременно пуск не более двух ракет, тогда как американский корабль может выпустить четыре ракеты в залпе. Неслучайно в последнее время российские корабли этого класса чаще называют «суперфрегатами» (superfrigate), нежели эсминцами (destroyer).

На Западе противолодочные корабли такого водоизмещения справедливо полагают излишними. Кроме того, борьба с подводными лодками сама по себе стала крайне непростой задачей, требующей для решения более узкоспециализированных в сторону противолодочных возможностей кораблей, которыми стали фрегаты и частично корветы (по старой советской классификации – малые противолодочные и сторожевые корабли, хотя «малыми» советские фрегаты были лишь по сравнению с немаленькими эсминцами). Такая концепция представляется на сегодняшний день оптимальной, и в соответствии с ней создавался проект эсминца 21 956.

В 2007 году эскиз корабля демонстрировался на Международном военно-морском салоне (ММВС-2007). В общих чертах, он представляет собой нечто среднее между американскими ЭМ «Арли Берк» и британскими Type 45 (Daring class). Пусковые установки ракетного вооружения общим числом 32 выполнены в подпалубном исполнении. Заявлено, что они предназначены для размещения комплекса С-300Ф («флотский») и могут быть снаряжены 48 зенитными ракетами 48Н6Е2 или 192 9М96Е. Пакет из четырех ракет 9М96Е загружается вместо одной ракеты 48Н6Е2. Кроме того, на корабле планируется впервые применить два главных обзорных радара типа «Фрегат» и «Риф-М» (последний работает преимущественно по надводным целям). Дабы не затруднять выполнение задач ПВО, противокорабельные ракеты размещены в 16 отдельных ПУ 3С-14Э для противокорабельных ракет 3М-54ТЭ или противолодочных 91РТЭ2. Загрузка ракет 3М-54ТЭ или 91РТЭ2 в пусковую установку определяется задачами боевого использования корабля.

Проект 21 956 станет первым, кто получит аналог «Иджиса» – БИУС «Калибр-НКЭ» (экспортное обозначение – «Club-N»), предназначенный для поражения крупных надводных целей на больших дальностях (до 220 км). Интегрированная ракетная система «Калибр-НКЭ», в состав которой входит универсальная корабельная система управления стрельбой 3Р-14Н, позволяет управлять одновременно ударным, противолодочным и противоторпедным оружием. Наличие УВПУ позволяет надеяться, что со временем в боекомплект войдут также крылатые ракеты.


На сегодня корабли «Арли Берк» построены в количестве 55 единиц для ВМФ США (фото: seafever.com)

Примечательно, что в отличие от «Иджиса», который управляет всем ракетным оружием корабля, российские конструкторы поручили задачи ПВО отдельной подсистеме. Тут есть два резона.

Первый состоит в том, что возможности БИУС ограничены количеством целей: n морских и n воздушных одновременно. Этот параметр называется «канальностью». Например, в случае появления n+1 морской цели система перегружается, зависает, и корабль становится беззащитен перед нападением как с моря, так и с воздуха, что при одновременном нападении из двух сред практически равнозначно гибели. Наличие двух специализированных систем такую возможность исключает.

Второе преимущество в том, что наличие раздельных ПУ для зенитных/ударных ракет позволяет держать одновременно боеготовыми большее число ракет разных типов.

В общих чертах проект представляется весьма сбалансированным и в своем текущем виде является адекватным кораблем дальней океанской зоны. Огорчает лишь отсутствие средств для действий против береговых объектов (а согласно российской морской доктрине флот должен обеспечивать действия Сухопутных войск на приморских флангах). Но эта проблема кажется решаемой в недалекой перспективе.

Таким образом, согласно замыслу флот получит современные корабли, ориентированные, прежде всего, на задачи противовоздушной и, во вторую очередь, противокорабельной и противолодочной обороны, как большинство современных «одноклассников». Задачи ПЛО переходят преимущественно к специализированным корветам, строительству которых сейчас уделяется первостепенное значение.

Между тем в четверг начальник вооружения Вооруженных сил РФ, заместитель министра обороны Владимир Поповкин заявил, что в 2009 году Министерство обороны РФ в два раза сократит количество ремонтирующихся кораблей.

«В ВМФ много кораблей находятся в различных стадиях ремонта – судовом, доковом и среднем. В результате финансовые средства на их ремонт размазываются», – отметил он.

По словам Поповкина, чтобы обеспечить строительство новых кораблей – корветов и фрегатов для ВМФ, принято решение сократить в два раза количество ремонтирующихся кораблей.

Замминистра обороны проинформировал, что в следующем году ремонт этих кораблей будет завершен, и за счет этого будет продолжено строительство новых.

Решение, конечно, спорное, но то, что без современных кораблей класса ЭМ российскому флоту не обойтись, – это непреложный факт.

Источник: vz.ru, автор: Геннадий Нечаев. 19.06.09


Главное за неделю