Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,56% (36)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,88% (19)
Ни одной
    19,78% (18)
Одну российскую
    19,78% (18)

Поиск на сайте

Ошибки, которые хуже преступления

Грандиозный провал испытаний морской ракеты "Булава" стал реальностью

Подводный крейсер "Юрий Долгорукий". Без "Булавы"... Фото Reuters

Грандиозный провал испытаний морской ракеты «Булава», о высокой вероятности которого десять лет настойчиво предупреждали ученые и конструкторы-ракетчики, ветераны Вооруженных сил, стал реальностью. Увы, как оружие сдерживания и устрашения, данное многострадальное изделие не состоялось. И если когда-нибудь появится сообщение, что боевые блоки «Булавы» достигли целей с требуемой точностью, в мире этот факт будет встречен саркастической усмешкой.

В КАРМАНЕ У ГЛАВНОГО КОНСТРУКТОРА

В середине 1990-х годов военно-политическое руководство России построило свои планы в расчете на профессионализм гендиректора и главного конструктора Московского института теплотехники Юрия Соломонова. Тогда он решил, что отсутствие у возглавляемого им коллектива опыта морского ракетостроения можно компенсировать объемным финансированием проекта при совмещении летно-конструкторских и совместных испытаний универсальной земноводной ракеты.

То, что ничего путного из этой затеи не выйдет, руководитель МИТ, по моему мнению, осознал после первых неудач с «Булавой», еще за три года до прошения об отставке. Когда сотни вовлеченных в проект предприятий ОПК поглотили миллиарды рублей.

Аварийный пуск ракеты 15 июля, как и все предыдущие пуски этой МБР, был авантюрой, рассчитанной на случайность благоприятного исхода «статистических» испытаний. Что позволяло принять неработоспособный комплекс на вооружение. А в МИТ по-прежнему поступали бы средства для доработки «Булавы». Вот почему, думается, институт упорно отказывается от наземных стендовых испытаний.

Амбиции идущего ва-банк главного конструктора оказались сильнее инженерной логики и властных полномочий куратора ОПК вице-премьера Сергея Иванова, заместителя министра обороны по вооружению Владимира Поповкина, которые, наконец-то, поняли, что стендовые испытания необходимо провести.

Без проработок ракетно-космического центра – ЦНИИ машиностроения, твердыни кораблестроения – ЦНИИ имени Крылова и научной разведки многочисленные федеральные вертикали власти долгие годы оставались «слепыми» в кармане у МИТа. Взявшего на себя непосильное бремя координатора ОПК вместо упраздненного в 1997 году Миноборонпрома России.

Налогоплательщики вправе потребовать отчет и от лиц, учреждений, ответственных за сопровождение проекта «Булавы» и перспективное планирование развития морских стратегических ядерных сил. А также за отстранение от исследований по данной тематике профильного 28-го института ВМФ.

Признание на государственном уровне необходимости наземной стендовой отработки означает, что летно-конструкторские испытания «Булавы» еще не начинались. Так как оценить ракету при пуске даже с самого большого в мире подводного ракетоносца «Дмитрий Донской» нереально. Тем более что полный объем ЛКИ придется повторить и для «Юрия Долгорукого».

ОПАСНАЯ «БУЛАВА»

Пора понять, что надежность «Булавы» не соответствует требованиям совместных испытаний с подводного ракетоносца, а неконтролируемый полет этого чуда техники при систематической потере телеметрической информации опасен не только для подводников, но и для зарубежных стран.

Одобрив решение МИТ на испытания «Булавы» без наземной отработки Владимир Поповкин поступился принципами ракетчика-профессионала и взял на себя всю ответственность за безопасность проведения боевой работы. Некоторые горячие головы предлагают уже сейчас провести очередной пуск, пока две комиссии не разобрались в причинах аварии, а большинство сотрудников ненавистных СМИ находятся в отпусках.

Не секрет, что попасть в пресловутую «трубку траекторий» «Булаве» мешает воздействие на конструкцию и систему управления механических и ударно-волновых нагрузок при разделении ступеней и боевых блоков ракеты. Данные об этих нагрузках получают на вакуумно-динамическом стенде (ВДС), где подтверждается работоспособность систем разделения и отделения, прочность элементов силовой конструкции ракеты, целостность бортовой кабельной сети и точностные характеристики приборов системы управления.

На ВДС определяют параметры движения на траектории полета разделяемых объектов, ударно-волновых, низко- и высокочастотных воздействий на элементы ракеты. Что гарантирует надежный вход изделия в зону функционирования системы аварийного подрыва ракеты (АПР) и обеспечение безопасности летных испытаний.

Старожилы полигона Капустин Яр еще помнят аварии, когда ракета теряла управление на малой высоте до срабатывания барометрического датчика включения системы АПР. По этой причине изделие 8К14 (известное еще как Р-300 и «Скад») по чистой случайности не поразило жилые кварталы города и приземлилась в Волго-Ахтубинской пойме. Тот же эффект наблюдался при разрушении рулевого устройства ракеты 8К65 (Р-14), больше минуты продолжавшей полет на малой высоте над стартовой позицией. Прочувствовали на себе эту стихию и американцы при пусках с атомной подлодки ракеты «Трайдент-1».

ВИНОВНЫХ НЕТ

По русской традиции после очередного провала «Булавы» царят шумиха и неразбериха, наказание невиновных сопровождается уходом от ответственности проваливших дело (зато неизменно занимающих место в рядах награждаемых, если удалось добиться успеха). Приемы этого процесса стары как мир.

Лейтмотив многих комментариев в отечественных СМИ – озабоченность потерей ресурсов и напоминание о заслугах МИТа в создании ракетно-ядерного щита России. А также заявления о безальтернативности «Булавы» и продолжении испытаний как минимум до 2012 года. К этому сроку завершится 20-летняя эксплуатация американской системы «Трайдент-2», а ее носители – атомоходы типа «Огайо» – будут оснащены крылатыми ракетами «Томагавк». В этих условиях тема «Булавы-30» станет неактуальной, и ее творцы смогут спать спокойно.

Создается впечатление, что «плач Ярославны», раздающийся сегодня из МИТ, секвестрировал память замминистра обороны Владимира Поповкина, забывшего, что МСЯС России пока еще существуют и оснащены перспективным морским комплексом «Синева». И что альтернативу ему кот в мешке – «Булава-30» – вряд ли составит. Поэтому странно слышать от специалиста-ракетчика суждения о доработке «Булавы», «так как денег у страны сегодня на создание чего-то принципиально нового в части МСЯС нет».

Известно, что модернизационные запасы позволят «Синеве» при соответствующих доработках находиться до 2030 года на вооружении ракетоносцев с «сухим» типом старта. В этих целях применимы и конструктивные решения наземных жидкостных ракет РС-18 и РС-20 («Стилет» и «Воевода»).

Можно полностью согласиться с тезисом Владимира Поповкина: «В России не будет разрабатываться новая морская стратегическая ракета взамен проекта «Булава», который потерпел ряд неудач в испытательных пусках». Действительно, зачем наступать на те же грабли, создавая с нуля деревянный велосипед, когда лучше, дешевле и надежнее совершенствовать уже летающее изделие и не пытаться преступными методами протолкнуть сырую ракету.

Между тем масштаб провала «Булавы» соизмерим с чернобыльской катастрофой.

К скромному миллиарду долларов (25–30 млрд. руб.) на НИОКР ракеты, 23 млрд. руб. на строительство безоружного «Юрия Долгорукого», затратам на новую инфраструктуру базирования следует добавить фантастическую цену ошибки, равной преступлению, – закрытию НИОКР по Р-39 УТТХ «Барк», варварского разоружения и вывода из боевого состава флота ракетоносцев проекта 941 системы «Тайфун» и утраты Россией технологий морского твердотопливного ракетостроения.

Уход в отставку главкома РВСН, равно как и тюремное заключение директора ЧАЭС, всего лишь наказание непричастных. Иных виновников разгрома МСЯС вроде бы как и нет...

Источник: nvo.ng.ru, автор: Олег Сергеев - кандидат технических наук, полковник в отставке. 21.08.09


Главное за неделю