Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    38,61% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,78% (22)
Одну российскую
    20,79% (21)
Ни одной
    18,81% (19)

Поиск на сайте

В. Манилов "Военная реформа - ответ на вызов времени"

"Красная звезда", 12.01.99 г.
Генерал-полковник Валерий Манилов, первый заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, доктор политических наук

Мы в последнее время так привыкла к слову "реформа", что все меньше задумываемся над тем, как и с чего она началась. Каков был ее замысел и что нам удалось сделать за прошедшее время, а что еще предстоит? Над этими и другими вопросами в беседе с нашим корреспондентом размышляет один из создателей основ теории национальной безопасности, разработчиков военной доктрины России, концептуальных документов военного строительства и военной реформы.

- Валерий Леонидович, разрешите сначала несколько общих вопросов До сих пор высказываются различные, порой взаимоисключающие суждения о том, что такое военная реформа. Есть ли в этом вопросе определенность?

- Конечно есть. И давно. Дискуссии на этот счет, как правило, имеют либо популистский, либо дилетантский характер. Военная реформа представляет собой совокупность количественно-качественных преобразовании военной организации государства, направленных на ее приведение в соответствие с изменившимися внешними и внутренними условиями. Преобразования эти обычно ограничены конкретными хронологическими рамками.

- Существуют ли какие-либо общие закономерности военной реформы?

- Как сложное социальное явление военная реформа, естественно имеет общие закономерности. Практически они мало зависят от эпохи и типа государственного устройства. Это подтверждает как наш, отечественный опыт военных реформ - от Ивана Грозного до наших дней так и зарубежный включая реформы, проводимые в настоящее время во многих государствах мира.

- И каковы эти закономерности?

- Во-первых, это придание основным параметрам военной организации значений, адекватных современным угрозам. Во-вторых, это уточнение, корректировка, отмена устаревших и определение новых задач военной организации. В-третьих, это повышение эффективности военной организации. В-четвертых это обеспечение такого социально политического и экономического статуса военной организации, который стимулировал бы ее качественное пополнение. И в-пятых, активное информационное сопровождение военной реформы, обеспечивающее ее широкую общественную поддержку.

- Надо понимать так, что нашей, российской военной реформе тоже присуши эти общие закономерности?

- Разумеется.

- Но, наверное, у нее есть и определенная специфика?

- Да, и существенная. Наша реформа отражает в своем содержании радикальные изменения геополитического и военно-стратегического положения России после дезинтеграции СССР и Варшавского Договора. Это предопределяет несравненно более крупный, чем в других странах, масштаб преобразовании. И осуществлять их приходится в нестандартных условиях глубокого реформирования всего общественного устройства затяжного социально-экономического кризиса ограниченных финансовых возможностей государства. Отсюда - особая сложность и болезненность нашей реформы.

- Так, может быть, надо было подождать с ней до лучших времен?

- Нет! И без того потеряно слишком много времени. Убежден, что многие преобразования, будь они реализованы на несколько лет раньше, были бы куда менее болезненны. А их результаты уже давали бы стабильный прирост эффектности военной организации при существенном уменьшении ее стоимости.

- Вы имеете в виду сокращения?

- Сокращения - всего лишь одна из многих задач реформы. Важная, но отнюдь не главная.

- Но, согласитесь, ее решение - одна из самых болезненных операций реформы.

- Да, это так. Ведь речь идет о судьбах людей. В Вооруженных Силах в 1997 году сокращено более 200 тысяч, а в 1998 году - более 400 тысяч должностей военнослужащих. И это при нашем хроническом бесквартирье. Около 100 тысяч семей военнослужащих не имеют жилья. Только в 1998 году более 30 тысячам из них надо было безусловно предоставить квартиры в связи с увольнением с действительной военной службы. А вследствие безденежья на два и более месяцев задерживались предусмотренные законом выплаты уволенным по оргштатным мероприятиям военнослужащим. Но без сокращений обойтись нельзя. Содержать и дальше военную организацию в унаследованном от прошлого формате значило бы, с одной стороны, обречь ее на неизбежную и полную деградацию а с другой - обескровить экономику страны.

- Выходит, военная реформа - дело вынужденное?

- К ней всегда понуждают объективные обстоятельства. Поражение в воине. Радикальное изменение способа производства. Достижения научно-технического прогресса. Новое место государства в мировом разделении труда. Новые угрозы. И так далее. Важно вовремя осознать, верно оценить, спрогнозировать масштабы и последствия таких обстоятельств для обороны и безопасности страны. И учесть в практической политике.

- Кто должен сделать все это?

- Руководство государства. Оно принимает решение о проведении военной реформы, определяет ее параметры. Естественно, при опоре на совокупный социально-политический, экономический, духовный ресурс общества.

- И такие решения были приняты?

- 2 ноября 1993 года Указом Президента РФ был утвержден один из базовых документов военного строительства - "Основные положения военной доктрины Российской Федерации". Он стал итогом консолидированной Советом безопасности России работы многих ведомств, научных организации, ведущих ученых и практиков Этот документ определил вектор военно-политического развития ситуации в мире и соответствующую ему линию реализации и защиты национальных интересов России. И тем самым - рамки военной реформы.

- Почему документ назван "Основными положениями военной доктрины", а не просто -военной доктриной? Возможно, именно это дает повод некоторым политикам заявлять, что у России до сих пор нет военной доктрины, а без этого о военной реформе и речи быть не может?

- Ну, если это и используется как повод, то, безусловно, повод надуманный. Пусть те, кто прибегают к нему, освежат свою память и обратятся к самому документу. Кстати, он был опубликован в "Красной звезде" в 1993 году практически в полном объеме. А форма документа: "Основные положения военной доктрины..." была избрана с учетом переходного характера развития ситуации. После дезинтеграции СССР и Варшавского Договора ее внешнеполитические контуры только обозначались. На стадии формирования находились новые угрозы, связанные с попытками навязать миру монополярное устройство, расширить НАТО, а также с активизацией национал-экстремизма, сепаратизма расширением трансграничной преступности и терроризма. Дезинтегрировались и единое оборонное пространство, единая военная организация, Вооруженные Силы бывшего Советского Союза. В этих условиях надо было обеспечить достаточную жесткость и одновременно гибкость доктринальных установок, способность документа в целом к динамичному восприятию изменений в ситуации.

- Вы назвали "Основные положения военной доктрины" базовым документом военного строительства. Почему?

- В нем изложена система официальных взглядов новой России на войну, ее подготовку и ведение в современных условиях. Впервые сформулирована сверхзадача военной организации нашего государства - предотвращение войн. Утвержден принцип партнерства со всеми государствами, не имеющими агрессивных планов против России и действующими в рамках Устава ООН. Классифицированы угрозы. Определены основные параметры стратегии сдерживания, в том числе ядерного. Сформулированы общая конфигурация Вооруженных Сил и других составных частей военной организации, основные требования к ним, их задачи.

- Но все это определяет идеологию военного строительства. А как же насчет военной реформы?

- Военная реформа планируется и реализуется в рамках общей идеологии военного строительства. Вообще здесь иерархия очевидная: реформирование Вооруженных Сил, других компонентов военной организации - составные части военной реформы, в свою очередь, военная реформа - часть военного строительства.

- И все-таки - в доктрине даны наиболее общие установки. А если говорить о конкретных показателях, требованиях, нормах?

- На базе военной доктрины были разработаны под эгидой Совета безопасности России и утверждены Указом Президента в августе 1995 года Основные направления военного строительства в Российской Федерации на период до 2005 года. Они легли в основу планов строительства Вооруженных Сил и других войск, программ вооружения, развития оборонного промышленного комплекса на 1996-2005 годы, плана мобилизационной подготовки, других планирующих документов. Одновременно создавалась и совершенствовалась правовая база военного строительства. Это система законов: об обороне, о статусе военнослужащих, о воинской обязанности и военной службе, о строительстве, функционировании и развитии отдельных компонентов военной организации, других нормативных правовых актов.

Все это составило фундамент важнейших документов 1997-1998 годов, с которыми справедливо связывают перевод военной реформы в практическую плоскость. Это Замысел и Концепция строительства Вооруженных Сил, Основы государственной политики России в области военного строительства на период до 2005 года, целый ряд президентских указов, разработанные соответствии с ними программ, планов, положений и других важнейших документов.

Так что можно твердо сказать: военная реформа в России опирается на прочную базу. И теоретическую. И методологическую. И организационную. И правовую.

- И все-таки идет она не без сучка и задоринки?

- К сожалению. Причин тому немало. Сначала это был дефицит конкретных действий по реализации основных установок реформы. Затем - все более неполное и неритмичное финансирование. Особенно в 1998 году. Грустный факт, но в сущности с 1993 по 1997 год совершенно очевидные, безотлагательно необходимые, к тому же нормативно оформленные мероприятия военной реформы не осуществлялись. Оправдывалось это ссылками на отсутствие средств. Действительно, они были чрезвычайно ограничены. Но без практического осуществления мероприятий реформы изыскать такие средства с каждым месяцем, годом было все труднее. Этот порочный круг в сущности становился петлей, способной удушить военную организацию.

К счастью, этот круг был разорван 9 июня 1997 года. В тот день Президент России утвердил представленный ему министром обороны И.Д.Сергеевым конкретный Замысел реформирования Вооруженных Сил. Практически сразу же началась его реализация. Политическая и профессиональная воля к действию запустила наконец механизм преобразований.

- А откуда же средства взялись? Ведь в середине года никто бюджет не пересматривал?

- Средства были изысканы прежде всего за счет их перегруппировки, целенаправленного поиска и использования внутренних резервов и возможностей, ужесточения контроля, последовательного утверждения и требовательного исполнения принципа: "Эффективность - стоимость - реализуемость". Ну и, конечно, за счет лучшей организации, повышения ответственности, самоотверженности, напряжения всех сил офицерского корпуса.

- И дальше будем реформироваться на основе энтузиазма и самоотверженности?

- С их помощью - да. Но не на их основе. К концу 1998 года имевшиеся у нас внутренние резервы и возможности практически полностью исчерпаны.

- Значит, военная реформа начнет "буксовать"? Каковы в этом смысле перспективы наступившего 1999 года?

- Есть надежда, что в консолидированном бюджете на 1999 год на национальную оборону будут предусмотрены расходы в пределах не менее 3,5% от ВВП. Такая норма определена Президентом страны. И Правительство России делает все для того, чтобы этот показатель был обеспечен. Может быть, даже доведен до 3,58. Кроме того, важную роль должна сыграть реализация решения о повышении с 1 января 1999 года денежного довольствия военнослужащих и ликвидации к февралю задолженности по его выплате. Все это создает предпосылки для полного выполнения планов 1999 года по реформированию Вооруженных Сил.

- Каковы основные параметры Вооруженных Сил 2005 года, которыми собственно определяются содержание и характер реформирования?

- Существуют две группы параметров: количественные и качественные. Количественные: 3-видовая структура Вооруженных Сил (по сферам: воздух - космос; суша; море); сбалансированный набор родов войск и специальных войск; 6 военных округов со статусом оперативно-стратегических командований; 4 флота; ВДВ; оптимальная, четко структурированная по офицерскому, сержантскому и рядовому составу, воинским специальностям, удельному весу призывников и контрактников штатная численность - 1,2 миллиона военнослужащих; рациональные пропорции боевых и обеспечивающих компонентов (в частности, к 1 января 1999 года расформировано - переформировано около 3,6 тысячи воинских организмов); адекватный содержанию и характеру оперативно-стратегических задач комплект боеготовых соединений и частей, обеспечивающих эффективное сдерживание, в том числе ядерное; оптимальные системы управления, обеспечения, инфраструктура. Качественные: мобильность (с увеличением ресурсообеспеченности к 2005 году по сравнению с 1997 годом в 3 раза, удельных расходов на текущее и перспективное оснащение ВВТ - в 4,5 раза); управляемость (с освоением 3-видовой структуры Вооруженных Сил; внедрением 2-3-звенной системы управления на базе автоматизации и передовых информационных технологий; реализацией интегральных возможностей оперативно-стратегических командований); профессионализм (с использованием обновленной системы военного образования, повышением управленческого мастерства военных кадров, увеличением удельных расходов на боевую подготовку к 2005 году по сравнению с 1997 годом в 12 раз).

- Это, если можно так выразиться, организационно-штатные черты. А что можно сказать о материально-технических?

- Многие из них достаточно рельефно прорисовываются уже сегодня. Например, в самом конце минувшего года поставлен на боевое дежурство первый полк РВСН, оснащенный ракетным комплексом "Тополь-М*. По своим тактико-техническим характеристикам, боевым возможностям - это оружие XXI века. В нынешнем году должен стать в строй РВСН еще один такой полк. В 2000 году производство комплексов достигнет 30-40 единиц в год. С этого же года планируется начать разработку нового стратегического многофункционального самолета для наших ВВС. В самом конце прошлого года передан на войсковые испытания первый серийный модернизированный истребитель МиГ-29 СМТ. В наступившем году планируется модернизировать 34 самолета. Боевая эффективность МиГ-29 СМТ в 8 раз превышает базовую модель. Он может выполнять функции истребителя, перехватчика, штурмовика, разведчика или воздушного командного поста. В совокупности с новейшими образцами авиационных комплексов ОКБ Сухого, Туполева, Яковлева, не имеющими аналогов в мире зенитно-ракетными комплексами, совершенными радиотехническими системами это многократно повысит боевой потенциал ВВС.

В Сухопутных войсках наряду с модернизацией существующих образцов вооружения разрабатываются новый танк Т-95, ракетный комплекс "Искандер", артиллерийские системы, реактивные системы залпового огня, системы войсковой ПВО, закрепляющие бесспорное мировое лидерство России в этой сфере. А такие боевые комплексы, как Ка-50 "Черная акула", Ка-52 "Аллигатор", Ка-60 "Касатка", наряду с испытанными и новейшими вертолетами семейства "Ми" резко усилят возможности армейской авиации. Военно-Морской Флот получит подводные лодки нового поколения, корабли различных классов и типов. В строю ВМФ - современный авианосец "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов", оснащенный высокоэффективным и надежным корабельным истребителем Су-27 К. Два с лишним года назад заложена головная ракетная подводная лодка стратегического назначения нового поколения "Юрий Долгорукий". Наряду с модернизацией существующего парка морской авиации предусматривается создание многоцелевого патрульного самолета авиационного комплекса новою поколения, а также многоцелевого корабельного вертолета, других образцов вооружения. Все это обеспечит наращивание боевой эффективности ВМФ, успешное выполнение им задач стратегического и регионального уровней, поддержание необходимого баланса сил на море.

- Все это - в программах и планах до 2005 года. А дальше, после 2005 года?

- А дальше - планомерный перевод Вооруженных Сил на качественно новую систему вооружения и военной техники. На решение этой задачи потребуется, по расчетам, примерно 20 лет. С ее выполнением будет завершено формирование облика Вооруженных Сил России XXI века.

- Но такая работа, особенно над совершенствованием материально-технической базы Вооруженных Сил, других войск, требует не только соответствующего финансирования, но и соответствующих науки и промышленности.

- Они у нас есть. Несмотря на огромные трудности и вопреки им, оборонный промышленный комплекс России живет. Люди, долготерпением, умом, талантом, преданностью которых это обеспечивается, заслуживают самого глубокого уважения и признательности. Конечно, без глубокой реструктуризации и конверсии нашему ОПК не обойтись. Он включает в себя 1.700 предприятий. В 1998 году удалось обеспечить оборонными заказами только 1.200. Сохранять все предприятия в современных условиях и нецелесообразно, и невозможно. Предусматривается число предприятий, выполняющих оборонный заказ, сократить к 2000 году до 670. Они составят ядро оборонной промышленности, призванное сохранить научно-технический, конструкторский, производственный, кадровый потенциал, обеспечить его развитие.

- Наверное, при этом имеется в виду не только обеспечение внутренних потребностей в вооружении и военной технике, но и решение задач военно-технического сотрудничества?

- Это одна из ответственных сфер военного строительства, военной реформы. Осуществление структурных и качественных преобразований ОПК позволит увеличить в 1999 году объем российского экспорта в рамках военно-технического сотрудничества на 20%. Дальновидная политика в этой сфере обеспечивает достижение основательных стратегических целей, материализует партнерство.

- Такой широкий набор количественных и качественных параметров, сфер реализации задач военной реформы требует, видимо, выделения каких-то приоритетов?

- Есть как минимум пять главных приоритетов реформы. Первый - сохранение и укрепление офицерского корпуса, включая решительное повышение качества его подготовки, социального статуса, положения в обществе. Второй - качественное преобразование потенциала ядерною сдерживания, разумеется, с учетом международных обязательств. Третий - формирование и совершенствование потенциала сил общего назначения, способного надежно обеспечить парирование локальных угроз. Четвертый - реструктуризация, модернизация и развитие материально-технической базы с оптимизацией, унификацией и стандартизацией, минимизацией номенклатуры и типажа парка вооружения и военной техники при одновременном качественном улучшении системы их эксплуатации. Пятый - обеспечение мобилизационного потенциала стратегического развертывания.

- Все, что вы сказали, относится, как я понимаю, прежде всего к Вооруженным Силам. А если говорить о военной реформе в целом?

- И здесь все главные приоритеты синтезируются в ключевой формуле: оптимизация. Оптимизация, во-первых, системы государственного и военного управления. Во-вторых - содержания задач обороны и безопасности. В-третьих - состава, структуры и численности всех компонентов военной организации, обеспечение их рационального баланса, минимизация министерств и ведомств, имеющих воинские формирования. В-четвертых - материально-технической базы обороны и безопасности страны, системы разработки и производства эффективной системы вооружения и военной техники в рамках единой, общегосударственной, сбалансированной программы, централизованного госзаказа, исключающего ведомственность, параллелизм, дублирование, нерациональную трату средств. В-пятых - системы мобилизационной подготовки страны, адекватной условиям и требованиям рыночной экономики, В-шестых - системы правовой и социальной защиты военнослужащих с жесткой регламентацией всего, что действительно относится к военной службе - от формы одежды до ограничений гражданских прав и свобод, предоставления льгот и компенсаций. И, наконец, в-седьмых - системы информационного обеспечения и сопровождения военного строительства, формирования оборонного сознания народа.

Без преодоления кризиса оборонного сознания, устранения его последствий во всех сферах жизни общества, восстановления российской национальной традиции - всенародного уважения к воинству, к ратному труду, защите Отечества как священному долгу - военная реформа, на мой взгляд, теряет смысл. Да и возрождение российской государственности весьма проблематично.

Хотелось бы, чтобы в последовательной реализации всего этого комплекса приоритетов 1999 год стал переломным.

- За полтора года с начала реальной реформы, видимо, созданы предпосылки для такого перелома?

- Весьма основательные.

- Что вам представляется наиболее важным?

- Фактически важно все. Ведь реформа - это система, которая может быть эффективной только в том случае, когда каждый, даже самый маленький ее элемент надежно выполняет предписанную ему функцию.

- И все же, как говорится, по-крупному...

- По-крупному... Осуществлена глубинная интеграция Ракетных войск стратегического назначения, Военно-космичесмических сил и войск ракетно-космической обороны. Решение этой многоплановой и многоуровневой задачи позволило создать качественно новый вид Вооруженных Сил. При этом обеспечить высокий - более 92% - уровень боеготовности и существенный - на 15-20% - суммарный прирост боевой эффективности, ощутимую экономию средств и ресурсов.

- С преобразованием РВСН реформа сделала действительно значительный практический шаг вперед.

- Шаг тем более значительный, что он - первый. Приобретенный опыт реформирования РВСН использован при решении следующей масштабной задачи - интеграции двух крупнейших видов Вооруженных Сил - ВВС и Войск ПВО - в один. С решением этой задачи наши Вооруженные Силы приобрели 4-видовую структуру.

- И что собой представляют сегодняшние ВВС?

- Это действующая, высокоэффективная структура, способная решать комплексные задачи с применением оборонительных и ударных видов оружия. Сбалансированный боевой состав ВВС консолидировал лучшие, наиболее эффективные, продвинутые системы управления войсками и оружием, авиационные, зенитно-ракетные и радиотехнические комплексы, элементы инфраструктуры ВВС и Войск ПВО, позволил повысить исправность самолетного парка до 80% - практически вдвое по сравнению с дореформенным уровнем. Существенно расширились боевые возможности ВВС.

- А что сделано в Сухопутных войсках?

- За полтора года жестко структурирован их состав. Во-первых, это соединения и части постоянной готовности. К началу нынешнего года сформировано 7 таких соединений. Они укомплектованы людьми на 80%, а техникой - на 100% штата военного времени. Во-вторых, это соединения и части сокращенного состава и кадра, Они ведут мобработу и обеспечивают кратковременное и длительное хранение вооружения и военной техники. И в-третьих, это стратегические резервы. Все эти компоненты имеют конкретное предназначение, реальные задачи и целенаправленно решают их. Сухопутные войска практически избавлены от многочисленных так называемых "фланговых" объединений; соединений и частей, "съедавших" в недавнем прошлом значительную долю средств и ресурсов, в сущности, без всякой отдачи.

Реализуется план придания военным округам статуса оперативно-стратегических командований. Завершено объединение Забайкальского и Сибирского военных округов. На очереди - интеграция до конца нынешнего года Уральского и Приволжского, Уточнены задачи и порядок применения объединений видов Вооруженных Сил нового состава и численности при решении задач во взаимодействии с другими войсками. В целом упорядочено управление Сухопутными войсками.

- За счет чего?

- Прежде всего - за счет централизации. Преодолен имевший место в прошлом дуализм. Начальник Главного управления Сухопутных войск является заместителем начальника Генштаба. Он организует строительство и развитие вида, формирование и подготовку резервов, управление военными округами военного времени в едином алгоритме с реализацией Генштабом других функций по управлению Сухопутными войсками.

- Создается впечатление, что меньше всего реформа затронула ВМФ.

- Это обманчивое впечатление. Здесь идут глубинные, масштабные преобразования. Ведется системная, целенаправленная работа по переходу на новую организационно-штатную структуру. Вместо устаревшей 5-звенной системы управления практически создана более эффективная 2-3-звенная. Созданы уникальные объединения на Балтийском и Тихоокеанском флотах, включающие морские силы, сухопутные и береговые войска, авиацию и ПВО.

- Все это относится, так сказать, к боевому спектру. А как обстоят дела в обеспечивающем?

- Завершается формирование элементов общих, интегрированных систем тылового и технического обеспечения. Реформируется система военного образования с оптимизацией сети вузов и поэтапным сокращением их числа со 101 до 57. Приобретает новый облик система военной науки с переводом военно-научного комплекса на трехуровневую структуру и уменьшением почти вдвое - в соответствии с реальным объемом сегодняшних и перспективных задач - числа научно-исследовательских организаций Минобороны. - Валерий Леонидович, есть уверенность, что цели военной реформы будут достигнуты?

- Есть. Без этого и начинать не стоило. Конечно, предстоит серьезная, упорная, будничная работа. Ясно, это работа не для слабых. Но мы во что бы то ни стало должны решить двуединую задачу: преобразовать Вооруженные Силы, военную организацию в целом, одновременно обеспечивая постоянную готовность и способность защитить национальные интересы и безопасность России. Должны.

От этого зависит судьба Отечества.


Главное за неделю