Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Байки и рассказы

Добавить байку
Смотреть свои байки

16.01.2016

Колобок



- Старпом, вы какую последнюю книгу читали?

Это меня пытает заместитель командующего флотилией, возглавляющий комиссию штабных бездельников, проверяющих корабль перед межбазовым переходом. Есть у него такая привычка: вместо приёма доклада о готовности спросить, когда будет 300 лет Российскому Флоту или почему на гюйсе у матроса три белых полоски.

Неожиданно для самого себя, я роняю:

- Колобок.

-Что?

Контр-адмирал испуганно смотрит на меня, из его свиты уже подбирается флагманский доктор, вероятно, готовится, набросить на меня смирительную рубашку.

Порывшись в кладезях памяти, я успокаиваю старика, выпалив:

- Виноват, товарищ адмирал, монография С.Г. Горшкова "Морская мощь государства".

- Но, но, - одобрительно говорит заместитель командующего.

- Пойдёмте дальше осматривать корабль, и свита, облегчённо вздохнув, семенит за контр-адмиралом.

То, что я читал "Колобок" недавно, была правда, во- первых, сын попросил почитать сказку перед сном, во- вторых, уж очень захотелось, чтобы с этим " авантюристом, негодяем, вруном и бездельником" хоть кто- нибудь справился, потому и сказка у меня получилась с печальным для Колобка исходом.

Это был очередной вечер моего всевластвования на корабле, почему-то командиры едины в мнении, что командовать кораблём при стоянке в базе в вечернее время должен старший помощник. Корабль в те дни был лишён своего естественного состояния, вытащен из воды и водружён на кильблоки дока, зияя большой рваной раной на левом борту, возникшей после лихого командирского маневра швартовки к пирсу.

В дверь каюты тихо поскреблись, возникла фигура дежурного по низам главного старшины Медведева, первенеца эксперимента по переходу на контрактную службу, прозванного матросами Медвежарой за привычку дрыхнуть в свободное от служебных обязанностей время более 24 часов, закрываясь в каюте и реагируя лишь на мои маты и сигналы тревог.

- Товарищ капитан 3 ранга, от штаба бригады катером доставлены, -тут Медведев сделал паузу, улыбнулся так, что следующими его словами, вероятно должны были стать: "В большом количестве связки бананов, кокосы, гроздья винограда и огромный торт", но с его уст слетело:

- Десять человек молодого пополнения, вот документы.

Я кинул взгляд на список вновь прибывших, и тут на фамилии третьего меня словно облило холодным душем - Неужели.

- Дай-ка документы на этого.

Первым моим воплем было:

- Где катер с бригады? Вернуть немедленно!

- Так, товарищ капитан 3 ранга, уже далеко.

- Вернуть! Вернуть немедленно!

Через минуту радисты уже докладывали мне

- Катер на связь не выходит.

- Ну, начальник штаба! Ну, удружил! Ну, сволочь!

Дело в том, что третьим в списке был знаменитый на всю Камчатскую флотилию Коля Колобков, уже полгода кочующий с корабля на корабль, из части в часть, оправдывая свою фамилию, вероятно происходящую от знаменитого сказочного персонажа. Только вот съесть политотдел флотилии собирался почему-то командиров кораблей и частей: Колобок никогда не менял версию причины своих побегов - издевательства и неуставные взаимоотношения.

Через несколько минут я уже раздавал указания. Колобок был закреплён под личный контроль за командиром отделения трюмных старшиной 1 статьи Нургалиевым.

- Нургали ты жаловался на то, что в отделении не хватает бойцов, вот тебе подчиненный, отныне ты всегда с ним, привязывай его к себе, не спи, сиди с ним рядом на очке, но уйти с корабля он должен только уволившись в запас.

Дежурная служба получила задачу контроля за наличием Колобка с дискретностью 30 минут. Сам же Колобок на всё время службы лишался права переступать площадку трапа, связывающего корабль с берегом.

Успокоившись, я приказал доставить ко мне знаменитость.

Низенький, щупленький воробышек в бушлате пятого срока давности, с рукавами, намного превышающими длину рук никак не соответствовал имиджу монстра, одним только своим именем, в течении полугода, заставляющего вздрагивать командиров, убелённых сединами. Настораживал лишь взгляд- жёсткий, колючий, изучающий. Я вдруг вспомнил, что помимо командиров от Колобка стонут баталеры, одевающие его во всё новое каждый раз перед сдачей на очередную фильтрацию в полуэкипаж.

- Почему бушлат старый?

- Так били, украли, подменили,- Колобок включил старую заезженную пластинку.

Неправда. В экипаже Кости Сомова такого уже лет пять нет. Последний раз Колобка искали всей флотилией по всему Петропавловску десять дней. Баталер рыдал на груди у командира, заливая его китель горючими слезами, когда оборванного, в лохмотьях, замызганного Колобка, ушедшего в бега во всём новом, пришлось снова переодевать. Значит поменялся бушлатом уже на катере.

-Запомни, от меня убежать невозможно!

Колобок убежал на третий день. Вместе с ним пропала вся дембельская форма старшины 1 статьи Нургалиева, с кучей аксельбантов, громадными погонами, всевозможными значками, дельфинчиками и чаечками.

Я, Медведев и Нургалиев стояли на стапель палубе, в районе найденной чаечки (всё что осталось от бывшего дембельского облачения Нургали) и смотрели снизу вверх на пробоину в борту, ранее приготовленную нашим заботливым командиром: уже завтра её должны были заварить.

- Высоковато, - проговорил Медведев

- Дэвэт мэтров,- подтвердил Нургалиев, подумав, что форма могла бы и сохраниться.

Через пять дней Колобок оборванный, грязный сам сдался в органы внутренних дел. В милиции он просил не отдавать его обратно к истязателям, а взять на службу в органы. Вероятно это было грамотным решением, ведь Нургалиева нам пришлось временно изолировать.

Командир, замполит и я получили по выговору от командующего флотилией, за слабый контроль и отсутствие воспитательной работы с личным составом и облегчённо вздохнули.

Больше Колобка мы не видели.

Остров Шумшу – самый северный остров Курильской гряды. Его возвышенности ещё помнят знаменитый Курильский десант, яростное сопротивление в укрепсооружениях японцев и подвиг старшины первой статьи Вилкова и краснофлотца Ильичева, жизнью своей, закрывших товарищей от извергающих свинцовую смерть амбразур. Суровые цунами, порой заливают весь остров. Слева Охотское море, справа набегают волны Тихого океана. Когда рассеивается туман, то с самой северной точки острова проглядывают очертания южной оконечности полуострова Камчатка- мыс Лопатка, с южной острова Парамушир. Добраться вплавь или на шлюпке с вёслами невозможно –холодно и сильное течение Первого и Второго Курильских проливов. Обитатели острова: птицы, звери и военные.

Прошел месяц, жесткий ритм корабельной службы постепенно стал вытиснять из памяти все, что было связано с Колобком, и вот в очередной вечер моего корабельного всевластвования меня пригласили к телефону береговой связи; звонили с острова Шумшу.

- У Вас служил матрос Колобков?

-Что, и от вас убежал?

- Мы обыскали весь остров, все плавсредства на месте, но и его нет. Мог ли он покончить с собой ?

- Колобок?! Нет! Ищите у своих соседей в Северо-Курильске.

Колобка обнаружили через три дня на пирсе Северо-Курильска. Грязный, оборванный, он рассказывал про жестокие издевательства на военном флоте и просил капитана сейнера взять его на работу.

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com


Главное за неделю