Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Тимка

Стихи

Разные стихотворения
Флибустьерское

Рассказы

Тополиный снегопад
Хомяк-мститель (Отрывок из повести "Ворон Темного Урочища")
Шум дождя

Песни

Песни на стихи Виктора Богданова


          Ждать поезда – дело скучное. Время тянется медленно, черепахой ползет. Я уже раз сто проклял кадровика отправившего нас в эту командировку и всю службу военных перевозок забронировавших билеты таким маршрутом с почти суточным ожиданием на станции пересадки. Если честно говорить, они в этом не виноваты. За последние годы количество пассажирских поездов сильно сократилось, не говоря уже об аэрофлоте, отменивших десятки или даже сотни своих рейсов. Да, денежки теперь все считают, и полупустые вагоны и самолеты гонять по стране невыгодно. Вот и приходится довольствоваться тем, что есть.


          Серега, мичман Малашко, едущий вместе со мной за призывниками, этой длительной пересадке только обрадовался. В этом городе у него оказалась давняя знакомая, с которой он тут же созвонился и с моего разрешения укатил к ней, насвистывая тихонько марш Мендельсона. Предлагал поехать с ним, поужинать и переночевать, но, понятное дело, чисто из вежливости. Я отказался – зачем портить человеку своим присутствием неожиданно наметившееся маленькое приключение. Перекантуюсь как-нибудь на вокзале.
          Часа за три я уже досконально изучил вокзал со всем его сервисом и привокзальную площадь с массой коммерческих киосков и однообразием предлагаемых в них товаров. Съел мороженое, оказавшееся, кстати, совсем невкусным, и, найдя в зале ожидания свободно место, устроился с прихваченным в дорогу детективом.
          Ещё через пару часов зал ожидания опустел более чем наполовину – счастливчики дожидались своих поездов и отравлялись своими маршрутами. От долгого сидения на жесткой и неудобной скамье затекли ноги, читать надоело. Я вышел и закурил, без всякого интереса наблюдая суету привокзальной площади. Когда и это надоело – купил в киоске бутылку пива и пакетик сушеных кальмаров, пристроился к высокому столику-стойке неподалеку. Пиво было так себе, кальмар слегка горчил, что говорило о его немалом «возрасте». А чего ждать от купленного в привокзальной торговой точке?
          - Дяденька, вам пустая бутылка не нужна? – раздалось за спиной.
          Мальчуган лет десяти переминался с ноги на ногу в двух шагах от меня, с надеждой и как-то смущенно глядя мне прямо в глаза. В таких местах, как вокзалы, рынки всегда много бездомной ребятни, живущей тем, что перепадет, собирающих бутылки и немного приворовывающих. Как правило, неумытых, в грязной и даже вовсе обветшалой одежке. Такого пацана я ожидал увидеть обернувшись, но даже растерялся обнаружив перед собой опрятно одетого мальчишку. Короткие, совсем не модные по нынешним временам, синие шортики ещё сохранили следы утюга, чистая, хоть и не новая оранжевая футболка с каким-то веселым человечком на груди, коричневые гольфы и истоптанные, но ещё крепкие кроссовки. Такой человечек никак не ассоциировался с беспризорником. Благоприятное впечатление дополняла шевелюра мальчишки – не так давно волосы были аккуратно подстрижены, причем опять же не по современной моде с коротенькой челочкой, а обладатель соломенного цвета волос имел вполне приличную прическу.
          - Нет, конечно, - улыбнулся я мальчишке, - Сейчас только допью…
          - Спасибо… - махнув огромными девчачьими ресницами, улыбнулся в ответ пацаненок и тут же опасливо оглянулся, видимо опасаясь конкурентов.
          В два глотка допив пиво, я протянул ему бутылку. Он аккуратно положил её в пластиковый пакет, ещё раз поблагодарив и тут же отошел на несколько шагов. Огляделся по сторонам и не найдя больше ничего опустив голову тихонько скрылся в проходе между двумя коммерческими палатками.
          Почему вполне приличный мальчик собирает бутылки думать не хотелось. В жизни всякое бывает и многие люди сейчас с трудом сводят концы с концами. А, может, просто мальчишке хочется что-то купить, а родители денег не дают, вот он и собирает таким способом собственные капиталы. Вежливый, сразу видно – домашний мальчонка, не из беспризорников.
          Сделав ещё один круг по привокзальной площади, я вдруг обнаружил небольшой указатель, который раньше не заметил. Пухлый розовощекий мужик в поварском колпаке приглашал в летнее кафе неподалеку. Как указывала табличка, до него было не больше сотни метров. Часы показывали уже начало восьмого вечера, вполне настало время подумать об ужине. Что ж, летнее кафе вряд ли хуже вокзального буфета.
          Действительно всего в сотне метров я обнаружил небольшое кафе с неполным десятком столиков под большими зонтиками и небольшим помещением кухни. Посетителей было мало, и я облюбовал себе свободный столик рядом с цветущими кустами шиповника. Листочек меню чтобы не улетел от случайного порыва ветра, прижимала солонка. Выбор блюд и цены были сносными и после небольшого раздумья, я сделал свой заказ подошедшей официантке.
          Пепельница на столе говорила о том, что здесь разрешается курить. Ничего другого одинокому посетителю не остается. В ожидании выполнения заказа закурил и от нечего делать стал рассматривать посетителей. Через столик от меня сидела семья, скорее всего местные люди. Отец, мать и две девочки. На столе бутылка «спрайта», дети уписывают мороженое а взрослые потягивают кофе. Дальше мужик, явно, как и я командировочный. Объемистый кейс под столом, внешность чисто «бухгалтерская», хотя о профессии внешне судить трудно. Этот ужинает. С другой стороны от моего столика два пустых и за последним, заставленным полудюжиной пива, два молодых парня. Характерные бритые затылки, приличные бицепсы под светлыми футболками. Что-то вполголоса обсуждают. Вот и все посетители.
          На удивление заказ принесли быстро и я, ткнув беломорину в пепельницу, принялся за свой ужин. Повар в кафе оказался неплохим мастером, что приятно удивило. Хороший ужин заканчивать надо с удовольствием и я, насытившись, заказал ещё одну чашку кофе, которую потягивал уже не спеша, приправляя её дымком папиросы. Семья с девочками и командированный уже ушли, новых посетителей пока не было. Мне спешить некуда. Всё одно на вокзале сидеть или здесь. Здесь даже приятнее.


          Я уже подумывал заказать ещё чашку кофе, когда появился тот мальчишка с вокзала. Оглядев посетителей и заметив меня, он смущенно опустил голову и нерешительно побрел к столику с двумя парнями. Я не расслышал вопроса, но он показал рукой на пустые бутылки у них на столе, наверное попросив отдать их ему. Один из парней презрительно глянул на него и громко бросил:
          - Пшел отсюда! Ходят тут… попрошайки…
          Мальчишка как-то сразу весь сжался, ещё ниже опустил голову и побрел к выходу. Путь его лежал мимо моего столика. Не знаю почему, но когда он проходил мимо, позвякивая бутылками в своем пакете, я остановил его:
          - Подожди, малыш…
          Он резко замер и осторожно посмотрел на меня. В глазах блеснули слезинки.
          - Зачем? – спросил он. – У Вас же нет бутылок…
          - Нет. Но если они тебе нужны, я, наверное, смогу осилить бутылку пива, хоть и живот уже полный. Только придется подождать немного. Заказать что ли?
          - Закажите… - новый быстрый взгляд в мою сторону…
          Он снова нерешительно затоптался, как тогда у вокзала. Наверное ему очень сильно нужны были эти пустые бутылки, иначе бы он просто ушел.
          - Да ты садись, чего стоять-то? – я показал на стул за своим столом. – Ждать не одну минуту придется. Я не умею как некоторые одним глотком целую бутылку выпивать.
          Мальчишка чуточку подумал, осторожно поглядывая на меня из-под своих ресниц, потом тихонько присел на краешек стула, пристроив звякнувший пакет на своих коленях.
          - Давай я тебе лимонада закажу, спрайт или колу какую-нибудь. Хочешь? Что сидеть без дела пока я пиво буду пить… - предложил я.
          - Нет, не надо, - замотал головой мальчишка, - Я… не хочу…
          - Или мороженое?
          - Нет, спасибо… ничего не надо…
          Но по глазам было видно, что отказывается он только из вежливости. Какой мальчишка откажется от мороженого…
          - Бутылку пива и мороженое, - сказал я подошедшей с блокнотиком в руках официантке.
          - Да не надо мороженое, не хочу я… - снова быстрый взгляд из-под ресниц. – Уж тогда лучше… бутерброд какой-нибудь… или булочку…
          Та-ак! А до меня, дурака, и не дошло, что пацан голодным может быть! Я ему лимонад, мороженое… а он просто есть хочет!
          - Понятно… Значит так: мальчику - второе, салат, бутерброды и чай, - официантка всё ещё стояла рядом. – И пиво мне.
          - Не надо! – испуганно вскрикнул мальчишка и попытался встать, но я остановил его, придержав рукой за плечо. – Будь добр, не отказывайся. Да и что будешь делать, пока я свое пиво буду пить? Не могу я так, когда ем или пью, чтобы кто-то мне в рот смотрел. Или ты очень спешишь?
          Мальчишка сделал ещё несколько слабых и молчаливых попыток подняться, но потом успокоился и, не поднимая головы, ждал. Принесли салат, хлеб и вилку, поставили перед ним. Он на секунду приподнял голову, взглянул на еду и снова опустил, покрепче вцепившись в свой пакет с бутылками.
          - Ну, чего застыл? Давай бери вилку и наворачивай! – усмехнувшись его выдержке, сказал я и приложился к принесенной официанткой бутылке пива. – Я пиво пью медленно, так что можешь даже не спешить. Как тебя хоть зовут-то, человече?
          - Т- Тимка… - чуть слышно произнес мальчишка и, помедлив, взял таки вилку и ткнул ею в салат. – Я… только немножко…
          - О! Тимофей, значит! Хорошее имя! Старинное! Давай, Тимофей, не стесняйся, и вообще, ты слышал поговорку такую: «Тимофей, держи нос бодрей!»?
          Легкая улыбка пробежала по лицу мальчишки.
          - Слышал, только там про Андрея говорилось.
          - Ну и что ж, что про Андрея! Тимофей тоже подходит! Или ты против?
          - Ага, против…
          - Это отчего же? Поясни, пожалуйста.
          - Не люблю, когда меня так называют - «Тимофей». Как будто сейчас наказывать за что-то станут. Лучше просто Тимкой.
          - А, вот ты про что… Часто, наказывают, да?
          - Н… не очень… но всё равно не люблю.
          - Тимка – так Тимка. Так тоже хорошо. Давай ешь.
          Мальчишка веселее заработал вилкой. Принесли горячее. Взглянув на меня, Тимка виновато улыбнулся, и принялся за картошку с гуляшом. Отбросив стеснительность, он быстро заработал вилкой, видимо проголодался всерьез.
          - Добавки хочешь? – спросил я, когда его тарелка почти опустела.
          В ответ он молча помотал головой – рот был полон. Что ж, нет - так нет. С чаем он съел только один из трех бутербродов.
          - Можно я с собой возьму? – отставив в сторону пустой стакан, Тимка показал пальчиком на оставшиеся бутерброды с копченой колбасой.
          - Конечно бери, - кивнул я. – Заверни вон в салфетку. Потом съешь.
          Он аккуратно сложил бутерброды, завернул их и спрятал в своем пакете.
          - Нет, это я бабушке отнесу, - покачал он головой и добавил опять смутившись и слегка порозовев:
          - Мы колбасу очень редко покупаем, и совсем немножко… Пенсия у неё маленькая…
          - Ты что же, с бабушкой живешь? А папа с мамой?
          - Их… нету… - мальчишка снова сник. – Мы только вдвоем живем… А пенсия маленькая…
          Расспрашивать дальше о родителях не имело смысла. В жизни всякое случается, вдруг своими расспросами сделаю мальчишке только больнее, а ему, по всей видимости, итак живется не сладко. Словно прочитав мои мысли, Тимка вдруг быстро заговорил, словно пытался убедить меня в чем-то:
          - Они… Они погибли… Оба… Давно уже… Два года прошло… А бабушка у меня хорошая, только старая, и болеет часто… Она добрая, учительницей работала. Вот только пенсия у неё маленькая… Вы не думайте, что мне эти бутылки для чего-то такого нужны… Совсем нет… Она болеет, ей нужно лекарство дорогое… я подслушал врача и записал название… а она его не покупает, потому что у неё есть я… А денег мало… Вот я тогда и решил на лекарство ей денег собрать и купить… Вы не думайте, я не вру… я для бабушки…
          Ну жизнь! Черт бы её такую побрал, если мальчишка должен собирать бутылки на лекарство бабушке…
          - Я верю, Тима, - просто сказал я выговорившемуся мальчишке. – Пойдем отсюда.
          Он глубоко вздохнул и улыбнулся симпатичной мальчишечьей улыбкой, немножко смущенной и виноватой одновременно.
          Я рассчитался с официанткой, и мы направились назад к вокзалу. Он молча шагал рядом, бутылки тихонько позвякивали в его пакете.
          - А Вы капитан, да? – вдруг спросил Тимка. – У Вас же морская форма. Только почему-то зеленый кантик на погонах.
          - Зеленый кантик потому что я морской пограничник. Границы, Тимка, не только сухопутные бывают, но и морские тоже.
          - Да, наверное. Я не знаю пока.
          - Ну, теперь знаешь, - я взлохматил его соломенные волосы, и он тихонько засмеялся. – Давай беги домой, малыш, уже девятый час пошел, бабушка, наверное, волнуется. Далеко живете?
          - Нет, не очень. А Вы сейчас куда пойдете?
          - На вокзал. Найду местечко в зале ожидания, достану книжку и буду ждать свой поезд.
          - Долго ждать осталось?
          - Теперь уже не очень долго, часов пятнадцать.
          - У-у-у… Это же до самого утра получается.
          - Получается даже немножко дольше, но тут уж ничего не поделаешь, расписание поездов, брат, такое. Придется ждать. Ну да ничего, я привычный – крыша над головой есть и хорошо.
          Мы уже почти дошли до вокзала. Пора было прощаться.
          - Ну всё, Тимка, - я ему руку как взрослому. – Мне на вокзал, тебе домой. И небольшой совет на прощанье – не надо тебе у вокзала больше бутылки собирать. Знаешь ли, много здесь всякого народа бывает, вполне на неприятности нарваться можешь. Или на хулиганов каких-нибудь, если не хуже. Договорились?
          Мальчик протянул свою ладошку и, кивнув головой, сказал:
          - Я не буду больше, обещаю. Только вот на лекарство бабушке соберу и больше не буду.
          - Дорогое лекарство-то?
          - Очень… - Тимка вздохнул. – Врач говорил восемьсот рублей…
          - Ого! Лечение в наше время дороговато выходит… И много ты уже насобирал на бутылках?
          - Пока только семьдесят два рубля… Было больше, но вчера я молоко и батон купил. Пенсию ещё только через четыре дня бабушке принесут…
          Плечи Тимки снова опустились, а глаза предательски заблестели. Смутившись, он ковырнул носком кроссовки землю. Бутылки тихонько звякнули в его пакете.
          Я думал недолго.
          - Пойдем-ка со мной, - позвал я Тимку, и направился к рядам коммерческих киосков.
          Многим помочь я ему был не в состоянии. Кроме командировочных и небольшой заначки в кармане ничего не было, но прикинув предполагаемые расходы, я решил, что вполне могу немного помочь ему. Он молча шел рядом и ничего не спрашивал.
          Обойдя киоски я нагрузил Тимку ещё одним пакетом, в который сложил незамысловатый набор продуктов из ассортимента привокзальных торговых точек. Несколько банок рыбных консервов и тушенки, пачка рафинада, чай в пакетиках, китайская лапша быстрого приготовления, сгущенка, печенье и даже неизвестно какими судьбами попавшая в киоск килограммовая пачка гречневой крупы. Не весть что, конечно, но всё же… Когда Тимка понял, что я делаю, он пытался протестовать, но я просто сделал вид, что «не слышу». Добавил ко всему этому шоколадку и несколько леденцов «чупа-чупс» - наверняка мальчишка давно не получал сладостей.
          - Вот теперь дуй домой, - сказал я ему, когда киоски закончились. – Не очень тяжело, надеюсь?
          - Зачем Вы? Не надо было. У нас… всё есть… - неуверенно пробормотал он. – С-спасибо…
          - Ничего, малыш, сейчас вам с бабушкой это нужнее. А лекарство ты ей ещё купишь, я уверен.
          - Куплю, - кивнул головой Тимка и улыбнулся. – Спасибо.
          - Всё, будь здоров! – я потрепал его по плечу и легонько подтолкнул в спину. – Беги домой.
          - До свидания.
          Он пошел по улице, а я ещё некоторое время смотрел ему вслед, согнувшемуся в сторону под тяжестью пакета с продуктами.

***


          К утру пошел дождь, стало намного прохладнее. Не июньская, а скорее осенняя погода. Или как у нас в Приморье, где начало лета не всегда теплое, со многими холодными циклонами, приходящими со стороны моря.
          Серега Малашко появился к девяти часам, без опозданий и с темными кругами под глазами от видимо бурной ночи. Ещё парочка часов ожидания – и будет посадка на наш поезд. Он тут же пристроился на скамье и задремал.
          Прихваченную из дома книжку за ночь я прочитал полностью и надо было что-то взять с собой в поезд. Книжный киоск уже открылся и я направился к нему. Некоторое время изучал содержимое полок, как кто-то потянул меня за рукав тужурки.
          - Здравствуйте! Я боялся, что Вы уже уехали…
          Передо мной стоял Тимка. Капельки воды стекали с его распахнутой курточки, мокрые волосы растрепаны, довольная улыбка на лице.
          - Ты что, вброд лужи преодолевал? – показал я на его до самых колен вымокшие колготки, - Простудишься – будет бабушке хлопот.
          - Ага! Почти вброд! – радостно закивал он. – Я спешил и бежал прямо по лужам.
          - Мы же вчера договорились, что больше на вокзал не будешь ходить, а ты снова здесь. Не держишь слово, Тимофей…
          - Я… Меня бабушка послала! Честное слово! Вот, это для Вас…
          Он достал из своего пакета пластиковую бутылку из-под спрайта и небольшой сверток. Протянул мне.
          - Что это?
          - Бабушка послала Вам передать и сказать ещё раз большое спасибо! В бутылке квас домашний, а в пакете оладьи. Ещё теплые… Вам в дорогу…
          Не взять – значит огорчить или даже обидеть этого малыша и его бабушку… Я взял подарок…
          - Спасибо, Тима. Я как раз люблю оладьи, - улыбнулся и потрепал его мокрые волосы.
          - Я тоже, - он тихонько хихикнул, - Могу целую тарелку слопать!
          - Так давай сейчас вместе и съедим – предложил я.
          - Нет, что Вы! – он даже испугался немножко, - Это Вам в дорогу. В поезде будете кушать.
          - Ладно, в поезде, так в поезде.
          Не настаивая, я сложил подарки в объемистый дорожный портфель. Наткнулся на прочитанную ночью книжку и тут же решил отдать её Тимке.
          - Возьми вот от меня подарок, - протянул книжку Тимке. – Не волнуйся, я её уже прочитал.
          - Ой, спасибо! Я люблю читать книжки, у нас их много, наверное, штук сто или больше даже, - он тут же быстро полистал её, - Детектив, да?
          - Детектив, - кивнул я, - Даже довольно интересный. Читай на здоровье.
          Он закрыл книжку и лукаво посмотрел на меня.
          - А у меня тоже есть для Вас подарок. От меня…
          - Ещё один? – удивился я.
          - Ага! То от нас с бабушкой, а это от меня. Только дайте слово, что посмотрите его уже в поезде, ладно?
          - Договорились!
          Он полез под рубашку и достал из-за пазухи завернутый в полиэтиленовый пакет конверт. «Дяде моряку» - детским почерком выведено карандашом на конверте.
          - Что здесь? – пощупав конверт, спросил я. – Надеюсь не деньги за продукты?
          Тимка почему-то попросил меня наклониться и прямо на ухо прошептал: «Нет, это я рисунок для Вас нарисовал».
          - Только в поезде посмотрите. Вы обещали!


          - Конечно в поезде… Спасибо.
          Я ободряюще слегка сжал его плечи и он вдруг потянулся ко мне, как сын, соскучившийся по отцовской ласке и обнял меня руками за пояс, прижался мокрыми волосами к груди…
          - Ну, Тимка, всё хорошо…
          Он отстранился и смущенно затоптался в натекшей с его мокрых кроссовок лужице.
          - А Вы ещё приедете в наш город? – пряча глаза, спросил Тимка.
          - Не знаю, дружок. Я ведь человек не свободный. Как командование скажет. Может быть когда-нибудь…
          - Приезжайте… я буду ждать…
          И Тимка убежал…

***


          Среди коллекции детских рисунков моей дочери теперь хранится ещё один, который сразу можно отличить от девчоночьего. Море в барашках, корабль с большими пушками и на этом корабле два человека – взрослый в морской форме (похож на меня) и мальчишка с соломенными волосами в шортах и полосатой тельняшке. С обратной стороны детским почерком старательно выведено «Дяде моряку от Тимки» и … адрес: город… улица… дом… Между этим адресом и нашим иногда пролетают открытки и письма. К нам – с почерком Тимки, редко – его бабушки, от нас – чаще с почерком моей Насти, иногда с моим.
          Но судьба и служба в тот город меня больше не заносили. Пока не заносили.


Главное за неделю