Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Адмиральская» стезя

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

29.10.2008 ВПЕРВЫЕ с Сергеем Геннадьевичем Гришиным познакомился лет семь назад. Тогда, в один из февральских дней 2001 года, в штабе Северного флота проходил «круглый стол», посвященный базовой подготовке экипажей и поддержанию высокой боевой готовности подразделений. Участвовали в нем передовые командиры СФ - подводники и надводники, летчики и морские пехотинцы, призеры и участники первенства ВМФ по видам боевой подготовки, лауреаты переходящего кубка губернатора Мурманской области.


БПК «Адмирал Чабаненко» в дальнем походе

Одним из участников «круглого стола» был Сергей Гришин, в то время еще капитан 2 ранга, старший помощник командира большого противолодочного корабля (БПК) «Адмирал Чабаненко» - в 2000 году призера первенства ВМФ за поиск и атаку атомной подводной лодки. Запомнились сказанные им слова, что «уже само участие в состязательных мероприятиях оказывает эмоциональное воздействие на экипаж и порождает желание в каждом моряке выполнить боевое упражнение как можно лучше». При этом...


Сергей ГРИШИН

- Что же касается самих состязаний, - говорил старпом в присутствии бывалых командиров надводных кораблей и атомных подводных лодок, - думаю, критерии их проведения несколько занижены. Наши люди и техника способны выполнять призовые мероприятия на тех условиях, которые определены руководящими документами. И не нужно сужать их рамки, вводить слишком много условностей. Если корабль готовится к ведению морского боя, то и задачи должен выполнять в условиях, максимально приближенных к реальным. А предшествовать выполнению таких серьезных задач должны скрупулезная базовая подготовка экипажа с непременным участием в процессе обучения флагманских специалистов и конечно же плановая и регулярная работа корабля в море...

Вся последующая командирская стезя Сергея Геннадьевича и стала такой, как загадывал: многочисленные океанские походы и успешные действия его экипажа в жестких морских условиях...

ЗА ВРЕМЯ командования капитаном 1 ранга Гришиным БПК «Адмирал Чабаненко» я трижды выходил в составе его экипажа на боевые службы в Мировой океан. В крайний раз мы «пересеклись» уже в Средиземном море в январе нынешнего года, когда североморцы достойно выполнили визит во французский Тулон. Командир «Адмирала Чабаненко» - высокий и крупный мужчина с живым и жизнерадостным выражением лица. Сколько его знаю, и не раз в этом убеждался, многие проблемы по жизни он воспринимает с юмором.

- Поход складывается нормально, - рассказывал мне Сергей Геннадьевич, - потому что в прошлом году основная часть экипажа уже была на боевой службе, когда ходили в США на «ФРУКУС-2007». А перед выходом в Средиземку поменялось лишь около 30 процентов экипажа. Поэтому больших трудностей в организации внутриэкипажной жизни не испытывали. Корабль в принципе готов был к боевой службе изначально. Что, кстати, заметно и по уровню подготовки экипажа. Ну а к выполнению аналогичных задач мы всегда подходим с энтузиазмом. И думаю, что по итогам визитов в Таранто и Тулон соответствующую оценку нам поставят. Сам же оцениваю действия экипажа пока на «хорошо».

Единственные вопросы, которые возникали, с улыбкой говорил командир, - это проявление у некоторых военнослужащих, видимо, от частого посещения иностранных портов, ощущения расслабленной демократии. Видимо, общение с зарубежными коллегами давало результат, когда отдельные «личности» переставали адекватно воспринимать уставные требования, предъявляемые к ним командованием. Но, по мнению Гришина, это не оценка всего экипажа. Это нормальное жизненное явление в период плавного перехода ВМФ на контрактную службу и первые признаки того, что приходится общаться уже не с матросами срочной службы.

- Я считаю, что поставленную задачу мы решаем уверенно и безопасно, - констатировал командир БПК «Адмирал Чабаненко». - Главное, техника и люди целы и живы! И корабль продолжает выполнение океанского плавания с намерением вернуться в базу в таком состоянии, в каком и надлежит возвращаться боевому кораблю к родным берегам.


Юрий ШАХРАЙ

Уже в феврале нынешнего года в Североморске Сергей Геннадьевич дополнил наш средиземноморский разговор тем, что он, как командир, остался доволен этим походом, который прошел легче, чем предыдущий:

- В 2007 году мы ходили в США, пробыли в море более сорока суток. Сейчас - шестьдесят два дня. А сами знаете, с увеличением времени, проведенного на боевой службе, повышается качество действий экипажа. Все поставленные задачи «Адмирал Чабаненко» выполнил с честью. Это касается как учебных мероприятий, так и заходов в порты Таранто и Тулон. Провели три совместных учения: два с французскими ВМС и одно с итальянскими моряками. Поэтому и нагрузка на наш экипаж легла большая в сравнении с другими кораблями КУГ. И это помимо тех чисто профильных задач, которые отрабатывала корабельная ударная группа Северного флота в походе.

А задачи были серьезными. В первую очередь, выполнение артиллерийских стрельб и обеспечение противолодочной защиты КУГ СФ, совместные действия с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». И где? В Северной Атлантике, рядом с транспортной «артерией» Европа - Америка, может быть, наиважнейшей в мировом морском грузообороте.

Самым же сложным испытанием стал подход к Средиземному морю, когда вздыбленная восьмибалльным штормом Атлантика проверяла и БПК «Адмирал Чабаненко», и его экипаж на прочность. Обошлось, правда, без серьезных аварий, однако, как рассказывали на корабле, двенадцатиболтовый крепеж гильзоотбрасывателя на баке у артустановки АК-130 порвало, словно бумагу. Такого никто и никогда еще не видел.

За бытность капитана 1 ранга Гришина командиром «Адмирала Чабаненко» счет международным учениям, в которых участвовал его экипаж, перевалил уже на второй десяток.

Поэтому совместные маневры с французскими ВМС по выходу из Тулона типа «PASSEX» и чуть позже состоявшиеся в Бискайском заливе - это одно и то же, что североморцы уже не раз отрабатывали с американцами, британцами и французами? Или все-таки от каждого такого учения к следующему мы делаем шаг вперед и вверх во взаимодействии с иностранными коллегами?

- До официального визита в базу Таранто ВМС Италии - это было практически одно и то же действо, переходящее из года в год, из учения в учение, - подтвердил Сергей Геннадьевич. - То есть не выходящее за рамки определенных стандартов: совместное маневрирование, освещение обстановки, обмен информацией по связи, передача сигналов, использование зенитной артиллерии малого, до 30 миллиметров, калибра. В этом году мы перешагнули сей рубеж: на учениях с ВМС Италии провели первую в истории корабля стрельбу артиллерийским комплексом АК-130, калибр - 130 миллиметров, по щиту.

Единственное условие - итальянская сторона из соображений безопасности побоялась, чтобы щит буксировали. Поэтому стреляли по дрейфующей мишени. И еще итальянцы попросили, чтобы били не в саму мишень, так как она многоразового использования, а с небольшим выносом. Наши комендоры просьбу, конечно, учли. И без того отстрелялись хорошо, как подтвердили и данные объективного контроля.

- Стрельба артиллерией крупного калибра свидетельствует, что отношения между нами становятся более доверительными, - резюмировал командир, - так как использование такого оружия - это вскрытие его тактико-технических данных и предъявление друг другу возможности кораблей выполнять оружием те либо иные боевые задачи.

КОНЕЧНО, хорошо, когда дальнее плавание включает визиты в иностранные порты, где у экипажа появляется возможность и отдохнуть, сойдя на землю, и познакомиться с бытом и традициями страны пребывания. Но все-таки, раз корабль находится на боевой службе, значит, приоритет отдается боевой подготовке и учебе. Поэтому жизнь моряков в походе занята только отработкой задач боевой подготовки. Ну и, соответственно, перед дружеским заходом в иностранный порт - наведением лоска на корабле, потому что после трехнедельного штормования в Атлантике он имел далеко не идеальный внешний вид. Но североморцы приложили максимум усилий, чтобы зайти в базы ВМС Франции и Италии франтовато: БПК «Адмирал Чабаненко» был ухожен и красив. Словом, достоин высокого звания корабля ВМФ России, что, безусловно, вызвало гордость у наших соотечественников, проживающих за рубежом, и уважение иностранных партнеров.


Мартин НОСАРЕВ

Так что впечатления о Средиземке у североморцев остались яркие. В военно-морских базах Франции и Италии по Российскому флоту стосковались. И это не преувеличение: радиоэфир средиземноморских широт и местные жители в портах не скрывали эмоций, приветствуя россиян. Причем дружелюбие к нашим морякам проявлялось подчас самым неожиданным образом. Например, офицеры французских ВМС при встрече североморцев на борту своего корабля готовы были показать абсолютно все системы корабельного вооружения и механизмы.

- В какой-то момент начал вежливо отказываться, ограничивая осмотр, - рассказывал капитан 1 ранга Сергей Гришин. - Понимал, завтра на моем корабле французы попросят такой же открытости.

А корабль «Адмирал Чабаненко» великолепный. Кстати, когда Сергей Геннадьевич говорит о нем, то с неизменной радостью, улыбкой и гордостью. И поверьте, он того заслуживает!


Верным курсом

Большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко» проекта 1155.1 построили в Калининграде, в боевой состав ВМФ России БПК вошел в январе 1999 года. Он предназначен для борьбы с подводными лодками и надводными кораблями противника, для противолодочной и противовоздушной обороны кораблей и судов при их действиях в океанских и морских районах в составе корабельных групп и оперативных соединений ВМФ.

Его длина - 164,3 метра, ширина - 19,5 метра, водоизмещение - более 7.000 тонн. Силовая установка состоит из четырех газовых турбин, которые обеспечивают максимальную скорость хода более 30 узлов. «Адмирал Чабаненко» принадлежит к наиболее мощным противолодочным кораблям не только России, но и мира. Не зря в отечественной и зарубежной прессе он заслужил почетный титул корабля XXI века. Его противокорабельные ракеты «Москит» могут эффективно поражать надводные корабли. В качестве артиллерийского вооружения на корабле применяют универсальную автоматическую артиллерийскую установку АК-130, зенитно-ракетные артиллерийские комплексы «Клинок» и «Каштан», которые могут использоваться для самообороны от авиации, артиллерийской поддержки сухопутных войск и против надводных кораблей. Два четырехтрубных торпедных аппарата позволяют вести стрельбу универсальными торпедами по надводным кораблям и подводным лодкам. Базирование на корабле двух вертолетов Ка-27 в противолодочном и поисково-спасательном вариантах дает возможность эффективно вести поиск подводных лодок противника и оказывать помощь терпящим бедствие на море. Экипаж БПК - 249 человек, из них 29 - офицеры.

Вообще, на мой журналистский взгляд, при всех своих уникальных характеристиках, вооружении и боевых возможностях где-то с начала двухтысячных «Адмирал Чабаненко» стал еще и весомым элементом в своеобразном прорыве времени. Начиная с 2002 года он рвет временные рамки, когда через двенадцать, тринадцать, четырнадцать лет российские моряки возвращаются в Исландию, Великобританию, США, Норвегию, Францию. Вот и ныне - после двенадцати лет отсутствия - наши вновь пришли в Средиземку! Поэтому можно смело заключить, что у этого корабля есть своя «изюминка» и он открывает дорогу остальным. «Адмирал Чабаненко» - это своего рода «визитная карточка» Северного флота! Следом за ним идут другие, утверждая все то, что сделал и заложил экипаж большого противолодочного корабля, ведь представление о России, ВМФ и Северном флоте во многих государствах Европы и уже по ту сторону океана составили по итогам пребывания в стране именно экипажа «Адмирала Чабаненко».


Во время захода в Тулон

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ корабль стал своего рода военным послом в налаживании контактов с западными ВМС. Что ни год, передовому во всех отношениях «противолодочнику» Северного флота доверяли ответственные миссии. В 2002 году - поход в Исландию и Великобританию, позже - обеспечение визита Президента России Владимира Путина в Королевство Норвегия. Далее - участие в праздновании 60-летия битвы за Атлантику в Ливерпуле, российско-французские океанские учения, боевая служба в Северной Атлантике, учения «Северный орел-2006» с американцами, в прошлом году - учения «ФРУКУС-2007» вместе с ВМС США, Великобритании и Франции. Гостями корабля были президент Республики Исландия Олафур Рагнар Гримссон, король Норвегии Харальд V и представители британской королевы Елизаветы II. Значение таких контактов, я думаю, показательно на примере визита в 2002 году в Рейкьявик.

- Своим заходом вы решили многие мои проблемы на годы вперед, - крепко пожимая руки североморцам, подвел итог их визита в Исландию российский посол.

Может, кому-то покажется странным, но, по мнению капитана 1 ранга Сергея Гришина, страну, приславшую с визитом доброй воли современный боевой корабль, воспринимают совсем иначе даже в недружественных нам либо более могущественных государствах.

- Нас уважают, пока Военно-морской флот в Мировом океане, - такова формула нынешнего авторитета России на международной арене в трактовке командира самого современного боевого корабля Северного флота, который всегда в портах визита общался с иностранцами спокойно и раскованно, чувствуя себя комфортно. Может беседовать на любые темы: от международной политики до особенностей ВМС различных стран и характеристик кораблей, - с уверенной улыбкой и природным обаянием. «Какого черта! - не раз про себя возмущался я, слушая его разговор с иностранными партнерами. - Сергей Геннадьевич убил же в себе великого дипломата!» И неудивительно, что в прошлом году в Норфолке, одной из крупнейших военно-морских баз ВМС США, капитан 1 ранга Сергей Гришин услышал откровение американского коллеги: «До сих пор видел вас только через визир прицела. И даже не думал, что когда-нибудь будем сидеть вместе за одним столом. Поверьте, мне очень приятно...»

- Поэтому, - говорил командир, - мы не имеем права планку содержания нашего корабля и поведения личного состава в стране пребывания опустить ниже...

И ВСЕ ЖЕ иногда он думает, что случилось бы, если б дорога его судьбы с самого начала была прямой, без резких поворотов и случайностей.

Ему не пришлось учиться в одной школе с первого по десятый класс. Отца Сергея, военного медика, с продвижением по службе переводили из одного флотского гарнизона в другой. Вместе с ним меняли место жительства и жена Надежда Евстафиевна с сыном. До второго класса Гришин-младший ходил в школу в Полярном, где отец служил на дизельных подводных лодках. Третий и четвертый - в Ленинграде. С четвертого по десятый класс семья жила в одном из гарнизонов Балтийского флота. А оканчивал школу в Балтийске. Но тем не менее переезды и связанная с этим частая смена школ не помешали ему учиться хорошо.

- Получив аттестат о среднем образовании, - рассказывал мне Сергей Геннадьевич, - попытался стать военным летчиком. Романтика и престиж профессии позвали в авиационное училище. Однако - увы! Медкомиссия поставила непреодолимый барьер на пути к высокой мечте. Позднее выяснил: медики забраковали беспочвенно, но, как говорится, «поезд уже ушел».

А поскольку о другой стезе, кроме как стать военным, парень и не мечтал, то сразу предпринял попытку поступить в Ленинградский медицинский институт. Экзамены сдал неплохо. Поэтому, затаив дыхание, вчитывался в вывешенные на доске объявления списки счастливчиков, прошедших по конкурсу. Однако не увидев свою фамилию, Сергей сильно раздосадовался. Кстати, много позже, случайно встретив девушку, поступавшую вместе с ним, узнал, что, оказывается, его все же зачислили в мединститут. Но по нелепой случайности его фамилию напечатали с ошибкой.

- Как говорится, не было бы счастья, так несчастье помогло, - вспоминал Гришин. - Чтобы не подрастерять школьные знания, решил поступить в Калининградский политехнический техникум на специальность... мастер целлюлозно-бумажного производства. Круто? Единственное, что повлияло на выбор, - не нужно было вновь идти на экзамены. Они оказались такими же, какие сдавал в медицинский вуз.

Слушая Сергея Геннадьевича, так и не смог представить его ни медиком, ни специалистом от бумажной промышленности. Ему было бы тесно в этих ипостасях: в операционной либо фабричном цехе. Он ведь широкий и бурлящий, как само море, которому искренне предан все это время! Поэтому и неудивительно, что год спустя, после заунывного обучения на мастера - целлюлозника, Сергей вновь решил резко изменить свою судьбу уже в пользу Калининградского высшего военно-морского училища, о котором от одноклассников, ставших ранее курсантами, слышал восторженные отзывы.

Учеба на артиллерийском факультете доставляла радость. Как губка Сергей впитывал знания. Поэтому к выпуску из КВВМУ в ротном рейтинге по результатам обучения парень был пятым, имел заслуженное право выбора флота. И здесь он даже не колебался: Краснознаменный Северный, мощный и перспективный. Лейтенант Гришин сразу же взвинтил планку офицерской карьеры: стать в будущем командиром корабля первого ранга!

ОДНАКО, избрав флот, Сергей мечтал, что сможет выбрать и корабль. Эсминец «Отчаянный», на котором проходил стажировку курсантом пятого курса, ему очень понравился. На нем и хотел бы служить. Но, как зачастую бывает, желания лейтенанта не всегда совпадают с «возможностями» управления кадров. Поэтому в 1987 году в первую свою должность командира зенитно-артиллерийской батареи он вступил на БПК «Стройный», флотском «долгожителе», находившемся к тому времени уже четверть века в боевом составе ВМФ. Командир корабля капитан 2 ранга Игорь Зубрицкий поставил перед Сергеем и другими прибывшими лейтенантами-выпускниками первую задачу: за месяц сдать зачеты на допуск к дежурству по кораблю. Лейтенант Гришин первым, на пару суток раньше установленного срока, заступил на вахту.

Служебная круговерть не давала возможности расслабиться и задуматься над тяготами и лишениями, предусмотренными военной присягой. Корабль, несмотря на почтенный возраст, регулярно ходил в море, где лучшего обучения для флотского офицера, как считал Сергей, нет. С первых дней службы он сделал вывод, что получение желаемого им результата возможно лишь при серьезном подходе к выбранной профессии, углублении полученных в училище знаний, умении найти общий язык с сослуживцами и подчиненными.

Вскоре пришли первые успехи: на третьем году службы Сергея объявили лучшим управляющим огнем на эскадре. На четвертом - лучшим артиллеристом. Однако наиболее памятна ему первая самостоятельная стрельба на эсминце «Безупречный», куда его перевели с выведенного из боевого состава ВМФ «Стройного».

- В то время Северный флот инспектировало Министерство обороны, - рассказывал Сергей Геннадьевич. - Ордер из шести кораблей вышел в море в полигон боевой подготовки на зачетную артиллерийскую стрельбу по ракетам-мишеням.

Каждому кораблю ОБК надлежало уничтожить свою ракету. Но так как Гришина только назначили, выполнять стрельбу должен был более опытный старший инженер БЧ-2. Однако молодой комбат испросил разрешения «отстреляться» самостоятельно. И со своей задачей справился. Но вдруг в сектор обстрела эсминца вошла ракета «соседа» - БПК «Адмирал Юмашев», чей экипаж не смог поразить цель. Командир БЧ-2 «Безупречного», в секунды оценив обстановку, дал «добро» на стрельбу. И вновь новичок не подвел!..

Почти шестнадцать лет минуло с того момента, как капитан-лейтенант Сергей Гришин впервые взошел по трапу на палубу БПК «Адмирал Чабаненко»: стал помощником его командира. С первых дней пребывания в этой должности офицер почувствовал незримую связь с уникальным стальным исполином. Им словно судьбой было предначертано быть вместе.

Дальнейший служебный рост Гришина подразумевал частую смену обстановки. Но только 6-е Высшие специальные офицерские классы ВМФ стали единственным «некорабельным» периодом в его карьере. После окончания в 1996 году 6-х ВСОК ВМФ Сергея назначили старпомом на очередного «старожила» Северного флота - БПК «Маршал Василевский». И опять офицеру повезло: корабль после семи лет вынужденного простоя ввели в «линию» - состав сил постоянной готовности.

Через три дня после его прибытия на борт кораблю предстоял выход в море для выполнения элементов курсовой задачи. После возвращения в базу моряков встретил адмиральский «пистон» - семь листов замечаний от командира 2-й дивизии противолодочных кораблей контр-адмирала Николая Скока. Однако тот «первый блин - комом» определенно пошел всем на пользу.

- Корабль-ветеран требовал к себе почтительного отношения, соответствующего его возрасту, - вспоминал капитан 1 ранга Сергей Гришин. - Изношенные механизмы ныли, как у старого ревматика суставы. И, чтобы избежать рецидива, нужно было проявлять максимум внимания и мастерства в обслуживании матчасти. А благодаря той «работе над ошибками» флотский ветеран еще четырнадцать раз выходил в море для выполнения поставленных задач. Когда же в 1997 году его отправили на заслуженный «отдых», мне предложили возвратиться старпомом на знакомого «Адмирала Чабаненко», который у пирса также не простаивал.

Кораблю предстоял выход в море на вторые государственные испытания. Все вначале шло в штатном режиме. Но... старпому был уготован очередной «экзамен». И суть происшедшего не в отказе корабельных механизмов. Они-то как раз пребывали в абсолютном порядке. Злую шутку с североморцами сыграла... природа.


Максим ВИНОКУРОВ

В ТОТ ДЕНЬ большой противолодочный корабль стоял в точке размагничивания неподалеку от Калининграда. Четыре бочки, казалось, прочно удерживали его на месте. Неподалеку находились два судна физических полей (СФП), производившие необходимые замеры. Кстати, Балтийское море вроде бы не входит в категорию капризных и непредсказуемых. Но, как известно, исключения только подтверждают правила. Резкий порыв налетевшего шквала оборвал один из тросов. Сергей в этот момент находился в каюте. Услышал хлопок и почувствовал, что корабль «повело». Почти сразу оборвался второй швартовый конец. На корабле объявили аварийную тревогу. Старпом и главный боцман старший мичман Александр Трефилов почти одновременно вбежали на бак. Гришин моментально принял единственно верное решение: отдать якорь! Вдвоем с боцманом быстро справились с этим. Оставалось ждать, чем все закончится. А борт СФП, стоявшего рядом с «Адмиралом Чабаненко», быстро и неумолимо приближался. Но столкновения не произошло: корабль застыл в метрах трех от судна. И тут же ветер стих, а море, словно наиздевавшись над моряками, улеглось...

За спиной капитана 1 ранга Сергея Гришина - более ста тысяч морских миль, включая 353 скорбных суток вахты за два - 2000 и 2001 - года над трагически погибшим «Курском». Боевая служба в Средиземном море - десятая.

- Она для меня, - ответил Сергей Геннадьевич, - это еще один хороший шаг, скажу так, в освоении Мирового океана. Осталось чуть-чуть. Поэтому в Средиземном море, можно считать, уже побывали, посмотрели, изучили порты, фарватеры: теперь после посещения рискнул бы даже без лоцманской проводки заходить в них. В целом испытывал глубокое удовлетворение от того, что именно нам доверили эти задачи, а экипаж выполнил их хорошо. Я горжусь подчиненными и своим кораблем, который очень люблю и который действительно можно назвать кораблем XXI века!

На момент похода в Средиземку капитан 1 ранга Гришин уже седьмой год командовал БПК «Адмирал Чабаненко». Менялись главкомы ВМФ и командующие Северным флотом, но во многих странах в первую очередь знали «Адмирала Чабаненко» и Сергея Геннадьевича. Это с одной стороны. А с другой - офицер стал уже носителем необъятного практического опыта, который, вероятно, вырос из пределов ходовой рубки одного корабля. На западе такого морехода, на мой взгляд, давно бы осыпали массой лестных предложений.

- Ну, у меня «массы лестных предложений» не было, - сказал Гришин. - По крайней мере, чтобы, как говорится, не остановиться на достигнутом, видимо, придется сменить флот: перевестись на Тихий океан.


В Северном море

ДА, ПЕРСПЕКТИВА есть. Но она нелегкая, в первую очередь для самого себя. Тот непререкаемый авторитет, что утвердился у кавалера ордена «За военные заслуги» капитана 1 ранга Сергея Гришина на Северном флоте (при решении некоторых вопросов и проблем ему верят просто на слово), на новом месте службы придется зарабатывать с нуля.

Сергей Геннадьевич прекрасно понимал, что по-взрослому службу на СФ он прошел практически на одном БПК «Адмирал Чабаненко», где на двести процентов был уверен в себе, экипаже и корабле, зная все сильные и слабые места своего корабельного коллектива. И насколько будет тяжелее общаться с другими кораблями и людьми.

...Прошло несколько месяцев. И вот недавно узнал, что капитан 1 ранга Сергей Гришин - начальник штаба соединения ракетных кораблей Тихоокеанского флота, в состав которого входит, кстати, гвардейский ракетный крейсер «Варяг» - флагман ТОФ. И ходит в море Сергей Геннадьевич по-прежнему, но уже на других кораблях и на совершенно новом для себя океанском театре. Однако, думаю, и в Приморье у офицера все получится. Потому что изначально правильной стезей пошел - «адмиральской»!

Источник: "Красная звезда", автор: Сергей ВАСИЛЬЕВ

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Страницы: 1 2 След.
Ихтиандр, 05.11.2008 20:32:36
Блин доколе рядовые выходы будут преподносится как полёт к Проксиме Центавра, 40 дней в море это конечно круто , но в последнем рейсе у нас был грек с рекордом 27 МЕСЯЦЕВ, вот это реально стоящий заплыв.
Сергей Васильевич, 18.11.2008 21:02:22
Запомнились сказанные им слова, что «уже само участие в состязательных мероприятиях оказывает эмоциональное воздействие на экипаж и порождает желание в каждом моряке выполнить боевое упражнение как можно лучше». При этом... Однако прямо замполитский задор ,что опять всё по новой,король умер-да здравствует король.....
Сергей Васильевич, 18.11.2008 21:04:12
Цитата
Ихтиандр: Блин доколе рядовые выходы будут преподносится как полёт к Проксиме Центавра, 40 дней в море
Наверно это круто :)
леша симачев, 07.12.2008 20:35:51
так вот что я хочу сказать.Я благодарен конечно судьбе что проходил службу на этом корабле вот только командир как человек очень плохой чудак на букву М. И расписывать о нем не стоит он самовлюбленный игоист который на постоениях офицерскому составу говорит что вся команда для него быдло и ступенька чтобы подняться на верх и там много таких .Очень хороших людей можно по пальцам посчитать вот так то!!!!! И слава Богу что на флоте еще служат настоящие моряки и просто хорошие люди а не ЖИВОТНЫЕ как некото[COLOR=red]рые.КСТАТИ НОСАРЕВ МОЛОДЕЦ!!!!
леша симачев, 07.12.2008 20:37:49
ГРИШИН тьфу а не личность слизняк!!!!
Сергей Воронин, 08.12.2008 09:13:42
Цитата
леша симачев пишет: вот только командир как человек очень плохой чудак на букву М.
=) Позволю себе вспомнить одно из выражений Командира 7ОПЭСК(здесь цитировалось) : " Если офицеры в разговорах между собой, хотя бы один раз в день не называют командира М.... пора командира снимать......" =)
леша симачев, 08.12.2008 19:21:57
его растрелять)))))))
Сергей Воронин, 09.12.2008 09:30:47
Леша!!!!! В свое время, на АТС 7ОПЭСК (домик на берегу) , располагалась "резиденция" Начальника связи эскадры кап.1 ранга С.Л.Васильева. Каждого входящего встречал плакат : " Не ругай начальника. Следующий может быть хуже!!!" и подпись - С.Васильев Для того, чтоб понять и правильно оценить любого командира (начальника) надо сначала подняться до его уровня!!!
леша симачев, 09.12.2008 14:53:46
нет уважаемый Сергей до его уровня простите дедушка в детстве наказывал неопускаться!!!и я знаю о чем я говорю!!!! а вот пк винокуров вообще отдельная история большой ребенок))))вот есть книга некоторые рассказы были в 72 метра там именно про нашего помошника написано))))))его я вспоминаю с улыбкой на лице)))))))))!!!!!
Сергей Воронин, 12.12.2008 17:07:29
Цитата
леша симачев пишет: до его уровня простите дедушка в детстве наказывал неопускаться!!!
леша, Вы меня не правильно поняли....... Станьте командиром корабля и после этого оценивайте Гришина!!!! Только тогда Вы заимеете право это делать!!!!
Страницы: 1 2 След.
Перейти к обсуждению на форуме >>



Главное за неделю