Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Во главе дивизиона

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

...ШТОРМ был такой силы, что подводная лодка, шедшая в надводном положении, едва «выгребала» против кренивших ее вздыбившихся волн и шквального ветра. А тут как назло возникли проблемы с дизелями. На КП флота, понимая, в каком непростом положении оказалась субмарина, всерьез волновались, то и дело запрашивали «шапку-добро» (то есть широту-долготу, или, попросту говоря, место нахождения). А что им скажешь, когда подлодка «танцевала» в бешеном ритме волн, фактически стоя на месте вблизи рокового для нее берега. Ох, и попотели же тогда подводники. О многом передумал старший на борту капитан 1 ранга Анатолий Варочкин.


Командир отдельного дивизиона подводных лодок Черноморского флота России капитан 1 ранга Анатолий ВАРОЧКИН

Однако главное – в другом. Подводники все-таки сумели даже в том кромешном аду наладить работу дизелей, противопоставить их мощь разбушевавшейся стихии. И «выгребли» из сложнейшей ситуации. Чего это стоило подводникам, знают только они...

Это всего лишь один штрих из многолетней подводницкой практики командира отдельного Констанцского ордена Ушакова дивизиона подводных лодок Черноморского флота России капитана 1 ранга Анатолия Варочкина. А сколько их было вообще, этих «штрихов», в его богатой морской биографии! Важно то, что из любых испытаний подводники выходили с честью.

ОН родился в Балаклаве, которая в советские времена была городом подводников-черноморцев. Его отец – Геннадий Петрович Варочкин, начавший службу штурманским электриком на средней подводной лодке во Владивостоке, после окончания военно-политического училища служил вначале на Тихоокеанском флоте, а затем уже – в Балаклаве, где в ту пору формировалась 14-я дивизия подводных лодок. Был заместителем командира подводной лодки по политической части, так что Анатолий сызмальства впитывал подводницкий быт. Еще мальчишкой не раз встречал и провожал подлодки, которые в то время несли боевую службу в Средиземном море, ходили вокруг Европы, совершали межфлотские переходы. Поэтому его поступление в Ленинградское нахимовское военно-морское училище, затем – в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола стало вполне осознанным жизненным выбором.

В 1989 году после окончания штурманского факультета Анатолий попал в родную для него и отца дивизию черноморского подплава – штурманом на среднюю подводную лодку С-74. Ровно через год был назначен командиром БЧ-1 на большую ПЛ. Еще через год стал помощником командира уже на третьей подводной лодке, а еще спустя год – старшим помощником командира на четвертой. В общем, за годы службы он освоил несколько проектов субмарин. В 1990 году даже побывал на болгарской подлодке, с которой пришлось работать в ходе совместных межфлотских мероприятий.

После окончания с отличием в 1996 году Высших специальных офицерских классов ВМФ Варочкина назначили командиром в ту пору новейшей в соединении подводной лодки Б-871. О том, как новый командир взялся за дело, говорит факт, что уже в 1997 году экипаж «Варшавянки» завоевал переходящий приз главкома ВМФ за торпедную атаку отряда боевых кораблей «противника». А это, справедливости ради отметим, были трудные для черноморцев времена. После развала Советского Союза продолжался развал его Вооруженных Сил. В декабре 1994 года расформировали 14-ю дивизию подводных лодок ЧФ. Возникли проблемы с судоремонтом, снабжением. Подводные лодки одна за другой выводились из боевого состава флота и списывались на металлолом. Трудно было и тем, кто оставался в строю. Не хватало самого необходимого.

ИМЕННО в то время, а если уж быть точным, 19 сентября 1997 года, в Севастополе подписали договор о дружбе и сотрудничестве в социальной и культурной сферах между акционерной компанией (АК) «АЛРОСА» и экипажем подводной лодки Б-871.

- В трудную минуту нам протянули крепкую руку помощи, – вспоминает Анатолий Геннадьевич, – причем у истоков этой дружбы стоял подводник контр-адмирал Анатолий Тихонович Штыров, убедивший своего сына – президента АК «АЛРОСА» Вячеслава Анатольевича Штырова – взять шефство над нашей субмариной.

От телевизора, ксерокса, спортивных костюмов и инвентаря до ремонта кубриков в береговой казарме экипажа подлодки и непосредственного участия в восстановлении технической готовности ПЛ – вот вклад компании в первые годы шефства.

Словом, Анатолий Варочкин стоял у истоков той самой дружбы, которая продолжается и теперь, спустя многие годы после смены нескольких командиров ПЛ и президентов акционерной компании. Вячеслав Штыров, став президентом Республики Саха-Якутия, остается и ныне верен когда-то подписанному договору, и на подшефную лодку направляются лучшие представители далекого от Черноморья края.



ЧЕТЫРЕ года, вплоть до поступления в Военно-морскую академию, Варочкин командовал субмариной, которая в итоге получила название «Алроса». Выпускник ВМА с красным дипломом был назначен начальником штаба, а через год – и командиром отдельного дивизиона подводных лодок. Теперь он отвечал за «все подводные силы Юга России». Они оказались невелики, однако вины подводников в том не было. Как иногда грустно шутят сами черноморцы: мол, пришли к тому, с чего когда-то начинали, – к двум субмаринам. Намек на те далекие времена, когда в августе 1907 года на Черное море по железной дороге прибыли первые боевые подлодки «Лосось» и «Судак». Конечно, и целый дивизион тех допотопных кораблей по своим тактико-техническим данным не сможет сравниться с сегодняшней «Алросой», но смысл шутки понятен. Только это ничуть не умаляет роль и значение отдельного дивизиона подлодок Черноморского флота РФ. Скорее, наоборот. Ставит весьма серьезные и сложные задачи перед подводниками: как малыми силами обеспечить решение всех противолодочных задач надводными кораблями и противолодочной авиацией, как обеспечить с помощью одной ходовой «Алросы» боеспособность дивизиона, профессиональную подготовку двух экипажей.

А насчет «много или мало» – две подводные лодки, скажу так: в ВМС Украины со времени их образования, а это уже 17 лет, как не было, так и нет до сих пор ни одной плавающей подлодки. Завершение ремонта единственной их субмарины «Запорожье» откладывается год из года, поскольку дело это трудоемкое и дорогостоящее. А у России, кроме Черноморского, есть еще три боевых флота с дизельными и атомными подлодками.

НА СЕГОДНЯ подводная лодка «Алроса» обеспечивает не только решение всех противолодочных задач корабельных и авиационных соединений флота, но и участие черноморцев в состязательных мероприятиях на приз главнокомандующего ВМФ. Причем делает это с завидными постоянством и успехом. После Анатолия Геннадьевича черноморцы еще пять раз завоевывали приз главкома за торпедную атаку ОБК «противника». Так, его последователи продолжают славные боевые традиции подводников-черноморцев. Например, дважды подряд, в 2000 и 2001 годах, это сделал капитан 2 ранга Игорь Игнатьев, в 2005 и 2007 годах – капитан 2 ранга Дмитрий Парамонов, и по итогам минувшего учебного года – уже нынешний командир «Алросы» капитан 3 ранга Антон Зайцев.

И хоть говорят – один в поле не воин, одна подводная лодка в море многое может сделать. В этом убеждает пример субмарины.

Впрочем, одна ли? За ней ведь целый дивизион, одноименная акционерная компания с мировой известностью и целая республика, отправляющая на подлодку своих лучших сыновей. С такой поддержкой силы удесятеряются.

- Конечно, каждый выход в море планируем самым тщательным образом, – говорит капитан 1 ранга Анатолий Варочкин. – Он, по сути дела, получается комплексным. И по количеству решаемых задач, и по составу участников выхода. На «Алросе» отрабатывают практические навыки моряки ремонтирующейся подводной лодки капитана 2 ранга Константина Табачного, офицеры штаба дивизиона. Все делается таким образом, чтобы каждая миля похода была максимально насыщена боевой учебой.

И ведь что характерно, командир дивизиона сам всегда выходит в море. Кто, как не он, будет учить офицеров своего штаба, командиров подводных лодок? Более того, командир дивизиона выезжает вместе с черноморцами на Северный флот и там тоже выходит в море с экипажем. Так что его никак не причислишь к кабинетным работникам. Он и себя держит в профессиональной форме, и подчиненным расслабляться не дает.


Будни подводников-черноморцев

Впрочем, подводники умудряются не только максимально эффективно вести боевую подготовку, но даже участвовать в съемках фильмов. Это не значит, что именно для съемок подлодку выгоняют в море. Тут, скорее, заполнение «паузы» между «боями». Кстати сказать, не без пользы для самих же подводников, не говоря уже о «киношниках». Ибо, как рассказал мне командир «Алросы» капитан 3 ранга Антон Зайцев, центральным эпизодом съемок фильма «Усталая подлодка» стала швартовка субмарины к борту плавбазы «Генерал Рябиков». Несложный, однако подзабытый подводниками элемент, поскольку давно нет Средиземноморской эскадры, а соответственно и швартовок к плавбазам и надводным кораблям. Так что тренировка пришлась очень кстати.

ТОТ ФАКТ, что «Алроса» за время причастности Варочкина к ее судьбе шесть раз завоевывала приз главкома ВМФ, говорит о многом. Офицеры, хорошо знающие Анатолия Геннадьевича, отмечают его аналитический склад ума, корректность в общении с подчиненными, умение выделить главное в цепи неотложных дел, отличное знание документов и строгое их выполнение, от которого зависит не только выполнение задач, но и безаварийность плавания. И тут мелочей не бывает.

- Корабельный устав написан кровью и многолетним опытом, он – это краеугольный камень, на котором строится вся служба подводника, – убежден Варочкин, – любое отступление от устава и инструкций рано или поздно приведет к происшествию. Забывать об этом нельзя ни при каких случаях.

Вот почему капитан 1 ранга Варочкин беспощадно строг к соблюдению руководящих документов, приказов и инструкций. Подчиненные знают эти требования и стараются не испытывать свою судьбу и терпение командира дивизиона.

Как-то он привел из своей богатой командирской практики пример, когда нарушение инструкции привело к потере буя во время шторма. Все обошлось без каких-либо тяжелых последствий, но с тех пор Варочкин дал себе зарок: инструкция – закон! Нарушил ее – жди происшествия...

А ЕЩЕ Анатолия Геннадьевича отличает беспредельная преданность однажды выбранной профессии. Да и как изменить мечте детства, памяти отца, который посвятил себя службе в подплаве. Наверное, именно эта верность и любовь подвигла его на то, чтобы вместе со своим заместителем по воспитательной работе капитаном 2 ранга Виктором Чрикяном создать прекрасную комнату боевой славы части, которую так и хочется назвать музеем. И каждый подводник начинает свою службу именно с этого святого места, где проникается глубоким уважением к предшественникам, где рождается гордость от причастности к первым подводникам юга России, в чьи ряды в свое время набирали только добровольцев – столь труден и опасен был их путь. знаковым событием в части было открытие новой комнаты боевой славы, на которое прибыл сам командующий Черноморским флотом России. Увидев экспозицию уровня современного музея, вице-адмирал Александр Клецков высказал слова благодарности в адрес создателей «храма истории подводников» и оставил запись в книге почетных посетителей. Новая комната боевой славы появилась сравнительно недавно и опять-таки не без помощи шефов черноморцев. Также подводники завершили реконструкцию небольшого мемориального комплекса на территории части, примыкающего к плацу. Здесь установлены бюсты героев-подводников, указаны названия отличившихся в годы Великой Отечественной войны субмарин, рубка подлодки, «выходящей» из знаменитых балаклавских штолен. Все это образы, понятные каждому подводнику-черноморцу.

Скажу более, в богатой истории подводных сил Черноморского флота России еще немало и «белых пятен». Так вот, командир части вместе со своим заместителем по воспитательной работе и активистами совета ветеранов, который возглавляет капитан 1 ранга в отставке Николай Капустин, решил восполнить, насколько это возможно, историю черноморских подводных сил.

- Кто, если не мы и не сейчас? – говорит Варочкин, – ведь после нас сделать это будет труднее, уходят из жизни ветераны, время стирает следы современности и отдаляет историю.

ДЕЛ И ЗАБОТ у командира отдельной части хватает. Дивизион – это ведь не только собственно подводные лодки, а еще и штаб части, учебно-тренировочная станция, торпедоловы, береговая инфраструктура. И нужно, заботясь о сегодняшнем дне, думать о завтрашнем. «Алроса» сейчас получила короткую ремонтную передышку. И то сказать, семнадцать лет без среднего ремонта! Моряки с мало-мальским опытом знают, что это такое. И то поддерживающий ремонт подводники стремятся завершить как можно скорее. Море зовет!

Вопрос о переводе на ЧФ еще одной подводной лодки пока остается открытым, хотя уже не раз ставился на повестку дня.

- Если такое решение будет принято, – говорит капитан 1 ранга Анатолий Варочкин, – я готов принять еще одну субмарину в состав дивизиона.

Понятно, что это лишние хлопоты, но легких дорог Варочкин и не ищет. Легкой службы у подводников не бывает. Сегодняшняя жизнь, бурно кипящая от кризисных явлений, вполне напоминает штормовое море, требующее максимального напряжения сил, дабы удержаться на плаву. Как говорят, не до жиру, быть бы живу. Ан нет, и в этой сложной ситуации командир подводных сил ЧФ России думает о будущем. Кто сказал, что завтра будет легче? Поэтому нужно сегодня грести в полную силу. Так, чтобы выгрести, как в тот жестокий шторм, с которого я и начал рассказ о Варочкине.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН. 18.03.09

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю