Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

С чертежей, как с пеленок...

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

Каждый год в День моряка-подводника я встречаю этого худощавого пожилого человека на Корабельной набережной Владивостока, у мемориального комплекса «Боевая слава Тихоокеанского флота». Он скромно стоит среди участников праздника, внимательно вслушиваясь в выступления ораторов. А по окончании мероприятия, когда большинство ветеранов-подводников уходят отметить событие в кафе Дома офицеров флота, не спеша направляется к мемориальной подводной лодке С-56, чтобы постоять у ее корпуса, любовно окинуть взглядом красавицу лодку. Бывает, заходит внутрь корабля, присаживается на «баночку» в торпедном отсеке и подолгу молча разглядывает его внутреннее убранство.


Слева направо: с ветераном дальневосточного кораблестроения Алексеем ПОМАЗАНОМ разговаривает командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал Константин СИДЕНКО

О чем в эти минуты думает человек, судьба которого органично переплелась с жизнью флота, хотя он никогда и не был военным? Может, нестареющая память, невзирая на прожитые годы, возвращает его в то время, когда он вместе с заводчанами собирал и доводил до ума для отечественного флота на Тихом океане эту и другие средние подлодки типа «С», знакомые ему с чертежей, как с пеленок?..

Семьдесят три года назад Алексей Помазан вышел из стен Владивостокского судостроительного техникума с дипломом конструктора. Ему повезло со стажировкой: молодой специалист попал в Ленинград на судостроительный завод имени А.А. Жданова. Военно-морской флот страны в те годы набирал силу, строился и вооружался, и от коллектива предприятия ждали новых кораблей.

- С первых дней работы в конструкторском отделе мне довелось участвовать в разработке технического проекта морского буксирного катера, – вспоминает Алексей Игнатьевич. – Причем нужно было сделать катер не в привычном клепаном варианте, а в сварном. Потом мы занимались минным заградителем «Амур» – мне наставник доверил выполнить расчет установки на нем 100-миллиметрового арторудия. По возвращении в родной Владивосток оформил допуск в специальное конструкторское бюро завода имени Клима Ворошилова (ныне это «Дальзавод») и сразу с головой ушел в работу. Мы выполняли особо важный заказ военного ведомства: из Ленинграда по железной дороге сюда поступали в разобранном состоянии новейшие по тому времени подводные лодки – 9-я БИС-серия, так называемые «Щуки». Их отдельными секциями на платформах доставляли прямо на восточную часть территории завода, где стояли стапеля. Шесть штук прошло через наши руки, С-56 была третьей.

Сложность при сборке каждой «единицы» была не только техническая, когда от специалистов, в том числе конструкторов, требовалось переразместить оборудование, наполнить весь корпус из склепанных секций сотнями метров различных труб и проводов. Люди, что называется, кожей ощущали трудность психологического плана. Ведь на дворе был 1937 год – время репрессий, когда за допущенную оплошность на производстве грозили лагеря или даже расстрел.

- Ох, как тяжело пошла со стапелей у нас первая лодка, – рассказывает ветеран «Дальзавода». – И ведь, казалось бы, все рассчитали до мелочей, в первую очередь давление на дорожках. Но корпус-то – махина: 77 метров! И вот пошла как-то лодка не так, салазки стали разламываться. Как поволновались в коллективе, пока она не оказалась на воде... Другие лодки уже нормально спускали. Так что и мы приложили голову и руки к тому, чтобы наши «эски» показали себя потом в войне с фашистами наилучшим образом. Особенно, конечно, отличилась эта – Краснознаменная гвардейская С-56, которой командовал Герой Советского Союза Григорий Иванович Щедрин.

СПРАВКА


Средняя дизель-электрическая торпедная подводная лодка «С-56» спроектирована в СКБ С.Г. Туркова. Заложена 24 ноября 1936 года в Ленинграде на заводе № 194 (имени А. Марти), позже разобрана и секциями перевезена во Владивосток на завод № 202 («Дальзавод»), где собрана и спущена на воду 25 декабря 1939 года. В составе Тихоокеанского флота – с 20 ноября 1941 года.

С 5 октября 1942 года по 8 марта 1943 года «С-56» совершила переход из Владивостока в Полярное, пройдя Тихий и Атлантический океаны, и пополнила состав Северного флота. В период 1943 -1944 годов совершила семь боевых походов, произвела 12 торпедных атак против немецких кораблей, потопив 17 мая 1943 года танкер Eurostadt, 7 июля 1943 года – тральщик «M.346», 19 июля 1943 года – сторожевой корабль «Ki.09» и 28 января 1944 года – транспорт Heindrich Schulte, повредив 17 мая 1943 года транспорт Wartheland. За успешную боевую деятельность 31 марта 1944 года награждена орденом Красного Знамени, 23 февраля 1945 года удостоена звания гвардейская.

В 1953 году «С-56» возвратилась Северным морским путем на Тихоокеанский флот. 14 марта 1955 года выведена из боевого состава, разоружена и переоборудована в плавучую зарядовую станцию, 20 апреля 1964 года превращена в учебно-тренировочную станцию по борьбе за живучесть. 9 мая 1975 года после восстановительного ремонта «С-56» установлена в качестве мемориальной подводной лодки и филиала Военно-исторического музея ТОФ на берегу залива Золотой Рог. В ее четырех отсеках размещена экспозиция, посвященная истории корабля и развитию подводных сил на Тихом океане. Три отсека (торпедный, жилой и центральный) восстановлены в том виде, какой они имели в годы войны.


В тот год, когда в День Победы легендарную подводную лодку С-56 установили в качестве мемориала героям-подводникам на Корабельной набережной главной базы Тихоокеанского флота, ушел с родного завода на заслуженный отдых и конструктор-корабел Алексей Помазан. К нему потом еще не раз обращались за советом, как лучше оборудовать этот необычный музей, как сделать удобными входы для посетителей?

Сам он не воевал, и у него много, скажем так, небоевых наград. Однако особенно дорожит старейший судостроитель Владивостока и член Дальневосточного клуба моряков-подводников скромным значком ПЛ С-56, который получил когда-то за постройку этой подлодки.

- Оглянешься назад – словно вся история подводного флота встает перед глазами, – говорит Алексей Игнатьевич. – Помню, как 117-я «Щука», которую мы ремонтировали на заводе в Советской Гавани, стала чемпионом по автономности плавания. Позже, в начале 1960-х годов, в Большом Камне начали заниматься ремонтом уже атомоходов. Тогда же дважды выезжал в качестве военного представителя в Джакарту: в Индонезию мы передали свои первые сварные дизельные подводные лодки 613-го проекта. Тамошние моряки участвовали на них в боевых действиях, но такой техникой пользовались неумело, и советским специалистам хватало работы по восстановлению материальной части подлодок.

Судьбу конструктора подводных кораблей полностью разделила и его супруга Клавдия Листратова. Только Алексей Игнатьевич был корабелом, а она – механиком. Любовь отца к подводному флоту также унаследовал старший сын Владимир. Он стал врачом и долгие годы служил на подводных кораблях. Позже полковник медслужбы Помазан возглавлял военную кафедру медицинского института.

Источник: "Красная звезда", автор: Константин ЛОБКОВ, 19.03.09

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю