Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Кормилец Черноморского флота

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

Кормилец Черноморского флота 17.07.2007 Хрущев хвалил его борщ, Людмила Зыкина целовала, а отцы-командиры не могли нарадоваться на чудо-повара

«Писарь — это ж культурный человек, а ты своего счастья не понимаешь, проторчишь всю жизнь на кухне!» — заявил командир военнослужащему Матвееву, когда тот обратился с просьбой направить его на учебу в Киев по выбранной специальности. Если права расхожая присказка о том, что у сильной половины человечества два органа — сердце и желудок — связаны напрямую, то ничего удивительного нет в том, что мужчин так тянет к месту, где готовят еду. Командир Валентина Матвеева оказался прав: тот провел большую часть жизни на кухне. Точнее, на камбузе. И много лет был главным кормильцем всего Черноморского флота.

Если с утра пораньше домашних будят заманчивые запахи, доносящиеся из кухни, — это значит, что Валентин Иванович опять встал раньше всех и успел уже соорудить что-то вкусненькое. В воскресенье ему не жаль потратить время на пирожки или оладьи. Ой, какие пирожки! Жена говорит, что сколько лет она ни присматривалась, как именно Валентин Иванович колдует над тестом, как ни запоминала пропорции, — все равно не выходит тесто таким легким и воздушным. Может быть, главное в пирожках и не пропорции, а руки, которые их делают.

Валентин Матвеев застал еще краешек войны — его призвали в 1944 г. в войска противовоздушной обороны. С батальоном попал на Западную Украину, потом в Польшу и Германию. И вот — мирная жизнь. Предложили Матвееву остаться в учебном отряде, поступить в училище. Человеком он считался грамотным, может, на писаря стоит поучиться? Вот тут-то он и огорошил начальство, выбрав специальность повара. Если сказать, что Валентин Иванович учился хорошо, вы все равно не представите, насколько. В училище при распределении поваров существовало негласное правило: направление полностью зависит от успехов выпускника. Почему-то тех, кто особого рвения в выбранной профессии не выказывал, направляли на Северный флот (бедные, бедные моряки!). Остальные попадали на Балтийский флот. И только нескольким доводилось услышать, как Валентину Матвееву: «В резерв!» А что это значит, юный повар, конечно, не знал, какое-то время промаялся, пока выяснилось, что место службы — Черноморский флот. Для начала Валентин Иванович осваивался на корабле, который тралил мины у берегов Севастополя, после войны этого добра в Черном море было более чем достаточно. Что радовало кока и команду, так это нормы питания. Между прочим, в голодное послевоенное время кормили моряков очень неплохо. На камбузе Матвеев был не главным, его начальник, называвший подчиненного «салагой», особенно изощрялся в меню. А вот сам Валентин Иванович не жалел времени, чтобы побаловать команду то блинами, то оладьями. А попробуй напеки их на всю команду, на сто тридцать человек! Вкусно поесть любит и рядовой, и командир. Поэтому ничего удивительного, что начальство решило поощрить старательного кока внеочередным отпуском. И вдруг — неожиданный визит, как тогда говорили, «товарища из Особого отдела». Выяснилось, что в отпуск Матвеев уже не идет, зато откомандирован в распоряжение воинской спецчасти. Прибыть к 13.00 на Графскую пристань в морскую комендатуру. И из окошка этой самой комендатуры показали старшине Валентину Матвееву прекрасный белый корабль, который должен стать его новым местом службы.

Трофейное судно «Ангара» было больше чем образцово-показательным советским кораблем, который постоянно посещали иностранные делегации и члены правительства Советского Союза. После войны Севастополь хоть и быстро отстраивался, такой роскоши, как спецгостиницы, в нем не было. Поэтому высокопоставленных гостей селили в роскошных каютах «Ангары».

Именно на «Ангаре» Валентин Иванович осознал, что работа кока не только в том, чтобы готовить, но и поддерживать стерильную чистоту на камбузе. Каждая делегация (не говоря уже о персонах высокого ранга) начиналась с визита врачей на кухню. «Осматривали они все, в каждую щелочку залезали, стены скребли. И я понимал: случись что — в первую очередь спросят с меня! Не дай Бог попробовать утаить, что болен, — и за решетку можно попасть, ведь не кого-нибудь, высокое начальство кормишь!» Вот чего много лет не было у Валентина Ивановича — так это праздников. Кому, как говорится, за столом сидеть, а кому-то надо на этот стол еду подавать. За все это время кок «Ангары» видывал и космонавтов, и «первых лиц» страны, и иностранных борцов за торжество коммунизма, и деятелей культуры. Обычно иностранцы приезжали со своими поварами и со своими продуктами. Собственного «кормильца» возил с собой и Никита Хрущев. А Валентин Иванович все присматривался к кулинарным секретам и хитростям коллег. У хрущевского повара научился жарить «правительственную» картошку: десять минут — и она готова, снаружи вся в хрустящей корочке, а внутри мягкая. Секрет — не для простых людей. Не каждому по карману растопить в котле побольше сливочного масла, чтобы бросить туда нарезанную картошку.

Люди старшего поколения помнят, что Никита Хрущев порой любил показать заботу о простых людях и, будучи с визитами в воинских частях, нередко совал нос в котлы с обедом для личного состава. И у Валентина Ивановича был в жизни такой эпизод. На «Ангаре» случился большой банкет, присутствовали и Хрущев, и адмиралы, и все областное начальство. «А как вы личный состав кормите?» — неожиданно поинтересовался Хрущев у командующего. Тот вызвал Матвеева: дескать, вот мой кок, он ответит. «Согласно меню кормим!» — отрапортовал Валентин Иванович. Тогда глава государства пожелал отведать флотского борща. И пошел Матвеев за борщом. Идет — а в спину двое дышат: личный врач и адъютант Хрущева. Зачерпнул Валентин Иванович борща из общего котла — а они глаз от тарелки не отрывают. По коридору идет — а они ни на шаг не отступают. Хрущев несколько ложек съел. «Вот это борщ!» — говорит. Тарелку доел: «Красота! Молодец!» И командиру: «Хороший у тебя повар!»

Когда у Матвеева спрашивают рецепт того знаменитого борща, он охотно перечисляет все, что должно отправиться в кастрюлю, и все равно те, кто пробовал его стряпню, признают: точно такой ни у кого не получается.

Какому командиру не хочется представить свое хозяйство перед гостями во всей красе! И главная составляющая радушной встречи — банкет. А если банкет, то главный человек на празднике — повар. Однажды моряков посетила звезда советской эстрады Людмила Зыкина. По такому случаю командующий Черноморского флота вызвал Валентина Матвеева для составления меню. «И непременно, — сказал он, — чтобы был жареный поросенок». С такими изысками кок дела еще не имел. Ладно, поросенка нашли, а как шерсть с него обдирать, а потрошить, а сколько жарить, чтобы сырым внутри не остался? Ничего, справился Валентин Иванович. И на банкетных блюдах душу отвел — так украсил стол, что Зыкина руками всплеснула: «Вот это красота! У нас в Москве я такого не видела! Позовите вашего повара». Валентину Ивановичу певица предложила выпить вместе с ней — за его искусство. Ну, он все-таки на службе, выпили вместе, когда начальство уже банкет покинуло, а на прощание Зыкина поцеловала кока в щеку.

Ах, как ели и пили на тех банкетах! Но сейчас, вспоминая это великолепие, скромный пенсионер Валентин Матвеев не считает, что стол должен ломиться от роскоши. Важно, чтобы вкусно было и красиво. Ведь если к делу с любовью подойти, то обычную селедочку, провернутую с вареной морковкой через мясорубку, можно так подать, что она лучше красной икры будет. А каждое блюдо должно глаз радовать — то фигурными украшениями из свеклы, то лучком зеленым, то затейливо нарезанным помидором.

После семнадцати лет на «Ангаре» Валентин Иванович служил и на других кораблях, и на атомной подводной лодке. Там, конечно, так не развернуться, однако и экипаж, и командиры ценили своего чудо-повара, который вкусный обед готовил из чего угодно.

Однажды судно, где служил Матвеев, зашло в болгарский порт, и командующий пригласил на обед гостей во главе с мэром. Обед, как всегда, прошел на высшем уровне, и только Валентин Иванович знал, чего это стоило: куры, из которых он планировал сотворить вкуснятину, оказались совсем уж преклонных годов, и даже после четырехчасовой варки (!) о них можно было зубы сломать.

Несколько толстых альбомов — это все важные события в жизни Матвеевых, но среди них множество снимков, которых не найти в обычном семейном альбоме. Танцующий Анастас Микоян. Задумчиво глядящий вдаль Никита Хрущев. Индийская делегация в окружении моряков. Это все фотографии, отснятые коком Валентином Матвеевым.

После подводной лодки Валентин Иванович мог идти работать куда угодно — звали его и в рестораны, и в кафе, но он выбрал столовую Севастопольского морского завода. Может быть, устал от гнета ответственности, может быть, хотел, как и все люди, иметь выходные дни и отмечать праздники вместе с родными. Да, в конце концов, почему бы рабочим не есть блинчики, оладьи и борщи, которые так хвалили сильные мира сего?

И сейчас главный на кухне — Валентин Иванович. Он не то чтобы жену туда совсем не пускает, но так любит готовить, что она согласилась уступить ему плиту и поварешку. К большим переменам, которые произошли и продолжают происходить в стране, бывший главный повар Черноморского флота Валентин Матвеев относится спокойно. Жаль только, что многие привычные продукты стали недоступными, так редко удается теперь готовить фирменное блюдо — заливную рыбу. Она всегда была в почете в доме Матвеевых. Впрочем, как и все, что готовит Валентин Иванович, добавляя не указанный ни в одном рецепте ингредиент — любовь к своему делу.

Источник: 1k.com.ua, автор: Наталья ЯКИМОВА

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю