Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Мужская работа

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

У него волевое, мужественное лицо, по которому сразу и безошибочно определишь военного человека, офицера особого склада и характера, о которых говорят «боевой». Он весь будто сжатая пружина, готовая в нужный момент распрямиться и нанести противнику разящий удар. А еще в нем чувствуется какая-то надежность и сила.

- Подполковник Дуплик, - представился офицер.

«Тот самый, о котором так тепло и уважительно отзывался командир Новороссийской ВМБ вице-адмирал Меняйло», - пронеслось в моей голове.
Два месяца первой чеченской войны оставили в жизни офицера глубокий, неизгладимый след. На его парадной тужурке появился орден Мужества, а в теле остались два осколка, которые врачи госпиталя так и не стали извлекать.

- Не ты первый, не ты последний, - сказал оперировавший Николая хирург. - Знаешь, сколько таких «подарков» после войны носили в своих телах ветераны! Благодари Бога, что мина не разорвалась чуть ближе. Тебя, наверное, мать в рубашке родила.

Мать Николая, овощевод из Абрау-Дюрсо (маленький красивый поселок под Новороссийском) и вправду молилась, когда узнала, что сын ее, Николай, командир десантно-штурмовой роты (ДШР) десантно-штурмового батальона (ДШБ) в составе сводного полка с Тихоокеанского флота, был отправлен в Чеченскую Республику. Позади Владивосток, поселок Славянка, родная дивизия. Впереди - бои, смертельная опасность, грязь, пот, кровь... Первые уроки, первые победы, первые потери.

- Нашей задачей было взятие двух высот, - рассказывает Николай, - одна из них, это я запомнил на всю жизнь, 351,1 метра. На ней находилась хорошо укрепленная точка с пулеметом и АГСом, откуда просматривалось все близлежащее пространство. Это и стало главным препятствием в продвижении роты.

В лоб, да тем более днем, при хорошей видимости, высоту не взять без серьезных потерь. Командир ДШР решил действовать ночью: тайно выдвинуться к опорному пункту и, пользуясь тем, что стоит предутренний туман, внезапно напасть на «духов». Рота осталась на своей позиции, а выделенный взвод получил задачу уничтожить опорный пункт. Дуплик детально инструктировал подчиненных, стараясь учесть каждую мелочь, понимая, что в той обстановке мелочей быть не может.

...Умело используя складки местности и туман, морпехи сумели незаметно подкрасться к «духам». Первостепенным и самым важным было уничтожить дежурное огневое средство. В предутренний час пулеметчик подремывал. Одного точного удара ножа хватило, чтобы боевик уснул навеки. Но это было только началом. Теперь предстояло уничтожить расчет АГС. Морпехи уничтожили троих спящих у гранатомета боевиков. Остальных, спавших в небольшом блиндаже, морпехи забросали гранатами. Всего было уничтожено восемь боевиков. ДШР под командованием старшего лейтенанта Дуплика двинулась дальше, а командир батальона направил представление командиру полка на награждение отличившихся за умелые, смелые действия.

После взятия высоты роте поставили задачу двигаться в сторону Ведено.

- Слева от нас продвигались балтийские морпехи, - вспоминает Дуплик, - у каждой роты - задача дня. Схема действий отлажена. Мы берем высоту, закрепляемся, оставляем там взвод, который просматривает и контролирует единственную дорогу. По ней идут Внутренние войска и начинают зачистку населенных пунктов, осмотр всех кишлаков, встречающихся на пути...

То есть морпехи были первопроходцами, выбивающими боевиков с главенствующих высот.

Что значит быть на войне первопроходцами, понятно даже школьнику. Ломать хорошо организованную оборону противника - самое сложное и рискованное дело.

- К сожалению, я не смог дойти до Ведено, - говорит Дуплик. - В одном из боев получил осколочное ранение в спину. Потерял сознание.

С поля боя офицера эвакуировали на БТР. Перед отправкой вертолетом во Владикавказ, где находился полевой госпиталь, сделали сильный обезболивающий угол. Во Владикавказе собирали всех раненых, и уже оттуда Ил-76 раз в сутки доставлял их в госпитали центральной части России. В Ил-76, куда попал Дуплик, было около 80 раненых. Раненого морпеха высадили в Екатеринбурге, он попал в окружной госпиталь. Перед операцией его обследовали, делали снимки, помещали в специальный «станок» и определяли количество и местоположение осколков. Врачебный консилиум решил оставить два осколка в теле офицера. Один из них – 12 х 6 мм, второй – поменьше. Третий, наиболее опасный, извлекли. Через месяц офицер на поезде (ВПД на самолет тогда не принимали, а наличных денег у него не было) отправился во Владивосток. За шесть суток дороги шов нагноился и частично разошелся. Так что по прибытии в полк командир дал Дуплику 10 суток отпуска, которые ушли на лечение в госпитале.

...Подразделения, которыми командовал Николай, будь они в Клайпеде или на ТОФе, числились в передовых. Служил Дуплик на совесть (ему было досрочно присвоено звание капитан), и потому на просьбу перевести его поближе к дому командир отнесся с пониманием, подписал рапорт и отправил по команде. Война в Чечне отодвинула, но не перечеркнула эти планы. Правда, когда пришел приказ о его переводе в НВМБ, Дуплика там уже не ждали, слишком много времени прошло после тех договоренностей, когда он был в отпуске в Новороссийске. И пришлось боевому морскому пехотинцу с августа 1995 года перебиваться на случайных должностях. Был помощником начальника топливной службы, начальником моботдела и даже командиром учебного взвода во флотском полуэкипаже с четвертым тарифным разрядом. Благо что как участнику боевых действий, орденоносцу ему повезло с жильем. Да, может быть, и не повезло бы, если бы жена не постучала в двери приехавшего в НВМБ высокого московского начальства. Сам офицер «не ходок» по кабинетам, ему по душе «музыка» полигона, боевая подготовка.

Когда Дуплику предложили должность заместителя командира Темрюкского батальона морской пехоты, он согласился не раздумывая. Рад был заняться любимым морпеховским делом. Рады в батальоне были ему, офицеру с боевым опытом, и в 1991 году, когда он после окончания Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища имени Маршала Советского Союза Конева попал на должность командира взвода в 9-й гвардейский полк береговой обороны, находившийся в Клайпеде. Литва к тому времени кипела сепаратистскими страстями и, по сути, была «горячим регионом» Советского Союза. Уже тогда морпехи ощутили «гостеприимство» Прибалтики.

В 1993 году 3-ю дивизию береговой обороны расформировали, и Дуплика с самого запада развалившейся страны перевели на самый ее восток, на Тихоокеанский флот, в 55-ю дивизию морской пехоты, на должность командира десантно-штурмовой роты. Полком морской пехоты в ту пору командовал полковник Русаков. Дуплик с головой ушел в ротные дела, семью видел, можно сказать, по праздникам. Боевую подготовку вел по полной программе, как будто чувствовал, что через пару лет учебные бои в Славянке сменятся реальными боями в Чечне.

В Темрюке он был уже опытным морпехом. За плечами Николая Дуплика была горячая Прибалтика, суровый и необъятный Дальневосточный край, кровавая Чечня... С его авторитетным мнением считался не только комбат, но и командование береговых войск НВМБ. Офицер многое сделал для выучки личного состава, совершенствования учебной и материальной базы, профессионального роста морских пехотинцев.

Видя его старания, начальник штаба НВМБ предложил ему вакантную должность.

Есть в этом деле своя специфика, но Дуплику она отчасти уже была знакома, ведь в свое время он, хороший спортсмен, боксер, волейболист, пловец, окончил курсы ДОСААФ и имел представление и даже навыки работы под водой в акваланге. Словом, офицер согласился с предложением, а для получения соответствующей профессиональной подготовки был направлен в Санкт-Петербург, где, отучившись на курсах, получил специальность легководолаза. Ему официально присвоили квалификацию «офицер-водолаз». Но и этого максималисту Дуплику показалось мало. Он продолжил обучение, и в Севастополе сдал экзамены еще и главному водолазному специалисту ЧФ.

- Командир должен быть компетентен во всех вопросах, - убежден Николай Дуплик. - Я обязан на самом высоком уровне и в случае необходимости лично выполнять поставленные задачи, а кроме того, обучать подчиненных. Делать это может и должен только профессионал. В специальной подготовке мелочей не бывает. Глубина и специфика службы ошибок не прощает.

Вот такой он, принципиально дотошный и скрупулезный, когда дело касается безопасности подчиненных. Очевидно, это потому, что он прошел Чечню, смотрел смерти в лицо, видел гибель боевых товарищей, знает цену беспечности и непрофессионализма.

Сегодня Николай Николаевич Дуплик старше и опытнее своих подчиненных. Шесть с половиной лет исполняет непростую должность. Он лично участвовал в боевых делах. Например, в обезвреживании боезапаса времен Великой Отечественной войны.

- Их, 82-мм минометных мин, было чуть более сотни, - вспоминает Дуплик. - Они лежали на дне в районе рыбзавода, на глубине 5-6 метров. Некоторые даже были упакованы в ящики...

Объем работы - большой. Требовалось определить, что можно подорвать на месте, а что - поднять и вывезти для подрыва в Раевское.

58 мин уничтожили на месте, 45 извлекли из воды. Впрочем, о себе офицер распространяться не стал. Больше говорил о подчиненных. На последнем хотелось бы остановиться особо. Об одном случае мне поведал командир НВМБ вице-адмирал Сергей Меняйло. В 2006 году в акватории Каспийского трубопроводного консорциума (КТК - предприятие, перекачивающее нефть) обнаружили авиабомбу периода Великой Отечественной войны. Что она могла натворить при взрыве на нефтеперегонном предприятии, нетрудно себе представить. КТК на целые сутки прекратил подачу нефти. Сложную по целому ряду параметров операцию подчиненные подполковника Дуплика завершили успешно.

Наблюдатели из Болгарии, Румынии, Турции, Украины дали высокую оценку действиям черноморцев во время комплексных учений, которые проходили в общей сложности несколько дней.

...Мы завершали нашу беседу с подполковником Дупликом, когда в его кабинет зашел начальник гидрографического отделения Новороссийского района ЧФ капитан 2 ранга Дмитрий Шестопалов. Он сообщил об обнаружении пяти якорных мин и одной авиабомбы в районе Тамани, дал их координаты.

- Представляю, какое испытание вас ждет, - невольно вырвалось у меня.

- Это наша обычная работа, - чуть улыбнувшись, резюмировал Дуплик. И, подумав, добавил. - В общем-то, мужская работа.

Это текущие и неотложные дела, решать которые подразделению придется в ближайшее время. А в перспективе, кроме уже названных задач, их ждет большая работа в преддверии к подготовке Сочинской Олимпиады. Кто-то подумает: впереди еще куча времени. Но время очень скоротечно, справедливо замечает Николай Дуплик, а задачи слишком серьезны и масштабны, чтобы о них не думать уже сегодня.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир ПАСЯКИН

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю