Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Юнга Северного флота

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

Юнга Северного флота
09.04.10
Текст: proufu.ru, Татьяна Матвеева
Фото: Генри Таращук. proufu.ru
Им было 14-16 лет – мальчишкам, которые в 1942 году, услышав о наборе в Соловецкую школу юнг, спешили в военкоматы. Одним из них был 15-летний Генри Таращук. Его отец погиб на фронте, а мачехе чужой мальчик был не нужен.

Сон на земле

– Нас увозили неизвестно куда, а ведь многие никогда не уезжали дальше своего двора, – вспоминал Генри Николаевич. – Трудно было мальчишкам, которые впервые оторвались от родительской опеки! Осознание долга придет потом – когда мы с оружием в руках пойдем на врага…

Боевой задор пареньков поугас, когда они после тягостного путешествия на пароходе прибыли на Соловецкие острова. Ребята ожидали увидеть учебные корпуса, казармы, но там, кроме полуразрушенных стен монастыря, ничего не было!

В первое время мальчишки спали прямо на земле: стелили брезент, ложились на него, тесно прижимались друг к другу, чтобы не замерзнуть. А потом по команде офицера переворачивались на другой бок.

На пустом месте закипело строительство. 14-летние ребята, многие из которых никогда топора в руках не держали, валили лес, корчевали пни, таскали на своих плечах бревна, копали котлованы под землянки. В ледяном озере стирали одежду, иной раз доводилось есть суп пополам со снегом. И, конечно, учились – занимались по восемь, а-то и по четырнадцать часов в сутки!

После окончания школы юнг ребят отправили служить на боевые корабли – в гущу морских сражений. Можно было попроситься на Черноморский флот, но Генри Таращук выбрал Северный. Он стал боцманом небольшого торпедного катера.

– Мы пришли на корабли уже не салажатами, а классными специалистами, – вспоминал Генри Николаевич.

Катер был деревянный, и во время боя пули насквозь пробивали оба борта. Потом матросы забивали в отверстия от пуль деревянные палочки – это было обычное дело…

Последний бой экипажа был страшным – враги расстреливали катер ураганным огнем. Казалось, кипит само море. На глазах у Генри погиб командир, осколком отрезало голову моториста. Вместе с радистом Таращук успел телеграфировать своим: "Катер тонет, прощайте, товарищи!"

В плену врага

В бою Генри Николаевич получил контузию, четыре тяжелых ранения и остался жив только благодаря спасательному жилету. Немцы багром затащили его к себе на борт и привезли в концлагерь норвежского города Киркенеса. В плену Генри Николаевич был 40 дней.

Русский доктор, оказавшийся в лагере, помог парнишке – перочинным ножом, шилом и ножницами делал операции, на сломанную руку вместо гипса наложил повязку из цемента и арматуры.

Фашисты не раз вызывали паренька на допрос, издевались, имитировали расстрел и повешение. А напоследок, когда начала наступление Красная Армия, юнгу решили сжечь на костре. Его привязали к столбу, разложили ветки и сухую траву… Но тут начался авиационный налет, а потом советские солдаты освободили юношу.

Немецкий плен наложил черный отпечаток на судьбу Таращука. До смерти Сталина, несмотря на все подвиги, он считался врагом народа. И только потом героизм Генри Николаевича был оценен по достоинству.

После войны Таращук жил в Уфе, выбрал мирную профессию инженера-проектировщика, но никогда не забывал про боевую юность. Мастерил макеты судов, общался со школьниками, а в Уфимском детском морском центре был самым желанным гостем.

К сожалению, Генри Николаевич ушел из жизни в ноябре прошлого года. Теперь в Башкирии не осталось ни одного юнги из тех, что в годы войны учились на Соловецких островах.

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю