Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Я благодарна молодости…»

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

«Я благодарна молодости…» За все хорошее, что было в ее жизни, Тамара Смирнова благодарит комсомол, друзей-подруг и моряков-североморцев

Комсорг в годы Великой Отечественной войны, учитель истории, руководитель депутатской группы — таковы основные вехи жизни Тамары Смирновой. Ее рассказ открывает малоизвестные страницы нашей истории — дружбы комсомольцев-сибиряков и моряков Северного военно-морского флота.

«Меня воспитал комсомол»

Я родилась 23 февраля 1923 года. Мое детство прошло в городе Мариинске Кемеровской области. После окончания десяти классов поступила учиться в Красноярский пединститут, а когда началась война — вернулась в родной город.

В 1941 году вся наша молодежь была мобилизована на военный завод. Мне, как и всем другим девчатам, пришла повестка.

30 декабря 1941 года под плач родителей — мам, бабушек — нас, девчонок, собрали всех вместе, усадили в «телячьи» вагоны и вывезли из Мариинска. Двое суток продолжался путь. Только 2 января мы вышли, наконец, на свежий воздух (день был очень морозный!) и узнали, что находимся на станции Кривощеково. «Стройся по два!» — услышали мы, построились с тяжелыми деревянными чемоданами в руках, и нас повели в барак.

В отделе кадров меня определили на ответственную должность — назначили контролером в цех комбината N 179. Снаряды, каждый из которых весил 12–16 килограммов, мы обмеряли, запечатывали в ящики и отправляли на фронт. В годы войны вышел приказ Сталина: увеличить количество снарядов во что бы то ни стало… И начался аврал! Помню, мы даже ставили раскладушки в заводских цехах, чтобы не уходить домой на ночь. Два-три часа отдыха, и вновь — работа без перерыва. Конечно, такой напряженный, почти круглосуточный график выматывал, но мы понимали, что помогаем фронту своим трудом.

Комбинат N 179 был большим предприятием: у нас трудилось более трех тысяч ребят-комсомольцев. Некоторое время я работала бухгалтером, потом меня избрали вторым комсоргом. Надо сказать, от природы я была ужасно стеснительная — «муху с носа» боялась согнать — а тут!.. Уж если стала комсоргом, надо было повсюду быть первой — и работать, и петь, и плясать. Но, откуда ни возьмись, явилась храбрость, твердость, решимость. Поэтому и говорю: меня воспитал комсомол!

В число обязанностей комсорга входила работа с беспризорными детьми. Вместе с милицией я ездила по всему городу: мы собирали ребятишек и с этой целью обшаривали все колодцы, все чердаки. Отмывали, одевали ребят, а затем отправляли в детские дома или в специальное общежитие, которое комсомольцы построили для подростков. В свободное от работы время навещали госпитали: раздавали гостинцы, устраивали концерты для бойцов — старались, чем могли, порадовать. А еще в наши обязанности входил сбор металлолома. За рекордные сборы мы даже заслужили переходящее красное знамя Вторчермета.

Желая помочь фронту, комсомольцы наладили связь с Северным военно-морским флотом и взяли над ним шефство. Молодежь Новосибирской области даже устроила сбор денег на строительство подлодки. Наша подлодка получила подходящее имя — «Новосибирский комсомолец», и мы торжественно вручили ее Северному военно-морскому флоту.

Самой тяжелой и голодной выдалась зима 1942 года. 400 граммов хлеба — это была дневная норма для рабочего. В нашей заводской столовой не было ни ложек, ни вилок, поэтому лапшу приходилось есть руками. Девчатам выдали ботинки на деревянном ходу, и благодаря деревянным каблукам у нас вошло в моду отбивать чечетку.

Трудовые и «военные» подвиги — это само собой, но веселиться мы тоже не забывали! Ведь все-таки были молодые, и нам хотелось петь, танцевать, дружить, общаться. По понедельникам в клубе имени Клары Цеткин устраивали молодежные вечера.

Помню, в День Победы я встала рано-рано. Встала и сразу же помчалась на завод, а там!.. Люди обнимались, целовались, пели песни. Всех комсоргов срочно созвали в комитет комсомола. Директор завода дал команду выкатить бочки со спиртом. Между прочим, у нас на заводе спирту было очень много, но в годы войны я ни разу не видела ни одного пьяного молодого человека. Позже, когда мне довелось повстречаться с одним из ровесников, из нашего общего разговора я поняла: во время войны мальчишки изо всех сил старались проявить деликатность, доброту и уважение по отношению к нам, девчатам! Потому что наши отцы, старшие братья ушли на фронт… «Мы так боялись вас обидеть, оскорбить, — услышала я от моего собеседника, — мы так стеснялись вас, девочки!»

Помню, в День Победы мне почему-то очень хотелось попасть на площадь перед оперным театром, но в цехах завода пробыла весь день и только вечером смогла поехать на электричке в центр города… Огромная площадь была запружена народом. Ярко светили прожекторы. И повсюду были люди — плясали, обнимались…

Побродив по городу, я поехала в клуб Клары Цеткин, а там меня уже потеряли. Ребята устроили молодежный вечер с песнями, танцами — так мы и отпраздновали День Победы, 9 мая 1945 года. «Наши подшефные» — североморцы

После окончания войны продолжалось наше шефство над Северным военно-морским флотом. В 1946 году, в годовщину Победы, мы организовали делегацию от Новосибирска. Отбор делегатов проводился очень тщательно, всех нас дотошно проверяли, и, наконец, составилась группа из шести человек. В нее вошли тогдашний председатель горисполкома, поэт Казимир Лисовский, один из заслуженных летчиков-новосибирцев, а также мы — три девчонки-комсомолки.

…Моряки встретили нас на перроне. Еще издали мы услышали крики: «Нету их! Нету!» А потом: «Вот они, вот — девчонки!«

После торжественной встречи нас, делегатов, переправили в город Полярное, центр Северного военно-морского флота. Две недели мы прожили на берегу Баренцева моря. И повсюду за нами следовал фотограф, так что домой мы увезли кипы фотографий — подарок от «истребителей-североморцев дорогим шефам-новосибирцам».


Моряки пригласили гостей из Новосибирска на линкор «Архангельск»

Моряки пригласили нас в гости на линкор «Архангельск». Командующий линкором даже придумал для меня шутливое прозвище — «наша боеприпасница». Погостив на «Архангельске», я своими глазами впервые увидела и поняла, какую опасность несет этот огромный корабль во время наступления. Какая это мощь, какая сила! Представьте себе, люди, служившие на нем по нескольку лет, могли даже вовсе не знать друг друга — настолько велика была численность личного состава. Для забавы моряков на корабле держали медведицу Машку и собачку. Эти двое были всеобщими баловнями и любимцами. Ведь моряки служили на Севере подолгу, и это были годы трудной жизни в суровом краю, где вокруг только море да скалы, покрытые снегом.

Не раз мне приходилось выступать перед моряками: я рассказывала им о том, как живут и трудятся наши комсомольцы.

А еще нам довелось участвовать в учениях. Мы нарядились в робы и на торпедном катере вышли в Баренцево море. Катер летел, как птица: хвост оставался в воде, а нос вздымался над волнами. Скорость была страшенная! Из-за некоторых особенностей конструкции катер не слишком защищен от штормовых волн, от налетов авиации, поэтому, случись ему в бою угодить под обстрел, он мог бы спастись за счет крутых виражей… В тот день мы мотались по всему Баренцеву морю, искали «противника». В конце концов, нашли цель, ударили, закричали «ура!» Правда, потом нам было уже не до криков, так как учебное оружие полагалось извлечь из воды. Поиски снаряда продолжались долго, качка была ужасная, и мы, делегаты, всю вторую половину пути сидели в кубрике — маялись от морской болезни.

В общем, за короткий срок, проведенный в Баренцевом море, мы получили столько впечатлений, сколько не удастся испытать за много лет мирной «сухопутной» жизни. А для новосибирских девчат, которые хотели переписываться с моряками, привезли десятки адресов. Так что благодаря нам, делегатам, между ребятами-североморцами и девчонками из Сибири завязалась дружба на многие годы.

Уроки истории

После окончания педагогического института я преподавала историю в школе. Как-то раз, много лет спустя, встретила я одного из бывших учеников. Мы разговорились, и он сказал мне, какой урок запомнился ему больше всех остальных. Урок истории, который мне пришлось вести в день смерти Сталина… В тот день мы все плакали!

— Я помню, как у вас дрожали губы, голос, и все мы следили за вами, думали — расплачетесь вы или нет? — рассказывал мой собеседник.

Сегодня, наверное, понять это очень трудно, но в тот день нам было по-настоящему тяжело.

После войны я объездила всю страну, побывала за границей. И среди многих городов — таких, как Ленинград, Кенигсберг, Смоленск — мне запомнилась маленькая деревня Петрищево. Та самая, где погибла Зоя Космодемьянская. На месте Зоиной казни ветви деревьев все сплошь были увешаны пионерскими галстуками, значками: это дети оставляли здесь свои вещи в память о легендарной партизанке. Школьники тех лет по-настоящему гордились подвигами своих отцов, братьев, сестер, и такие слова, как «солдат», «война», «Отечество», были для них не пустым звуком.

В течение десяти лет я руководила депутатской группой четвертого микрорайона города Новосибирска, и кое-что доброе, хорошее для наших людей мне удалось сделать. По моей инициативе, например, был организован первый в Новосибирске автобус «Малыш». Приходилось мне «отвоевывать» строительство Дома культуры имени Гайдара…

За все самое хорошее, что у меня в этой жизни получилось, я благодарна молодости: комсомолу, друзьям-подругам, морякам-североморцам. Удивительным, смелым, трудолюбивым людям, которые встретились на моем жизненном пути…

Источник: www.vn.ru, автор: Татьяна РЕШКЕ, фото из архива Т. Смирновой

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Юриий Слесарев, 13.01.2009 19:33:02
Статья меня очень взволновала. Не могу не откликнуться. Благодаря героическому труду таких мужественных женщин, как Тамара Смирнова, наши деды и отцы могли себя чувствовать спокойнее на фронтах Великой Отечественной войны. Вспомнил маму. Она почти ровесница героини статьи - 1921 года рождения. И тоже провела всю войну на трудовом фронте в составе военных эшелонов на Октябрьской железной дороге. В послевоенные голодные годы, чтобы прокормить семью, на 15 лет спустилась в шахту, где и подорвала своё здоровье, а я попал сначала в детский дом под Псковом, а затем в Ленинградское Нахимовское училище в 1959 году. Надо как можно больше публиковать материалов о таких простых, но героических людях. Так не хватает патриотического духа в атмосфере современного российского общества. Спасибо.
Перейти к обсуждению на форуме >>



Главное за неделю