Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Профессор В. А. Белли

Добавить историю жизни
Смотреть собственные истории жизни

Профессор В. А. Белли Автор: В. Глушенко. Опубликовано в журнале «Нева» 2003, №1

Среди встреченных мной в жизни интересных людей безусловно был и Владимир Александрович Белли. Увы, сейчас его уже нет среди нас, как и многих моих знакомых и друзей, но только теперь, с большим запозданием решился я хотя бы очень кратко рассказать о его жизненном пути.

Познакомился я с Владимиром Александровичем во время своей службы преподавателем мореходной астрономии в Высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе. Хотя впервые увидел его в 1946 году, когда, прибыв с Черноморского флота, учился на штурманском факультете СКОСа1. Тогда он выступал перед нами — слушателями классов, с интересной лекцией. Но лично познакомился с ним только через 13 лет. В 1959 году на ученом совете училища я защищал диссертацию на соискание ученой степени кандидата военно-морских наук, и одним из моих официальных оппонентов был профессор, контр-адмирал В. А. Белли.

Познакомившись с В. А. Белли, я сразу почувствовал, что имею дело не только с опытным моряком и крупным ученым — все это я знал и раньше, — но и с очень хорошим человеком. Владимир Александрович никогда не кичился своими высокими рангами и званиями, был очень прост, скромен и вежлив.

Происходил Владимир Александрович от древнего английского рода. Его прямой прадед англичанин Willian Baillie, родившийся в 1769 году, инженер, навсегда перебрался изАнглии в Россию, где и служил многие годы директором завода в Архангельске. Здесь он по-русски стал называться Василием Васильевичем Белли. А дед Василия Васильевича — баронет Evan Baillie — был генералом. Известно, что в 1749 году он в чине генерал-майора находился на службе в Ост-Индской компании, а несколько позже был командующим британскими войсками в Индии.

Постепенно род Белли, живя в России (начиная с Василия Васильевича), обрусел, и у Владимира Александровича от английского осталась только не совсем обычная для наших мест фамилия. Таков был сложный путь древнего рода Белли — от английского баронета, командующего колониальными войсками Ее величества, до адмирала русского военно-морского флота, крупного ученого нашей Родины, и по-настоящему русского человека.

Родился Владимир Александрович Белли в Петербурге в 1887 году. Здесь он окончил три класса гимназии и осенью 1900 года поступил в младший общий класс Морского корпуса, где в течение трех лет обучался общеобразовательным предметам. По теперешним понятиям, это было нечто вроде подготовительного отделения и еще не засчитывалось в срок военной службы. Военная служба Владимира Александровича пошла только с осени 1903 года, когда он в возрасте 16 лет перешел в младший специальный класс.

Учился Владимир Александрович хорошо и за успехи в науках и за примерное поведение осенью 1904 года получил звание младшего, а через год и старшего унтер-офицера.

После двух с половиной лет обучения в специальных классах 26 апреля (9 мая) 1906 года был выпущен из Морского корпуса со званием корабельного гардемарина. Это был первый выпуск, подвергшийся действию реформы в подготовке морских офицеров в России, введенной после русско-японской войны. Выпускникам корпуса до получения офицерского звания полагалась еще годичная практика на корабле с последующей сдачей экзамена.

Обучаясь в корпусе, кадеты каждое лето, начиная со второго года обучения в общем классе, совершали трехмесячное плавание.

Меня как моряка и преподавателя (теперь уже бывшего) ВВМУ им. Фрунзе, размещенного в том же самом здании, где до 1917 года находился Морской корпус, всегда интересовала система подготовки морских офицеров в старое время. И Владимир Александрович подробно рассказал мне об этой системе. Обучение в Морском корпусе проводилось по широкой программе: изучались все виды корабельного оружия, штурманское дело, морская практика. Большое внимание уделялось практике на кораблях флота. Владимир Александрович назвал мне все корабли, на которых он с 1902-го по 1906 год, находясь в Морском корпусе, ее проходил. Список этих кораблей весьма обширен.

В звании корабельного гардемарина Белли был направлен на линейный корабль (тогда его называли броненосцем) “Цесаревич”, где он и проходил свою практику в различных корабельных должностях. В наше времяэтоназывалось стажировкой.

“Цесаревич”, с которым и в дальнейшем многое было связано у Владимира Александровича в его морской службе, 21 сентября (4 октября) 1906 года вышел в заграничное плавание. После пяти месяцев, проведенных в Атлантическом океане и Средиземном море, корабль возвратился в Либаву. И вот уже здесь 17(30) марта 1907 года после успешной сдачи экзамена В. А. Белли был произведен в мичманы — первый офицерский чин (тогда не говорили “звание”, а именно “чин”) на флоте.

В. А. Белли окончил корпус хорошо, и поэтому по существовавшему положению ему предоставлялось право выбора флота. Он выбрал Балтийский.

После производства полагался месячный отпуск. Отбыв его, Белли явился для прохождения службы на миноносец “Прочный” водоизмещением 240 тонн, входивший в состав 2‑го Отряда минных судов, который базировался в Гельсингфорсе.

Поздней осенью того же года Белли перевели в Кронштадт в Отряд обучения новобранцев. Пожалуй, именно здесь будущий профессор Военно-морской академии и соприкоснулся впервые в своей жизни с преподавательской деятельностью. Вообще говоря, офицер флота в течение всей своей службы непрерывно выступает в роли обучающего, то есть в роли преподавателя, но здесь — в Отряде для новобранцев, эта деятельность подчеркивалась особо и была основной.

В те времена молодых офицеров флота на одном месте долго не держали, перебрасывали с корабля на корабль, что считалось немаловажным фактором в деле их становления. По сравнению с современной техника тогда на флоте была, конечно, не столь высокого уровня. Но это только по сравнению. А вообще на вооружении флота уже имелись мощные и сложные артиллерийские башни, торпеды, мины, радиосвязь, увеличились скорости кораблей, да и сами корабли существенно изменились, увеличилось их разнообразие. Считалось, что нужно изучить побольше классов боевых кораблей, познакомиться с их особенностями, сложным и разнообразным вооружением и, таким образом, быстрее войти в курс флотской службы — таковы были тогда взгляды, господствовавшие в методике подготовки молодых офицеров флота.

Весной 1908 года мичман Белли получает назначение на канонерскую лодку “Грозящий” в качестве исполняющего делами артиллерийского офицера. Корабль этот плавал с воспитанниками Морского инженерного училища, и на этот раз Белли довелось участвовать в обучении и воспитании уже не матросов, а будущих офицеров флота.

Осенью 1908 году по окончании летней кампании Белли плавал на эсминце “Внимательный”, а затем был назначен вахтенным офицером линейного корабля “Цесаревич”, где одновременно был еще и начальником одной смены (теперь это, по-видимому, называлось бы группой) учеников Школы строевых старшин.

Полгода — с 1 октября 1908 года до 1 апреля 1909 года — “Цесаревич” находился в заграничном плавании. В эту кампанию русские моряки Балтийского отряда в составе линейных кораблей “Цесаревич” и “Слава” и крейсеров “Богатырь” и “Адмирал Макаров” оказали большую помощь жителям города Мессина (остров Сицилия, Средиземное море), пострадавшим во время сильного землетрясения, случившегося 15(28) декабря 1908 года. В течение шести дней (с 16 по 21 декабря) русские моряки извлекли из-под развалин уничтоженного города 2000 человек, оказали им медицинскую помощь (почти все спасенные были ранены или контужены), накормили и 1800 человек эвакуировали в Неаполь и Сиракузы.

В этих трудных и порой рискованных для самих спасателей работах принимал непосредственное участие и мичман линейного корабля “Цесаревич” В. А. Белли2.

Все моряки балтийского отряда, и в их числе В. А. Белли, были награждены итальянским правительством памятной серебряной медалью “За оказание помощи пострадавшим во время бывшего в 1908 году землетрясения в Сицилии и Калабрии”3.

По возвращении “Цесаревича” из заграничного плавания В. А. Белли некоторое время еще служил на нем. В это время — весной 1909 года — он был произведен в лейтенанты. А осенью 1909 года ученики Школы строевых старшин были переведены на Отряд крейсеров, в который входили крейсера “Диана”, “Аврора”, “Богатырь”, “Олег” и “Адмирал Макаров”. В связи с этим переводом школы, перевели и Белли — на крейсер “Аврора”.

На “Авроре” Белли прослужил три года — до осени 1912 года. За это время крейсер совершил три больших заграничных плавания, в том числе последнее (1911—1912) в Бангкок — столицу Сиама (Таиланда) — на торжества, посвященные коронации сиамского короля.

Навсегда остались в памяти Владимира Александровича роскошные тропические леса, рощи кокосовых пальм, непроходимые мангровые заросли, живописный, обвитый лианами форт с труднопроизносимым названием — Тхрачунлачомклау… Врезалась в память и экзотическая картина самого города, раскинувшегося на обоих берегах многоводной реки Менам4 в 25 милях выше ее устья. Высокая зубчатая стена, ограждающая королевский дворец, обилие каналов, причудливые буддийские храмы…

Здесь все было ново и необычно — толпы смуглых подвижных людей, странный и непривычный их говор, темные тропические ночи, незнакомые запахи и яркий Южный крест на черном бархате неба.

Потом все офицеры “Авроры”, в том числе и Белли, получили от сиамского короля серебряные медали, выбитые в честь его коронации.

В кампанию 1911—1912 года на “Авроре” плавала рота юнг — первые выпускники недавно организованной в Кронштадте Школы юнг. С прибытием роты на “Аврору” и до отправки ее на учебном судне “Океан”5 весной 1912 года обратно в Кронштадт (“Аврора” в это время стояла у острова Крит, Средиземное море) Белли “по совместительству” заведовал обучением юнг, будучи одновременно их ротным командиром. В то же время он оставался и командиром одной из рот команды крейсера. Никакого дополнительного жалованья за это совместительство тогда не полагалось, просто приказал командир, и все.

Работы было много, но молодой офицер с ней успешно справлялся, и в его характеристике за 1912 год командир крейсера написал: “Лейтенанту В. А. Белли можно поручить любое дело”. А по возвращении в Кронштадт осенью 1912 года “за преуспевание в службе и за большие труды” Владимир Александрович был награжден орденом Станислава 3‑й степени. Той же осенью после вступительного экзамена лейтенант Белли поступил учиться в Минный офицерский класс в Кронштадте — военное учебное заведение, пользующееся заслуженной славой; именно здесь в 1895 году преподаватель класса А. С. Попов изобрел радио6.

Учеба в Минном классе длилась год, и осенью 1913 года Белли успешно закончил ее, получив звание минного офицера 2‑го разряда. Но его оставили в классе до января следующего года на дополнительные курсы по радиотелеграфии.

В то время флот без радио был уже немыслим, а на корабле радиотелеграфией и судовой электротехникой вообще ведал тогда именно минный офицер, в заведовании которого по-прежнему оставалось также и минно-торпедной оружие. Это позже радио на корабле передали специальному подразделению связи.

С окончанием радиотелеграфных курсов Белли назначается младшим минным офицером на известный по русско-японской войне крейсер “Громобой”, а весной 1914 года — старшим минным офицером на так хорошо знакомый ему линейный корабль “Цесаревич”. Здесь он получает звание минного офицера 1‑го разряда и служит первые два года войны. В августе 1915 года за примерную службу он награждается орденом Анны 3‑й степени, к которому в марте 1916 года получает мечи и бант — это означало, что орден пожалован не за обычную, а за боевую службу.

В декабре 1915 года В. А. Белли “за отличие по службе” получает чин старшего лейтенанта, а ранней весной 1916 года назначается 2‑м флагманским минным офицером штаба начальника Минной дивизии с заведованием радиотелеграфией.

В конце августа 1916 года в качестве минного офицера он участвует в боевой операции по постановке мин вблизи оккупированного немцами берега Курляндии7.

Постановка мин выполнялась в ночь на 25 августа тральщиками “Щит”, “Крамбол” и “Груз”. Тральщики дизельные, мелкосидящие, постройки военного времени, ход 7 узлов. Цель минной постановки — воспрепятствование германским подводным лодкам проходить под берегом. Отрядом командовал начальник 4‑го дивизиона миноносцев капитан 1‑го ранга П. В. Вилткен, находившийся на “Щите”. Минером при нем был В. А. Белли.

Мины ставили банками. “Щит” должен был поставить свои мины в 2—3 кабельтовых от берега, под самой береговой батареей немцев.

Погода стояла штилевая, ночь темная. Корабль точно вышел в назначенную точку, лег на боевой курс и начал минную постановку. Команда тральщика работала отлично, мины одна за другой уходили в воду. Все шло спокойно, но, когда сбрасывали последнюю мину, немцы с берега осветили “Щит”прожектором, а вслед за тем их батарея открыла по кораблю сильный огонь. Но тральщик уже лежал на курсе отхода, все мины были поставлены.

Артиллерийский огонь сопровождал “Щит” в течение 45 минут, и только благодаря умелому маневрированию капитана 1‑го ранга Вилткена попаданий не было, тральщик вышел из зоны обстрела и благополучно возвратился к Церелю (остров Эзель).

За успешное выполнение этой операции В. А. Белли был награжден орденом Владимира 4‑й степени с мечами и бантом.

Февральская революция застала старшего лейтенанта Белли в Ревеле8 в штабе начальника Минной дивизии флота Балтийского моря в должности флагманского минного офицера по радиотелеграфной части. Штаб дивизии располагался тогда на штабном пароходе “Либава” в Ревеле. Здесь же находилась и половина миноносцев дивизии. В это время начальник Минной дивизии контр-адмирал М. А. Кедров и большая часть его штаба находилась в Гельсингфорсе, где зимовала вторая половина миноносцев дивизии.

Никаких недоразумений с матросами и тем более каких-либо эксцессов, как вспоминает Владимир Александрович, он тогда не наблюдал, обстановка в целом оставалась спокойной.

Вскоре контр-адмирал Кедров стал помощником военного и морского министра Гучкова по морской части, а вдолжность начальника Миннойдивизии вступил капитан 1‑го ранга А. В. Развозов, который приказал флагманскому минному офицеру В. А. Белли по совместительству выполнять обязанности старшего флаг-офицера. В те времена в морских дивизиях должности начальника штаба не было — многие его обязанности выполнял старший флаг-офицер, при этом остальные офицеры штаба ему подчинены не были (они подчинялись непосредственно начальнику дивизии).

Так В. А. Белли прослужил до начала августа 1917 года, когда в должность командующего флотом Балтийского моря вступил контр-адмирал А. В. Развозов. В это время флаг-капитан по распорядительной части штаба флота капитан 1‑го ранга А. М. Щастный пригласил Белли на должность своего помощника.

В то же лето Владимир Александрович “за отличие по службе” был произведен в капитаны 2‑го ранга.

Октябрьскую революцию Белли встретил в штабе командующего флотом Балтийского моря и продолжал оставаться втой же должности.

А в июле 1918 года Владимир Александрович получил назначение командиром эсминца “Капитан Белли” типа “Новик” водоизмещением 1300 тонн. “Новики” были тогда лучшими в мире эсминцами, первыми турбинными на нефтяном топливе кораблями этого класса. “Капитан Белли” в то время еще не был в строю, он строился на Путиловской верфи в Петрограде и находился в 95%-ной готовности.

Здесь будет уместно кратко рассказать, кто же такой был капитан Белли, именем которого назвали эсминец, находившийся теперь под командованием В. А. Белли.

Эсминец был назван так еще до революции в честь Генриха Генриховича (Григория Григорьевича) Белли — непрямого прадеда Владимира Александровича.

Г. Г. Белли прибыл в Россию из Англии, где в чине мичмана служил на флоте. В 1783 году он был принят в том же чине в русский флот, где был определен в Донскую (Азов­скую) флотилию. В Англию он уже больше не возвращался и до конца своей жизни жил в России.

Во время 2‑й русско-турецкой войны 1787—1791 годов Г. Г. Белли командовал сначала шхуной “Победослав Дунайский”, а затем репетичным кораблем9 “Полоцк”. На этих кораблях в составе эскадры адмирала Ф. Ф. Ушакова он участвовал в сражениях с турецким флотом при Фидониси, в Керченском проливе, у Тендры и у мыса Калиакрия10. 3а участие в бою у Калиакрии (1791), закончившемся полным разгромом турецкого флота, Г. Г. Белли был награжден орденом Владимира 4‑й степени.

Во время Средиземноморского похода адмирала Ф. Ф. Ушакова в 1798—1800 годах (в это время Россия в составе 2‑й коалиции вела войну с Францией) Г. Г.Белли командовал фрегатом “Счастливый”. В этом походе он участвовал во взятии крепостей Цериго, Занте, Кефалиния и Корфу. Командуя фрегатом, пленил французский бриг “Александр” и шхуну “Азард”, за что был награжден орденом Анны 2‑й степени. В 1799 году произведен в капитаны 2‑го ранга.

В апреле 1799 года адмирал Ф. Ф. Ушаков, главные силы которого находились в районе взятого у французов острова Корфу11, направил к южному побережью Италии отряд кораблей — 3 фрегата, 2 корвета и 4 канонерские лодки — под общим командованием капитана 2‑го ранга А. А. Сорокина. После овладения Бриндизи и Бари, отряд 9 (20) мая 1799 года высадил в Манфредонии десантный отряд под командованием Г. Г. Белли. В этом десантном отряде быловсего 570 человек при 6 орудиях.

Несмотря на свою малочисленность, отряд Белли взял Манфредонию, после чего пересек в западном направлении весь Апеннинский полуостров и 3(14) июня 1799 года дерзким штурмом овладел Неаполем, который оборонял крупный французский гарнизон.

За овладение Неаполем император Павел I наградил Г. Г. Белли высшим в то время орденом Анны 1-й степени, который по существовавшему тогда положению мог быть пожалован на флоте только адмиралам. А неаполитанский король наградил Белли орденом Иоанна Иерусалимского (Мальтийским крестом).

Здесь, пожалуй, уместно рассказать о небольшом эпизоде, связанном с награждением Г. Г. Белли Анной 1-й степени. Когда Павлу I представили документы о подвиге Белли, император, прочтя их, сказал: “Белли думал меня удивить, так я его удивлю”, и повелел наградить его орденом Анны 1-й степени.

В 1803 году Г. Г. Белли произведен в капитаны 1‑го ранга.

Во время 2‑й Архипелагской экспедиции против Франции в 1805—1807 годах он командовал кораблем “Азия”, входившим в состав эскадры вице-адмирала Д. Н. Сенявина. На этом корабле принимал участие в очищении от французов берегов Адриатического моря. Так, в 1806 году он участвовал во взятии крепостей Бокко-ди-Каттаро, Курцало и острова Лисса.

По вступлении на престол Александра, Г. Г. Белли из флота был уволен и сослан в Саратов, а затем в Архангельск, где тогда находился его ближайший родственник — В. В. Белли (прямой прадед Владимира Александровича).

В 1816 году Г. Г. Белли был возвращен на флот, произведен в контр-адмиралы, командовал 3‑й Черноморской дивизией. Умер в 1826 году. Сейчас о прямых его потомках сведений нет, и, как считает Владимир Александрович, их, по-видимому, не было.

Между тем строительство эсминца “Капитан Белли” приостановилось — время было трудное, не хватало кое-каких деталей и материалов, обычно импортируемых из-за границы12. Вечера тогда у Владимира Александровича оставались свободными, и он поступил на японское отделение Практической восточной академии для изучения японского языка. Академия готовила служащих консульств и торговых представительств. Весной 1919 года он окончил первый курс, но тут академию закрыли, и учебу пришлось прекратить.

Как раз в это время в Москве формировался Штаб командующего всеми Морскими силами республики, и ранней весной 1919 года Владимира Александровича назначили на должность флагманского минера штаба. На этой должности он оставался до 1920 года, когда был возвращен в Ленинград в Управление Военно-морских учебных заведений — страна готовила кадры для возрождаемого военно-морского флота.

Осенью 1922 года эту работу пришлось прервать — его, опытного образованного моряка, к тому же знакомого с японским языком, назначили военно-морским экспертом на чаньчуньскую конференцию с Японией. Однако пока происходило оформление, конференция закончила свою работу. К этому времени В. А. Белли был уже утвержден для работы за границей, и его направили военно-морским атташе в Пекин. Тогда с Пекином шли переговоры, дипломатические отношения с Китаем еще не были установлены. В этот период ему в течение двух месяцев пришлось побывать и вЯпонии.

В Пекине он оставался до июля 1924 года, когда его отозвали в Москву в связи с назначением на должность начальника Иностранного отдела Морского штаба республики. В этой должности оставался год, а затем перешел на оперативную работу и в течение года был помощником начальника Оперативного управления штаба. Осенью 1926 года Владимир Александрович получил назначение в Военно-морскую академию преподавателем кафедры стратегии.

А в октябре 1930 года случилось неожиданное: его арестовали. Приговор коллегии ГПУ — 10 лет заключения. Но в январе 1932 году он был освобожден и возвращен на ту же кафедру, которая теперь называлась кафедрой оперативного искусства (несколько позже ее преобразовали в кафедру стратегии и оперативного искусства). При возвращении Владимиру Александровичу выплатили все жалованье за время его заключения13>.

В 1934 году с введением в советских вооруженных силах воинских званий ему было присвоено звание капитана 2‑го ранга, в 1939 году капитана 1‑го ранга, а через год — контр-адмирала.

С 1937 года В. А. Белли был начальником кафедры, а с 1941-го до 1945 года одновременно и начальником командного факультета академии14.

В 1949 году контр-адмирал В. А. Белли убыл в отставку.

В течение всей своей жизни, и особенно в период работы в академии, В. А. Белли вел большую и плодотворную педагогическую и научную работу: преподавал, писал книги, читал лекции в других военных учебных заведениях и штабах. Последнее время ежегодно ездил в Москву, где в Главном Морском штабе читал лекции по морскому оперативному искусству. Даже после ухода в отставку он оставался членом трех ученых советов — Военно-морской академии имени Ворошилова, ее командного факультета и Высшего Военно-морского училища им. Фрунзе. Кроме того, он входил в состав научной группы при Главном Морском штабе, был членом редколлегии Морского атласа и членом Военно-исторической секции ленинградского Дома ученых, где проработал более 20 лет. В 1951 году ему присвоили ученое звание профессора.

Научная работа Владимира Александровича была очень плодотворной. Он оставил нам большое научное наследие: шесть фундаментальных книг (из них две в соавторстве) по оперативному искусству военно-морского флота, международному морскому праву и истории военно-морского искусства — 127 печатных листов! Плюс 50 научных статей в журналах, “Трудах академии” и газетах.

Он был кавалером многих орденов. К перечисленным дореволюционным орденам следует добавить еще и орден Грифа Кавалерского креста Мекленбургского герцогства. В советское время он был кавалером орденов Ленина, двух Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1‑й степени и многих медалей. А в 1967 году ему, преподавателю академии, проработавшему в ее стенах свыше 20 лет, торжественно вручили нагрудный знак “За окончание Академии”.

Можно говорить, что Владимир Александрович Белли был потомственным военным моряком. В его роду, кроме дальнего родственника Г. Г. Белли, были еще моряки. Так, пять сыновей прямого прадеда, В. В. Белли, учились в Морском корпусе. Трое из них умерли молодыми, а двое, Александр Васильевич и Иван Васильевич, окончили корпус. Александр Васильевич — дед Владимира Александровича по отцу — многие годы был председателем суда Свеаборгского порта, имел чин капитана 1‑го ранга, в 1859 году уволен в отставку генерал-майором флота. А Иван Васильевич перешел на службу в Министерство иностранных дел.

Отец Владимира Александровича, Александр Александрович Белли, на военной службе не состоял, но его брат, Константин Александрович, был армейским офицером, а затем перешел в морское ведомство в чине капитана по адмиралтейству (береговая служба), в 1904 году он участвовал в обороне Порт-Артура, уволен в отставку полковником в 1912 году.

Последний раз я видел Владимира Александровича за несколько лет до его смерти. Ему было уже около 90, и я в душе дивился его не по возрасту бодрому, подтянутому виду, его точному выражению мысли, его логике, его изумительно крепкой памяти. Мы тогда много беседовали на исторические темы, о его предках, о мессинских событиях, о кораблях, на которых он плавал в молодости, о известных мне моряках — братьях Гавриловых (Владимира Петровича Гаврилова я знал лично), история которых у меня описана, об адмирале и писателе И. С. Исакове.

Касаясь художественных произведений покойного адмирала флота И. С. Исакова, я спросил Владимира Александровича: верно ли все описанное И. С. Исаковым в его понравившемся мне рассказе “Как „Гебен” и „Бреслау” прорвались в Черное море”, где автор пишет и о нем — Владимире Александровиче?

Владимир Александрович ответил, что он тогда действительно был командирован на Черноморский флот, что читал на крейсере лекцию, но совсем на другую тему — “О состоянии флотов мира”. И потом добавил:

— Все остальное — выдумка Исакова.

Когда говорил это, на его сухощавом лице проскользнула добродушная улыбка.

Вообще адмирала флота И. С. Исакова он знал хорошо еще с той давней поры, когда молодой мичман И. Исаков служил ревизором на “Изяславе” (Владимир Александрович был тогда уже капитаном 2‑го ранга).

Владимир Александрович Белли умер в Ленинграде в 1981 году в возрасте 94 лет, оставив о себе всем знавшим его добрую светлую память.

Иногда в свободное время я перечитываю написанные его твердой рукой письма и поздравительные открытки и вспоминаю старого адмирала. В частности, последнее свое посещение Владимира Александровича в его квартире на 6‑й линии Васильевского острова. Здесь, кстати, уместно сказать, что Владимир Александрович был одинок, жил в коммунальной квартире, имел одну комнату, перегороженную ширмой. По одну сторону ширмы был его наполненный книгами “кабинет”, а по другую — “спальня”.

И еще в памяти у меня всегда возникает образ красивой молодой девушки на большом писанном маслом овальном портрете в тяжелой старинной резной раме над массивным письменным столом в его комнате. Когда одинокий старый моряк садился за стол в свое глубокое мягкое кресло и по укоренившейся за долгие годы привычке работал над своими рукописями или, быть может, просто погружался в глубокое раздумье, вспоминая былое, она всегда была рядом с ним.

Кто была эта девушка с удивительно мягкими, нежными чертами лица, с этим внимательным, устремленным прямо на зрителя, немного загадочным взглядом?

Кто, когда написал портрет этой юной красавицы? И какова ее судьба? Много вопросов возникло тогда у меня, но задать их Владимиру Александровичу я не решился. Не счел возможным. Да и зачем ворошить прошлое? И, может быть, причинять боль.

Похоже на то, что здесь была какая-то тайна. Теперь она ушла от нас навсегда…

Примечания

1 СКОС — Специальные классы офицерского состава.

2 Подробное описание спасательных работ в Мессине изложено в журнале “Нева” № 4 за 1999 год (В. И. Глушенко. “Русские моряки приходят на помощь”).

3 Калабрия — полуостров и область на юге Италии.

4 По современной транскрипции эта река называется Чаупхрая.

5 Учебное судно “Океан” в советское время называлось “Комсомолец”. На нем обычно проходили штурманскую практику курсанты Высшего военно-морского училища им. Фрунзе.

6 Изобретатель радио А. С. Попов преподавал физику и электротехнику в Минном офицерском классе в Кронштадте с 1883 по 1901 год.

7 Курляндия — старое название области Латвии к западу и юго-западу от Рижского залива. Вошла в состав России в 1795 году как Курляндская губерния.

8 Ревель — теперь Таллинн.

9 Репетичный корабль — корабль, назначенный для репетования сигналов, то есть для их повторения вслед за поднявшим сигнал кораблем для большей надежности и ускорения приема сигналов отдаленными кораблями.

10 В сражении у острова Фидониси (1788 год, Черное море) Ф. Ф. Ушаков был в чине капитана 1‑го ранга. В этом бою он командовал авангардом. Первый адмиральский чин (контр-адмирал) Ф. Ф. Ушаков получил в 1789 году. Командуя с 1790 года Черноморским флотом, Ф. Ф. Ушаков одержал ряд блестящих побед над турецким флотом: у Керчи (1790), у Тендры (1790) и у Калиакрии (1791). Полным адмиралом он стал в 1799 году во время Средиземноморского похода.

11 Остров и крепость Корфу, где стоял крупный французский гарнизон, был взят русским флотом 19 февраля (3 марта) 1799 года.

12 Эсминец “Капитан Белли” был достроен позже. Он был переименован в “Карл Либкнехт” и плавал в составе Северного флота.

13 В 1953 году В. А. Белли получил полную реабилитацию по приговору 1931 года.

14 В течение первых трех лет Великой Отечественной войны Военно-морская академия находилась в эвакуации, сначала в Астрахани, а затем в Самарканде. В 1944 году академия возвратилась в Ленинград.








Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Главное за неделю