Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Размышление 106. Открытое письмо нобелевскому комитету по физике.

Размышление 106. Открытое письмо нобелевскому комитету по физике.

Уважаемые господа! Высокая наука, которую вы оцениваете и вознаграждаете, в тонкостях и деталях своих мало доступна обыденному пониманию. И Бог с ней, пока она остается в кругу лиц, понимающих ее символику и язык. Но когда наука нобелевского уровня насаждается в широкие массы, возможны противоречия между ее положениями и какой-никакой научно-технической грамотностью населения. Так ныне происходит с разноголосой шумихой вокруг так называемых гравитационных волн. Взглянем на это спокойно и непредвзято.

Что ни говори, а волновые процессы достаточно глубоко изучены, и их понимание достигнуто как на сугубо теоретическом уровне, так и в многогранной практике человечества. В механике, электронике, акустике и даже в искусстве сложились устойчивые взгляды на суть и характеристики волновых процессов во взаимодействии со средой распространения. Поэтому появление в научном рассмотрении волновых процессов, не отвечающих сложившемуся пониманию, вызывает недоумение. Так в чем же дело?

В дни творения Создатель привнес в мироздание массу со свойством гравитации, проявляемом как тяготение. (Останемся пока в пределах барионной массы, чтобы не задевать темные сущности.) Человечество как бы не замечало гравитацию, которая привычно действует сама собой, пока сэр Исаак Ньютон не задумался над механизмом ее проявления и не облек его в форму закона всемирного тяготения. Несложным преобразованием из него можно выделить выражение для гравитационного потенциала в произвольной точке, удаленной от тяготеющей массы на определенное расстояние. Этот гравитационный потенциал есть вектор, определяющий направление и величину ускорения, которое обретет тело произвольной массы под воздействием гравитации в данной точке. (Применительно к условиям Земли это называется ускорением свободного падения.) Очевидно, что гравитационный потенциал зависит только от тяготеющей массы и расстояния до нее. Также не подлежит сомнению, что с изменением тяготеющей массы рано или поздно изменится и гравитационный потенциал.

Надо думать, что это случается, когда происходит скачкообразное изменение массы в одной из точек вселенной. (Оставим за скобками медленное изменение массы, ибо оно происходит повсеместно и одновременно в различных областях пространства, что не нарушает вселенского равновесия.)

Отчего же возникает скачкообразное изменение массы? Если не говорить о творении, то известен только один механизм быстрого изменения массы: сброс массы при ядерных реакциях, приводящих к преобразованию ее в энергию – дефект массы при слиянии ядер. Ослабление гравитации, как следует полагать, будет при этом распространяться со свойственной скоростью. Но чтобы была волна в обычном понимании, нужно не только однонаправленное изменение – нужны колебания: подъемы и спады, спады и подъемы.

Ведь что такое волна? Это распространение во внешней среде возмущения, порожденного изменением характеристик или местоположения некого объекта. Изменение величины или местоположения электрического заряда создает электромагнитные волны, отклонение массы от положения равновесия создает механические волны. Если инициирующее процесс воздействие было однократным (импульсным), то и возмущение будет однократным. Но если среда обладает упругостью (то есть сопротивлением и деформацией, пропорциональным возмущению), то возникает реакция, стремящаяся возвратить систему в первоначальное состояние. При определенных соотношениях инерции и добротности возникают колебания, затухающие при импульсном воздействии и незатухающие при регулярном воздействии. Распространение этих колебаний (проявление их в близлежащих областях пространства) и называют волнами.

Что мы имеем в данном случае?
В пространстве случился некий процесс, повлекший дефицит массы. Произошел резкий спад гравитации, притяжение тяготеющей массы уменьшилось, и этот спад тяготения стал распространяться со свойственной ему скоростью и интенсивностью, обратно пропорциональной квадрату расстояния. Откуда же взялись колебания и волны? Пока имеет место только спад гравитации, поскольку исходным был феномен дефекта массы.

То есть это был даже не импульс, а еще более простое воздействие – скачок. Импульс имеет в вид прямого и обратного хода определяющего воздействия, но в случае дефицита массы при звездном коллапсе изменение массы происходит только в одну сторону. При таком воздействии колебания в системе возникают только тогда, когда она к ним склонна: обладает различными видами энергии, механизмами превращения одной в другую (кинетическая - потенциальная, электрическая - магнитная) и высокой добротностью. Если гравитационный скачок вызвал гравитационные волны, то должна иметься некая энергетическая пара, воспринимающая энергию первоначального воздействия с преобразованием ее в сопряженную и обратно с некоторыми потерями, ведущими к затуханию колебательного процесса.

Что же заставляет гравитацию возрастать, подниматься и опять спадать, образуя колебания и вызывая волну?
Можно предположить, что существует некая гравитационная «упругость» пространства. Тогда следует искать характеристический параметр, добротность, собственные колебания, резонансные явления. Пока же нет хотя бы гипотетических предположений такого явления, гравитационные волны остаются математическим вывертом. А природа не обязана следовать за математикой.

Раз распространение гравитационного всплеска не вызывает колебаний и не создает волн, то оно не обладает присущими волновым процессам свойствами: огибанием, отражением, рассеянием, интерференцией и другими, проявляющимися во взаимодействии со средой распространения. Именно в силу этого волны как таковые способны нести информацию о структуре этой среды и ее характеристиках. Гравитационный всплеск подобных свойств не имеет и никакой информации кроме факта своего существования не несет.

Теперь о самом процессе наблюдения гравитационного возмущения.
Гравиметрия известна давно и широко используется. Специализированные спутники сканируют гравитационное поле Земли, уточняя рельеф дна океанов. Та же Луна ходом своего поля тяготения двигает воды, создавая приливы и отливы. Даже верблюды, говорят, способны выбирать путь с наименьшим тяготением.

Так как же измерительная система, столь чувствительная к изменениям гравитации, отсекает такого рода сигналы, которыми изобилует космос и наша среда обитания. И не все они имеют предопределенный и регулярный характер, как влияние Луны и Солнца. Взлетающий в сотне километров от датчика 200-тонный Боинг создает большее гравитационное возмущение, чем всплеск массы на удалении миллиард световых лет. А уж сигнал от Челябинского метеорита, пролетевшего всего в десяти тысячах километров, должен вообще зашкаливать. Где же все это? Или есть схемы компенсации «близких» сигналов?

Но такие схемы измерения обычно убирают постоянную и медленную составляющие. Тогда возможно, что представления о колебаниях явятся следствием свойств приборов, превращающих «ступеньки» в «забор», т.е. однонаправленную последовательность изменений в колебательную.

Само по себе обнаружение и фиксация гравитационных всплесков есть великолепное научно-техническое достижение. Если при этом установлена синхронность отмеченного действа в оптическом и гравитационном диапазонах, то это подтверждает предположение о совпадении скорости распространения гравитации со световой. Наличие нескольких бросков гравитации может свидетельствовать, что процесс дефекта массы происходит не одномоментно, а ступенчато. Более тонкий анализ обнаруженных гравитационных всплесков может дать дополнительную информацию о деталях процесса слияния звезд. Тем не менее, пока нет соображений об эффекте роста гравитации вслед за ее спадом и обратно, не может быть представления о гравитационных волнах.

Вспомним теперь о темных материи и энергии, обладающими, по имеемым представлениям, свойствами тяготения (в ту или иную сторону). К тому же их масса намного превосходит барионную.
Почему же наши сверхчувствительные датчики гравитационного потенциала не фиксируют никаких возмущений с этой стороны? Неужели в этих темных сущностях нет процессов ступенчатого изменения гравитационных масс? Или же их вообще нет?

Можно сказать, что в отношении отсутствия гравитационных сигналов от темной материи и темной энергии ситуация аналогична парадоксу Ферми в отношении отсутствии проявления существования иных миров – должно быть, но нет! Но это уже другой вопрос. Пока ограничимся одним: так есть ли гравитационные волны или нет?


Главное за неделю