На главную страницу


Вскормлённые с копья


  • Облако тегов

  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

Отец и сын Державины. Окончание. Капитан 1 ранга, Герой Советского Союза, национальный Герой Югославии.

Черноморский Суворов. Из записок фронтового корреспондента журнала "Морской сборник". Капитан 1 ранга в отставке Л.Черноусько, заслуженный работник культуры РФ. - Морской сборник № 5, 2005 г.

Та далекая сентябрьская ночь сорок третьего года запомнилась участникам жаркого боя на всю жизнь. Это было начало комбинированной Новороссийской десантной операции, проведенной войсками Северо-Кавказского фронта и силами Черноморского флота. Мне довелось быть фронтовым корреспондентом журнала «Морской Сборник» и по горячим следам побеседовать со многими участниками тяжелых боев на суше и на море.
Считая Новороссийск ключом обороны Таманского полуострова и плацдармом для дальнейшего продвижения на Кавказ и его захвата, фашистское командование, располагая пятью дивизиями, превратило город и его окрестные высоты в крупный узел обороны. В черте города и порта было построено свыше 500 оборонительных сооружений, установлено около 30 тысяч мин и фугасов, бухта прикрывалась многослойным пулеметно-артиллерийским огнем. Вход в порт перекрывали боносетевые заграждения, не говоря уже о минах.
Сначала, в ночь на 10 сентября, наша авиация нанесла по вражеским позициям бомбовые удары. Артиллерия и «катюши» интенсивно обстреливали огневые точки на берегу. Самолеты, летая на небольших высотах, заглушали шум моторов подходивших кораблей и отвлекали на себя внимание противника. Введенный в заблуждение всем ходом операции, враг считал, что основные действия намечены в районе пригорода, а именно - в Южной Озерейке, и там проявлял активность. А в это время армада из 150 кораблей с многочисленным десантом на борту внезапно вошла в Цемесскую бухту, что в черте порта. Первое соло сыграли торпедные катера, ведомые бесстрашным мастером атак капитаном 2 ранга Виктором Проценко. Они выпустили свои смертоносные боевые «сигары» по молам и причалам порта. Хотя торпеды с мощными зарядами предназначены для уничтожения кораблей и судов в море, но здесь, впервые в ходе войны, они успешно выполнили другую, не свойственную им роль:, сильнейшими взрывами уничтожили боносетевые заграждения, мины и береговые огневые точки. Затем катерники дали условный сигнал: «Проход в порт открыт». Отрядами десантных кораблей командовали закаленные в боях офицеры: Павел Державин, Николай Сипягин, Дмитрий Глухов и Николай Масалкин, которых я хорошо знал, а с Павлом Ивановичем еще и сдружился. Корабли возвращались на базу, брали новых воинов и снова высаживали десанты под огнем противника, а Державин все так же гордо стоял на мостике и мужественно руководил боем. Вскоре пришла победа - 16 сентября от врага был очищен Новороссийск, а затем - и весь Таманский полуостров. Наступательная десантная операция вошла в историю как одна из лучших совместных операций армии и флота. А ее участники свой опыт использовали в дальнейшем - при освобождении Крыма, Одессы, в боях на Днестре и Дунае.
После Новороссийской операции стало известно: за успешное, решающее участие в ней Сипягин, Глухов, Африканов и другие офицеры стали Героями Советского Союза, а Державин был удостоен полководческого ордена Суворова 2-й степени. Это крайне редкая награда для флотского офицера в звании капитана 3 ранга. Но если обратиться к статуту этого высокого ордена, то можно понять значимость подвига офицера. В нем сказано: «награждается крупный командир за боевой успех при разгроме сил врага или прорыв его оборонительной полосы», да еще при условии, что «операция должна проводиться меньшими, чем у противника, силами». В этом-то и заключался успех офицера: в Новороссийске он победил меньшими силами, ведь противник, находясь на берегу, был в более выгодных условиях - метким огнем мог потопить корабли, поджечь их, уничтожить находившихся на палубе людей, которым негде было укрыться. Но, умело маневрируя, Державин смог первым успешно высадить десант с небольшими потерями, а затем сходить в Геленджик за новым пополнением.
Вручая ему орден, командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Георгий Холостяков с присущим ему пафосом произнес: «От души поздравляю тебя, Павел Иванович! Ты теперь первый на Черноморском флоте морской Суворов!» Это почетное звание закрепилось за ним навсегда, и справедливо. Ведь и в последующих операциях и боях он воевал по-суворовски, добивался победы зачастую над более сильным и коварным врагом, смело и тактически грамотно ведя за собой подчиненных.
После изгнания оккупантов с Тамани и успешного наступления наших войск в Донбассе и Приазовье стал вопрос об освобождении многострадального Крыма - надо было начинать с Керчи. И в новой, Керченско-Эльтигенской десантной операции, проведенной в октябре-декабре 1943 года, снова тесно взаимодействовали войска, Черноморский флот, Азовская флотилия и авиация. Насколько она была драматической, настолько и героической. День и ночь артиллерия и самолеты обрабатывали сильно укрепленные позиции противника, корабли высаживали десанты и подкрепления для них через штормовой пролив. Там комбригу пришлось все время менять тактику, умело маневрировать, использовать максимум смекалки, чтобы добиться успеха. Идя с десантниками на борту, комбриг не раз смог перехитрить пресловутые БДБ - быстроходные немецкие десантные баржи, имевшие мощное артиллерийское вооружение (отметим, что поначалу они были предназначены для высадки гитлеровских войск на Британские острова). И своим оружием метко поражал их, особенно когда они подставляли борта. Было потоплено пять БДБ - это означало большой успех. Катера выдержали немало авиационных атак, при этом зенитчики бригады сбили над Керченским проливом 24 вражеских самолета. Моряки успешно использовали у крымских берегов глубинные бомбы, потопив там две подводные лодки. Под Керчью китель комбрига был украшен первым орденом Красного Знамени.
Часто говорят: большому кораблю большое плавание. Но катерники своими подвигами доказали: дело вовсе не в размерах корабля. «Наше главное оружие - скрытность и внезапность», - часто по-суворовски наставлял подчиненных Державин. Наши наступающие войска с большим подъемом шли на запад, освобождая родную землю от ненавистных захватчиков. Воины сорок четвертого года, имеющие фронтовой опыт, значительно отличались от бойцов сорок первого, трагического года, вынужденных отступать, теряя много своих товарищей, боевую технику, с тоской взирающих на горе и страдания жителей сел и городов, пылающих в огне. И с каждым освобожденным населенным пунктом чувствовали приближение желанной победы. И их боевое мастерство росло от боя к бою.
Помню, с каким восторгом и благодарностью Павел Державин встречал в Керченском проливе бронекатер своего подчиненного, черноглазого татарина старшего лейтенанта Асафа Абдрахманова. Вместе с другими кораблями он высадил морской десант в Мариуполе, а затем поддерживал его действия на берегу артиллерийским огнем. Такие же акции провел в Ейске, Таганроге и других приазовских городах, за что Асаф был удостоен звания Героя Советского Союза.(22.01.1944г.)
Вскоре Крым был освобожден (кстати, всего за 35 дней), в то время как в 1941-1942 годах фашистские части вынуждены были только за Севастополь вести кровопролитные бои в течение 250 дней. Все их атаки разбивались о стойкость героических защитников города-крепости. За время Крымской операции вражеские войска потеряли 130 тысяч человек убитыми и пленными, 123 танка и самоходных орудия, более трех тысяч полевых орудий. Корабли и авиация потопили около 200 судов противника, повредили 59 кораблей. Многие участники боев были отмечены правительственными наградами, комбриг П.И. Державин стал Героем Советского Союза. А его бригада получила почетное наименование «Керченской».
После освобождения Крыма и Одессы, а также значительной части Украины наши войска на юге вышли к Днестру. Продолжая с ними взаимодействовать, флот оказывал приречным и приморским флангам активную помощь. И вот в апреле 1944 года на базе Азовской флотилии создается Дунайская. В нее вошли подразделения бронекатеров и минометных катеров с мощными «катюшами» на борту, тральщиков, зенитные части, морская пехота. Ядром флотилии была Керченская бригада речных кораблей капитана 2 ранга Державина. Поначалу флотилию возглавлял контр-адмирал С.Горшков, затем его сменил контр-адмирал Г. Холостяков.
Чтобы пробиться к устью Дуная, предстояло еще крепко повоевать на Днестровском лимане, а это была часть Ясско-Кишиневской операции. Лиман представлял собой обширную водную преграду для наступавших и являлся хорошей защитой для оборонявшихся. Приобретя солидный опыт в боях за Крым и Кавказ, фронтовики и здесь перехитрили противника. Скрытно высадили несколько десантных групп в его тылу, освободили Аккерман (Белгород-Днестровский) и другие пункты. Особенно напористо и решительно действовала на берегу рота морской пехоты во главе со старшим лейтенантом Егором Париковым. Бойцов в полосатых тельняшках высадили катера бригады Державина, они же поддерживали их действия артогнем.
В результате операции была разгромлена немецко-фашистская группировка «Южная Украина», а это - 22 дивизии, окружена румынская армия, которая на следующий день прекратила сопротивление. Вскоре Румыния повернула свое оружие против гитлеровской Германии.
После освобождения Вилково на очереди был древний Измаил - город, который Суворов назвал «крепостью без слабых мест», но штурмом овладел им. Этому городу, овеянному славой русского оружия, посвящены многие произведения писателей и поэтов. Удар по сильно укрепленному фашистами Измаилу, как и много лет назад, наносился одновременно с суши и с реки. В бою у гордых стен крепости отличились пехотинцы генерала И.Шлемина и моряки контр-адмирала С.Горшкова. Среди них был и капитан 2 ранга Державин, на кителе которого сиял орден имени великого полководца. Ключ от Дуная оказался в наших руках.
Одна из акций на Дунае была просто курьезной и вместе с тем - закономерной. Проведенная без единого выстрела... двумя моряками! На рассвете к древнему болгарскому городу Туртукай подошли два корабля: бронекатер с бортовым номером «214» и монитор «Железняков». Вскинув бинокль, Державин внимательно рассматривал населенный пункт. Несмотря на ранний час, на улицах было оживленно. Комбриг приказал приготовить катер для высадки десанта. Командир монитора принял его слова всерьез и выделил из состава экипажа десять вооруженных матросов. «Этого не надо, - возразил Державин - Я верю болгарам. Они обещали не стрелять в русских братьев и встретить нас по-дружески». И на нарядном трофейном катере румынского короля Михая он вместе со своим адъютантом старшиной 1-й статьи Анатолием Шишкиным отправился к берегу. Встреча была восторженной, теплой. Горожане говорили: болгары ждали прихода советских воинов-освободителей, победы Красной Армии вдохновляли патриотов на борьбу. Фашистов из города они изгнали сами.
Давным-давно Туртукай (ныне Тутракан) был также взят Суворовым, за что полководец удостоился «Георгия» 2-й степени. Кстати, вспомнилось его знаменитое донесение графу Румянцеву: «Слава Богу, слава вам! Туртукай взят - и я там!» Правда, командующему флотилией Державин отправил более сдержанный доклад: «Тутракан освобожден от фашистов!» По просьбе болгарских друзей комбриг через высшее командование Военно-Морского Флота добился, чтобы бронекатер «214», можно сказать, исторический, был сохранен и обновлен: и он совершил свой последний, но уже сугубо мирный рейс из Черного моря на Дунай, к тутраканскому берегу, где был установлен на набережной в виде памятника.
Даже перечислить нелегко, сколько здесь было боев и высадок десантов, совместных с югославскими патриотами операций. Вот как оценил усилия дунайцев в то время маршал Иосип Броз Тито на встрече с советскими журналистами, на которой присутствовал и я: «Мы видели три блестящие десантные операции у Радуеваца, Прахово и Смедерово, проведенные под командованием Героя Советского Союза Державина. Помогая нам как можно скорее продвинуться к Белграду, советские военные моряки с помощью десантов прорывались в глубь немецкой обороны, взламывали ее изнутри и сметали один за другим фашистские оборонительные рубежи на Дунае».
Один из упомянутых прибрежных населенных пунктов Прахово по предложению комбрига был взят среди бела дня 28 сентября сорок четвертого года комбинированным ударом. С реки действовал отряд катеров под командованием лихого украинца гвардии капитан-лейтенанта С.Барботько, с суши - советские и югославские войска. Оккупантам, по выражению Павла Ивановича, был устроен «малый придунайский котел».
В ходе боев бригада Державина разгромила немецкую флотилию, а те корабли и баржи, которые уцелели, немцы затопили сами. После этого вражеская флотилия не смогла уже оправиться до конца войны. Было потоплено свыше двухсот кораблей и барж. За умелое руководство десантными операциями, хорошую организацию взаимодействия с войсками П. Державин был награжден орденом Ушакова 2-й степени.
На пути кораблей флотилии к Будапешту оказалось серьезное препятствие
- Вуковарский плацдарм. Это сильно укрепленный противником правый берег Дуная на протяжении 83 километров. Прорваться кораблям без потерь было невозможно. Изучая местную карту, Державин нашел обходный путь: по реке Тисе и каналам с забавными названиями - Краля Петра и Краля Александра. Катера облегчили, каналы расчистили. В несудоходных местах матросы и добровольцы из близлежащих югославских сел протащили их волоком, как работали в свое время бурлаки на Волге. 19 хорошо замаскированных бронекатеров неожиданно для врага появились в районе венгерского города Байя и начали боевые действия.
Чтобы полностью завершить окружение крупной, почти 200-тысячной будапештской группировки гитлеровцев, потребовалось часть наших войск перебросить на другой берег. Но плывущие по реке ледяные глыбы снесли армейские понтонные мосты. В этих условиях только корабли могли выполнить поставленную задачу. Маршал Ф.Толбухин сказал тогда новому командующему флотилией контр-адмиралу Г.Холостякову: «Выручайте фронт, моряки!» И началась для дунайцев тяжелая боевая круглосуточная работа во льдах, нередко при огневом противодействии с берега. Поврежденные льдинами рули и винты моряки заменяли в ходе переправы. Используя опыт, полученный в Керченском проливе, Державин умело руководил подчиненными, наставляя: «Переправа войск и танков для нас - это фронт!» - и, невзирая на вражеский огонь с обоих берегов, он неизменно стоял на мостике корабля, руководя боем, как Ушаков при сражении под Корфу.
Под руководством мастера десантных операций капитана 2 ранга Державина моряки спешили на помощь участникам Словацкого национального восстания, самоотверженно боровшимся против фашизма. Катера снова прорывались сквозь фермы взорванных мостов. Преодолевали огонь противника с обоих берегов Дуная. С приближением к Братиславе боевое напряжение возрастало. Командующий флотилией и комбриг уже знали, что, по данным наших разведчиков и словацких партизан, в городе находится многочисленный вражеский гарнизон, на улицах и набережной сильные укрепления, бетонированные огневые точки. Все подготовлено к длительной обороне, как было в Будапеште.
Чтобы избежать больших потерь, штурм города был намечен с двух сторон: на суше, а также с реки - тут «главную скрипку» должен был сыграть кавалер ордена Суворова. И он «играл», оперативно перебрасывая часть войск на правый берег Дуная, а это солидная сила в тот момент: 10 тысяч солдат и офицеров 7-й гвардейской армии, 124 орудия и миномета, около тысячи автомашин и повозок, 260 тонн боеприпасов...
При подготовке штурма бронекатера и катера с реактивными «катюшами» на борту подавляли огневые точки в районе Братиславы и Карлсбурга. Кстати, их огонь был очень точным, так как целеуказания поступали от корректировочных постов. Это дало возможность войскам 2-го Украинского фронта, танкистам и кавалеристам генерала И. Плиева уверенно наступать. Совместными усилиями всех этих сил и авиации 4 апреля сорок пятого года Братислава была освобождена. Позднее городские власти столицы Словакии присвоили Павлу Ивановичу звание Почетного гражданина Братиславы в знак особых заслуг в предотвращении больших жертв среди мирного населения при быстром освобождении города. Наши войска в апреле сорок пятого года подошли к столице Австрии - великолепной Вене. Гитлеровцы продолжали сопротивляться и пытались развязать разрушительный бой в черте этого красивого города. Из пяти мостов через Дунай они подорвали четыре, а пятый - Райсхбрюкке - заминировали. Командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.Толбухин потребовал сохранить мост как будущее средство переправы наших войск.
Для высадки десанта командующий флотилией контр-адмирал Г. Холостяков выделил пять бронекатеров: два с десантом, а три - для поддержки и прикрытия. Руководил дерзкой дневной вылазкой старший лейтенант Семен Клоповский, веселый и разумный офицер. Три катера были направлены под мост, отвлекая огонь противника на себя, а два других высадили десантные группы на левый и правый берег. Смельчаки ринулись на мост с двух сторон, разгромили группу фашистов и спасли мост. Благодарные венцы в свое время называли спасенное сооружение то «Мостом Красной Армии», то «Мостом маршала Толбухина». А Державинское соединение приобрело такое значительное наименование: «1-я Керченско-Венская Краснознаменная бригада речных кораблей».
Наша страна протянула тогда руку помощи пострадавшему народу Альпийской республики в самое тяжелое для него время, проявив качества бескорыстной доброты и высокого гуманизма. Так, голодающим людям из запасов армии было передано более 130 тысяч тонн продовольствия. Инженерные части подняли из руин два моста в районе Вены, восстановили свыше 1700 км железнодорожных путей, привели в порядок 300 локомотивов, ряд депо. А моряки Дунайской флотилии разминировали фарватер австрийской части Дуная, подняли 128 затонувших судов...
День Победы над гитлеровской Германией доблестные моряки вместе с героическими войсками встречали в столице Австрии, кричали «Ура!» и стреляли уже не по вражеским целям, а в воздух.
Боевые дела Державина, его бригады и фронтовых друзей отражены на экспонатах музеев Одессы, Севастополя, Новороссийска, Керчи, Измаила, Санкт-Петербурга, Тутракана, Белграда, Будапешта, Братиславы. Он был, подчеркнем, Почетным гражданином Одессы, Тутракана, Братиславы. Биографии Павла Ивановича хватило бы на целый роман или полнометражный кинофильм. Честная, ничем не замаранная жизнь, самоотверженная борьба с врагами Отечества, - разве это не достойно отображения в большом искусстве! Очень важно, чтобы наша держава никогда не оставалась без Державиных!

Маршал Толбухин:"ВЫРУЧАЙТЕ ФРОНТ, МОРЯКИ! Капитан 1 ранга в отставке Л. Черноусько, постоянный корреспондент "Морского сборника" на Дунайской флотилии в 1945 г. - Морской сборник № 2, 1995 г.



Герой Советского Союза капитан 2 ранга П.Державин.

Памятным для войск 2-го и 3-го Украинских фронтов и Дунайской флотилии оказался февраль 1945 г. И прежде всего, взятием Будапешта, который гитлеровцы, ожесточенно сопротивляясь, пытались превратить в "неприступную крепость". Эта битва длилась сто девять напряженных дней и ночей. Мне хотелось бы рассказать читателям о некоторых эпизодах, происшедших на венгерской земле в те дни.
Последний период войны был характерен невиданной стремительностью действий наших войск. Для армейских соединений стали обычными смелые обходные маневры, окружение вражеских группировок. Уверенность в успехе, в победе была так велика, что командование спокойно оставляло в своем тылу неподавленные очаги сопротивления противника, зная, что сумеет разделаться с ними потом, когда на основном направлении будет решена главная задача. Подобное произошло и на пути войск и кораблей флотилии к Будапешту. Город был взят 13 февраля, но до этого дня было еще много боев и схваток с гитлеровцами.
Если по левому берегу Дуная войска продвинулись до самого Пешта и вели бои за эту часть столицы Венгрии, то по правому берегу крепости Илок, Вуковар и Батин оставались в руках оккупантов. Берег на протяжении 80 километров представлял собой почти сплошную полосу укреплений. Это заставило крепко задуматься в штабе флотилии. Как быть? Как выполнить требование командования фронта о содействии войскам, окружающим и штурмующим Будапешт?
"Один лихой командир катера предложил идти на прорыв с боем, - вспоминал Герой Советского Союза капитан 1 ранга Павел Державин. - Опытные офицеры разъяснили ему, что при бурном паводковом течении даже мощные бронекатера не одолеют такое расстояние за одну ночь. Значит, часть пути придется на день, а это весьма рискованно. К тому же вездесущие разведчики разузнали: у противника имеются многочисленные прожектора, осветительные снаряды и ракеты, способные ночь превратить в день".
Командир бригады П.Державин разработал более приемлемый и довольно оригинальный маневр: корабли скрытно провести по реке Тисе и каналам Краля Петра и Краля Александра, которые полудугой огибают левый берег Дуная. После проработки штабом флотилии предложенного плана командующий - контр-адмирал Г.Холостяков одобрил его и ответственность за проводку кораблей возложил на Державина. При этом и командующий, и начальник штаба флотилии капитан 1 ранга А.Свердлов учитывали колоссальный боевой опыт комбрига. Ведь за плечами Державина уже были пятнадцать успешно проведенных высадок десантов. За штурм Новороссийского порта он был удостоен полководческого ордена Суворова II степени, за Керченскую десантную операцию - звания Героя Советского Союза...
Однако задача переброски катеров оказалась не из легких. Уже воздушная разведка, проведенная с участием флагманского штурмана флотилии Михаила Дементьева, показала: каналы сильно засорены, имеют много мостов, часть из которых разрушена. Да и шлюзы были не в порядке. Не обрадовали и гидрографы, измерявшие глубины и проходы под сохранившимися мостами. Но остановить бывалых моряков, участников боев за Кавказ и Крым, уже не могло ничто. Вместе с армейскими саперами они дружно расчищали каналы, вытаскивали из воды даже затопленные катера и танки. Наконец, Тиса была тщательно протралена под руководством аса минного дела капитана 2 ранга Г.Охрименко. По указанию Державина бронекатера были надежно замаскированы и выглядели сверху как заснеженные островки, поэтому за время всего обходного маневра они так и не были обнаружены немецкой авиацией.
Первыми пошли четыре бронекатера под командованием гвардии старшего лейтенанта Н.Бирюка. Не легко было идущим впереди. На мелководных участках, где глубина русла не достигала и восьмидесяти сантиметров, двигатели нередко останавливались, и катера приходилось протаскивать волоком. До сотни матросов, как в свое время волжские бурлаки, впрягались в лямки и под дружные возгласы: "Эй, ухнем!" упорно продвигались к цели.
И вот на Дунае, в Бездане и Байе, неожиданно для противника, появились 19 бронекатеров, а также тральщики и полуглиссеры. С удовлетворением узнав об этом, командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.Толбухин поставил перед флотилией задачу - захватить селение Герьен на правом берегу Дуная, чтобы затем организовать переправу наших, югославских и болгарских войск, которым предстояло обойти Будапешт с юго-запада. Первым высадился батальон майора Ивана Беляка из 83-й бригады морской пехоты. Затем на захваченный плацдарм катера переправляли части фронта, оказывая им огневую поддержку.
Чтобы вызволить из "котла" окруженную почти 200-тысячную будапештскую группировку, гитлеровское командование предприняло ряд отчаянных контратак, вплоть до танкового наступления от озера Балатон. Внесла свои коррективы и погода: подул сильный ветер, реку сплошь усеяли ледяные глыбы. Их поток снес все наши понтонные мосты, Тогда маршал Толбухин обратился к командующему флотилией: "Выручайте, моряки! Спасайте фронт!"
Командование бригад распределило свои корабли по участкам, где сохранились причалы, и началась для дунайцев тяжелая круглосуточная боевая работа во льдах, нередко при огневом противодействии врага с берега и воздуха. Они сознавали, что переправа - тот же фронт, самая настоящая передавая. Приняв на борт пехотинцев и взяв на буксир понтоны с танками, орудиями и другой техникой, корабли пересекали бурную ширь своенравной реки. В пути шло особое сражение - с массой несущихся льдин. Катера оперативно разгружались у правого берега и возвращались за новыми партиями людей и грузов. И так день и ночь без сна и отдыха.
Самоотверженно действовал экипаж бронекатера Героя Советского Союза старшего лейтенанта Владимира Полякова. Сам командир в течение пяти суток не выходил из рубки и умело управлял кораблем, лавируя среди льдин. Вдруг перестал работать руль. Оказалось, он был сорван очередной большой льдиной. Командир понял: неуправляемый катер понесет по течению, и тогда он не высадит на том берегу бойцов, то есть не выполнит задания. Но такого допустить было нельзя! Не мешкая, за дело взялся главстаршина Николай Кнутарев, не раз отличившийся в боях при освобождении Крыма и на Дунае. Холод сковывал его руки. Мокрый снег пропитал бушлат. Тяжелый запасной руль норовил выскользнуть из рук и тоже нырнуть на дно реки. Смельчаку помогали другие моряки. Наконец, руль на месте! Промокший и уставший Николай поднялся во весь рост на корме и кивком головы подал знак командиру. Тот приказал: "Полный вперед!" И катер с понтонами на буксире прибыл в намеченную точку. Позже все члены экипажа за такие действия были награждены орденами и медалями, а их командир получил орден Александра Невского.
Не менее успешно действовал бронекатер лейтенанта Константина Меньшикова, который только за трое суток совершил 85 ледовых рейсов. Однажды ночью от удара коварной льдины разошелся шов на корпусе катера. В моторный отсек хлынул поток холодной воды. Стоя по колено в ней, мотористы под руководством главного старшины Николая Андриянова заделали пробоину.
Несмотря на все трудности, катера бригады с буксируемыми ими понтонами переправили тогда 13570 солдат и офицеров, около сотни танков и самоходных орудий, более 170 минометов и противотанковых пушек, 50 т горючего, сотни тонн боеприпасов.
Начальник штаба флотилии А.Свердлов в своих мемуарах приводит обобщенные данные о действиях дунайцев во время Будапештской операции. За этот период они "переправили почти полмиллиона солдат и офицеров, 634 танка и САУ, 10.380 орудий разного калибра, более 440 бронетранспортеров, бронемашин и "катюш", 17538 автомашин, более 21000 повозок, 45000 лошадей, 45.584 тонны боеприпасов и других грузов. Обратными рейсами корабли доставили на восточный берег 11396 пленных гитлеровцев" (Свердлов Л.В. Воплощение замысла. - М. : Воениздат. 1957г.-С.135.).
Это немалый вклад моряков в одну из крупнейших операций, проведенных нашими наступающими войсками. Между тем, в то горячее время на флотилию нагрянула инспекция из наркомата Военно-Морского Флота, которая высказала упрек в том, что здесь слишком мол "увлеклись" переправами и перевозками, якобы несвойственными для боевого соединения. На это Холостяков посоветовал инспектирующим поинтересоваться мнением командующего фронтом, который не раз твердо заявлял, что своими самоотверженными действиями дунайцы не раз не только выручали, но и спасали фронт. В результате, по представлению маршала, флотилия была награждена тогда морским орденом Нахимова I степени, а сам Г.Холостяков, А.Свердлов, командиры бригад кораблей - П.Державин, А.Аржавкин, Г.Охрименко и другие офицеры удостоились орденов Ушакова и Нахимова. В представлениях к наградам справедливо упоминались и ряд обходных тактических маневров кораблей, и дерзкие десанты в тыл противника, и огневая поддержка наших войск, и оперативные переправы воинов и боевой техники.
В битве за Будапешт только со 2 января по 13 февраля враг потерял свыше 70 тыс. убитыми, в плен попали 138 тыс. солдат и офицеров во главе с командующим там группировкой немецких войск генералом Пфеффером-Вильденбрухом.
В честь этой победы наших Вооруженных Сил была учреждена медаль "За взятие Будапешта". Ею награждено более 350 тысяч человек, в том числе и автор этих строк.
Капитан 1 ранга в отставке Л. Черноусько, постоянный корреспондент "Морского сборника" на Дунайской флотилии в 1945 г.

Орден УШАКОВА. БОЕВЫЕ НАГРАДЫ.



В годы войны были случаи, когда офицер мог быть удостоен и высшего полководческого ордена Суворова и высшего флотоводческого ордена Ушакова. Так, ордена Суворова II степени и Ушакова II степени украшали китель Героя Советского Союза Державина Павла Ивановича. В годы войны он был командиром дивизиона Одесского отряда сторожевых кораблей, затем командиром бригады бронекатеров Азовской и Дунайской военных флотилий.

Державин Павел Иванович кавалер двух Партизанских Звёзд 1 степени и Партизанской Звезды 2 степени.



Югославский Орден Партизанской Звезды.

KOBZA - Українці Росії - Сквозь годы и расстояния.



Мы сфотографировались у бюста героя-комбрига с пожатием рук за дружбу флотов Украины и России!

Перечень ссылок на источники, содержащие дополнительные сведения.

Слово о полузабытом подвиге. - Синенко В. И. Операция «Килия-Веке». М.: ДОСААФ, 1975.

... У Павла Ивановича Державина скульптурно-четкие, волевые черты лица, под разлетистыми, без седины бровями внимательные глаза. Сейчас выглядит он сугубо штатским человеком. Голос негромкий, но звучит уверенно. А на мостике корабля он, наверное, звенел металлом!

Державин сразу же пресек мои попытки основательно порыться в его боевой биографии:

— Предложу другую тему: операция «Килия-Веке». Это произошло в первые дни Великой Отечественной войны, факт до удивления малоизвестный. А ведь была и победная сводка Совинформбюро! Но в ту тревожную пору она как-то утонула в потоке удручающих сообщений об отходе наших войск почти на всех фронтах. Зато здесь, на стокилометровом участке Дуная, наши пограничники, моряки и стрелковые части не только удерживали около месяца кордоны Родины от напиравшего противника, но даже форсировали полноводную реку, сражались на вражеской территории. В сущности, то были в истории Великой Отечественной войны самые первые успешные десанты, захваты плацдармов и разгром врага малыми силами. Вот в чем уникальность военных действий у Килии-Веке...

Axis History Forum :: View topic - Soviet Danube fleet 1944/1945. Приказ командующего Дунайской военной флотилией (вице-адмирала С. Горшкова) командирам речных кораблей (Капитану Керченской бригады речных кораблей капитану 2-го ранга Державину П.И.) о высадке десанта на правый берег Дуная и тралении опасных от мин районов реки Драва 25 ноября 1944 года.
Николай Герасимович Кузнецов. Курсом к победе. ... На сторожевом катере "МО-0712" находились командование и штаб высадки первого десанта: капитан 3 ранга П. И. Державин, начальник штаба капитан-лейтенант Н. А. Шатаев и заместитель командира по политической части Е. С. Пинский. Свежий северо-восточный ветер затруднял построение и движение катеров. А идти нужно было узким фарватером в минных полях, малейшее отклонение грозило гибелью...
История. Герой Советского Союза капитан 2-го ранга П. Державин прислал на имя директора завода «Красный Дон» Кондакову П.И. телеграмму: «Прошу передать мою большую благодарность за ремонт катеров, который был выполнен отлично. Подтверждением этого - боевые дела моих орлов - краснофлотовцев, которые отважно дерутся с врагом на катерах, отремонтированных Вашими металлистами».
Холостяков Г.Н. Вечный огонь. Корабли штурмуют порт. ... Привел из Туапсе 5-й дивизион сторожевых катеров капитан-лейтенант Павел Иванович Державин. Этот комдив с виду непроницаемо суров, в служебном разговоре подчеркнуто лаконичен. Словом, истинный пограничник — он служил в морпогранохране до самой войны. Бровью не повел, услышав, что будет командовать самым крупным — шестьдесят единиц! — отрядом десантных кораблей, на которых пойдет бригада Потапова. Но улыбнешься ему — тотчас улыбнется в ответ, только этим позволяя себе выказать, с какой радостью и гордостью принимает боевое задание...
Хорьков Г.И. Советские надводные корабли в Великой Отечественной войне. Глава 9. Боевые действия кораблей речных флотилий.
ВОВ-60 -- Соединения и части. 1-я Керченско-Венская бригада речных кораблей.
Время выбрало нас, закрутило в метели событий… Газета "Пограничник Северо-Востока". № 27 (3789) 6-12 июля 2005.
Приморский край. Всероссийская эстафета Равнение на победу. 60-летию Великой Победы посвящается. В боях за Новороссийск и Таманский полуостров отличились также корабли тихоокеанца Героя Советского Союза П. И. Державина.
Кирин И.Д. Черноморский флот в битве за Кавказ. ... Отряд кораблей под командованием капитана 3 ранга Державина, прижимаясь к берегу, скрытно подошел в район Благовещенской и на рассвете 25 сентября внезапно высадил десант (около 900 человек). Гитлеровцы были застигнуты врасплох...
Освобождение городов. Отцы Державина Константина Павловича и братьев Марата и Спартака Аржавкиных воевали вместе. О династии Аржавкиных речь пойдет в одном из следующих обращений.
ДуВФл — часть сил 1 БРК (капитан 2 ранга Державин Павел Иванович), 2 БРК (капитан 2 ранга Аржавкин Александр Федорович), береговой отряд сопровождения (майор Пасмуров Яков Дмитриевич).
Тутракан — Уикипедия. (Болгария). ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ ДЕРЖАВИН.
Освобождение городов. Румыния. ТУЛЧА.
Освобождение городов. КЕРЧЬ.
Освобождение городов. БЕЛГРАД.

Однокашники Державина Константина Павловича:

Багдасарьян Борис Суренович
Леоненко Игорь Владимирович
Соколов Николай Павлович
Бусько Михаил Иванович

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Просьба к тем, кто располагает дополнительными сведениями о Державиных Павле Ивановиче и Константине Павловиче, предоставить их. 198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

Отец и сын Державины. Начало. Капитан-лейтенант, капитан дальнего плавания, яхтсмен, преподаватель Нахимовского училища.



Казалось бы, уж в данном случае рассказ следовало бы начать с отца, Героя Советского Союза, национального героя Югославии... И тем не менее, вопреки "формальной логике", используя авторское право, начнем с сына.

Родившийся в 1930 году, закончивший Ленинградское Нахимовское училище в 1948 году, выпускник ВМУ им. М.В.Фрунзе, Константин Павлович Державин и сегодня преподает основы военно-морского дела нынешним воспитанникам Санкт-Петербургского нахимовского училища. Успешно, о чем свидетельствуют полученные ими оценки и сданные зачеты. И болеет за марку нахимовского звания, радуется, что нахимовцы впервые стали: Высоцкий Владимир Сергеевич - Главкомом ВМФ, а Андреев Николай Николаевич - начальником Нахимовского училища.

Впервые о Константине Павловиче я узнал, читая воспоминания Соколова Н.П., запомнился следующий эпизод из жизни первонахимовцев и поступок младшего Державина:



"ГОРБАЧЁВ Владимир Николаевич. Помнится, в Нахимовском Вова, а мы его только так и называли, и не потому, что он был комсоргом класса и отличником учёбы, нет, а скорее всего, потому, что он выделялся, как сказали бы сегодня, своим имиджем: был всегда серьёзен, молчалив, выдержан, ничему, казалось, не удивляющимся, то есть, в отличие от большинства, был, фигурально выражаясь, «вещью в себе». Но при этом оставался хорошим товарищем, на которого всегда можно было положиться. Вот тому пример. В классном помещении, когда в нём после самоподготовки уже никого не было, возникло возгорание мусора, то есть, случился маленький пожарчик от небрежно погашенного окурка (был грех такой, «потягивали» некоторые, в основном из тех, пообтёртых войной ребят, что пришли в училище из партизан, сыновей полков, юнг). Все знали виновника ЧП, но также знали, что открыться ему, значит, распрощаться с училищем. И было решено: его «покрыть», а ему - молчать. Вину на себя взял Костя Державин, который по-своему оценил ситуацию, что его, как сына Героя Советского Союза, капитана 1 ранга, не отчислят за это. У комсорга же класса Вовы Горбачёва, который не мог не участвовать в разборе этого происшествия и от позиции которого многое зависело, хватило «политической воли» и «дипломатического умения» восстановить в конце концов статус-кво и остаться комсоргом..."

И не надо домысливать, мол "конечно, сыну Героя все бы с рук сошло, начальство бы покрыло..." Это сейчас все представляется "очевидным", но не тогда...

Соколов Николай Павлович (Первонахимовцы. - Воин России, 2003, N 9. Они были первыми. Первый выпуск первого военного набора 1944-1948 гг.):

"... надо же было: проучиться 4 года в Нахимовском училище, 4 года в Высшем военно-морском училище и 4 года.., чтобы попасть под проводимые сокращения на флоте. Такими "неудачниками" из-за хрущевской "кузькиной матери», которую он собирался показать Америке, а устроил собственному Военно-Морскому Флоту («Ракеты вместо кораблей"!), помимо капитан-лейтенанта В.Козловского, оказались у нас... капитан-лейтенант К.Державин..."

Советский флот. 14.02.1958.



ТЩАТЕЛЬНАЯ подготовка к походу в базе во многом предопределяет успешное решение учебных задач в море. С каким бы заданием ни выходил корабль в море, командир минно-торпедной боевой части старший лейтенант Державин требует от своих подчиненных тщательно проверять свои заведывания, чтобы убедиться в их полной исправности и готовности к немедленному действию.
Моряки подразделения офицера Державина встречают 40-ю годовщину Советской Армии и Военно-Морского Флота высокими показателями в боевой и политической подготовке.
Большинство старшин и матросов — отличники и классные специалисты.
На снимке: перед выходом в море. Старший лейтенант К. Державин ставит задачу торпедистам. Фото К. Куличенко

Соколов Николай Павлович (Первонахимовцы. - Воин России, 2003, N 9. Они были первыми. Первый выпуск первого военного набора 1944-1948 гг.):

"С раннего детства романтик моря, чистейшей души человек. В нашей мальчишеской среде был непререкаемым авторитетом. Отличался обостренным чувством справедливости, честностью всегда и во всём, трепетным отношением ко всему, что касалось морского дела - вождению шлюпки, флажному семафору, вязанию морских узлов, знанию парусной оснастки и пр."



Эскадренный миноносец "Пламенный" Черноморского Флота.

"Как уже упоминалось, Державин попал в волну первых сокращений на флоте. В звании капитан-лейтенанта он сошел с борта эскадренного миноносца Черноморского флота «Пламенный», чтобы тут же подняться на палубу пассажирского парохода «Петр Великий» - ну не мог он без моря! На различных судах гражданского флота Константин Павлович проплавал тридцать лет, последние восемь из них - капитаном. Не все наши ребята, офицерская служба которых не была прервана преждевременно, могут похвастать такой обширной географией своих дальних морских походов, которую подарила судьба Державину и двум другим нашим капитанам дальнего плавания - Колбягину и Чуркину.
60 лет - предельный возраст для капитанов, и по заключению медицинской комиссии К.Державин был списан на берег. Но и тогда не успокоилась его морская душа - стал обучать морской практике молодых матросов Учебного центра Приморского морского пароходства и военных моряков-пограничников в Находке. А находясь в отпуске, пересек под парусом по меридиану Японское море из Находки в южно-корейский порт Пусан капитаном яхты «Находка», имея из навигационных приборов только секстан, магнитный компас и морской хронометр (лаг он сделал из бутылки и линя, лот - из линя и такелажной скобы)."



Яхта в Амурском заливе.

"Сегодня дипломированный офицер корабельной службы, дипломированный капитан дальнего плавания с правом командования судном любого водоизмещения и района плавания, дипломированный яхтенный капитан с неограниченной площадью парусов яхты и районов плавания, Константин Павлович Державин преподает морское дело в Государственном морском рыбопромышленном колледже и ведет морскую практику в Нахимовском училище, в котором он создал и руководит Боцманским клубом, который уже выдал одному из членов удостоверение «Боцман флота» и пятерым - удостоверения на право управления шестивесельным ялом на веслах и под парусом. Константин Павлович - член Попечительского совета Нахимовского училища. А еще в возрасте 70 лет он получил первый спортивный разряд по шахматам."

Когда-то флотская жизнь Константина Павловича сложилась так, что проплавав на многих пассажирских судах по всем морям и океанам, побывав на всех материках, кроме Антарктиды, ему пришлось начать всё с начала - с рядового матроса-рыбака через заочную учёбу в «Мореходке» до капитана дальнего плавания. Водил суда «Дальморпродукта» и «Приморгеологии». Ушёл на пенсию с должности капитана научно-исследовательского судна «Геолог Приморья»"

О НИС «Геолог Приморья». Год постройки 1984.

Уникальный корабль "анфас и в профиль".





"Геолог Приморья" в "лихие" годы. Автомобили "размещены" с помощью фотошопа.

Худшие времена у ДМГ позади.

... научно-исследовательское судно "Геолог Приморья". Это катамаран, универсальный пароход, который может делать и геофизические морские работы, и бурение, и пробоотбор...

Есть такая планета – Нахимовская. Аркадий ПИНЧУК. Наш собеседник – начальник Нахимовского военно-морского училища контр-адмирал Александр БУКИН. "Красная звезда". 21 Августа 2003 года.

Каждый нахимовец – потенциальный офицер флота. Имеют ли ваши выпускники отчетливое представление о жизни и боевой учебе российских флотов?

- По инициативе командования училища директивой Главнокомандующего ВМФ было определено шефство флотов над учебными ротами, проводятся встречи нахимовцев с командованием флотов, в училище разработана и внедрена концепция формирования военно-профессиональной направленности личности. В этом плане организуются и проводятся встречи нахимовцев с курсантами военно-морских институтов и корабельными офицерами, нахимовцы при проведении корабельной практики участвуют в дальних походах кораблей ВМФ, в том числе с заходами в иностранные порты. В училище создан и продуктивно работает «Боцманский клуб», которым руководит наш выпускник, а ныне капитан дальнего плавания К. Державин.

КСВ.: А еще меня восхищает дружба нахимовцев выпуска 1948 года, осталось их только девятнадцать, они продолжают перезваниваться, встречаться, и помнят всех своих товарищей. А как бы Вы и что именно почувствовали, если бы при Вас Соколов и Державин, дружбе которых уже более 64 лет, каждому под восемьдесят, обращаются друг к другу не иначе, как "Костя" и "Коля". Долгих и счастливых Вам лет, дорогие товарищи нахимовцы.

Отец.

Герой Советского Союза Державин Павел Иванович. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М.:Воениз.1987.

Державин Павел Иванович. - Ю.В. Варганов. Отчизны верные сыны.

Державин Павел Иванович - командир бригады бронекатеров Азовской военной флотилии, капитан 3-го ранга.



История РККФ.

Родился 27 февраля 1904 года в городе Петергофе, ныне - Петродворец Ленинградской области, в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1930 года. Образование среднее. Работал на кожевенном заводе в городе Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург).

В Военно-Морском Флоте с 1926 года. В 1938 году окончил Военно-морское училище.

На фронте в Великую Отечественную войну с 1941 года, встретив её начало в должности командира дивизиона Одесского отряда сторожевых кораблей Черноморского флота, ставшего уникальным в связи с тем, что орденоносцами в нём были каждые восемь моряков из десяти, каждые шесть из десяти - отмечены орденами дважды, а каждый третий краснофлотец - кавалер трёх и более орденов.

Командир бригады бронекатеров Азовской военной флотилии капитан 3-го ранга Державин П.И. отличился в ноябре 1943 года при высадке десантов в районах населённых пунктов Жуковка и Опасная (ныне в черте города Керчь) и при обеспечении переправы через Керченский пролив. Под огнём противника были построены причалы для катеров и доставлены боеприпасы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 января 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками капитану 3-го ранга Державину Павлу Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 2900).

За годы войны только на реке Дунай моряки-державинцы высадили 15 десантов, а сам комбриг П.И. Державин лично руководил двумя десантными операциями, принимал участие в освобождении Румынии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии, окончив войну капитаном 2-го ранга, командиром 1-й Керченско-Венской Краснознаменной бригады речных кораблей Дунайской военной флотилии.

После войны отважный офицер Военно-Морского флота служил в пограничных войсках. В 1948 году он окончил Курсы усовершенствования офицерского состава при Военно-морской академии. С 1952 года капитан 1-го ранга Державин П.И., ставший жителем города-героя Одессы, - в запасе, а затем в отставке.

Награждён орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, 3 орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, Ушакова 2-й степени, 3 орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями, многими иностранными наградами, в числе которых 2 Партизанские Звезды 1-й степени и Партизанская Звезда 2-й степени Социалистической Федеративной Республики Югославии.

Почётный гражданин городов: Одессы (Украина), Тутракана (Болгария), Братиславы (Словакия).

Имя Героя Советского Союза Державина П.И. носит корабль морской охраны Государственной пограничной службы Украины.



Державин Павел Иванович родился 27 февраля 1904 г. в городе Петродворце Ленинградской области в семье бывшего матроса — фейерверкера Балтийского флота. Русский. Член КПСС с 1930 г.
Трудовую деятельность начал в восемь лет на табачной фабрике Шапошникова в Петрограде. Позднее — рубил и сплавлял лес, плотничал, пас скот, строил железную дорогу к Волховской ГЭС и Новый порт в Петрограде, работал на кожевенном комбинате «Марксист». В 1925 г. был принят в члены ВЛКСМ, а в сентябре 1926 г. призван на военную службу.
Службу начинал на Черноморском флоте. После окончания водолазной школы в Балаклаве был направлен на Дальний Восток и назначен водолазом на сторожевой корабль «Воровский». Неоднократно участвовал в боевых операциях. Был ранен.
В 1934 г. направлен в Военно-морское училище имени М. В. Фрунзе, по окончании которого был назначен командиром дивизиона сторожевых кораблей в 26-й Одесский пограничный отряд. В 1940 г. участвовал в освободительном походе в Бессарабию

Человек и корабль. Феликс КАМЕНЕЦКИЙ. "PORTO-FRANCO" newspaper - Odessa. Номер 35 (522), 01.09.2000.

... Как только вскрывалась ото льда бухта, сторожевой корабль "Воровский" уходил в океанские просторы. Задержание судов-нарушителей, шпионов, схватки (нередко абордажные) с контрабандистами...

Черноморский Суворов. Из записок фронтового корреспондента журнала "Морской сборник". Капитан 1 ранга в отставке Л.Черноусько, заслуженный работник культуры РФ. - Морской сборник № 5, 2005 г.

См. Окончание

В 17 лет ликвидировал "грозу сыщиков" Леньку Пантелеева, за службу в контрразведке "Смерш" награжден полководческими орденами. И вновь немного о "шоу-бизнес... журналистах".



Достаточно часто, когда речь идет о нахимовцах первых наборов, повествование естественнее и логичнее начинать с отцов. Кстати, в ряде случаев такой порядок изложения оправдан и по отношению к более поздним выпускам, хотя, конечно же, значительно реже.

Итак, Бусько Иван Трофимович.

В определенном смысле можно сказать, что именно благодаря сыну отдельные сведения об отце сложились в единый образ, на наш взгляд, образ простого и в тоже время незаурядного человека, сына своего времени.

Во-первых, это интерес его однокашника, Соколова Николая Павловича, к судьбе друга, сына Ивана Трофимовича.

Соколов Н. П. Первонахимовцы. - Воин России, 2003, N 9.

"Выйдя а запас в звании капитана 2 ранга с должности преподавателя кафедры кораблевождения Киевского высшего военно-морского политического училища, Михаил Иванович Бусько какое-то время работал в отделе начальной военной подготовки Министерства народного образования Украины, курируя клубы юных моряков и юных авиаторов. У первых на 33 клуба было 44 вымпела, у вторых - своя авиационная техника и парашюты.
"Пусть у меня не совсем удачно сложилась флотская служба с этим чертовым переводом с Северного флота в Киев, на который в свое время дал согласие. Но я бесконечно горд, что служил во флоте сильной морской державы и мой дом всегда украшает Военно-морской флаг, под которым я честно служил Родине!"

Во-вторых, работа Владимира Константиновича Грабаря в Центральном военно-морском архиве, в результате которой появилась запись: "Бусько Михаил Иванович (1930 44-1р-48 укр Псков), эвак Омск. О-пк, нач отдела контрразведки «СМЕРШ» танковой армии (Лен ВО), М-нет."

А именно: Бусько Михаил Иванович родился в 1930 году в Пскове, украинец, в период Великой Отечественной войны находился в эвакуации в Омске. Отсутствие сведений о матери при том, что отец в 1944 году воевал в составе танковой армии, означает, что Миша Бусько в 1944 году был зачислен в Ленинградское Нахимовское училище в первую роту, как сирота, закончил училище в 1948 году и поступил в Высшее Военно-морское училище им. М.В.Фрунзе.

В-третьих, благодаря, как принято говорить, "высоким технологиям", появлению все новых и новых источников разнообразных, в том числе и полезных, сведений в Интернете. Да и не только фамилия, но, как ни странно, и отчество, были не такими уж "редкими".

И к чему же привел поиск?

Несколько опережая события, следует заметить, нас интересует не "Ленька Пантелеев", будь то реальный или мифический, и тем более не такая подробность, как из винтовки или нагана был убит "гроза сыщиков". Только судьба отца нахимовца Михаила Бусько, Ивана Трофимовича Бусько.

И хотя, к сожалению, исключения бывают, доверимся в первую очередь мнению официального источника информации, сотрудников Музея истории МВД.

Пантелеев Л. Музей истории МВД.

"Пантелеев Ленька 1902 год – 13 февраля 1922 года Леонид Пантелеев (настоящая фамилия Пантелкин, была изменена им в целях конспирации) родился в 1902 году в городе Тихвине, ныне Ленинградская область. Закончил начальную школу и профессиональные курсы, на которых получил престижную по тем временам профессию печатника-наборщика, затем работал в типографии газеты "Копейка". В 1919 году Пантелеев, еще не достигший призывного возраста, добровольно вступил в ряды Красной Армии и отправился на Нарвский фронт. Достоверно известно, что он принимал непосредственное участие в боях с армией Юденича и белоэстонцами, дослужился до должности командира пулеметного взвода. Весной 1921 года пятимиллионная Красная Армия, одержавшая победу в Гражданской войне, была резко сокращена. Тысячи демобилизованных красноармейцев рассеялись по всей стране, и каждый из них сам должен был устраивать свою судьбу. Чем занимался Пантелеев после демобилизации, точно известно не было. И лишь совсем недавно подтвердились слухи - действительно, в это время он служил в органах ВЧК! Потребовалось немало времени, чтобы документально подтвердить этот факт. Лишь недавно в архивах ФСБ было найдено личное дело Пантелеева. Текст архивной справки короток, но информативен: "Материалы отдела оперативных фондов... - личное дело №119135 на Пантелкина Леонида Ивановича, 1902 года рождения, уроженца города Тихвина, быв. Новгородской губернии. Как усматривается из материалов этого дела, Пантелкин Л.И. 11 июля 1921 года был принят на должность следователя в военно-контрольную часть дорожно-транспортной Чрезвычайной комиссии (ВЧК ДТЧК) объединенных Северо-Западных железных дорог. 15 октября 1921 года переведен на должность агента-контролера в отдел ДТЧК в город Псков, а в январе 1922 года уволен по сокращению штатов. Номер приказа и конкретная дата увольнения не указаны". В общем, понятно, из каких соображений эти факты широко не афишировались. Чекист, ставший бандитом, - идеальная почва для разнообразных спекуляций. Тем более до сих пор неясна причина увольнения Пантелеева из органов ВЧК. Версий много. Самая распространенная- оказался нечист на руку, был схвачен с поличным и т.д. Возможно, у него не сложились отношения с начальством. Не исключен и другой вариант - Пантелеев стоял на радикальных позициях партийцев-леваков и отрицательно относился к новой экономической политике, что и послужило причиной увольнения. Так или иначе, в начале 1922 года Пантелеев оказался в Петрограде, сколотил небольшую банду и принялся за грабежи. Состав банды был довольно пестрым. В нее входили сослуживец Пантелеева по Псковской ВЧК Варшулевич, Гавриков, бывший во время Гражданской войны комиссаром батальона и членом РКП(б), а также профессиональные уголовники типа Александра Рейнтопа (кличка Сашка-пан) и Михаила Лисенкова (кличка Мишка-Корявый). Первой серьезной акцией группы Пантелеева стал налет на квартиру известного петроградского меховщика Богачова. 4 марта 1922 года, в три часа дня, когда хозяев не было дома, три налетчика с револьверами в руках ворвались в квартиру, связали прислугу. Взломав шкафы и ящики, бандиты забрали находившиеся в доме ценности и спокойно вышли через черный ход. Ровно через две недели банда Пантелеева ограбила квартиру доктора Грилихеса, занимавшегося частной практикой. Почерк налетчиков был тот же - средь бела дня они под видом пациентов проникли в квартиру, ограбили ее владельца и скрылись. Весной 1922 года о банде Пантелеева заговорил весь Петроград. Дело в том, что, совершая налеты, Ленька сначала стрелял в воздух, а затем обязательно называл свое имя. Это был психологический ход - бандиты создавали себе авторитет, а заодно подавляли волю своих жертв, их способность к сопротивлению. Причем, на "гоп-стоп" налетчики брали только богатых нэпманов, не трогая обычных обывателей. Более того, некоторым симпатичным оборванцам и беспризорникам Пантелеев лично выделял небольшие суммы денег, чем снискал себе славу "петроградского Робин Гуда". Милиция серьезно занялась дерзкой бандой. 12 июня на Загородном проспекте сотрудник уголовного розыска по приметам опознал Леньку и попытался его задержать. Вспыхнула перестрелка, к погоне подключились постовые милиционеры. Но Пантелеев ушел проходными дворами, застрелив одного из постовых.


С. Кондратьев, начальник оперативной группы ГПУ, руководивший поисками Л.Пантелеева


Патруль ВЧК ищет Пантелеева на улицах Петрограда ( архивное фото, 1922 год)


Леонид Пантелеев - действующий сотрудник ВЧК ( стоит четвертый справа)


Cледственное дело Леонида Пантелеева и его банды.


Чекист Иван Бусько, застреливший Леонида Пантелеева в засаде на Можайской улице

То, что милиция села на хвост банде, нисколько не смутило ее главаря. 26 июня последовало ограбление квартиры доктора Левина. На этот раз налетчики были одеты в форму балтийских матросов. Затем Пантелеев приобрел на барахолке кожаную куртку, фуражку и стал выдавать себя на сотрудника ГПУ. По поддельным ордерам банда произвела обыск и реквизицию ценностей у нэпманов Аникеева и Ищенса. В августе бандиты остановили на Марсовом поле пролетку и ограбили троих ее пассажиров - отобрали деньги, часы, золотые кольца. Через несколько дней такое же разбойное нападение было совершено у ночного клуба "Сплендид-палас". 1 сентября налетчики решили ограбить обувной магазин "Кожтреста", находившийся на углу Невского проспекта и улицы Желябова. Но здесь их уже ждала засада. Бандиты оказали при задержании ожесточенное сопротивление, открыв огонь из револьверов. Перестрелка вскоре переросла в рукопашную схватку. Пантелеева удалось скрутить только после того, как его оглушили. Во время перестрелки в зале магазина погиб помощник 3-го отделения милиции Бардзай. Побег из тюрьмы Под усиленной охраной налетчиков доставили в 1-й исправдом - ныне следственный изолятор Кресты. Следствие продвигалось быстро, и уже в октябре обвиняемые Леонид Пантелеев, Николай Гавриков, Михаил Лисенков и Александр Рейнтоп, предстали перед судом. Оказавшись на скамье подсудимых, Пантелеев вел себя уверенно и даже нагло. Он сыпал блатными словечками, ругался матом, читал наизусть стихи Сергея Есенина, пытался петь похабные песни и даже умудрился закрутить "платонический" роман с невестой своего адвоката, которая регулярно посещала процесс. В общем, произвел самое благоприятное впечатление на публику. На вопросы прокурора Ленька отвечал дерзко и, в конце концов, заявил: "Граждане судьи, к чему весь этот балаган? Все равно я скоро сбегу". И действительно, в ночь с 10 на 11 ноября Леонид Пантелеев с тремя подельниками совершил побег из строго охраняемой тюрьмы Кресты. Сбежать из тюрьмы во все времена было делом непростым. А тем более из Крестов. Знаменитая петербургская тюрьма была построена в 1893 году, недалеко от Финляндского вокзала. Свое название, сначала неофициальное, получила из-за того, что два корпуса для содержания заключенных были построены в виде перекрестий равной длины. Тюремные корпуса были обнесены мощным шеститиметровым забором, опутанным колючей проволокой. По углам периметра установили вышки с прожекторами (тогдашнее техническое новшество) и охраной. Часовые на вышках были вооружены ручными пулеметами системы "кольт" или "льюис". Все это надежно гарантировало от побегов. Пантелеев содержался в камере №196, расположенной на втором этаже следственного корпуса. Его подельники - неподалеку. Лисенков в соседней 195-й камере, Рейнтоп - в 191-й, и чуть подальше Гавриков - в 185-й камере. Сразу заработал и тюремный телеграф. Пантелееву удалось связаться со своими коллегами по преступному бизнесу. Рейнтоп, состоявший в тюремной обслуге, также решил бежать. Ему удалось наладить "деловые отношения" с надзирателем четвертой галереи Иваном Кондратьевым. Тот уже давно имел контакты с петроградским преступным миром и согласился помочь банде бежать. Кондратьев указал арестованным слабое место на внешней стене. Как раз недалеко от бани, примыкающей к улице Комсомола, к стене в штабель были свалены дрова. Приближалась зима, а тюрьма тогда еще отапливалась по старинке - печками. Верхушка уложенных в поленницы дров почти доходила до верхнего уровня стены. Но прыгать на другую сторону с многометровой высоты было опасно. Поэтому Лисенков, незаметно от охраны, стал плести из одеял и простыней веревки, по которым можно было спуститься с высокой стены на землю. Первоначально побег был намечен на 7 ноября. Но в этот день что-то не сложилось. Следующая попытка была предпринята в ночь с 10 на 11 ноября. Надзиратель Кондратьев выпустил из камер Лисенкова, Рейнтопа, Пантелеева, Гаврикова, и отрубил в галерее свет. Более того, ему удалось обесточить весь корпус. Возникает резонный вопрос - а почему, после того как погас свет, надзиратели не объявили всеобщую тревогу? Ответ прост - в те времена городские подстанции работали на пределе технического износа, и отключение света в тюрьме было делом обычным. Охрана Крестов никак не отреагировала на очередную "аварию". В темноте четверо бандитов и Кондратьев стали продвигаться к главному посту. Здесь они неожиданно наткнулись на главного надзирателя 4-й галереи Васильева. Тот чиркнул спичкой, узнал Кондратьева и произнес: - Ты чего, Иван, тут в темноте бродишь? Пьяный что ли, чуть меня с ног не сбил. А это что за гаврики с тобой? Больше Васильев сказать ничего не успел. Пантелеев и Рейнтоп набросились на него и задушили бельевой веревкой. Кондратьева для видимости оглушили и связали другой веревкой. Ленька переоделся в форменную шинель убитого надзирателя, надел фуражку, сунул в кобуру наган, и стал изображать из себя конвоира. Всей группе удалось спокойно выбраться из корпуса. На улицу вышли запасным ходом, по которому заключенных водили в баню. В обычные дни вахты там не было. Ключи от дверей забрали у Кондратьева. Дальше все пошло как по маслу. Налетчики бегом преодолели узкий тюремный двор, вскарабкались на штабель с дровами, специальными ножницами перерезали колючую проволоку. Затем размотали заранее приготовленные веревки, закрепили их, и спустились на волю. В ближайшем переулке беглецов уже ожидал лихач с крытым верхом. Охрана на вышке ничего не заметила, шел сильный дождь со снегом, а прожектор светил в другую сторону. Схватка в "Дононе" Свой удачный побег Пантелеев решил отпраздновать в фешенебельном ресторане "Донон". В те времена это было злачное место, известное во всем Петрограде. Там регулярно собирались налетчики, грабители, разного рода темные личности, а также богатые коммерсанты, представители новой, нэпманской элиты. 9 декабря 1922 года (через четыре недели после побега!), Пантелеев завалился в "Донон" вместе со своей правой рукой Гавриковым и другим бандитом - Варшулевичем. Ленька по случаю праздника приоделся в новый офицерский френч и до блеска надраил сапоги. Поначалу все шло благополучно. Но Пантелеев перебрал коньяка и сцепился с какой-то нэпманской компанией. Чтобы предотвратить драку, метрдотель вызвал милицию. Увидев в зале ресторана постовых, Пантелеев выхватил маузер. В известном телесериале "Рожденная революцией" утверждается, что Пантелеев был застрелен в зале ресторана "Донон". Но это творческий вымысел режиссера и сценариста. На самом деле события разворачивались иначе. В завязавшейся перестрелке Варшулевич был убит. Пантелеев и Гавриков выскочили через черный ход и бросились врассыпную. Гаврикова задержал на Невском проспекте разъезд конной милиции. Вскоре его расстреляли. Пантелееву повезло больше. Раненный в руку, он выбрался из схватки. По набережной Мойки добежал до Павловских казарм, а дальше двинулся в сторону Литейного проспекта. На место происшествия прибыли агенты угрозыска со служебной собакой. Она довела сыщиков до Марсова поля, где след рецидивиста обрывался. Агенты наугад прошли по Пантелеймоновской улице, миновали церковь и... не заметили лежавшего там Пантелеева. Всю ночь налетчик пролежал на каменном полу церкви, а утром укрылся на одной из своих "малин". Схватка в ресторане наделала много шума. По городу вновь поползли слухи о неуловимости Пантелеева и его необыкновенном "фарте". После перестрелки в "Дононе" Пантелеев стал вдвое осторожней и осмотрительней. У него появился новый план. Он решил покинуть Петроград и пробиться в Эстонию. Перейти границу намечалось в районе Пскова - эти места были хорошо знакомы Леньке по службе в Красной армии. Но уйти за кордон налетчик решил не с пустыми руками - нужны были деньги, драгоценности. Пантелеев быстро сколотил новую банду, которая в течение трех месяцев действовала особенно активно, оставляя за собой кровавые следы. Налетчики разбились на пары, жили на разных квартирах, объединяясь только на время грабежей. Затем все разбегались и ложились на дно. Позднее милиционеры подсчитали, что у Леньки было более тридцати надежных убежищ в разных районах города. Новая тактика принесла свои плоды. Милиция потеряла Пантелеева из вида. Считается, что за последние три месяца банда совершила 10 убийств, 15 налетов, 20 уличных грабежей. Но это приблизительные цифры, точной статистики не знает никто. Оружие "пантелеевцы" пускали в ход уже без предупреждения. Самым кровавым оказался налет на квартиру инженера Романченко. Ворвавшись в переднюю, бандиты ножами прикончили хозяина и его жену, выстрелом в упор застрелили бросившуюся на них собаку. Однажды Пантелеев почувствовал за собой слежку. Молодой матрос шел за ним уже два квартала, никуда не сворачивая. Ленька свернул за угол, достал маузер, и когда появился "хвост", выпустил в него всю обойму. Но ошибся - матрос в уголовном розыске не служил, а просто шел домой в увольнение. Через день Пантелеев подстрелил настоящего сотрудника "угро", который увязался за ним на улице. Город охватила паника. С наступлением темноты люди боялись выходить на улицу. Скобяные мастерские были завалены заказами на различные хитроумные замки, цепочки. Все совершаемые в городе грабежи, разбои и убийства молва стала приписывать Пантелееву. Налетчики несколько раз вступали в перестрелку с разъездами конной милиции, агентами "угро", постовыми и успешно скрывались. Кровавый финал Чтобы помочь уголовному розыску ликвидировать опасную банду, к делу подключилось ГПУ. Было создано несколько специальных ударных групп, в состав которых вошли опытные чекисты. Они еще раз проанализировали связи Пантелеева. В местах его возможного появления было выставлено двадцать засад. Одна из пантелеевских "малин" находилась в доме N38 по Можайской улице. Поздно вечером 12 февраля в эту квартиру, открыв дверь своим ключом, вошли двое неизвестных. В засаде находились четыре красноармейца спецполка ГПУ и старший группы молодой чекист Иван Бусько. От неожиданности все несколько растерялись. Первым пришел в себя более опытный Пантелеев. Он резко шагнул вперед и твердым голосом произнес: - В чем дело, товарищи, кого вы здесь ждете? Одновременно он попытался вытащить из кармана пистолет. Однако курок зацепился за одежду, грянул непроизвольный выстрел. Тут открыла огонь засада. Пантелеев с простреленной головой замертво рухнул на пол. Лисенков, раненный в шею, попытался убежать, но был задержан. Один из красноармейцев побежал в ближайшее отделение милиции и по телефону вызвал опергруппу. Она прибыла очень быстро. Сотрудники ГПУ увидели следующую картину - в коридоре огромная лужа крови, ей же перепачкан весь пол в квартире. На кухне, прямо у входа, головой к окну лежал труп. В комнате, на стуле, покачиваясь из стороны в сторону, сидел молодой парень, перевязанный бинтами. Его охраняли двое красноармейцев с винтовками. Один из оперативников сел за стол и стал писать протокол осмотра места прошествия и акт опознания трупа: "1923 года февраля месяца 13 дня. Мы, нижеподписавшиеся сотрудники УР, прибыв в дом №38 кв.21 по Можайской улице, на месте происшествия осмотрели труп убитого в засаде, по всем имеющимся приметам установили... Рост покойника примерно 176 см, волосы крашеные, шея толстая. С левой стороны, выше глаза на голове трупа шрам, закрывающий проход пули. Очертания лица ясно доказывают оригинал фотографического снимка известного бандита-рецидивиста Леонида Пантелеева. ...В карманах трупа найдено: браунинг испанский и маузер, черный новый бумажник, в нем 2600 руб., документы на имя Иванова: трудовая книжка и удостоверение личности, две цепочки желтого металла, медаль с надписью "За усердие", браслет желтого металла, перстень с двумя белыми и одним красным камнем, кольцо с дамским портретом, кольцо желтого металла с голубым камнем". Утром в петроградских газетах появилась небольшая заметка: "В ночь с 12 на 13 февраля ударной группой по борьбе с бандитизмом при губернском отделе ГПУ с участием уголовного розыска после долгих поисков пойман известный бандит, прославившийся за последнее время своими зверскими убийствами и налетами, Леонид Пантелкин, по кличке "Ленька Пантелеев". При аресте Ленька оказал отчаянное вооруженное сопротивление, во время которого он УБИТ". 6 марта 1923 года по приговору коллегии ГПУ были расстреляны остальные девять участников банды. Но по Петрограду упорно ходили слухи, что Ленька жив, и еще себя покажет. Несколько раз в ходе налетов неизвестные бандиты называли себя то Пантелеевым, то Лисенковым, то Гавриковым. И тогда власти пошли на экстраординарную меру. Тело Пантелеева было искусно "отреставрировано" и выставлено на всеобщее обозрение в морге Обуховской больницы. Посмотреть на легендарного налетчика пришли тысячи петроградцев. Только после этого кривая слухов резко пошла вниз. А голову Леньки, заспиртовав, отправили в учебный кабинет криминалистики уголовного розыска. Три года назад этот "экспонат" был случайно обнаружен на юридическом факультете Санкт-Петербургского госуниверситета."

Есть существенная разница между журналистами, служащими просвещению и образованию народа, и "шоу-бизнес журналистами". Умение отличать первых от вторых экономит время и сберегает душевное здоровье. Ведь никто не может обойтись без доверенных лиц в областях, которые влияют на нашу повседневную жизнь, но в которых в силу недостатка знаний, времени, самостоятельно разобраться практически невозможно. Естественно, к тем, кто во всем ищет только удовольствия и развлечения, сей "пассаж" отношения не имеет.

Леньку Пантелеева убил бывший истопник. Виктор Попов. Смена.ру. 18.02.2008.

85 лет назад, в ночь с 12 на 13 февраля 1923 года, в Петрограде был застрелен Ленька Пантелеев - самый знаменитый бандит эпохи социализма. Поразительно, но матерого налетчика убил не опытный сыщик, а 17-летний юнец, только что закончивший ускоренные спецкурсы органов госбезопасности. До этого Иван Бусько служил истопником, правда, не абы где, а в отделе по борьбе с бандитизмом Петроградского ОГПУ, и о Пантелееве знал не понаслышке.

Дуэль в воровской малине

В начале 1920-х годов одно имя Леньки Пантелеева (настоящая фамилия - Пантелкин) наводило ужас на обывателей северной столицы. При налете бандиту достаточно было сказать: «Я - Пантелеев», и его жертвы падали в обморок. В сентябре 1922 года сыщики схватили Леньку, но он сумел сбежать из «Крестов», прихватив с собой с десяток отчаянных уголовников. После побега налетчик окончательно озверел: за четыре месяца его банда совершила 10 убийств, 20 разбоев и 30 грабежей!

На Леньку устроили настоящую охоту. В феврале 1923 года по всему городу на бандита было выставлено 30 засад. Воровская малина на Можайской улице в доме № 38, где проживал вор Валентин Мацкевич, считалась неперспективной - Ленька Пантелеев заглядывал к подельнику за все время всего пару раз. Вот туда-то и отправили молодого чекиста Ваню Бусько, дав ему в помощники четырех красноармейцев из полка ОГПУ.

Но именно на Можайскую в ночь на 13 февраля нагрянул Ленька напару со своим дружком Мишкой Корявым. У обоих в руках были корзины с самогоном и едой. Услышав окрик: «Руки вверх!», Пантелеев попытался вытащить из кармана револьвер, но, видимо, тот зацепился за ткань. Бусько открыл огонь на поражение, стреляя в бандитов практически в упор. Пуля 17-летнего чекиста попала Леньке в щеку и вышла через затылок. Бандит рухнул как подкошенный. Следующим выстрелом Бусько тяжело ранил Мишку Корявого, и того тотчас же скрутили красноармейцы.

Спасительная ссылка на Сахалин

Уже на следующий день во всех газетах было опубликовано сообщение о гибели неуловимого бандита. Вскоре труп Леньки выставили на всеобщее обозрение в морге Обуховской больницы. До этого над ним несколько дней колдовал эксперт-криминалист Сальков, сделавший знаменитый портрет мертвого Леньки Пантелеева, который все почему-то считают прижизненным снимком бандита. После публичной демонстрации голову Леньки отчленили от тела и отправили в Музей криминалистики. А обезглавленный труп захоронили в общей могиле на Митрофаньевском кладбище.

Не забыли власти и об Иване Бусько, которому угрожала месть уголовных авторитетов. От греха подальше он был отправлен на Сахалин, начальником пограничной заставы. И там служил до начала 1930-х годов, потом охранял рубежи советской родины в Средней Азии и Закавказье, а накануне Великой Отечественной войны оказался на Украине.

Некоторые историки уверены, что «ссылка» спасла молодого оперативника не от ножа уголовника, а от ужаса советских лагерей. Останься он в Ленинграде, наверняка попал бы в жернова сталинских репрессий.

В годы войны ликвидатор Пантелеева служил в частях СМЕРШа, сражался под Сталинградом, был несколько раз ранен, удостоился высоких правительственных наград.

Войну закончил в звании полковника НКВД и в 1947 году, выйдя в отставку, вернулся в Ленинград.

Говорят, что большую часть времени отставник Бусько проводил за городом, на своей даче в Вырице, выращивал чудесные цветы и вкуснейшие яблоки. Умер в середине 90-х годов, почти на 70 лет пережив своего антипода и практически ровесника Леньку Пантелеева. Кстати, о своем подвиге он не любил вспоминать, считая, что убил не легенду питерского криминального мира, а обычного уголовника.

Полководческие ордена и НКВД - Русский коллекционер.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 г.
за Висло-Одерскую операцию
орден Б.Хмельницкого 2 степени
8. полковник Бусько Иван Трофимович - начальник ОКР «СМЕРШ» ? Армии (возможно 2 гв. танковая Армия)

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 г.
по 1 Белорусскому фронту за Берлинскую операцию
орден Кутузова 2 степени
1.полковник Бусько Иван Трофимович - начальник ОКР «СМЕРШ» ? Армии (возможно 2 гв. танковая Армия)

В заключение, как обычно, список ссылок на разнообразные сетевые источники для тех, кто в полной мере не удовлетворил свою любознательность и желает обнаружить дополнительные версии и трактовки, характерные черты времени нынешнего и минувшего, людей и нравов исторических персонажей, а также авторов статей и интерпретаторов истории. Кто из них озабочен истиной и справедливостью, а кто заработком, решайте сами. Уверяем, ознакомление будет достаточно увлекательным и по-своему поучительным.

Леньку Пантелеева убил бывший истопник. Смена (Санкт-Петербург). 18.02.2008. Весьма показательный, редко встречающийся в такой "явности" пример, как "обычное" "шоу-бизнес" превращает в "желтое". Та же газета, "Смена", то же название, скорее всего и автор тот же, хотя и не указан. Как говорится, почувствуйте разницу! "Бес прячется в мелочах"?
Ленька Пантелеев. Личности и авантюристы. «Секретные материалы 20 века».
Ленька Пантелеев — грабитель от ГПУ. Еженедельник "СОБЫТИЯ" - Календарь. Екатерина Кубовская. 09.02.2007.
Красивый миф. ХРУЦКИЙ Эдуард. Беларусь Сегодня.
ЛЕНЬКА ПАНТЕЛЕЕВ - ПЕТРОГРАДСКИЙ "КРОТ "?
Всё, что мы слышали о Лёньке Пантелееве, — враньё! МИХАИЛ ПАЗИН, из журнала "Чудеса и Приключения".
Леонид Пантелеев /Леонид Пантелкин.
]«ПЕТРОГРАДСКИЙ ЛАБИРИНТ». Андрей НИКИТИН. «Секретные материалы 20 века» № 13(166). Лучшие материалы.[/URL
[URL=http://limonka.nbp-info.com/186/186_12_04.htm]"Ленька Пантелеев - сыщиков гроза..." Лимонка №186. (Интерпретация в свете современных реалий и Достоевского.)

Два экспоната :: ТВ плюс :: Все новости, достойные внимания. 20.04.2004.
Нашлась голова Леньки Пантелеева! Комсомольская правда 22.02.2001.
Пантелеев Ленька, Биография, история жизни великих людей, Творчество писателей, ЖЗЛ.

Однокашники Бусько Михаила Ивановича:

Багдасарьян Борис Суренович
Леоненко Игорь Владимирович
Соколов Николай Павлович

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ).,Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Просьба к тем, кто располагает дополнительными сведениями о Бусько Михаиле Ивановиче и его отце, предоставить их. 198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

Капитан 1 ранга Борис Суренович Багдасарьян (Багдасарян). Часть 2. Окончание.

Подробности от сына мичмана Ковалева Алексея Кузьмича. К-108. Столкновение с АПЛ ВМС США "Тотог".

Атомная подводная лодка К-108 проекта 675 известна столкновением с американской ПЛ «Тотог» в подводном положении в акватории Охотского моря 20 июня 1970 г.
Мой отец Ковалев Алексей Кузьмич как раз служил на этой лодке 10-ой дивизии ПЛ, базировавшейся в п. Рыбачий (Вилючинск) Камчатской обл. Спустя 35 лет мы сидим с ним на даче, обсуждая все обстоятельства той аварии, едва не погубившей экипаж и корабль.
-В момент удара в каюте находилось пять человек, — уточнил я, — какие ваши действия были сразу после удара?
-Мы все встали и проследовали на боевые посты! — таков был первоначальный ответ.
Я пристально глянул в его ясные голубые глаза: вот она, чеканная выдержка советского моряка, готовая в любой момент предстать несгибаемой пред «особым отделом», предо всякой комиссией или высокими политработниками. Инстинкт политического самосохранения военнослужащего ВМФ СССР вырабатывался годами и не потерял своей остроты спустя много лет.
Мне пришлось иронично напомнить отцу, что по сведениям, опубликованным в открытой печати, сразу после столкновения у лодки был сильный дифферент на нос и, что в Центральном Посту (ЦП), например, все попадали с ног. Стоять на ногах, а тем более следовать на боевые посты (БП) личному составу было проблематично.
После этого наш разговор принял более доверительный оборот. Уже в заключение разговора я спросил:
-Слушай, пап, а ты Богу молился, когда проваливались?
Он ответил, что нервничал очень сильно.
-Так Богу молился? -не унимался я.
Отец задумался.
-В 1973г. я находился в составе 26-ой дивизии«, — сказал он, -»как раз, когда Академик «Берг» (научное судно) протаранил лодку К-56, принадлежащую этому соединению (столкновение 14.06.73). Мгновенно погибли 27 человек. После этого случая со мной всегда была иконка- такой был ответ.
И дальше я к своему удивлению нашел подтверждение тех многочисленных историй, которые слышал и читал десятки раз. Мой отец, секретарь партийной организации БЧ, потом бессменный секретарь парторганизации корабля однажды, когда был на материке, купил в церкви иконку и 8 лет брал ее в каждый поход до последнего дня службы. Каждый из нас пусть и в самых критических ситуациях, но обязательно вспомнит о простоте своей человечности.
Итак, 20 июня 1970г. атомная подводная лодка К-108 под командованием капитана 1 ранга Багдасаряна выполняла отработку курсовых задач в Охотском море. На борту находились ядерные боеприпасы.
Мичман Ковалев, старшина команды по обслуживанию главных энергоустановок БЧ-5, сменившись вахты в 04.00, отдыхал в 9 отсеке в каюте левого борта. Вместе с ним в каюте находилось пять человек. Мичман Ковалев занимал диван второго уровня возле переборки и читал книжку.
Около 5 утра раздался сильный удар, от которого он ударился головой о переборку. Погас свет. Послышался грохот падающих предметов. (Позже выяснилось, что со штатных мест сорвало прикрепленные к палубе регенерационные установки, а так же аппараты ИДА-59) Стало тихо. Придя немного в себя, он сказал: «Все, пи**ец нам ребята!»
Все, кто был в каюте, попытались подняться на ноги. Никакой паники. Но палуба резко накренилась, — лодка с дифферентом на нос стремительно погружалась, — передвигаться на ногах не было никакой возможности и в наступившей тишине люди поддерживали себя руками, схватившись, за что попало, и ждали.
Никто больше не произнес ни звука. Сколько продолжалось погружение, оценить было невозможно, но в какой то момент палуба стала выравниваться, а потом колени почувствовали, что лодка резко пошла на всплытие. И только когда корпус закачался на волнах поверхности моря, когда люди поняли, что будут еще жить, прошло оцепенение от шока. Они выбрались в центральный проход, который едва освещал фонарь аварийного освещения и, возбужденно матерясь во славу жизни, стали пробираться на свои боевые посты.
Как отметил отец, воздух быстро становился «горячим». В момент удара сработала АЗ реактора и вследствие этого выключились холодильные установки воздуха (совр. кондиционеры).
Многие члены команды уже находились на своих БП, когда сыграли боевую тревогу. Затем дополнительно дали команду «загерметизироваться в отсеках», потом «осмотреться в отсеках». Экипаж доложил о результатах осмотра.
По воспоминаниям отца на ЦП находились ст. помощник к 2р. Зельковский, командир 3-го дивизиона к.3 р. Шерстов, команадир БЧ-5 к. 2 р. Дыбский. Остальных он не помнит.
В результате осмотра видимых повреждений внутри корпуса обнаружено не было. Осмотр надстроек и верхней палубы так же не выявил никаких повреждений и было решено запустить реактор и дать лодке ход. Но когда попытались дать ход, обнаружили, что заклинило правый винт. Стали искать причину и нашли вмятину на правом борту в прочном корпусе в районе девятого отсека. Это был след от столкновения с неизвестным объектом.
Вызвали буксир и в совершенно ясную солнечную погоду на буксире лодку повели в базу. Личный состав был возбужден счастливым исходом, но при этом начались всякие домыслы и разговоры. Вспомнили о мифических подводных волках — американских лодках, якобы предназначенных специально для тарана советских ПЛ. Режим службы на борту при буксировании был ничем не выдающийся.
По прибытии в базу водолазами был немедленно проведен осмотр подводной части корабля. В результате были выявлены серьезные повреждения: поврежден правый стабилизатор, в районе 8-10 отсеков был сильно поврежден легкий корпус, в месте повреждения обнаружены остатки чужеродных металлических предметов.
Сразу после швартовки на экипаж навалились комиссии. Домой не отпустили ни одного члена экипажа. Комиссия дивизии, флотская комиссия, из Москвы прилетели, с каждым беседовали в Особом отделе. Неделю или дней десять каждого человека опрашивали и опрашивали по несколько раз. В итоге, повелев держать язык за зубами, начали отпускать к женам.
Вскоре для ремонта лодку отбуксировали в Большой камень, где ее поставили в сухой док на восемь месяцев. В доке из мест повреждений корпуса были извлечены свидетельства, по которым был сделан окончательный вывод об объекте столкновения: это была подводная лодка вероятного противника.
Пока К-108 находилась в ремонте, несколько человек из офицерского и мичманского состава перевелось на берег. По личному составу срочной службы всей дивизии участились случаи симуляции перед выходом в море.
Хотя проводились бодрые партсобрания, психологический климат в экипаже был нелегкий. Никакого специального санаторного отдыха экипажу не предоставили, по результатам аварии награждений не было, зато были взыскания старпому и командиру БЧ-4, в чьем ведении была гидроакустическая станция «Керчь», проморгавшая подводную цель.
Семьи экипажа были предоставлены сами себе. О том, чтобы следом за экипажем перевести в Приморье семьи членов экипажа, об этом ос стороны командования даже не могло быть и речи. Все решали свои личные проблемы сами, кто находил возможность быть вместе с женами и детьми, кто оставил их на Камчатке, кто временно отправил на материк.
Рассуждать вслух на темы риска службы, или бытовой неустроенности члены экипажа боялись. И когда лодка завершила ремонт и должны была сдавать курсовые задачи, когда перед первым за почти год после аварии выходом в море на построении экипажа задали положенный в таких случаях вопрос «кто не хочет идти в море?», в ответ звучала гнетущая тишина.
Cоветские моряки верили в свое будущее.
Записал беседу.: Павел Ковалев. Выпускник КВВМУ 1992 года.
01.10. 2007 года
Примечание А. В. Говорят, что в экипаже Багдасаряна еще долги годы существовала традиция поднимать тост «за мортиру правой линии вала!», которая спасла им жизнь.

Горлов Олег Александрович (ОАГ).: на "К-108" Багдасаряна Б.С. впоследствии тоже геройские парни служили:

Герой России Ваганов Александр Владленович.



Ваганов Александр Владленович – офицер-подводник, капитан 1-го ранга.
Родился 3 апреля 1954 года в городе Лисичанск Ворошиловградской, ныне Луганской, области Украины. Русский. Образование 10 классов.
В Военно-Морском Флоте с 1971 года.
Окончил Черноморское высшее военно-морское училище имени П.С. Нахимова (июль 1971 года — июнь 1976 года), Высшие специальные офицерские классы ВМФ (октябрь 1980 года — июль 1981 года), двухмесячные курсы офицерского состава Военно-Морской академии имени Н.Г. Кузнецова (2000 год).
Службу проходил на атомной подводной лодке Краснознамённого Тихоокеанского флота «К-108»: с сентября 1976 года по август 1979 года - инженер ракетной боевой части (БЧ-2); с августа 1979 года по октябрь 1980 года - помощник командира.
С июля 1981 года служит в воинской части Министерства обороны СССР, Министерства обороны РФ.
29 сентября 1990 года капитану 2-го ранга Ваганову А.В. присвоено воинское звание «капитан 1-го ранга».
За мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, Указом Президента Российской Федерации от 16 апреля 2005 года капитану 1-го ранга Ваганову Александру Владленовичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».
Награждён орденами Мужества (1999 год), «За личное мужество» (1993 год), «За военные заслуги» (2001 год), медалями.

Герой России Астапов Александр Сергеевич.



Астапов Александр Сергеевич – командир атомной подводной лодки «Омск» Краснознамённого Тихоокеанского флота, капитан 1-го ранга.
Родился 6 июня 1953 года в столице Украины городе Киеве (с 1965 года - город-герой). Русский. Окончил среднюю школу.
В Военно-Морском Флоте с 1971 года. В 1976 году окончил Черноморское высшее военно-морское училище имени Н.С. Нахимова. После окончания училища Астапов был направлен на Краснознамённый Тихоокеанский флот. Службу проходил на атомных подводных лодках инженером БЧ-2 подводной лодки «К-48» (10.1976 – 8.1980), затем помощником командира подводной лодки «К-108» (8.1980 – 11.1983) и старшим помощником командира подводных лодок «К-48» (11.1983 – 10.1986), «К-108» (11.1987- 4.1990). В составе экипажей подводных лодок неоднократно участвовал в длительных походах на боевую службу.
В 1987 году Астапов окончил Высшие специальные офицерские классы ВМФ и в апреле 1990 года был назначен командиром атомного подводного крейсера «Орёл». А в июле 1993 года – «Омск».
Подводный крейсер «Омск» заложен 13 июля 1989 года а цехе ПО «Севмашпредприятие» в городе Северодвинске, вступил в строй 10 декабря 1993 года. Корабль предназначался для Краснознамённого Тихоокеанского флота. А.С. Астапов сформировал экипаж, организовал его качественное обучение, что позволило успешно провести заводские и государственные испытания атомохода, торпедные и ракетные стрельбы.
В декабре 1993 года подводная лодка была переведена из Северодвинска в одну из баз Краснознамённого Северного флота, где экипаж под руководством Астапова приступил подготовке к переходу на Краснознамённый Тихоокеанский флот подо льдами Арктики.
В августе – сентябре 1994 года атомная подводная лодка «Омск» под командованием Астапова в сложных гидрометеорологических и ледовых условиях совершила переход и вошла в состав одного из соединений подводных лодок, базировавшихся на Камчатке. Старшим на борту был контр-адмирал И.Н. Козлов. Высокий уровень профессиональной подготовки командира, всестороннее знание корабля, способность быстро и грамотно оценить обстановку, его волевые качества обеспечили успех перехода.
Подводная лодка вышла из губы Западная Лица, обогнул северную оконечность Новой Земли, ушла под лёд и жёлобом Святой Анны вышла в высокие широты Северного Ледовитого океана. За 15 суток подводная лодка прошла подо льдами около 4000 миль, из них 500 миль в опасных в навигационном отношении районах в условиях мелководья Чукотского моря.
Указом Президента Российской Федерации от 23 июля 1996 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания в условиях, сопряжённых с риском для жизни, капитану 1-го ранга Александру Сергеевичу Астапову присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали "Золотая Звезда".
С августа 1996 года по март 2002 года А.С.Астапов был начальником группы отдела подготовки подводных лодок Управления боевой подготовки ВМФ.
С марта 2002 года А.С. Астапов в запасе. В настоящее время – первый вице-президент Регионального общественного фона поддержки Героев Советского Союза и Российской Федерации.
Награждён орденом Мужества (2001 год), медалями.

Багдасарьян Борис Суренович, старший помощник командира К-59, капитан 2 ранга.

Тайфун: Военно-технический альманах «Тайфун». Выпуск № 50.
А.В.Конев. Первые шаги 26-й дивизии подводных лодок ТОФ
В июне 1962 г. К-59 пошла в автономный поход. Это была первая БС атомохода на ТОО.
Походу К-59 уделялось особое внимание: необходимо было проверить, как поведёт себя техника в океане, в длительном походе. Провожать лодку прибыл командующий флотом адмирал Виталий Алексеевич Фокин, старшим на борту пошёл командир 26-й ДиПЛ контр-адмирал Юрий Васильевич Иванов. Как писалось выше, во многом поход был испытательным, при возникновении какой-либо нештатной ситуации комдив лично разбирался в её причинах. Прибывал в отсек, беседовал с матросами, старшинами, на месте выяснял, что же произошло.
В походе потёк парогенератор, повысилась газовая активность в реакторном и смежных отсеках. Что делать — возвращаться, не выполнив боевую задачу, или продолжить плавание? Командир дивизии собрал весь свободный от вахты офицерский состав в кают-компании и сказал, что хочет заслушать предложения всех, начиная с самого младшего офицера. Все офицеры, от командира группы до командира корабля, были единодушны во мнении продолжить плавание. Отсекли текущий парогенератор, и поход продолжался. Поставленные задачи были выполнены.
Старшим помощником командира К-59 был капитан 2 ранга Борис Суренович Багдасарян, командиром БЧ-5 — капитан 2 ранга Виктор Михайлович Никитин, командиром электротехнического дивизиона БЧ-5 - капитан 3 ранга Мстислав Олегович Здоровенин.
По итогам автономного похода экипаж К-59 был награжден: командир и механик получили орден Ленина, старпом и замполит - орден Красной Звезды, командир электротехнического дивизиона - медаль "За Боевые Заслуги». Этим же Указом за освоение новой техники орденом Красной Звезды были награждены командир К-45 капитан 2 ранга Виктор Григорьевич Белашев и командир БЧ-5 этой лодки капитан 2 ранга Иван Ефимович Бригида.
После автономного похода командир К-59 капитан 2 ранга А.В.Ганрио был назначен заместителем командира 26-й ДиПЛ ТОФ. Новым командиром К-59 стал капитан 2 ранга Б.С.Багдасарян.

Еще несколько подробностей о Багдасарьяне Борисе Суреновиче, человеке и командире, нахимовце и его семье.

Усов А.А. Записки рядового адмирала. М.: Орбита-М, 2005.

Несмотря на разницу в возрасте, званиях и должностях, группа жила дружно. Выпускные экзамены сдавали при взаимной выручке и поддержке. Помню, как помогали Гене Абасову сдать экзамен по торпедной стрельбе. Полное имя Абасова Абдулихат Умарович, но для взаимного удобства заменили Геной. В состав ГКП (главного командного пункта) вошли Ганрио и Калашников, наши временные начальники. Председателем комиссии на экзаменах в тот год был Николай Иванович Морозов, командовавший Краснознаменным учебным отрядом подводного плавания имени С.М. Кирова, который никак не верил, что молодой будущий командир не умеет атаковать торпедами. Вот мы и доказали, что умеет.
Начальство не рекомендовало нам отмечать завершение учебы всей группой и в форме. Мы выполнили рекомендацию и организовали выпускной вечер слушателей бухгалтерских курсов в приличном кафе, расположенном напротив Московского вокзала. Все были в штатском платье, за исключением одного «приглашенного» военного моряка. Ему нужно было уезжать в тот же вечер. Было весело, шумно, как на всех подобных вечерах. Борю Багдасаряна продолжали донимать просьбой: «Боря, возьми послужить на Черный флот». На что Боря неизменно спокойно отвечал: «Ну вас, ребята, на фиг, самим плавать не в чем». О службе на Черноморском флоте шуток было много, так как в тот период новые корабли шли на все флоты потоком, а на Черноморский флот пока еще поступали мало.



Багдасарьян Борис Суренович (Сурем Сарибек) родился в 1930 году. Учился в Нахимовском училище в Ленинграде с 1945 по 1948 год. Есть сведения о родителях. Отец погиб в блокаду, мать служила в управлении Военно-Воздушных Сил Красной Армии. Борис Суренович закончил училище им. Фрунзе.

В книге В.К. Грабаря "Нахимовское училище. История. Традиции. Судьбы" есть такие строки, посвященные выпускнику 1948 года: "21 июля 1970 г. командир атомной подводной лодки К-108 Борис Багдасарьян (которого капитан 1-го ранга Изачик чуть было не выгнал из училища) на боевой службе столкнулся с подводной лодкой США, которая упорно следила за нашей. Корпус советской подводной лодки оказался прочнее американской, у Бориса дома в качестве «сувенира» хранится кусок обшивки «американца»...

Горлов Олег Александрович (ОАГ):

Кстати, считаю уместным в сюжете о Багдасаряне, заметить, что мой первый штурманенок, Игорь Григорьевич Локоть (золотой медалист Бакинского училища образца 1978 года) был в похожей ситуации 11 февраля 1992 года , будучи командиром, в полигоне БП Баренцева моря, (у о.Кильдин, в наших террводах) столкнулся с американской "Батон Руж" SSN-689, USS Baton Rouge (SSN 689), Submarine Photo Index.

Затем в этом же полигоне 12 августа 2000 года американцы умудрились потопить "Курск".

"Батон Руж" была второй пл класса Лос-Анжелес, кстати "Тотог" - вторая пл класса Стёрджен они на нас вторые корпуса насылают :)
Вот как это описывает тогдашний командир 6 дипл Михаил Юрьевич Кузнецов "Удар Локтем".

В заключение еще несколько ссылок на страницы сайтов, содержащих описание этого столкновения, а также и других подобных инцидентов, которые с неизбежностью происходили в период холодной войны.

СЕМЬ ЛЕТ ПОД ВОДОЙ. Николай ПАУКОВ. 24.07.2002, Павло-Посадские известия. Интервью капитана 2-го ранга Анатолия Скорикова, прослужившего 23 года на атомных подводных лодках.
Страницы истории 26 дивизии подводных лодок ТОФ. Статья вице-адмирала А.В. Конева о 26 дипл. РПФ Форум. Автор рассказывает о службе Бориса Суреновича Багдасарьяна на подводной лодке "К-59".
ПОДВОДНЫЙ ШПИОНАЖ. Камчатское время. 30.04.2003. Подробности столкновения подлодки "К-108".
Противостояние под водой. Еженедельник «Конкурент» №14 15.04.03.
... потрясенный случившимся, командир «Тотог» коммандер Б. Балдерстон подал рапорт об отставке и стал священником, а спустя семь лет после ЧП сошел с ума и вскоре скончался.
Историческая правда о гибели подлодки К-129 оказалась искаженной. Валерий Алексин. Статья из еженедельного приложения к "Независимой газете" "Независимое военное обозрение" 26 марта - 1 апреля 1999 года № 11 (134). SUBMARINE.
ПОДВОДНЫЕ ИНЦИДЕНТЫ. О растиражированных высказываниях некоторых "консультантов" о "катастрофической" аварийности наших атомных подводных лодок.
Подводный шпионаж против СССР. Глава 7. «Вот она подходит…» Включает воспоминания американских подводников (публикация с сайта исчезла, желающим могу выслать сохраненную копию).
Подводная война. Хронографъ - неизвестные страницы истории.
К-108. История ПЛ.
ПЛАРК - Проект 675, 675М, 675МК, 675МУ, 675МКВ. РОССИЙСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ - ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ.
USS Tautog - USS Tautog SSN-639 Commemorative Page - та, с которой столкнулся Багдасарян
Submarine Photo Index - здесь список экипажа, есть бойцы, которые служили в 1970 году и, наверняка, участвовали в том столкновении 20 июня.
USS Tautog (SSN 639) Crew List - фото Тотог в разных местах и положениях.
Album Index for album 0042: USS Tautog SS & SSN639 и USS TAUTOG (SSN-639) LINKS - ссылки на сайты об этой пл.

Горлов Олег Александрович (ОАГ).

Однокашники Багдасарьяна Бориса Суреновича:

Соколов Николай Павлович
Леоненко Игорь Владимирович

Сообщение "О крысах, местах их обитания и борьбе с ними..." дополнено фрагментами из книги Верюжского Н.А. «В МОРЯХ МОИ ДОРОГИ...» ("Наш товарищ, один из авторов блога")

Просьба к тем, кто располагает дополнительными сведениями о Борисе Суреновиче Багдасаряне, предоставить их. 198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

В его учетной карточке записано: «Строгий выговор за столкновение с американской атомной лодкой в подводном положении»... Капитан 1 ранга Борис Суренович Багдасарьян (Багдасарян). Корпус советской подводной лодки оказался прочнее... Балдерстон ... стал св

Командир АПЛ "К-108", капитан 1 ранга.

Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун.

Среди первых командиров АПЛ дивизии был капитан 1 ранга Б.С.Багдасарян (К-108), капитан 2 ранга Н.Н.Береговой (второй экипаж К-94), Герой Советского Союза капитан 1 ранга В.Т.Виноградов (К-116), капитан 1 ранга С.Н.Калинин (второй экипаж К-108), капитан 2 ранга В.П.Кольцов (К-55), капитан 2 ранга А.А.Куприянов (К-34), капитан 1 ранга Р.В.Мазин (К-10), капитан 2 ранга Р.П.Путилов (К-94), капитан 1 ранга В.Г.Таргонин (К-94), капитан 1 ранга Н.Д.Удовиченко (К-189) и другие. Для некоторых служба в должности командира АПЛ стала вершиной флотской карьеры, другие продолжали службу в штабах соединений и флота. Н.Н.Береговой стал вице-адмиралом, командовал ОпЭск ВМФ, В.К.Калухин — контр-адмиралом, продолжительное время он возглавлял отдел БП ПЛ в управлении БП ВМФ.
В дальнейшем лодками пр.675 (675К, 675МК) в дивизии ПЛ командовали:
К-10 — капитан 1 ранга Р.В.Мазин. капитан 2 ранга В.Г.Жилин, капитан 1 рангаВ.А.Тушурашвили, капитан 2 ранга В.Н.Медведев,
К-48 — капитан 1 ранга Н.В.Анохин, капитан-лейтенант А.П.Еременко, капитан 2 ранга В.И.Ровенский.
К-108 — капитан 1 ранга Ю.М.Джанелидзе, капитан 1 ранга Б.С.Багдасарян...

А.Ф.Мозговой. Два командира «холодной войны»



После назначения в Москву, в Главный штаб ВМФ, Борису Суреновичу Багдасаряну часто снился один и тот же сон. Вот как он сам его рассказывал:
— На К-108 спускаюсь вниз по Тверской к Манежной плошали. Делаю поворот на Охотный ряд и кормой задеваю гостиницу "Националь"... Тут же просыпаюсь.

Люди в кожаных перчатках

В "гражданке" он был больше похож на артиста, нежели на старого морского волка. Одевался Борис Суренович с небрежной элегантностью, присущей представителям творческих профессий. На этого немолодого уже человека на улицах с интересом посматривали девушки.
Я как-то спросил супругу Багдасаряна—Ларису Леонидовну, как она, внучка флагманского артиллериста ЧФ. которую в Севастополе с юности окружали блестящие морские офицеры, остановила свой выбор на никому не известном лейтенанте с армянской фамилией? Лариса Леонидовна ответила просто:
— Боря был очень красив. В него невозможно было не влюбиться.
Борис Суренович — моряк с младых ногтей и от Бога. В 1948 г. он в числе первых выпусков Нахимовского училища. Это о них, мальчишках в черных форменках и бескозырках, когда-то был написан "Марш юных нахимовцев", который и сегодня редко, но звучит по радио: "Простор голубой. Земля за кормой...".
Тогда им завидовали все сверстники. И Борису, сыну погибшего в ленинградскую блокаду ответственного работника управления северо-западного бассейна Сурена Сурабековича Багдасаряна, посчастливилось окончить это элитное учебное заведение. Он не только хорошо учился — он был отчаянным драчуном. Как вспоминает двоюродный брат Багдасаряна, Алексей Николаевич Хвалько, когда Боря приезжал на каникулы к родственникам в Москву, ему не раз и не два приходилось демонстрировать свои бойцовские качества. В драках с местной шпаной, к восторгу девчонок, он всегда одерживал верх. Его кулаки работали без пощады, а когда "противник" превосходил числом, то в ход шло "ударное оружие"— широкий флотский ремень с тяжелой бляхой, которым юный нахимовец владел виртуозно.
После Нахимовского — прямой дорогой в ВВМУ им. М.В.Фрунзе, а из училища— на флот. Там "простор голубой" Борис Багдасарян видел нечасто, разве что с берега или через окуляр перископа, ибо служил на ПЛ.
В начале 1950-х гг. флот стал пополняться новейшими ДЭПЛ Проект 613. В отличие от своих предшественниц, они оснащались устройством РДП, позволявшим лодкам идти на перископной глубине под дизелями и одновременно подзаряжать аккумуляторы. Впрочем, служба на"дизелюхах", пусть и новейших, продолжала оставаться нелегкой.
— Многие, в том числе и офицеры с надводных кораблей, называли нас, подводников, "пижонами" зато, что мы практически не снимая носили кожаные перчатки, — рассказывал Багдасарян. — Но кожаные перчатки свидетельствовали отнюдь не только о приверженности корпоративной моде, хотя, но правде говоря, и этот элемент присутствовал. Ношение перчаток входило в привычку из-за условий службы. Ведь на борту дизельных лодок каждая капля пресной воды была на учете. Во время длительных походов ее практически запрещалось использовать для гигиенических целей. Отсюда и привычка к перчаткам: их не снимали, дабы не пачкать, а значит и не мыть лишний раз руки.
Первым в своей жизни орденом Красной Звезды Багдасарян был награжден в 1955 г. за участие в уникальном эксперименте — самом длительном по тем временам автономном подводном плавании. Подводная лодка С-70 под командованием капитана 2 ранга Леонида Рыбалко осенью 1954 г. в течение 30 суток не всплывала на поверхность. Аккумуляторы подзаряжали исключительно под РДП. Трудное это было плавание для всех, в том числе и для молодого штурмана — старшего лейтенанта Багдасаряна.
— Когда Боря вернулся из похода, на него страшно было смотреть. — вспоминает Лариса Багдасарян. — Его тело и особенно ноги распухли и покрылись язвами.
— Это было не только моей бедой, но и всех членов экипажа, — уточняет Борис Суренович. — На новейшей по тем временам лодке не лучшим образом продумали размещение шахт РДП и вытяжного устройства, посредством которого вентилировались помещения лодки во время подзарядки аккумуляторов под водой. Отработанные газы засасывались РДП и гнались обратно в лодку. Всякий раз мы осуществляли эту операцию, задыхаясь и давясь от кашля. Организм отравлялся, а тело опухало. После нашего похода конструкторы внесли изменения в конструкцию вентиляционных устройств. После модернизации во время хода под РДП сильных отравлений выхлопными газами уже не наблюдалось.
Тридцатисуточная автономка организовывалась ВМФ конечно же не только для того, чтобы проверить рациональность размещения выдвижных устройств. Советский флот готовился к выходу в океан. Уже строилась первая советская АПЛ. В конструкторских бюро вырисовывались контуры будущих атомоходов. Вот для чего понадобилось отправить в беспрецедентное по срокам подводное плавание ДЭПЛ. Как будут вести себя люди ь необычных условиях? Выдержит ли их психика? — Люди справились.

Охотник за авианосцами

После окончания Высших офицерских классов в Ленинграде Багдасаряна опять же распределили на ЧФ, но офицер упросил направить его не на "теплое озеро", а в океан. И снова учеба — в Обнинске, где готовили, и по сей день готовят, экипажи атомоходов. Почти целый год пришлось носить форму майора сухопутных войск, а не капитана 3 ранга. Этот "маскарад" был придуман высоким начальством в целях соблюдения секретности.
И вот новое место службы — Приморье. Штаб бригады ПЛ только обустраивался в поселке Промысловка, главная улица которого, под громким названием Театральная, упиралась в уссурийскую тайгу. Комбригу было некогда заниматься со вновь прибывшим офицером, тем паче что его лодка еще только строилась в Комсомольске-на-Амуре. Багдасаряна даже не устроили на ночлег. И он заночевал на... дереве. Борис Суренович был человеком сугубо городским, а тут местные газеты, которые он успел прочитать, сообщали, что у поселка Тинкан, что рядом с Промысловкой, объявился тигр-людоед. Вот почему, дабы не искушать судьбу, бравый флотский офицер забрался на дерево, уселся на толстый сук, обнял ствол руками и заснул. Потом он узнал и полюбил этот край. И нередко отпуск вместе с семьей проводил в тайге, где Багдасаряны охотились и рыбачили.
Атомные ПЛ Проект 675 (Echo-II но классификации NАTО). на которых Борис Суренович отплавал много лет, относились к подклассу ударных ракетных. Главком ВМФ С.Г.Горшков называл их "подводными авианосцами", поскольку каждая лодка, кроме торпед, несла по восемь крылатых ракет G-6 с ядерными или обычными боеголовками, которые отчасти компенсировали отсутствие палубной авиации в советском ВМФ. В американских ВМС их нарекли "убийцами авианосцев", так как предназначались они главным образом для нанесения ударов по крупным надводным кораблям и соединениям, прежде всего авианосным.
Много раз Борису Суреновичу, когда он стал командиром, доводилось "работать" с авианосцем 7-го флота США «Midway». Но еще чаще ему в "партнеры" попадался американский десантный вертолетоносец «Tripoli».
В 1968 г. Багдасарян "атаковал" американский линкор «New Jersey». Тогда Соединенные Штаты вели войну в Юго-Восточной Азии, отчаянно бомбили Индокитай, но и сами несли от огня средств ПВО ощутимые потери в личном составе и самолетах. Вот почему Пентагон принял решение попробовать обстреливать вьетнамские берега с моря. Для этой цели лучше всего подходили дальнобойные орудия старых линкоров, числившихся в резерве ВМС. В 1968 г. расконсервировали «New Jersey», и корабль взял курс на Тонкинский залив.
— Я поймал его неподалеку от Гавайских островов, — поведал мне Багдасарян. — Линкор шел полным ходом, но без охранения. Я прочно прилепился к нему аккуратно прячась под килем дредноута. Его машины гремели так, что заглушали всё вокруг. Полагаю, он меня не обнаружил. Потом я получил задачу провести условную атаку на «New Jersey». Обстановка — идеальная, в полигоне редко такая случается. По всем правилам морского искусства совершил маневр и приготовился к удару.
— И потопили бы?
— Если бы был приказ, то да. «New Jersey» имеет мощное бронирование, однако попадания моих восьми ракет он не выдержал бы. Но атака была условной, хотя тогда мы готовились к выполнению любых приказов.
Другой эпизод на грани фола произошел у Багдасаряна с американским кораблем в Японском море.
— Вышли мы в полигон для учебных стрельб. Поднимаю перископ. Осматриваю горизонт. Глядь — рядом море пенит другой перископ. Значит, лодка американская. Тут и акустики ее уловили. Начали мы друг с другом в прятки играть. Замечу, мой анонимный коллега отлично владел обстановкой и поступил в тактическом плане очень грамотно. Он взял к берегу — в сторону наших территориальных вод. А дело происходило весной, когда с отвесных скал низвергаются потоки талой воды. Своим шумом они создают чудовищные помехи для гидроакустических станций. Но мы чужую субмарину не упустили. Пересекла она границу территориальных вод — по нашим законам я был обязан всеми средствами остановить нарушителя. А какие у меня средства? — Ракеты да торпеды. Отдаю команду: "Открыть крышки носовых торпедных аппаратов!". Поднимаю из-под воды антенну и докладываю командованию, что готов к атаке. Мне в ответ: "Подожди, мы Москву запросим". Так вечно ругаемая бюрократия спасла американцев и от моей души грех отвела.
— Из-за того, что Борис всегда был готов рисковать, его без конца гоняли в океан. И на своей лодке, и на других, — грустно замечает Лариса Багдасарян. — Я его редко видела дома и называла "разъездным капитаном". Все его ордена дорого стоили и ему, и мне.
Словом, как у писателя Александра Малышкина, "мы были моряки, мы были капитаны — водители безумных кораблей".
В 1969 г. Багдасарян получил новое назначение — на Камчатку, где вступил в командование К-108 пр.675.

Специалист по "ревущим коровам"



Бьюл Балдерстон — всего на год моложе Багласаряна, но путь его к командирской должности на АПЛ был иным. Он вовсе не мечтал о карьере морского офицера. В детстве перенес тяжелую форму ревматизма. Однако справился с недугом. Стал хорошим спортсменом. Увлекался плаванием и легкой атлетикой.
Бьюл изучал насекомых пустыни в университете штата Небраска, когда началась война в Корее. Подхваченный порывом патриотизма, записался во флот. Но попал в часть, которая занималась ликвидацией устаревших боеприпасов. Балдерстон и его супруга Ирэн посчитали эту работу слишком опасной, именно поэтому молодой офицер перевелся на дизельные субмарины.
Война закончилась. Бьюл решил уже было совсем оставить флот и дальнейшую свою жизнь посвятить медицине. Он даже написал рапорт об увольнении, но не успел его подать, как нежданно-негаданно адмирал Хаймен Риковер рекомендовал Балдерстона для службы на новейших, только вступавших в строй АПЛ.
Тут следует пояснить, что значила такая рекомендация. Маленький, щуплый, если не сказать плюгавый, выходец из бедной еврейской семьи, эмигрировавшей из Польши в США, Хаймен Риковер был грозой и гордостью ВМС США. Он заслуженно носил звание "крестного отца" американского атомного подводного флота. Риковер действительно был "локомотивом" атомного подводного судостроения. Он вникал в мельчайшие детали, ссорился с подрядчиками — могущественными корпорациями, требуя от них неукоснительного соблюдения спецификационных требований при строительстве субмарин. Он лично отбирал командиров и офицеров для атомоходов. О его жестоких тестах ходили легенды. Адмирал мог задать самый нелепый вопрос и холодно наблюдал, как быстро офицер найдется с ответом. Или того пуще: сажал экзаменуемого на стул с подпиленной ножкой и, когда тот валился на пол, следил за реакцией жертвы — растеряется или нет? Риковера ненавидели и боялись. Им восхищались, у него учились. Школу Риковера прошли многие видные американские военные моряки и политические деятели, например будущий президент США Джимми Картер.
Поэтому рекомендацию Риковера Балдерстон воспринял как высшую награду, и более того — как знак свыше. Коллеги считали, что Бьюл — восходящая звезда американского подводного флота. Он быстро продвигался по служебной лестнице. Правда, в 1968 г, чуть было не случилась осечка. Атомная ПЛ "Скорпион" погибла в районе Азорских островов при переходе из военно-морской базы Рота (в Испании) в Норфолк. Балдерстон при строительстве этой лодки состоял наблюдающим офицером от ВМС. Во время расследования причин катастрофы Балдерстона затаскали по разного рода комиссиям, но никакой вины за ним выявлено не было.
Именно в то время коммандер Бьюл Балдерстон готовил свою лодку «Тотог» (тотог— один из подвидов морского окуня) к дальним и опасным походам. Атомоход, герб которого венчал девиз "Бесшумная бдительность", унаследовал свое название от ДЭПЛ, во время Второй мировой войны поставившей в американском флоте рекорд по числу побед. Ее экипаж отправил на дно 26 японских судов и кораблей, в том числе две ПЛ.
Имя обязывало. И Балдерстон делал все, чтобы его лодка не уронила чести предшественницы. Он был требовательным командиром, но вовсе не солдафоном. По свидетельству сослуживцев, на берегу, в нерабочее время, командир любил товарищеские застолья. Причем мог перепить любого члена экипажа. В то же время Балдерстон маниакально заботился о своем здоровье. Употреблял только кофе, не содержащий кофеина, перед каждым выходом в море на лодку грузили сверхнормативные запасы грецких орехов, которые Бьюл поглощал в больших количествах, поскольку считал, что те укрепляют сердечную мышцу и особенно полезны его организму.
И еще Балдерстон отличался необыкновенно выразительной мимикой. Его густые брови словно летали по лицу. То вместе или порознь залезали на лоб. то. казалось, падали ниже носа. Так происходило всякий раз. когда командир был чем-то недоволен или крайне озабочен.
А забот хватало. «Тотог» отправлялась в поход на северо-восток Тихого океана — к советским берегам — для слежения за лодками типа "Эхо-II" с целью уточнения ТТЭ) "убийц авианосцев" и возможностей их ракетного оружия.
Летом 1969 г. «Тотог» в первый раз подошла к Камчатке. Там тогда одна из русских лодок типа "Эхо-П" то ли проводила учебные стрельбы, то ли проходила испытания. Корабль Балдерстона буквально "приклеился" к ней. Работа была изнурительной. Дабы не обнаружить себя, периодически приходилось отключать все насосы, в том числе и те, что гнали воду для охлаждения реактора. На сверхмалой скорости 4800-тонную лодку трудно было удерживать на нужной глубине. Командирская вахта казалась нескончаемой. Балдерстон выполнил задание. Через перископ ему удалось заснять не только саму русскую лодку, но и старт ракет с нее. Акустики «Тотог» записали шумы "Эхо" в разных режимах надводного и подводного хода.
По правде говоря, последняя задача относилась к разряду не особенно сложных. Советские атомоходы 1 -го поколения отличались от американских высокой шумностью, но лодки пр.675 в этом смысле вообще не имели себе равных. К "пению" турбин и шипящему свисту винтов добавлялись гидродинамические шумы, образующиеся в районе газоотбойников ракетных пусковых установок. Восемь таких углублений в корпусе, где на высокой скорости образовывались завихрения водного потока, издавали звуки, похожие на рев. Вот почему американские моряки дали "убийцам авианосцев" второе, обидное имя — "ревущие коровы".
За тот поход Балдерстон был удостоен одной из высших военных наград — медали "За заслуги". Он стал признанным охотником за "ревущими коровами". Экипаж отметил это событие тем, что неофициально переименовал лодку в "Ужасную Тотог", или сокращенно — "Ужасную Т".
В июне следующего года "Ужасная Т" отправилась через океан к Камчатке с аналогичной миссией.

Лариса молилась за его спасение

На АПЛ. которой командовал капитан I ранга Багдасарян еще во время службы в Приморье, жила крыса. Моряки ее приручили и звали Машкой. Она обитала в центральном посту, однако своего присутствия людям не навязывала — обычно пряталась где-нибудь за магистралями. Впрочем, всякий раз, когда на корабле перед выходом в море проводилась проверка на герметичность, зверек неизменно появлялся. Как только давление в лодке падало и раздавалась команда "Слушать в отсеках", крыса выбегала из укрытия, садилась на задние лапы, а передними била себя по ушам. Мол, ребята, кончайте ваши игры, у меня перепопки лопнут.
Как-то лодка готовилась к очередному выходу на боевую службу. Провожать ее пришел командир дивизии контр-адмирал Владимир Яковлевич Корбан. Стояли они на пирсе с Багдасаряном и беседовали, а на лодке проводилась проверка на герметичность. Наконец старпом доложил: "Подводная лодка к бою и походу готова. Машки нет". Корбан последнюю неуставную фразу не понял и потребовал разъяснений. "Это наш особый код", — коротко ответил Багдасарян. у которого настроение заметно испортилось.
— Не мог я уйти в дальнее плавание на корабле, с которого сбежала единственная крыса. — объяснял мне Багдасарян. — Весь экипаж сразу узнал об исчезновении Машки и тоже приуныл. Ведь примета о бегстве крыс известна. Требовалось как-то задержать отход.
Багдасарян заявил адмиралу, что не готов к автономке, поскольку снабженцы не завезли на лодку положенного мешка чеснока. Корбану это не понравилось, но он распорядился чеснок доставить. А личный состав лодки упорно искал Машку. Но она куда-то запропастилась. И вот уже у сходни сбросили мешок с чесноком, а крысу не обнаружили. Тогда Багдасарян нашел другой повод для отсрочки: сообщил командиру дивизии, что у него один блок мороженого мяса в холодильнике маркирован 1939 г. "Мы им всю команду в походе перетравим", — доказывал он адмиралу. Корбан рассвирепел, вызвал снабженца, распек его и приказал мясо заменить. Досталось и Багдасаряну за привередливость и срыв боевого задания. Но Борис Суренович терпел. Тем временем лодку снова проверили на герметичность. Появился радостный старпом с рапортом: "Машка нашлась и гармонь на месте". "Что еще за гармонь?", — вспылил Владимир Яковлевич.
Как раз незадолго до описываемых событий баржу с четырьмя солдатами унесло в Тихий океан и долго болтало по волнам, пока их не подобрал американский авианосец «Kearsarge». Оголодавшим во время вынужденной одиссеи парням пришлось есть голенища сапог и меха гармошки. Вот и повелось у тихоокеанцев острить насчет гармони. Так на шуточной ноте и расстались. Лодка отвалила от пирса. А когда почти через три месяца вернулась, Корбан все-таки поинтересовался таинственным "кодом" с Машкой. Багдасарян выложил все начистоту. Владимир Яковлевич па минуту задумался, а потом сказал: "Без этой крысы я тоже не вышел бы в море".
Но тот выход с базы на Камчатке в полигон БП в Авачинском заливе К-108, которую моряки, дабы лишний раз не упоминать всуе секретный тактический номер, между собой называли "Черной Лялей" — по цвету корпуса и в честь популярной в те годы у тихоокеанцев песенки, не сопровождался никакими дурными предзнаменованиями. Он был плановым, рутинным, рассчитанным всего на трое суток. Через несколько дней Багдасарян собирался отправиться в Ленинград в качестве слушателя ВМА. Понятно: настроение у офицера приподнятое. Ничто не предвещало беды. Экипаж сплаванный. Каждый понимал другого с полуслова. Погода отличная. Покинули базу 23 июня 1970 г. и сразу же приступили к отработке элементарных учебных задач: погружения, всплытия, маневрирования, выход в торпедные атаки и т.д.
— Около двух часов следующего дня. когда проверяющие, отдававшие приказы из берегового штаба, кажется, оставили нас в покое, я утвердил план дальнейшего маневрирования. — рассказывал Багдасарян. — Дело в том, что, находясь в подводном положении, лодка обязана "вертеться": через определенные промежутки времени совершать повороты, чтобы дать возможность акустикам прослушать водное пространство с кормовых курсовых углов, поскольку шум собственных механизмов и винтов не дает возможности слышать с кормовых секторов. Лодка совершает повороты в пределах 40", чтобы прослушать водное пространство справа, потом слева, однако генеральный курс остается неизменным. Но тогда я принял решение просто дать отдохнуть экипажу в отведенном нам районе полигона БП, поэтому схема маневрирования была предельно простой: с периодическим отворотом на 90". Другими словами, лодка, как спортсмен на стадионе, бегала по кругу на глубине 40 м. Шли пятиузловым ходом. В 5.40 подвсплыли на перископную глубину. Горизонт — чист. Выдвинули радиоантенну: настало время сеанса связи с берегом. Никто ничего нам не передал. Снова нырнули на сорокаметровую глубину и начали делать поворот на 90". И тут в 5.48 акустик доложил, что слышит шумы. Он классифицировал цель как имитатор ПЛ. Пеленг цели быстро смешался на нос. Через 4 минуты объект перестал прослушиваться. Цель и наша лодка попали в зону акустической тени. А в 5.54 раздался удар...
Когда Борис Суренович довел свой рассказ до момента столкновения, то потянулся за сигаретой, закурил и продолжил:
— Удар пришелся нам в корму в районе главного стабилизатора. Лодка тут же клюнула носом и начала проваливаться на глубину. А под килем у нас — две тысячи метров. Объявил аварийную тревогу. Приказал продуть носовую группу главного балласта— никакого впечатления. Принялись продувать весь балласт, и снова без пользы. Лодка продолжала погружаться. Дал команду: "Осмотреться в отсеках!". В ответ — тишина. Ребята, очевидно, были в шоке. Признаюсь, и у меня появились сильные сомнения относительно вероятности благополучного всплытия. Пришлось сказать по связи несколько крепких слов. Последовали доклады: "Отсеки осмотрены, замечаний нет". А акустик сообщил: "Слышу шум стравливаемого воздуха". К тому времени я, конечно, догадался, что столкнулся с другой лодкой. И шум стравливаемого воздуха свидетельствовал о том, что наша "подруга" либо всплывала, либо тонула так же, как и мы.
Багдасарян закурил вторую сигарету и после паузы продолжил рассказ:
— Дифферент на нос увеличивался: сначала 20", а потом около 30". Командир БЧ-5 капитан 2 ранга Володя Дыбский пробирался из 2-го отсека в центральный пост ползком, подтягиваясь на руках, так как из-за шока его ноги отказались слушаться. Слава Богу, что электролит из аккумуляторов не пролился, удалось избежать пожара и отравлений. Я хотел уже дать команду "реверс", то есть "задний ход", а сам думаю: "Это будет моя последняя команда". При таком большом дифференте при переходе на другой режим просто могли не включиться муфты, обеспечивающие задний ход. и маневр не удался бы. И тогда точно — конец. И вдруг на отметке примерно в 70 м стрелка глубиномера задрожала, остановилась и начала двигаться в обратную сторону. С глубины приблизительно в 25 м мы вылетели на поверхность как пробка из бутылки. Это кораблик-то водоизмещением в пять с половиной тысяч тонн!
— Сколько времени продолжалось падение в бездну?
— От четырех до пяти минут. Но тогда они показались вечностью. Словом, всплыли. Отдраили люк. Солнышко светит. Океан — что пруд: полный штиль, блестит, будто зеркало. Кругом никого и ничего. Мелькнула страшная мысль: "Потопил я брата-подводника". Кто бы он ни был свой или чужой, а осознавать это тяжко. Сообщили о происшествии по радио на берег. Тут акустики доложили о шуме винтов подводной цели, которая уходила с 12-узловой скоростью на юго-восток. Значит, остались живы. И нам настала пора двигаться. Приказал: "Оба малым вперед". Не тут-то было. Заклинило линию правого вала. Так на одном левом винте и добрались до базы. Обошлось без приключений Сослуживцы, которые пришли встречать лодку, мне даже комплимент сделали: мол. никогда не видели столь красивой швартовки корабля с одной работающей линией вала, как та, что совершил я тогда.
— Но этим положительные эмоции, судя но всему, не ограничились?
— С приятными эмоциями было не густо. Кто-то успел распустить слух по поселку Рыбачий, что лодка потерпела аварию под водой. Представляете состояние наших близких! Потом Лариса сказала, что молилась за мое спасение.

"Ужасная Т" против "Черной Ляли"

В январе 1991 г. газета "Чикаго трибюн" опубликовала сенсационную статью Кристофера Дрю, в которой со ссылкой на членов экипажа «Тотог» сообщалось, что эта американская субмарина потопила у берегов Камчатки русскую ПЛ. Я обратился за разъяснениями в Главный штаб ВМФ. Там категорически опровергли утверждение о гибели нашего атомохода, но подтвердили факт столкновения. Тогда же мы познакомились с Багдасаряном.
Эпоха "холодной войны" завершилась. У Бориса Суреновича зародилась идея встретиться с командиром американской АПЛ.
— Меня вряд ли выпустят в Америку, — заметил он. — В Штатах, я думаю, с выездом попроще. Приглашу американского командира к себе, в Москву. Встретимся, выпьем, вспомним "минувшие дни и битвы, где вместе рубились..."
Казалось, все так просто. Связались с Крисом Дрю и попросили передать приглашение Багдасаряна командиру «Тотог». Но ответа не последовало. Об инциденте, случившемся у берегов Камчатки в 1970 г.. и судьбе командира «Тотог» Дрю поведал несколько лет спустя в своей книге "Игра в жмурки", написанной совместно с Шерри Зонтаг. Вот как виделись те драматические события американской стороне.
Когда акустики «Тотог» обнаружили "Черную Лялю", то сразу определили, что она ведет себя довольно странно. Шла по прямой, то есть была идеальным объектом для "охоты". "Ужасная Т" пристроилась за кормой русской лодки и, дабы не выйти из зоны акустической тени, приблизилась к ней на максимально короткую дистанцию. Американские моряки, как они выражались, "танцевали под водой казачок", так как скорость у обеих субмарин была небольшая, и требовалось немало усилий удерживать корабль на курсе и глубине.
Бьюл Балдерстон не отрываясь смотрел на экран гидролокатора, все время повторяя одни и те же слова: "Вот она... Вот она...". При этом его брови совершали немыслимые пируэты, что свидетельствовало о его крайнем напряжении и возбуждении. Отметка на экране время от времени показывала нулевую дистанцию между лодками, но потом расстояние между кораблями снова увеличивалось.
Вдруг русская субмарина стала всплывать, потом опять погрузилась, и тут отметка на дисплее исчезла. На «Тотог» не могли определить, где находится "Эхо", справа или слева? И вдруг раздался страшный удар. Было такое ощущение, что лоб в лоб столкнулись две машины, бегущие по шоссе. По корпусу "Тотог" с ужасным скрежетом и звоном забарабанили винты "Эхо". В центральном посту на пол полетели чашки с остывшим кофе, пишущие ручки, карандаши и вообще все, что могло падать. «Тотог» получила тридцатиградусный крен на правый борт. Затем лодку с чудовищной силой толкнуло назад и вниз — в глубину.
Акустик Пол Уотерс сорвал с себя наушники. Ему казалось, что от грохота у него лопнули перепонки, а его коллегу — Дэвида Линдсея — ударом вообще выбросило из кресла, и он, матерясь, кувырком полетел вниз по железному трапу на нижнюю палубу. Как и положено в таких случаях, моряки задраили переборочные двери. В носовом отсеке остался один восемнадцатилетний матрос Грег Грили, который пришел на лодку всего за три недели до выхода в море. Пареньку пришлось пережить с десяток, мягко говоря, неприятных минут, пока его старшие товарищи не пришли в себя и не вспомнили о нем.
Крен понемногу выровнялся до десяти градусов на правый борт. Линдсей поднялся наверх, занял свой пост и надел наушники. Он услышал звук, похожий на тот, который издает при поджаривании попкорн. "Корпус русской лодки разрушается" — к такому заключению пришел акустик, о чем и доложил командиру.
Балдерстон приказал дать полный ход и взять курс на Пёрл-Харбор, но лодка не могла выжать больше 12 уз. О судьбе русских никто не говорил. При проведении секретных операций приказ командования запрещал всплывать даже в случае непредвиденных инцидентов, но в целом это было похоже на наезд с последующим бегством с места происшествия.
У «Тотог» от столкновения с "Черной Лялей" больше всего пострадало ограждение рубки, на которое и пришелся удар. При бегстве от русских берегов листы рубочной стали один за другим отрывало и с грохотом било о борт.
Когда ночью «Тотог» всплыла, то вид у нее действительно был ужасный. Вместо рубки — какая-то конструкция, смахивающая на помятый картон, один из двух перископов сломан, антенные устройства тоже оказались покалеченными. Рубочный люк не смогли отдраить. Его заклинило осколком винта русской лодки.
Члены экипажа никогда не видели своего командира таким подавленным. "Всё. Моя карьера кончилась, — выдавил он. — Я должен забыть о звездах". Балдерстон имел в виду адмиральские звезды, о которых мечтал.

Пара слез на пыльные ботинки

"Тотог" доползла до Пёрл-Харбора к 1 июля. Ночью лодку завели в док, а исковерканную рубку укрыли брезентом. У всех членов экипажа взяли подписку о неразглашении сведений, связанных с инцидентом. Были изъяты и все куски и кусочки русского металла, застрявшие в корпусе, которые моряки прихватили в качестве сувениров.
Вопреки ожиданиям. Балдерстона не винили в случившемся. Вышел только приказ, рекомендовавший командирам субмарин при слежении за лодками противника "держать дистанцию". Балдерстона даже повысили в должности, назначив командиром соединения подводных лодок, в число которых входила и «Тотог», однако адмиральских погон он так и не получил. Звезда его закатилась, не успев подняться. Через семь лет он уволился из флота и стал... баптистским проповедником.
А по другую сторону океана события развивались по советскому сценарию "преступления и наказания": одни товарищи уверяли Багдасаряна. что ему пора на парадном мундире делать дырку для ордена, другие придерживались иного мнения. И, увы, последние оказались правы. Начались таскания по инстанциям.
— Направление в академию мне зарубили, — констатировал Борис Суренович. — Объявили о неполном служебном соответствии. Но по тогдашним обычаям, эта мера наказания за аварийное происшествие была чем-то вроде поощрения. Потом наступила очередь пыточной — рассмотрения моего дела на парткомиссии. А там известно какие моряки собирались: начальник склада и прочие неплавающие люди. Командир эскадры контр-адмирал Яков Ионович Криворучко, зная мой горячий нрав, перед заседанием комиссии сказал: "Не ершись. Брось пару слез на пыльные ботинки". Договорились с ним так: если он тихонько похлопает ладонью по своей коленке, значит я обязан молчать, какие бы речи в мой адрес не звучали. Я действовал точно по распоряжению старшего командира, но мне все-таки влепили строгий выговор с занесением в учетную карточку. Однако через полгода взыскание сняли. Много лет спустя, когда происходил обмен партийных документов, запись исчезла и из учетной карточки, хотя я просил ее оставить. Мало ведь нашлось бы коммунистов, у которых в учетной карточке значилось: "Объявлен строгий партийный выговор за столкновение с американской АЛЛ в подводном положении".
— Какие же повреждения получила ваша лодка? И оказывалась ли ей какая-нибудь помощь другими кораблями?
—После того как мы сообщили о происшествии на берег, нам навстречу вышел буксир, но его помощи не потребовалось. Кстати, был организован и поиск лодки, с которой мы столкнулись. Корабли и авиация пытались ее обнаружить, но безуспешно. Сразу по прибытии в базу подводную часть корпуса нашей лодки обследовали водолазы, которые обнаружили, что линия правого вала сильно погнута. А в доке выяснилось: ударом ее буквально втрамбовало в корпус. Эта линия и спасла корабль. Тогда у экипажа даже родился тост: "Выпьем за линию правого вала!'" (Кстати, у моряков «Тотог» появился похожий по смыслу тост: ''За сталь НУ-80!"*) В легком корпусе имелась и большая пробоина: а в нее легко мог бы въехать автобус. По правде говоря, если бы «Тотог» врезалась на несколько метров ближе к центру лодки, то нам бы несдобровать. Американская субмарина несомненно пропорола бы наш легкий и прочный корпус.
В память о столкновении с «Тотог» у Бориса Суреновича остался тяжелый кусок корабельной стали — фрагмент сорванной с американской субмарины обшивки, впечатавшийся в борт К-108.
— Во время ремонта мы обнаружили много американского железа в нашей корме, — заметил Багдасарян. — К сожалению, практически у всех членов экипажа сотрудники КГБ перед уходом лодки с ремонта изъяли осколки. Потребовали и от меня сдать заморскую сталь — я категорически отказался. Махнули рукой и удалились.
— Чем закончилась эта история?
— Месяц ремонтировались, а потом лодку отправили на БС к берегам Калифорнии. Как мы тогда шутили, "смывать кровью провинность". Перед выходом в море я провел опрос в экипаже: кто со мной откажется идти, того без обиды и оргвыводов оставляю на берегу. Отказался лишь один мичман. Все остальные выразили доверие командиру. Два месяца дежурили в районе Сан-Франциско. С меня взыскание о несоответствии сняли. На следующий год все-таки послали в академию.
— Если бы ваша или американская, а то и обе лодки затонули, какими могли бы быть последствия?
— Самыми серьезными. Кроме атомных реакторов, наша и, насколько мне известно, американская лодки имели на борту ядерное оружие. Реакторы были в рабочем режиме. И вполне вероятно, их не удалось бы заглушить. А тогда одному Богу известно, чем бы все это закончилось, тем паче в лихие времена "холодной войны".
Борис Суренович много чего поведал о тех временах. Ему самому доводилось "охотиться" за американскими подводными ракетоносцами.
— Почему "Черную Лялю" и ее "сестер", предназначенных для ударов по крупным надводным кораблям, привлекали к противолодочным операциям?
— На лодках пр.675 устанавливался новейший по тем временам гидроакустический комплекс "Керчь", — ответил Багдасарян. — Собственно, комплекс предназначался для обнаружения надводных кораблей, но показывал и очень неплохие результаты при обнаружении подводных целей. По своим характеристикам станция была близка к американским. Вот почему нас привлекали к противолодочным операциям. Правда, из-за высокой шумности наших лодок эффект от использования комплекса значительно снижался — приходилось прибегать к разного рода ухищрениям, чтобы выполнить боевую задачу.
— В чем они состояли?
— Чаще всего мне доводилось вести слежение за американскими атомными ракетными ПЛ, базировавшимися в Апре на Гуаме. Там значительные глубины и сложная гидрология, что затрудняло обнаружение и слежение. Согласно боевым распоряжениям, нам запрещалось подходить к границе территориальных вод США ближе, чем на пять миль. А ширина территориальных вод США составляла тогда три мили. Итого мы имели в сумме восемь миль. Но на такой дистанции обнаружить американские лодки, выходившие на патрулирование, было трудно. Но в тех же боевых распоряжениях говорилось, что мы должны "засекать" американские ракетоносцы. То есть имелось противоречие между тем, что мы должны делать, и тем, что делать не имели права. — приходилось выбирать. Я поступал так: когда получал сведения о подготовке американской лодки к выходу в море, то направлял свой корабль в запретную для меня пятимильную зону, а случалось, забирался и в территориальные воды США.
— Насколько далеко вы заходили в американские воды?
— До полутора миль.
— Но таким образом вы нарушали приказ!
— Да. Но, нарушая один приказ, мы выполняли другой, более важный — обнаруживали американские лодки.
— А как вы о таких нарушениях докладывали командованию?
— По документам и картам у нас выходило, что мы никаких нарушений не делали. А докладывали командованию о выполнении главной задачи — обнаружении и слежении за американскими лодками. Думаю, командование догадывалось о наших проделках, но закрывало на это глаза, потому что о выполнении главной задачи нужно было докладывать вышестоящему начальству, а оно не погладило бы по головке, если бы мы не смогли обнаружить американцев.
— Это были рискованные операции?
— Да, очень. Иногда мне казалось, что я вот-вот поседею на глазах у подчиненных в центральном посту. Но ничего, обходилось.

Повторить без купюр!

Бьюл Балдерстон не мог ни ответить Багдасаряну, ни принять его приглашение. Он умер от сердечной недостаточности в 1984 г., что явилось следствием и перенесенного в детстве ревматизма и, не в последнюю очередь, инцидента у берегов Камчатки. Бывший командир «Тотог» был уверен, что потопил русскую лодку. Свою боль баптистский проповедник носил в себе. Его жена и другие близкие узнали о происшествии в Тихом океане лишь спустя много лет после смерти Балдерстона.
Кстати, командование ВМС и высшее политическое руководство Соединенных Штатов тоже считали русское "Эхо-2" погибшим. Как вспоминает бывший министр обороны США Мэлвин Лейэрд, когда он сообщил об этом президенту Ричарду Никсону, тот сохранил непроницаемое выражение лица. Сдержанная реакция главы Белого дома объяснима. Двумя годами ранее у русских в Тихом океане погибла ракетная ДЭПЛ типа "Гольф". Однако Советы не потрудились оповестить мир об этом трагическом происшествии. Очевидно, Никсон рассудил, что и на этот раз Кремль не поднимет шума. И не ошибся. Реакция Москвы — тишина.
Борис Багдасарян пережил своего соперника по подводной корриде на шестнадцать лет. Он скончался 4 мая 2000 г. от профессиональной болезни подводников-атомщиков 1-го поколения — рака.
Достаточно полистать справочник "Подводные лодки России. Атомные. Первое поколение"**, чтобы убедиться: редкая лодка избежала аварий ЯЭУ. Не миновала эта напасть и лодки Багдасаряна.
* — Прим. авт. Из стали марки НУ-80 был сделан корпус субмарины.
** — Подводные лодки России. Атомные. Первое поколение. История создания и использования. 1952-1996 (научно-исторический справочник). —Санкт-Петербург, 1996. т. IV, часть 1.
Как-то лодка, которой он командовал, вернулась с длительной БС. Как и положено, экипаж проводил осмотр корабля и мелкий послепоходный ремонт. Багдасаряну доложили, что в одной из магистралей в реакторном отсеке, судя по всему, образовалась микротрещина, через которую по капле сочится жидкость, и жидкость эта жутко "фонит". Командир доложил вышестоящему начальству, то пообещало прислать специалистов-ремонтников, но на борт\ лодки никто не объявился. Багдасаряп снова рапортовал начальству, снова последовали обещания, но ремонтники так и не прибыли. Тогда Багдасарян сделал. в полном смысле слова, отчаянный шаг Он наступил на лужицу радиоактивной жидкости и сразу же отправился к посту дозиметрического контроля на выходе из базы. И там нога Багдасаряна "затрезвонила" что есть мочи. Объявили тревогу. Багдасаряна и его экипаж — в карантин. Случился скандал, но зато ремонтную бригаду быстренько прислали.
— Если бы я не сделал этого, то потихоньку вся команда переоблучилась бы, — объяснял причину своей "хулиганской выходки" Борис Суренович. — Я наступил на лужицу правой ногой, а потом в моей правой почке завелся "рачок".
Багдасарян почему-то был уверен, что именно тот эпизод породил злокачественную опухоль. Может быть. Хотя и других поводов для развития онкологической болезни у него было предостаточно.
10 августа 1985 г. его угораздило оказаться в бухте Чажма, где на судоремонтном заводе во время перезарядки реактора на К-431 произошел взрыв. 10 человек погибли сразу. Других смерть, извергнутая мини-чернобылем, достает многие годы. Багдасаряну, представителю управления боевой подготовки Главного штаба ВМФ, отвечавшему за обучение экипажей ударных атомоходов, вовсе не обязательно было лезть в пекло, но он оказался в числе ликвидаторов последствий катастрофы.
Не порвал Борис Суренович с флотом и после ухода на пенсию в 1988 г. До того срока, покуда болезнь не приковала его к постели, он работал в Академии Генерального штаба, где делился опытом и секретами своего ремесла с будущими флотоводцами.
Лариса Леонидовна Багдасарян пережила супруга на год с небольшим. Установила памятник мужу на Востряковском кладбище и умерла...
Мне довелось быть свидетелем интервью, которое давал Багдасарян ведущему программы "60 минут" американской телекомпании CBS Майку Уоллесу. Происходило это в тогда еще существовавшей гостинице "Интурист", в двух шагах от "Националя". который Борис Суренович в своих снах задевал кормой К-108.
— Я очень жалею, что мне не удалось встретиться с командиром «Тотог», — сказал он. — Я всегда с уважением относился к американским морякам, с которыми "воевал" долгие годы. И о тех временах вспоминаю с гордостью. И если бы мне довелось прожить свою жизнь заново, то я хотел бы просто повторить ее без купюр.


Пробоина в борту К-108 после столкновения с «Тотог». Хорошо видна линия правого вала

Багдасарян Борис Суренович. Родился 14 марта 1930 г. в Ереване АССР.
Образование: в 1948 г. окончил 10 классов Ленинградского Нахимовского училища, в 1952 г. — ВВМУ им. М.В.Фрунзе, в 1959 г. — ВСОК ВМФ, в 1972г.—АКОС ВМА.'
Присвоение воинских званий: 5.07.1952
—лейтенант. 21.07.1954 — ст. лейтенант, 24.08.1956 — капитан-лейтенант, 17.09.1959 — капитан 3 ранга, 4.11.1962
— капитан 2 ранга, 21.09.1967 — капитан 1 ранга.
Прохождение службы: воспитанник ЛВМУ (до 1948 г.); курсант ВВМУ им. М.В.Фрунзе (19.08.1948); командир БЧ-1 С-33 (5.07.1952); командир БЧ-1 -4 С-70 ЧФ (9.03.1953); помощник командира С-70 ЧФ (21.07.1954); ст. помощник командира С-73 ЧФ (24.06.1955); слушатель ВСОК ВМФ (24.12.1958); ст. помощник командира АПЛ СФ (17.07.1959); ст. помощник командира К-59 ТОФ (29.06.1960); командир К-59 26-й ДиПЛ ТОФ (5.05.1963); командир К-57 26-й ДиПЛ ТОФ (21.01.1967); командир К-108 10-й ДиПЛ ТОФ (29.10.1968); слушатель АКОС ВМА (19.10.1971); в распоряжении ГК ВМФ (29.07.1972); ст. офицер отдела управления боевой подготовки ВМФ (14.08.1972). Уволен в запас приказом министра обороны от 25.11.1987 г.

Коррида над бездной. Александр Мозговой. - Морской сборник № 7, 1992 г.

Багдасарян с «трофеем» Фото П. Кривцова

НА АТОМНОЙ подводной лодке, которой командовал Борис Багдасарян еще во время службы в Приморье, жила крыса. Моряки ее приручили и звали Машкой. Она обитала в центральном посту, однако своего присутствия людям не навязывала. Обычно пряталась где-нибудь за магистралями. Впрочем, всякий раз, когда на корабле перед выходом в море осуществлялась проверка на герметичность, зверек неизменно появлялся. Как только давление в лодке падало и раздавалась команда «Слушать в отсеках», крыса выбегала из укрытия, садилась на задние лапы, а передними била себя по ушам. Мол, ребята, кончайте ваши игры, у меня перепонки лопнут.
Как-то ПЛА готовилась к очередному выходу на боевую службу. Провожать ее пришел командир части контр-адмирал Владимир Яковлевич Корбан. Стоя ли они на пирсе с Багдасаряном и беседовали, а на лодке проводилась проверка на герметичность. Наконец старпом доложил: «Подводная лодка к бою и походу готова. Машки нет». Корбан последнюю неуставную фразу не понял и потребовал разъяснений. «Это наш особый код», — коротко ответил Багдасарян, у которого настроение заметно испортилось.
— Не мог я уйти в дальнее плавание на корабле, с которого сбежала единственная крыса, — рассказывает капитан 1 ранга запаса Борис Суренович Багдасарян. — Весь экипаж сразу узнал об исчезновении Машки и тоже приуныл. Ведь примета о бегстве крыс известна. Требовалось как-то задержать отход.
Багдасарян заявил адмиралу, что не готов к автономке, поскольку снабженцы не завезли на лодку положенного мешка чеснока. Корбану, конечно же, это не понравилось, но он распорядился чеснок доставить. А личный состав субмарины упорно искал Машку. Однако она куда-то запропастилась. И вот уже у сходни сбросили мешок с чесноком, а крысу все еще не обнаружили. Тогда Багдасарян нашел другой повод для отсрочки: сообщил командиру дивизии, что у него один блок мороженого мяса в холодильнике маркирован 1939 годом. «Им мы всю команду в походе перетравим», — доказывал он адмиралу. Корбан рассвирепел, вызвал командира базы, распек его и приказал мясо заменить. Досталось и Багдасаряну за привередливость и задержку с отходом. Но Борис Суренович терпел. Тем временем лодку снова проверили на герметичность. Появился радостный старпом с рапортом: «Машка нашлась...»
Когда почти через три месяца лодка вернулась в базу, Корбан все-таки поинтересовался таинственным «кодом» с Машкой. Багдасарян выложил все начистоту. Владимир Яковлевич на минуту задумался, а потом сказал: «Без этой крысы я тоже не вышел бы в море».
А вот другой выход лодки уже с базы на Камчатке в полигон не сопровождался никакими дурными предзнаменованиями. Он был плановым, обычным. Через несколько дней Багдасарян собирался отправиться в Ленинград, где был зачислен слушателем Военно-морской академии. Понятно, настроение у офицера было приподнятое. Ничто не предвещало беды — экипаж сплаванный. Каждый понимал друг друга с полуслова. Погода отличная. Покинули базу 23 июня 1970 года и сразу же приступили к отработке элементов учебных задач.
— Около двух часов ночи следующего дня, когда проверяющие, кажется, оставили нас в покое, я утвердил проект дальнейшего маневрирования, составленный штурманом Сергеем Костенковым, — вспоминает Багдасарян. — Дело в том, что, находясь в подводном положении, лодка обязана «вертеться»: через определенные промежутки времени совершать повороты, дабы дать возможность акустикам прослушать водное пространство с кормовых курсовых углов. Шли пятиузловым ходом. В 5.40 подвсплыли на перископную глубину. Горизонт чист. Выдвинули радиоантенну — настало время сеанса плановой связи с берегом. Никто ничего нам не передал. Снова нырнули на 40-метровую глубину и начали делать поворот на 90 градусов. И тут в 5.48 акустик доложил, что слышит шумы. Он классифицировал цель как имитатор подводной лодки. Пеленг цели быстро смещался в нос. Определили ее скорость — около 12 узлов. Через 4 минуты объект перестал прослушиваться. Цель попала в зону акустической тени. А в 5.54 раздался удар...
В январе минувшего года американская газета «Чикаго трибюн» опубликовала сенсационный материал. Бывшие члены экипажа атомной подводной лодки ВМС США «Тотог» («Губан» — есть такая рыба семейства окуневых) поведали журналистам о том, что в июне 1970 года их субмарина столкнулась с атомоходом ВМФ СССР типа «Эхо-II» в «северной части Тихого океана».
По их словам, «Тотог» в течение нескольких часов следовала на глубине за «Эхо-II». Потом неожиданно советская подлодка совершила поворот на 180 градусов, увеличила скорость и врезалась в американскую ПЛА. «Тотог» чуть не опрокинулась. У лодки смяло ограждение рубки и оказался поврежденным гребной винт, однако никто из экипажа не пострадал.
После столкновения акустики «Тотог» различили за бортом шумы, «похожие на звуки лопающихся при поджаривании зерен кукурузы». Затем наступила полная тишина. Офицеры субмарины пришли к заключению, что в результате удара произошло разуплотнение муфт валов гребных винтов советской подлодки, в ее прочный корпус стала поступать забортная вода и корабль затонул. Позже этот вывод подтвердили сотрудники военно-морской разведки США. А международная экологическая организация «Гринпис» занесла гибель «Эхо-II» в список тайных ядерных катастроф.
В феврале нынешнего года, как раз тогда, когда в Баренцевом море столкнулась атомная субмарина ВМС США «Батон Руж» и ПЛА ВМФ СНГ типа «Сьерра», в Москву из Вашингтона прилетел Джошуа Хэндлер, возглавляющий в «Гринпис» исследовательский отдел «За безъядерные моря». Я свел американского эксперта с главным штурманом ВМФ контр-адмиралом В. И. Алексиным, который является у нас, пожалуй, самым крупным знатоком аварийности на Военно-Морском Флоте. Обсуждали они многие вопросы. Естественно, вспомнили и о драматическом эпизоде июня 1970 года. Валерий Иванович опроверг утверждение о гибели нашей лодки. «Она еще много лет плавала в составе Тихоокеанского флота, — сказал контр-адмирал. — А ее командир живет сейчас в Москве».
Джошуа Хэндлер должен был возвращаться домой, а уж я не упустил возможности встретиться с бывшим командиром атомохода, попавшего 22 года назад в крутой переплет...
Борис Багдасарян — моряк с младых ногтей. После гибели отца в ленинградскую блокаду паренька определили в только что открывшееся Нахимовское училище, которое он окончил в 1948 году. Это был первый выпуск. Потом высшее военно-морское училище, служба на флоте. Первого в своей жизни ордена — ордена Красной Звезды — удостоен в 1954 году за участие в самом длительном по тем временам автономном подводном плавании. Дизельная лодка 613-го проекта Черноморского флота под командованием капитана 2 ранга Л. Ф. Рыбалко в течение 30 суток не всплывала на поверхность. Аккумуляторы подзаряжали исключительно под РДП. Трудное это было плавание для всех, в том числе и для молодого штурмана — старшего лейтенанта Багдасаряна. Трудное и полезное. И сейчас Борис Суренович убежден, что нет лучшей школы для командиров-подводников, чем служба на «дизелях». Необходимость всплывать для подзарядки, иногда при самых неблагоприятных обстоятельствах, умение ходить под РДП, менее комфортные по сравнению с атомоходами условия — все это, по словам убеленного сединами подводника, «дает богатейшую практику управления кораблем и требует от офицеров постоянной тактической самоподготовки».
К 1970 году Багдасарян уже несколько лет командовал атомными подводными лодками.
Когда Борис Суренович довел свой рассказ до момента столкновения, то потянулся за сигаретой. Закурил и продолжил:
— Удар пришелся нам в корму в районе правого стабилизатора. Лодка тут же клюнула носом и начала проваливаться в глубину. А под килем у нас было две с половиной тысячи метров Объявил аварийную тревогу. Приказал продуть носовую группу главного балласта. Никаких результатов. Принялись продувать весь балласт. И снова без пользы. Лодка продолжала погружаться, Дал команду: «Осмотреться в отсеках!» В ответ — тишина. Ребята, очевидно, были в шоке. Признаюсь, и у меня появились сомнения относительно возможности благополучного всплытия. Пришлось сказать по связи несколько крепких слов. Последовали доклады: «Отсеки осмотрены, замечаний нет». А акустик сообщил: «Слышу шум стравливаемого воздуха». К тому времени я, конечно, догадался, что столкнулся с другой субмариной. И шум стравливаемого воздуха свидетельствовал о том, что наша «подруга» либо всплывала, либо тонула так же, как и мы.
Дифферент на нос постоянно увеличивался: сначала 20, а потом около 30 градусов. Командир БЧ-5 Володя Дыбский пробирался из 2-го отсека в центральный пост ползком, подтягиваясь на руках. Слава Богу, что электролит из аккумуляторов не пролился, удалось избежать пожара и отравлений. Я хотел уже дать команду: «Реверс», т. е. «Задний ход». А сам думаю: «Это будет моя последняя команда». При таком большом дифференте при переходе на другой режим просто могли не включиться муфты, обеспечивающие задний ход, и маневр бы не удался. И тогда точно — конец. И вдруг на отметке примерно в 70 метров стрелка глубиномера задрожала, остановилась и начала двигаться в обратную сторону. С глубины приблизительно в 25 метров мы вылетели на поверхность как пробка из бутылки.
— Сколько времени продолжалось падение?
— От 3 до 5 минут. Но тогда они показались вечностью. Словом, всплыли. Отдраили люк. Солнышко светит. Океан — что пруд: полный штиль, блестит, словно зеркало. Кругом никого и ничего. Мелькнула страшная мысль: «Потопил я брата подводника». Кто бы он ни был: свой или чужой, а осознавать это тяжко. Сообщили о происшествии по радио и на берег. Тут акустики доложили о шуме винтов неопознанной подводной лодки, которая уходила 15-узловой скоростью на юго-восток. Значит, остались живы. И нам настала пора двигаться. Приказал: «Оба малым вперед». Не тут-то было. Заклинило линию правого вала. Так на одном левом винте и добрались до базы. Обошлось без приключений. Сослуживцы, которые пришли встречать лодку, мне даже комплимент сделали: мол, никогда не видели столь красивой швартовки корабля с одной работающей линией вала.
— Но этим положительные эмоции, судя по всему, не ограничились?
— С приятными эмоциями было негусто. Кто-то успел распустить по поселку слух, что лодка погибла. Представляете состояние наших близких! Прихожу домой, открываю дверь, а жена Лариса — в обмороке.
Одни товарищи уверяли Багдасаряна, что ему пора на парадном мундире делать дырку для ордена. Другие придерживались иного мнения. И, увы, последние оказались правы.
— Направление в академию мне зарубили, — рассказывает Борис Суренович. — В приказе предупредили о неполном служебном соответствии. Но по тогдашним обычаям эта мера наказания за аварийное «происшествие» была чем-то вроде поощрения. Потом наступила очередь пыточной — рассмотрения моего дела на парткомиссии. А там известно, какие моряки собирались: начальник склада и прочий неплавающий люд. Командир эскадры, ныне покойный контр-адмирал Яков Ионович Криворучко, зная мой горячий нрав, перед заседанием комиссии сказал: «Не ершись. Брось пару слез на пыльные ботинки». Договорились с ним так: если он тихонько похлопает ладонью по своей коленке, значит, я обязан молчать, какие бы речи в мой адрес ни звучали. Я действовал точно по распоряжению старшего командира. И все-таки мне влепили строгий выговор с занесением в учетную карточку. Однако через полгода взыскание сняли. Несколько лет спустя, когда происходил обмен партийных документов, запись исчезла и из учетной карточки, хотя я и просил ее оставить. Мало нашлось бы коммунистов, у которых в учетной карточке значилось: «Объявлен строгий партийный выговор за столкновение с американской ПЛА в подводном положении».
— Какие же повреждения получила ваша лодка?
— Сразу по прибытии подводную часть корпуса обследовали водолазы, которые обнаружили, что линия правого вала сильно погнута. А в доке выяснилось: ударом ее буквально втрамбовало в легкий корпус. Эта линия и спасла корабль. Тогда в экипаже родился даже тост: «Выпьем за линию правого вала». Но, по правде говоря, если бы «Тотог» врезалась на несколько метров ближе к центру лодки, то нам несдобровать. Впрочем, и мы «американку» прилично покалечили: снесли ограждение рубки и выдвижные устройства, хвост задели. Она потом долго ремонтировалась в одном из японских портов.
В память о столкновении с «Тотог» у Бориса Суреновича остался кусок корабельной стали — фрагмент сорванной с американской субмарины обшивки, впечатавшийся в борт «Эхо-II».
— Во время ремонта мы обнаружили много американского железа в нашей корме, — замечает Б. Багдасарян. — Очевидно, и моряки с «Тотог» обзавелись такими же сувенирами. К сожалению, практически у всех членов моего экипажа сотрудники КГБ перед уходом лодки с ремонта изъяли осколки. Потребовали и от меня сдать заморскую сталь. Я категорически отказался. Махнули рукой.
— Чем закончилась вся эта история?
— Месяц ремонтировались. А потом лодку отправили на боевую службу. Как мы тогда шутили, «смывать кровью» провинность. Перед выходом в море я провел в экипаже опрос: кто со мной откажется идти, того без обиды и оргвыводов оставляю на берегу. Отказался лишь один мичман. Все остальные выразили доверие командиру. Два с половиной месяца плавали. Взыскание о несоответствии с меня сняли. И на следующий год все-таки послали в академию. После нее снова служил, в том числе в Главном штабе ВМФ. Кстати, столкновение с «Тотог» способствовало получению довольно приличной квартиры в Москве. Прибыл я в столицу и оказался в штатной для военнослужащих ситуации: ни кола ни двора. Как раз тогда составлялись очередные списки бездомных офицеров. Шансов на жилье у меня, как у «новичка», было мало. Но список попал на глаза тогдашнему главкому ВМФ Сергею Георгиевичу Горшкову. Увидел он мою фамилию и вспомнил. Распорядился выделить квартиру, по теперешним понятиям почти что в центре — на Мосфильмовской.
— Судя по публикации в «Чикаго трибюн», моряки с «Тотог» утверждают, что не они, а вы врезались в них, совершив неожиданный поворот на 180 градусов и увеличив скорость.
— Не знаю, чем руководствовались американские подводники, давая такие сведения. Я уже рассказывал вам об обстоятельствах столкновения. Скорость у нас была постоянная — 5 узлов, плановый поворот составлял 90 градусов. Добавлю только, что «Тотог», следившая за нами из сектора акустической тени, похоже, потеряла «Эхо», когда мы всплывали на сеанс связи. Командир американской субмарины лег на пеленг потери контакта. Это опасный маневр, который в итоге и привел к аварии.
— Но вы ведь тоже близко слышали шумы неизвестной цели?
— Контакт был кратковременным, а затем его и вовсе потеряли. Конечно, получив доклад акустика, нашей лодке лучше всего было уйти влево. Но это сейчас легко говорить. Такие случаи в морской практике случаются довольно редко, и всего не предусмотришь.
— Если бы ваша или американская, а то и обе лодки затонули, какими могли быть последствия?
— Самыми серьезными. Кроме атомных реакторов, наша и, насколько мне известно, американская лодки имели на борту ядерное оружие. Реакторы были в рабочем режиме. Вполне вероятно, их не удалось бы заглушить. И тогда одному Богу известно, чем бы все это закончилось. Тем паче в лихие времена «холодной войны».
Борис Суренович много чего поведал о тех лихих временах. Подкласс атомоходов, к числу которых относилась и лодка Багдасаряна, в американских ВМС нарекли «убийцами авианосцев», так как предназначены они прежде всего для нанесения ударов по крупным надводным кораблям и соединениям. Много раз доводилось «работать» Борису Суреновичу с авианосцем 7-го флота ВМС США «Мидуэй». Но еще чаще ему в «партнеры» попадался американский десантный вертолетоносец «Триполи».
— Следить за подобными кораблями не очень сложно, — отмечает старый подводник. — Их труднее обнаружить в океане, а потом следить скрытно — так, чтобы не засекли тебя самого.
А в 1968 году Багдасарян «атаковал» американский линкор «Нью-Джерси». Тогда Соединенные Штаты вели войну в Юго-Восточной Азии. Они осуществляли массированные бомбардировки стран Индокитая, но и сами несли от огня средств ПВО ощутимые потери в личном составе и самолетах. Вот почему Пентагон принял решение обстреливать вьетнамские берега с моря. Для этой цели лучше всего подходили дальнобойные орудия старых линкоров, числившихся в резерве ВМС. В 1968 году расконсервировали «Нью-Джерси», и корабль взял курс на Тонкинский залив.
— Я поймал его неподалеку от Гавайских островов, — говорит Багдасарян. — Линкор шел полным ходом, но без охранения. Я прочно прилепился к нему, аккуратно прячась под килем дредноута. Его машины гремели так, что все заглушали вокруг. Полагаю, он меня не обнаружил. Потом я получил задачу провести условную атаку «Нью-Джерси». Обстановка — идеальная, на полигоне редко такая случается. По всем правилам морского искусства совершил маневр и приготовился к удару.
— И потопили бы? ''
— Если бы был приказ, то да. «Нью-Джерси» имеет мощное бронирование, Однако попадания моих ракет он вряд ли выдержал бы. Но атака была условной, хотя тогда мы готовились к выполнению любых приказов.
Другой эпизод «на грани фола» произошел у Багдасаряна с американской подлодкой в Японском море.
— Вышли мы на полигон для учебных зачетных стрельб. Поднимаю перископ. Осматриваю горизонт. Глядь — рядом море пенит другой перископ. Точно знаю, что рядом никаких наших лодок нет. Значит, американская. Тут и акустики ее уловили. Начали мы друг с другом в прятки играть. Замечу: мой анонимный коллега отлично знал обстановку и поступил в тактическом плане очень грамотно. Он взял к берегу — в сторону наших территориальных вод. А дело происходило весной, когда с высоченных отвесных скал низвергаются бесконечные потоки талой воды. Гидрология ужасная, да и шум прибоя создавал чудовищные помехи. Но мы чужую субмарину не упустили. Пересекла она границу территориальных вод. По нашим законам, я был обязан всеми средствами остановить нарушителя. Отдаю команду: «Открыть крышки носовых торпедных аппаратов!» Поднимаю из-под воды антенну и докладываю своему командованию, что готов к атаке. Мне в ответ: «Подожди, мы Москву запросим...» Так вечно ругаемая бюрократия спасла американцев и от моей души грех отвела.
Однако главным себе в заслугу Борис Суренович ставит не участие в подводных ристалищах, а то, что ни разу за время многочисленных автономных плаваний не наказывал матросов и офицеров, хотя с их стороны проступки, разумеется, случались. По мнению Багдасаряна, автономна и без того тяжелое психологическое испытание. А потому в длительных плаваниях одна из главных обязанностей командира — поддержание здорового климата в экипаже.
Бывшие подчиненные помнят о своем командире. Стекаются из разных уголков страны письма на Мосфильмовскую. А в ноябре минувшего года, когда с прилавков магазинов первопрестольной исчез даже хлеб, из Тернополя пришла посылка (точнее, несколько ящиков) с «гуманитарной помощью» от мичмана запаса Степана Васильевича Сандуляка — бывшего старшины команды.
— Я по телефону просил Степана не делать этого, — говорит Багдасарян, — но мичман и слушать не захотел. А когда приезжал он ко мне в гости, я неоднократно предлагал ему перейти на «ты». Давно ведь знакомы, да и внуки уже у обоих растут. «Не получается, товарищ командир», — твердил Степан в ответ.
Так и остался Борис Суренович Багдасарян для сослуживцев «товарищем командиром».

Подробности от сына мичмана Ковалева Алексея Кузьмича. К-108. Столкновение с АПЛ ВМС США "Тотог". См. Часть 2. Окончание

О крысах, местах их обитания и борьбе с ними...

К истории 6-го выпуска ЛНВМУ (1945-1953 год). Роберт Борисович Лепорский-Семевский и др.



Последние 2 года в Нахимонии, или как еще при нас и до сих пор ее называют между собой ее выпускники – Питонии, от слов: воспитанник - «воспитон» - «питон», мы продолжали занятия в учебном корпусе на наб. Б. Невки, а ночевали уже не в спальном корпусе на ул. Пеньковой, а на крейсере «Авроре», где под спальни были переоборудованы 2 большие помещения на баке корабля, здесь же рядом были и классы военно-морской подготовки.
Ночевать на «Авроре» в те годы было совсем несладко из-за большого количества крыс, тараканов и клопов, все попытки уморить которых заканчивались неудачно, они только больше зверели. Для борьбы с крысами командир крейсера приказал за каждую десятку убитых зверюг давать сутки отпуска «на берег», что подвигло нас на подвиги, которые состояли в том, что, дежуря на корабле в дневное время, когда все питоны были на занятиях в учебном корпусе и народу на корабле в кубриках было мало, каждый их желающих ставил мышеловку с приманкой и ждал затаившись, пока не раздастся удар и писк. Крыса вынималась, заряжалась новая наживка и т.д. Помню (может быть это и «народный фольклор»?), как кто-то из нас (кажется, Гена Клепиков) поймал 10 штук крыс, связал их в гирлянду за хвосты и на веревке притащил командиру корабля кап.2р. Попадько, получив от последнего обещанное вознаграждение, я связка крыс здесь же была отправлена за борт в воды Б.Невки. Хитрые свидетели этого события, взяв большой отпорный шлюпочный крюк и спустившись к Невке вниз по течению выловили «гирлянду», отряхнули и вновь явили ее пред очи удивленного командира. Как гласит легенда на третий раз он уже узнал знакомую ему связку и отправил добытчиков прочь без установленной награды.. Этот же командир часто бывало вечером в хороший теплый день весной или осенью, когда все съезжались в училище на занятия устраивал себе (как правило, когда был навеселе), да и нам тоже развлечения, когда всему строю, следующему по трапу на корабль, вдруг давалась команда: «Всем - на камбуз, взять по паре гнилых картошек и подготовиться к залпу». Затем по его команде «огонь!» - подойдя к борту мы метко бросали картошкой в проходившую мимо лодку с парочкой влюбленных. Не подозревающих, что подходить близко к «боевому» кораблю не разрешалось, а командир соблюдал порядок.

Иван Исаевич Попадько. Командир «Авроры» с февраля 1952 г. по сентябрь 1953 г., капитан 2 ранга (р. 1919). Член КПСС с 1942 г. Окончил Тихоокеанское ВВМУ в 1941 г. Служил на Балтийском флоте, в ВМУЗ. Участвовал в Великой Отечественной войне. Окончил службу в 1959 г. в звании капитана 2 ранга.

Один из авторов книги "Ракетное оружие капиталистических стран. По материалам зарубежной печати. Серия: Библиотечка в помощь офицеру". - М. Воениздат. 1962 г. 248 с.
"Настоящий обзор является продолжением ранее вышедших обзоров Реактивное оружие капиталистических стран коллектива авторов под руководством Д. А. Урюпина (изд. 1957 и 1959 гг.). Как и в предыдущие годы, период, освещенный в книге, характеризуется бурным развитием ракетной техники. Эпохальными событиями в истории общечеловеческого прогресса в это время были полеты в космос первых обитаемых кораблей-спутников, начатые первым космонавтом мира майором Советских Вооруженных Сил Гагариным Ю. А. 12 апреля 1961 г. В империалистических государствах в этот период достижения ракетной техники были полностью поставлены на службу агрессивному монополистическому капиталу и выразителям его воли - военным штабам этих государств. Обзор составлен по данным открытой иностранной печати, а потому требует критического отношения к помещаемому материалу: некоторые сведения, сообщаемые в зарубежной печати, могут носить рекламный характер, другие данные, наоборот, могут быть занижены. Обзор предназначен для офицеров Советской армии и Военно-Морского Флота."

Лауреат Сталинской премии А. Ф. Пахомов. На «Авроре». (Позировал автор воспоминаний)

Семевский (Лепорский) Роберт Борисович. Окончил штурманский факультет I ВВМУПП. На выпускном курсе, в связи с понижением остроты зрения, медкомиссией признан негодным к службе в плавсоставе ВМФ и после стажировки мичманом на пл пр.611 в Кронштадтской бригаде подводных лодок,.уволен в запас по ст. «сокращение штатов». Окончил ЛГУ (каф «океанологии»).

Работал около 15 лет научным сотрудником в НИИ ВМФ над проблемой автономной навигации плпл по геофизическим полям, а затем около 25 лет в ОКБ НПО «Геофизика» гл. конструктором проекта – начальником научно-исследовательского отделения неакустических средств поиска подводных лодок (НИО-2).

Выполнил пионерские исследования по разработке и использованию неакустической аппаратуры обнаружения подводных лодок с борта кораблей на динамическом принципе поддержания (КВП и кораблей – экранопланов). Под его научно-техническим руководством разработано, серийно освоено и принято на вооружение ВМФ и стран Варшавского договора ряд специальных приборов и устройств измерения и индикации электромагнитных полей объекта в море. Этими же приборами в 70-80 годы оснащены все суда ГС ВМФ и ряда других ведомств. Имеет более 140 научных трудов и изобретений в области электромагнитометрического приборостроения, геофизики и гидрографии, последняя монография «Специальная магнитометрия» вышла в изд. «Наука» в 2002г. С 2001г. – гл. специалист отдела программно-математического обеспечения НПП «Геологоразведка» (доктор технических наук, профессор. Ст. лейтенант запаса ВМФ.

Женился 1 раз (40 лет тому назад), имеет 2-х детей (девочки), двух внучек (девочки) и одного правнука. Хобби: литература, история. Самые яркие и памятные моменты работы и жизни: многократные дальние походы в Мировой океан на всех типах кораблей и судов ВМФ и АН СССР при испытаниях новой техники, пересечения экватора, заходы и работа на большинстве островов и атоллов Идийского и Тихого океанов, совместные работы с судном «Калипсо»(Фр) Ж-И.Кусто, полёты в Каспийском море на кораблях-экранопланах, путешествия с женой, детьми и собакой на а/машине по нашей, в недавнем прошлом большой, стране.

В. Солуянов. Непутевые заметки по памяти. - Пятьдесят лет спустя (альманах второго выпуска ЛНВМУ). Редактор - составитель: Солуянов В.Е. СПб.,1999.



Зима 1948 года, крейсер «Аврора».
Саша Лебедев - Балагур- поймал крысу. Сделать это было не сложно - крыс на «Авроре» хватало. Проснешься, бывало, в кубрике от какой-то неловкости, а тебя с балки подволока разглядывает крыса. Большая!... Задние лапки крысы Балагур связал шкертиком, оставив кончик себе, вроде поводка; далеко не прыгнешь! Саша приволок крысу в класс.
Преподавателя Синютина - логика - человека скромного, мы не то что не любили, скорей не уважали. Нам подавая личность!
Крысу Лебедев привязал к вентиляционной трубе над столом преподавателя. В разгар урока Балагур потянул за шкертик, крыса стада проявлять активность. Лебедев громко, почти кричит Синютину, показывая пальцем «на потолок»: берегись, крыса! Бедный Синютин! Что ему пришлось пережить!
Крысу Саша передал из рук в руки ушлому матросу с «Авроры». Тот их копил для получения внеочередного отпуска. В качестве поощрения в «борьбе» за 10 крыс матросу давался один день отпуска. Учет вел сам старпом. Самые шустрые не единожды показывали одних и тех же дохлых крыс, подновляя «свежими» экземплярами.
Но, как веревочка не вейся... Однажды, старпом накрыл жуликов, обнаружив за кормой целую гирлянду крыс. И лафа кончилась...

Солуянов Вячеслав Евгеньевич, участник ВОВ, окончил ВВМУ им.Фрунзе в 1953 году, СЗПИ в 1960 году, КСФ - командир БЧ ПЛ, инженер НИИ ЧОО, зам.главного конструктора, начальник отдела, «Заслуженный ветеран НПО», «Ленинец», секретарь Совета БФН, Санкт-Петербург.

В. Васильев. Из рассказов, услышанных в кают-кампании. - Пятьдесят лет спустя (альманах второго выпуска ЛНВМУ). Редактор - составитель: Солуянов В.Е. СПб.,1999.

...декабря 195... года. Разговор двух офицеров:
- Как будем крыс уничтожать на корабле? Слишком мною их развелось.
- Можно купить крысоловки. А можно и матросов поощрять: 25 пойманных крыс - 10 суток отпуска.
- А что если флейтой?
- Как это - флейтой ?
- Как в сказках Андерсена, или братьев Гримм. Научить нашего горниста играть на флейте. Он заиграет и за собой выведет всех крыс с корабля.
- Так ведь чтобы на флейте играть надо пять лет учиться, консерваторию закончить, философию сдать И еще не известно какую мелодию он затянет. Может быть такую, от которой с других кораблей к нам крысы сбегутся. Да и с берега тоже ...

Васильев Владимир Михайлович, окончил ВВМУ им. Фрунзе в 1953 году, СКОС в 1960 года, ВМА в 1969 году, КСФ - надводные корабли. ЭМ «Находчивый», ККР «Грозный», штаб бригады, кандидат ВМ наук, доцент, руководитель курса кафедры тактики НК ВМА, капитан 1 ранга в отставке.

Соколов Н.П. Нахимовцы вчера и сегодня. Санкт-Петербург: Ленстройинжсервис. 2007. (см. сообщение "Один из первых".)



Другой поход. С другим командиром. Вечерняя поверка.
— По порядку номеров рассчитайсь!
Я — последний в первой шеренге. За мной никого. Следует добавить: «Не полный».
— Ну? — грозно вперив в меня око, рычит командир (сегодня он не в духе, пятеро уже сидят в ахтерпике).
В непонятном упорстве молчу. Смотрим друг на друга...
— Старшина! В ахтерпик!
Выскакиваю из строя в сторону люка, ведущего в кубрик, чтобы надеть ботинки, но не тут-то было.
— Назад! Отведите, старшина!
Идем на ют, спускаемся по трапу в кают-компанию. С деревянной крышки люка ахтерпика стаскивается тяже­лый дрек, открывается черный прямоугольник провала.
— Полезайте! — подталкивает меня старшина.
Нащупываю ногой перекладину. Второй попадаю на что-то живое. Раздается вопль Леньки Корякина: «Куда! Тут уже места нет!»
— Полезайте, полезайте, — тычет старшина в спину. Захлопнулась крышка, прогрохотал наваленный на нее якорь. Тьма кромешная. Нахожу свободное место среди потревоженных товарищей. Под разговоры и мерное шле­панье воды под трюмной решеткой начинаю дремать.
Вдруг паника: крыса! Кто-то вскочил, ударился головой, ойкнул, слышим: дзинь — разбилось что-то и «буль-буль-буль» — потекло. В ноздри ударил резкий запах скипидара...
Рано утром по темной и холодной от ночной росы палубе, ежась и поджимая затекшие босые ноги, освобожденные узники расходились по кубрикам, чтобы за оставшийся до подъема час насладиться нежной мягкостью ватного матраца.

Виктор Иванов. Мальчишки в бескозырках: Записки нахимовца. - М.: Современник, 1986.



«Аврора» для нас была родным домом, и, как в каждом доме, бывало всякое.
Не могу без улыбки вспоминать о том, что произошло со мной и моими товарищами ранней весной пятидесятого года. Как-то старшина нашей роты мичман Семенов вызвал меня, Феликса Иванова, Петю Огурцова и поставил задачу: сойти на лед и очистить замерзшее сливное отверстие фановой системы. За зиму в сливной трубе гальюна, который расположен в носовой части корабля, скопились нечистоты, которые не могли вылиться в воду, так как замерз выходной шпигат. Ярко светило мартовское солнце. Было тепло. Взяли мы два ломика, лопату и вышли в рабочем платье на лед. Подошли к шпигату, который по высоте находился на уровне груди. Тюкнул я раз ломиком по ледяному наросту, тюкнул два, вижу— стала просачиваться жидкость. Феликс говорит:
— Давайте ребята отойдем на всякий случай, как бы не рвануло.
Огурцов обвинил нас в трусости, решительно подошел к шпигату и стал долбить ломиком. И тут-то все и произошло. Нарост отлетел в сторону, и из сливного отверстия ударила струя. Трудно сказать, каким было давление, но, судя по тому, что носовая надстройка отстояла от уреза воды метров на пятнадцать, сила струи была приличной: она сбила Огурцова с ног, и Петя в считанные секунды промок насквозь. От пего несло на километр. Мы кинулись на корабль. Перед трапом он разделся и в одних трусах взлетел на палубу, бросился в душевую. Мылся он часа три, на другой день отмывался столько же, но все-таки благоухал он, наверно, с неделю. Мичман Семенов клял нас на чем свет стоит.
— Нельзя этим раззявам даже дерьмо поручить вычистить!
Нам его недовольство было понятно: ему надо было списывать пропавший комплект рабочего платья.
Докучали нам поначалу па крейсере крысы. «Аврора» — корабль старый. Долгое время стоял у заводской стенки и, естественно, поднабрался длиннохвостых тварей. С ними боролись, их ловили, травили, но они были живучи. Иной раз стоишь ночью дневальным по кубрику, а они носятся по палубе. Стукнешь каблуком, а им хоть бы хны. Не очень-то они нас боялись.
Я спал на верхней конке. Надо мной проходила поперечная металлическая балка — бимс, на которую крепится верхняя палуба. Так вот однажды я проснулся от щекотки в носу. Гляжу, а надо мной сидит на бимсе ночная гостья, и спущенный хвост касается моего носа.
Дежуришь по камбузу, идешь в провизионку за продуктами с предосторожностями: вначале включаешь свет, затем громко потопаешь ногами — попугаешь зверей, а потом уже входишь.
Был у нас одни парень, не любил на ночь мыть ноги. Как-то ночью крыса, прельщенная запахом его ног, решила полакомиться. Ночью Валентин (назовем его так) проснулся от щекотки в пятках. Увидел в ногах крысу и закричал благим матом. Все проснулись и, узнав, в чем дело, расхохотались. Осмотрели пятки. Крыса, образно говоря, сделала то, что делают мозольные операторы — зубам» очень ровно подчистила грязь. Это был для Вали урок. Больше он никогда не ложился спать с немытыми ногами. Со временем крысы исчезли с крейсера навсегда.
Существует поверье, что если с корабля побегут крысы, то корабль обязательно утонет. Так это или нет, но моряки с одинаковым усердием борются как с проникновением крыс на корабль, так и с попыткой крыс сбежать с корабля. На швартовых стоящих у берега судов вьвешиваются жестяные кругляшки, чтобы крысы по тросу не могли забраться в трюмы с берега. Но я сам видел, как на одном из эсминцев вахтенный офицер и сигнальщик не давали крысе сбежать по трапу на берег. Видимо, суеверия, связанные с крысами, весьма живучи.

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ТЕЛЕГРАММА

Уважаемый Виктор Петрович!
Поздравляю Вас с юбилеем — 75-летием со Дня рождения.
Известный писатель, фронтовик, прошедший огненными дорогами Великой Отечественной, Вы по праву заслужили большое уважение в обществе. Тема исторической памяти, героического подвига нашего народа звучит в Ваших произведениях особенно искренне и пронзительно.
Желаю Вам доброго здоровья, успехов, благополучия.
В.ПУТИН



27 ЯНВАРЯ 2006 года исполнится 75 лет Иванову Виктору Петровичу — известному писателю, в прошлом кадровому офицеру, капитану 1 ранга, все творчество которого обращено к детям и юношеству.
Виктор Петрович родился 27 января 1931 года в Ленинграде. До войны закончил три класса средней школы. Во время войны пережил все ужасы ленинградской блокады. Умирающего от холода и голода его нашли и выходили бойцы гаубичного артиллерийского полка. Окрепнув и поправив здоровье, 14 марта 1942 года он в одиннадцатилетнем возрасте добровольно вступил в Карсную Армию. Два года воевал на фронте. Был дважды ранен. На передовой нет безопасных должностей, и пули не разбирают где батареец. Все было как у всех фронтовиков: бои, ранения, госпитали, пересыльные пункты. Даже орден Отечественной войны получил он много лет спустя вместе с теми, кого из-за превратностей военной судьбы награды нашли не сразу. В 11 лет награжден медалью "За оборону Ленинграда", в 14 лет — "За победу над Германией". После войны — сын полка, воспитанник Ленинградского Нахимовского ВМУ. Затем — учеба в Высшей Военно-Морском училище им. Фрунзе, в Высших специальных офицерских классах, после чего — служба на кораблях Черноморского флота. Награжден орденом "Отечественной войны I и II степени", орденом "Красной Звезды", орденом государственной границы" и другие, более 30 медалей. Одним словом — удивительная колоритная судьба. И именно этапы этой судьбы он сделал темой своих художественных произведений.
Он автор многих книг: "Звездная атака", "Мое военное детство", "Наша армия", "Мальчишки в бескозырках", "Крайний на левом фланге", "Нахимовцы", "Вахта памяти", "Д-3 ныряет под лед", "Дороги жизни", "В двенадцать мальчишеских лет", "Кто вы, капитан Грибоедов", "Без права на ошибку" и других, повествующих о жизни и подвигах детей войны, о тяжелой правде фронтовых лет, о море и флоте. Произведения Виктора Петровича особые — их написал мальчишка военной поры, юный ефрейтор Витя Иванов. Его книги — это не только и не столько воспоминание о собственной жизни, сколько страницы исторической правды, летописи великой войны. Этим и сильны книги Виктора Иванова. Они правдивы и патриотичны. Если бы Виктор Петрович только рассказывал о своем боевом и жизненном пути детям, было бы очень интересно и полезно, но он, имея дар писателя, умеющего писать для юных, создает значимые для духовного воспитания произведения, которые с увлечением читают и дети, и взрослые. Герои его книг — пример преодоления трудностей, борьбы за справедливость и благородства души. Его книги удостоены таких литературных премий, как Премия имени А. Фадеева, имени Н. Островского, имени К. Симонова, имени В. Пикуля; премии Главкома ВМФ "Золотой кортик", премии "Победа".
В настоящее время Виктор Петрович ведет активную общественную работу, он является председателем правления Московской общественной организации писателей — участников Великой Отечественной войны. Член Союза писателей с 1991 года.

Сафронов (Софронов) В. В. Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951. СПб 2001.

У стенки вблизи моста Строителей на Большой Невке была пришвартована шхуна “Бакштаг”, тоже реликвия - одно из старейших сохранившихся к тому времени судов. Передали его нам для морской выучки. Она имела водоизмещение тонн шестьсот и была очень древней. В 1947-48 гг г летом ее буксировали к острову Вольный и мы жили на шхуне, занимаясь шлюпочной подготовкой с освоением беготни по “выстрелу” и по вантам, учились вязать морские узлы и маты.

Однажды во время утренней пробежки по набережной мы увидели удивительное зрелище - через набережную от “Бакштага” бежали крысы. Их было множество. К тому времени мы были достаточно опытными, но почему-то никому не пришло в голову вспомнить вовремя о том, что крысы первыми бегут с тонущего корабля. Только на другое утро шхуна накренилась, а днем стала тонуть прямо у стенки.. Так кончился “Бакштаг”.

В 1948-ом произошло событие - к стенке у Нахимовского торжественно привели и поставили на вечную стоянку легендарный крейсер “Аврору”.



С 1944 по 1949 год мы учились в основном корпусе. Здесь же в первые годы были и наши кубрики. В 1948 году к стенке Петровской набережной привели на вечную стоянку крейсер «Аврору».

Именно нам, будущему четвертому выпуску предстояло там прожить два года, 9-й и 10-й класс.

“Аврора” внешне выглядела неплохо. В действительности же она давно вся проржавела и в порядок были приведены только помещения, где нам предстояло жить и учиться.

Кубрики и классы были оборудованы в носовой части (теперь в этих местах музей). В кубриках койки в два яруса. Первый ярус - жесткие рундуки, в одном из которых складывалась постель, а во втором (не во всех) лежала посуда. Туда же клали оставшийся хлеб, так что эти рундуки были жильем тараканов. Прежде чем открыть рундук, надо было по нему постучать, чтобы они разбежались. Но спали все на втором - на пружинных койках. Над койкой здесь пролегали бимсы - швеллера, на которых крепилась верхняя палуба. Здесь господствовали крысы. Для тех, кто не успел с увольнения или с самоволки к вечернему чаю, друзья оставляли здесь булку. Так что ночью, просыпаясь, можно было увидеть свисающий крысиный хвост - животное пользовалось твоей едой.

На “Авроре” мы стали жить намного демократичнее. Контроль стал более мягким. Даже самоволки, хотя и в рамках, но были допустимы. Впрочем только в пределах распорядка – до отбоя.

Для учебы оборудовали несколько классов. Это было плохо - жить в нашем возрасте в металлической коробке при свете 48 лампочек в классе... Многие из нас обязаны потерей зрения в последние годы училища именно этому.

Но мы жили на корабле. А это значит и приборка по-морскому, когда командир залезает в любую щель с чистым носовым платком и заставляет вновь и вновь все переубирать, и камбузные дела с дежурством, бачкованием и мытьем посуды, да угольные погрузки с мешками на плечах по трапу, да шлюпочные тренировки с беганием по выстрелам на высоте 8 метров (за леера держаться неприлично).

В кормовой части крейсера были старые апартаменты командного состава, кают кампания, каюты офицеров ... Здесь останавливался в те годы при появлении в Ленинграде министр ВМФ, а потом главком Н.Г.Кузнецов. Впрочем никаких пересечений с ним не было.

Историю “Авроры” мы знали (и войну с Японией, и революцию). Знали, впрочем, что пушки на ней уже не совсем те, что были когда-то. Все они были сняты в начале войны и стояли на рубежах в системе обороны города. Не все орудия остались. Но роль бакового орудия в революции была знаменательна. К тому же еще был тогда жив бывший в революцию мичманом на “Авроре”, а при нас капитан 1 ранга Поленов. Его сын кончал Нахимовское во втором выпуске.

В то время кто-то придумал каждый парад по случаю праздников начинать с выстрела “Авроры”. Но состоялось это лишь однажды, летом 1950. Мы были выстроены вдоль бортов крейсера, наша рота рядом с пушкой на баке. Фотография , сделанная в тот день, сейчас в музее корабля. Но выстрел, несмотря на торжественность, наделал много беспокойства - увы, прочность тогдашней “Авроры” была сомнительной. В те уже годы днище корпуса было заполнено цементом и корабль ставился в дно реки. От рискованных затей пришлось отказаться. Много позже, после нас, корабль был отправлен в ремонт и теперь практически заменен муляжем.

Но нам довелось жить на настоящей “Авроре”!



Софронов Валентин Всеволодович. Родился 11.07.1934г. В ЛНВМУ с 1945г. Окончил Высшее военно-морское инженерное училище им. Дзержинского, кораблестроительный факультет. Начал службу на Балтийском флоте в Аварийно-спасательной службе (г. Лиепая). В 1958 г. был назначен на Северный флот в научно-испытательную часть новоземельского полигона. В 1958-1962 гг. участвовал в ядерных испытаниях, выполняя геофизические наблюдения, анализ данных испытаний, прогнозирование и контроль безопасности. Дальнейшая служба проходила в научно-исследовательских институтах в Ленинграде, в Подмосковье, в Москве. В 1975-83 гг. - начальник вновь созданного научно-исследовательского института в Москве Являлся руководителем исследований в Минобороны по контролю ядерных взрывов и испытаний. В 70-х и 80-х годах участвовал в международных переговорах и в разработке договоров по ограничениям и полному запрещению ядерных испытаний. В 1986 г, уволен в запас по болезни. Генерал-майор-инженер запаса. Ветеран подразделений особого риска. После увольнение - в Российской Академии наук. С 1988 по 1993 гг. - начальник управления оборонных исследований Высшей Аттестационной Комиссии при правительстве СССР (РФ). С 1995 года по возвращении в Ленинград - заместитель по научной работе директора Научно-исследовательского Центра экологической безопасности РАН, Ведет работы по безопасности ядерного оружия и объектов особого риска. Профессор Санкт-Петербургского Горного института. Доктор технических наук. Автор около 200 научных работ и изобретений по различным проблемам прикладкой геофизики, I безопасности, эффективности контроля и управления.

Л.Н.Коржавин. Как мы стали химиками. - Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951. СПб 2001.



В 1948 году на Большой Невке напротив Нахимовского училища встал на вечную стоянку легендарный крейсер «Аврора». Крейсер прекрасно вписался в городской ландшафт Ленинграда и, безусловно, украсил акваторию Невы и историческую часть Петровской набережной.

Однако с нами, нахимовцами военного набора, столь близкое соседство крейсера «Аврора» и здания Нахимовского училища сыграло злую шутку. Какому-то идиоту из верхних эшелонов власти пришла в голову дурацкая идея разместить выпускной класс нахимовцев на «Авроре». Это означало, что в течение последнего и самого ответственного года учебы мы должны были круглосуточно находиться на крейсере. При этом начальство мало беспокоило, что занятия, самоподготовку и личное время мы должны проводить в малоприспособленных для учебы и отдыха помещениях с искусственным освещением.

Кроме того, несмотря на активную борьбу командования «Авроры» с крысами, этих тварей на крейсере было предостаточно. Крысы бегали не только в кубриках, где мы спали, но и в помещениях, где проводились занятия, что также не доставляло радости.

Естественно, что круглосуточное пребывание в помещениях с искусственным освещением не могло не сказаться на здоровье выпускников. Действительно, когда в конце учебного года мы прошли медицинскую комиссию на предмет годности к службе в военно-морском флоте, оказалось, что примерно15 выпуск4ников из-за пониженного зрения не годны к службе на кораблях. Конечно же, для тех, кто попал в число пострадавших, вердикт врачей оказался неприятной неожиданностью.

Дело в том, что в течение семи лет учебы в Нахимовском училище нас готовили к службе на кораблях. В эту программу входили не толь ко занятия по военно-морской подготовке (оценкат по этому предмету вошла в аттестат зрелости), но и обучение практическим навыкам управления шлюпкой при плавании на веслах и под парусом. Вспоминаются наши первые шлюпочные соревнования на озере (ныне «Нахимовском») в летнем лагере, длительные походы на шлюпках по Финскому заливу, а также поход на шестнадцативесельных баркасах по Неве до Ладожского озера и обратно к Нахимовскому училищу. Особенно запомнилась последняя практика, когда на шхунах «Надежда» и «Учеба» мы совершили дальний поход под парусами до острова Гогланд и обратно с заходом в г.Ригу. Балтика встретила нас сильными ветрами. Особенно тяжело нам пришлось при прохождении Ирбенского пролива, где мы попали в настоящий шторм. Трудности и лишения флотской службы, познанные во время походов на шлюпках и парусниках, укрепили нашу веру в необходимость продолжить образование в высших военно-морских училищах с последующей службой на кораблях военно-морского флота.

Заключение медкомиссии поставило крест на наших юношеских мечтах. К тому же выбор училища для продолжения учебы оказался для нас существенно ограничен. – продолжить учебу мы могли только в двух училищах: в интендантском в г. Выборге и в Краснознаменном высшем инженерно-техническом училище (ВИТУ) в Ленинграде. Интендантское училище по понятным причинам было сходу отвергнуто. Ничего не оставалось, как написать рапорта с просьбой зачислить курсантами первого курса ВИТУ



Коржавин Леонид Николаевич. Родился 31.03.1932г. В ЛНВМУ с 1944г. Окончил ВВМУ инженеров оружия, химический факультет. Служил на Северном флоте в частях разведки. Уволен в запас в звании капитан-лейтенанта. Работал в Институте высокомолекулярных соединений Академии наук в должностях от лаборанта I до заведующего лабораторией. Доктор химических наук. Область научных интересов - физика и химия суперпрочных ориентированных полимерных систем и композитных материалов конструкционного назначения.

«В МОРЯХ МОИ ДОРОГИ...». Верюжский Николай Александрович (Воспоминания нахимовца Рижского Нахимовского Военно-Морского училища в период с 1947 по 1953 годы).



Место, где проживала Женя, находилось почти на окраине в северо-восточной части города на улице Мiеrа (Мира), по которой ходил один маршрут трамвая.
Молодому, но уже семейному лейтенанту флота Захарову М.А., прибывшему после выпуска из военно-морского училища к первому месту службы, была предоставлена для проживания ведомственная жилплощадь в виде отдельной комнатки с печным отоплением и другими удобствами во дворе в деревянном домике со светёлкой, в котором проживало ещё две или три семьи. Вход в комнатку со стороны двора был отдельный через тёмный коридорчик. В апартаментах этого коридорчика Женя меня и разместила на несколько дней. Настоящими и безраздельными хозяевами дома и прилегающей к нему территории, как я сразу же заметил, были огромных размеров серые, рыжие, чёрные облезлые и лохматые с длиннющими голыми хвостами, но наглыми и смелыми глазами крысы. Соседство в течение нескольких дней и ночей с таким агрессивным и непредсказуемым сообществом у меня до сегодняшней поры вызывает воспоминание полнейшего отвращения.
В назначенный день с утра 11 июля 1947 года сестра Женя сопроводила меня по заранее установленному адресу Нахимовского училища на улицу Smilshu (Песчаная), дом 20 и передала ответственным лицам, осуществлявшим приём абитуриентов, которые продолжали приезжать для поступления в училище. Приём проводился уже не первый день. Ежедневная партия прибывавших по десять-двадцать, а то и более человек формировалась в поток...
Надо сказать, что иногда для общего контроля в расположении роты находились и ночью отдыхали в старшинской комнате чаще всего помощники офицеров-воспитателей, но иногда и офицеры.
Так, однажды весной на моём очередном дневальстве, время было уже полуночное, когда вдруг зазвонил телефон и дежурный офицер по училищу предупредил, что в роту придёт офицер из особого отдела (дежурный назвал звание и фамилию), которого надо встретить. Действительно, через некоторое время в помещение роты пришел моложавый, высокий старший лейтенант, представился, показал своё удостоверение и спросил был ли звонок от дежурного по училищу. Я подтвердил, что всё совпадает. В ответ он заявил, чтобы я не волновался, не беспокоился, и попросил разбудить его за час до общего подъёма. Я хотел было сопроводить его в комнату отдыха, но он сказал, что всё знает и привычно зашагал по коридору. Под утро, в назначенный час, что также совпало с моей вахтой (мы тогда дежурили по два часа), я пошёл будить своего ночного гостя. Войдя в комнату, я увидел, что вплотную к его кровати стоял стул, на спинке которого висел его офицерский китель, а на аккуратно сложенных брюках лежит пистолет. Я ещё не успел подойти к спящему вплотную, чтобы потрясти и разбудить, как он открыл глаза и, тут же убрав пистолет под подушку, поблагодарил, что я не забыл о его просьбе. Эта ночная встреча навела меня на мысль, что этот офицер был не редкий гость в нашей роте, но тогда я его видел первый раз. Значит, подумал я, командование училища заботится о нашей безопасности.
Бывали, однако, и другие более прозаические, но не менее интересные и забавные происшествия в расположении роты. Вот, например, помню был случай, когда ночью раздался истерический вопль Саши Розова, который проснулся от неожиданной нестерпимой боли и появившейся крови на щеке. Он прибежал к дневальному, держась рукой за окровавленное лицо, не понимая, что с ним произошло и что ему делать. Пришлось будить старшину, кажется, в эту ночь обеспечивающим был старшина 1 статьи Гучко. Спокойный и рассудительный Гучко, учившийся тогда юриспруденции на заочном отделении университета, произведённым внешним осмотром потерпевшего нахимовца Саши Розова установил, что появившиеся на его лице бурые пятна, похожие на кровь, могут быть следствием неосторожных действий во сне самого пострадавшего. Не выявив ничего криминального, старшина 1 статьи Гучко успокоил испуганного Сашу Розова, отвёл его в кубрик и проконтролировал, чтобы он лёг и заснул. Но стоило Саше только укрыться одеялом, как из его постели выпрыгнула огромная крысища, которая стремглав бросилась в коридор, где и исчезла в темноте. То ли от неожиданности, то ли от испуга, только наш будущий юрист тут же с грохотом рухнул в обморок. Теперь уже Саше Розову вместе с дневальным пришлось приводить в чувство самого старшину 1 статьи Гучко.
Стало вполне очевидно, что Саша Розов подвергся агрессивному нападению хищного грызуна в виде крысы, являющейся потенциальным разносчиком заразы, с прокусыванием ею мягких лицевых тканей в области верхней губы, о чём будущим юристом старшиной 1 статьи Гучко официально и обстоятельно было доложено командиру роты на утреннем докладе. Поэтому Сашу Розова, пострадавшего от внезапного ночного крысиного нападения, сразу с утра направили в санитарную часть училища, где обязали пройти комплексные профилактические прививки с назначением сорока и, как оказалось, весьма болезненных уколов от бешенства, холеры, чумы, туляремии, гепатита и прочих болезней. К счастью, неблагоприятных последствий не было и Саша Розов продолжил успешно учиться и также успешно закончил наше училище.
Поскольку казарменное помещение, как я уже отмечал, имело печное отопление и было весьма старой постройки, где расплодилось невообразимое, наверное, превышающее всё население Риги, количество крыс, которые там были настоящими хозяевами. Вероятно по санитарным и другим причинам казарму поставили на капитальный ремонт, который проводился поэтапно, отдельными секциями в течение нескольких лет. По мере проведения ремонта и готовности к проживанию в эту часть казармы переселялась очередная рота, но обживали также новые территории и прежние полновластные хозяева: можно было часто наблюдать даже в дневное время, как по отдельности или вереницей друг за другом крысы быстро переползали по кирпичным остовам стен на свои старые, но уже отремонтированные места.

Верюжский Николай Александрович. Автобиография:
Родился 1 сентября 1935 года в городе Углич Ярославской области. С 1947 по 1953 года учился в Рижском Нахимовском Военно-морском училище. !953 - 1956 годы - в Черноморском Высшем Военно-морском училище имени П.С.Нахимова, а последний курс заканчивал на штурманском факультете в Калининградском Высшем Военно-морском училище, потому как Черноморское училище переводилось на подготовку ракетчиков. С 1957 по 1986 год, т.е. до увольнения в запас служил в частях Разведки Военно-морского флота: на Балтийском и Тихоокеанском флотах, а также в частях центрального подчинения. Капитан 1 ранга.
115580, город Москва, улица Мусы Джалиля, дом 5, корпус 1, кв.44. Номер дом. телефона 495 3955706 Номер сотового телефона 8 916 579 6286
Дополнительно информирую, что сотрудничаю с Корабельно-Лодейным Центром "Петрофлот" дополнительного образования детей, проще говоря, это "Клуб Юных моряков". Так что все мои воспоминания уже сейчас становятся достоянием молодого поколения.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". 17-й выпуск Ленинградского нахимовского училища (1958-1965 гг.) - СПб., 2005.

Ни один рассказ о кораблях не обходится без страшилок о крысах. Крысы живут на корабле с самого его рождения. На «Кирове» в силу его почтенного возраста их было чуть меньше, чем на «Авроре», но тоже хватало. Крысы завоевали все шхерное пространство корабля, бегали по палубе, даже научились скатываться по поручням, охватив их лапками. Ночью они с шумом пробегали внутри воздуховодов, мешая спать, и постоянно устраивали концерты. Проснувшись, можно было увидеть крысу у себя на груди, внимательно смотрящую тебе в глаза, как это случилось с Мирошиным. Было замечено, что эта крыса просто влюбилась в Алексея, оба они были длинноносыми. Иногда крысы падали на обеденный стол и не спешили с него сходить. Зато для дневальных они были настоящим развлечением, помогающим коротать ночное время вахты.

Но не надо думать, что на крейсере с ними не боролись. Боролись и ещё как! Командиром была установлена железная такса: за 10 (есть и другие цифры) хвостов – 10 суток краткосрочного отпуска. И на корабле появились такие мастера-крысоловы, что по месяцу ежегодно бывали дома. История флота хранит рассказы о том, как особым способом выводили породу крыс – пожирателей сородичей. И стоило одному из этих «братков» полюбить какую-нибудь крысиную красавицу, как через некоторое время появлялось новое, ещё более хитрое и злобное поколение. Страх!

Но крысы это на корабле отнюдь не самое страшное.

***

Редкий поход обходится без шторма. Обычно это бывало в открытом море на переходе из Таллинна в Ригу. Могучий крейсер кренился на борт до 30 градусов. Вся противность качки на больших кораблях, в том числе и крейсере заключается в том, что, высоко подняв борт при наклоне в одну сторону, корабль потом долго и мучительно его опускает до критического минимума. А пища в животе при этом предательски поднимается все выше и выше до критического максимума. И недавно съеденный флотский борщ так же долго плещется в твоем горле, просясь наружу... (О первых встречах с качкой и средствах преодоления ее последствий поговорим позже, это другой сюжет, столь важный, что заслуживает отдельного обсуждения.)

На третье лето мы знали корабль до последнего винтика. На корабле мы закалились душой, научились не теряться в неожиданных ситуациях: ориентироваться на боевом посту в темноте, бороться с подступившей водой - или паром, свистящим из лопающихся то и дело старых корабельных паропроводов. Научились и стирать белую робу и греться на верхней палубе у вытяжных вентиляторов, которые назывались с любовью «Ташкент». И узнали, что корабельная крыса может быть очень забавным существом. Узнали многое другое. И при этом еще мы накрепко усвоили простые правила: не твое – не тронь, не знаешь, как действует – не включай, и прочее.

Все, или почти все о Нахимовском училище. - Соколов Н.П. Нахимовцы вчера и сегодня. Санкт-Петербург: Ленстройинжсервис. 2007.



Он — интереснейший человек. Капитан 1 ранга в отставке, нахимовец 17-го выпуска, Владимир Константинович Грабарь. В отличие от нас, пишущих о Нахимовском училище по своим воспоминаниям и воспоминаниям своих товарищей — а такие сборники выпущены нахимовцами первого, второго и четвертого выпусков — Владимир Константинович работает шире и копает, как говорится, глубже, опираясь, в основном, на документы Центрального военно-морского архива, материалы частных собраний и известные по литературе факты, прямо или косвенно касающиеся училища в целом.
Последнее время, занимаясь переизданием книги «Они были первыми», уже к пятидесятипятилетию нашего выпуска, я частенько стал обращаться к Владимиру Константиновичу за помощью. Иногда по телефону. Но чаще еду к нему домой, благо живет недалеко.
Встретив в передней, он проводит меня в свой кабинет, усаживает в свое рабочее кресло и... время останавливается для нас. В неспешных беседах наших, часто выходящих за рамки корпоративных интересов, мы то достаем с обширных во всю стену стеллажных полок нужную нам книгу, то подсаживаемся к компьютеру, где хозяин кабинета, чтобы заполучить нужные сведения, дергает «мышкой» под недвижным взглядом желтых немигающих глаз сиамского корта, лежащего чуть выше экрана на специально предусмотренной для него консоли нестандартного компьютерного стола.
В кабинете, где мы находимся, все нестандартно, все интересно, поучительно и удивительно. Даже для моего возраста. Как этот компьютерный кот. У окна справа, например, висит военный хоругвью палантин черного бархата с многочисленными регалиями отставного капитана 1 ранга, знаками Военно-морских учебных заведений, которые он окончил, значками с мест, где он бывал, золотистой атрибутикой офицерской формы. У кого все это на парадной тужурке в шкафу, тут — на стене. Только под старость, как понимаю я теперь, когда взгляды наши на жизненные ценности изменяются, мы начинаем понимать, что в окружающей нас жизни первично и что вторично, где суть, а где видимость, кажимость. В обществе в целом и по отдельности в людях. Если человек, выйдя на пенсию, с новой силой окунается в мир своих увлечений, значит, через то, что он делает теперь, и проявляется суть его.
Вон, по другую сторону окна стоит раскрытый мольберт с перевернутым на него подрамником (не из-за моего ли прихода? Входя, я сразу уловил запах темперы). Оказывается, Владимир Константинович еще и художник! Но мы отвлеклись.
Почему я представляю автора и его книгу читателям «Гардемарина»? Потому что В. Грабарь лучше других, достовернее и шире рассказывает в ней об истории создания Нахимовского училища и зданиях, в которых оно размещено, об укладе жизни нахимовцев в разных периодах его более полувековой истории, о дальнейших наиболее интересных судьбах нахимовцев, их роли в укреплении Вооруженных Сил страны, вкладе в развитие науки, техники, искусства. С Петровских времен морские офицеры всегда выделялись в армейской среде своей образованностью, интеллигентностью. В книге В. Грабаря, как под увеличительным стеклом, можно проследить, какими глубокими корнями связана система обучения и воспитания нахимовцев с Военно-морскими учебными заведениями прежних эпох — кадетским корпусом, из которого выше мичман Нахимов.
Своими библиографией и примечаниями книга может служить прекрасным справочником. Судите сами: 1. Список командиров, офицеров-воспитателей и преподавателей училища. 2. Общий именной указатель с краткими сведениями о каждом. 3. Воинские звания морских офицеров в историческом разрезе. 4. Перечень Военно-морских учебных заведений с краткими сведениями о них. 5. Морская терминология, использованная в книге.
Анонсируемая книга рассчитана на широкий круг читателей и, прежде всего, на выпускников Нахимовского училища, а их сегодня уже более пяти тысяч. Книга эта, выпускаемая издательством «Искусство СПб» объемом в 550 страниц, богато иллюстрированная, несомненно, доставит всем эстетическое наслаждение при ее прочтении. А руководителям Военно-морских учебных заведений настоятельно рекомендую приобрести ее для училищных библиотек.

ФЛОТСКИЕ БАЙКИ БОЛЬШОГО КАПИТАНА. Михаил Анатольевич Краснов, капитан I ранга (ЛНВМУ, 1971 г.в.). - Радиостанция ЭХО МОСКВЫ. 19.01.2006.



Мы уже как-то рассказывали о том, что на корабле есть много животных – тараканы, которых моряки называют стасики, ну, и крысы, куда от них деться, их называют лариски. Надо сказать, что в старом русском императорском флоте иногда шутили, что на корабле два капитана – один настоящий, один крысиный. Ведь крыса несет на себе 15 болезней. И корабль ушел в море и может вернуться и превратиться в летучий голландец, потому что если эти твари принесут на себе болезни на камбуз, то все команда, так сказать, отравится. Ко всему прочему, знаете, и Вы, дорогие слушатели, что крыса, которую чувствует опасность, потому что она находится внизу, она одна из первых видит эти пробоины. И как в поговорке, бегут как крысы с корабля, так это животное ко всему прочему может от 15 до 20 км проплыть, вот какие, кстати, интересные ребята. И вот я сейчас вспоминаю первое знакомство, будучи еще нахимовцем, мы прибыли из Кронштадта на первую свою корабельную практику на знаменитый крейсер "Киров", который в годы войны защищал Ленинград и, в общем-то, был краснознаменным кораблем. И вот узнали, что старпом с учетом того, что на этом крейсере 68-го проекта переборки сделаны из пробки, а крысы любят этот продукт грызть, значит, дал команду, что тот из матросов, который убьет 20 крыс, получит 10 суток отпуска. Ну, началась охота на корабле естественно. Надо сказать, что в первую очередь механики начали ездить ровно через неделю, через две. Ну, и старпом, собрав офицеров перед обедом, дает объявление, и говорит: слушайте, товарищи офицеры вот посмотрите: вот механики, молодцы БЧ5, матросы один, за одним идут, ловят крыс, а артиллеристы, а связисты, Вы-то чего? Так изведем же всех, надо всем миром наброситься на этих тварей. Оказывается, что над крейсером в то время шефствовал Казахстан, и казахи в основном в машинном отделении, они нормально там, так сказать, в большой температуре сидят. Это нормальная их температура в машинном отделении. И вот они завели себе там клеточки, поймали самочку, самца, посадили в эти клетки, откармливают их, а крысы приносят приплод, аж, по 10-15 крысят, вот они их выращивают, подкармливают, приходит время кому-то съездить в отпуск, всех своих крыс сдают, и тот идет к доктору. Доктор помечает, как фамилия? Так-то, молодец. И крыс выбрасывают в иллюминатор за борт. Но, так сказать, флотская смекалка, про которую мы ни один раз говорили в передаче, матросы-механики боевой части 5 сделали огромный сачок. И как только доктор выбрасывает крысу в иллюминатор, они тут же ловят ее, опять несут в машинное отделение, вешают на прищепку, сушат, и ровно через 3-4 часа следующий матросик из Казахстана несет опять этих крыс доктору. Вот поэтому крутилось все на одном месте, крыс не убавлялось, а люди ездили в отпуск. Вот такая флотская смекалка.

Флотские байки. Историческая. Суббота, 11 Ноября 2006 г.



На флоте, на кораблях принято, что есть много различной живности, среди которой прежде всего собаки, ну, и конечно, и крысы, куда без них, они веками живут, и тараканы. Ну, вот небольшая байка.
В 40-ые годы XVIII века флот не пользовался особым вниманием тогда царствующих особ. По существу тогда предоставленная самой себе Адмиралтейская коллегия стала заниматься делами странными и непонятными. Так несколько заседаний ее коллегии были посвящены обсуждению раппорта крондштадтских начальников о невероятном количестве крыс на продовольственных складах крепости и остром дефиците кошачьего поголовья. После бурных дебатов было решено создать специальные морские команды для отлова котов в Санкт-Петербурге и доставке их в Кронштадт. Требуемое количество котов было отловлено и в запломбированных адмиралтейскими печатями мешках было доставлено в крепость. Прошло некоторое время. Из Кронштадта поступили следующие сообщения: "Коты свою работу выполнили, поскольку крыс не стало, питаться котам нечем, то они разбегутся и вообще помрут с голоду". Снова заседала коллегия. Снова шли дебаты, дискуссии и большинством голосов приняли решение: "Вписать адмиралтейских котов в штатные книги и положить жалование по рублю в год, дабы они должно содержаться могли". Вот какие интересные принимали решения.
Моряки знают, что коты и кошки не живут на кораблях, потому что магнитные поля на них сильно влияют, а вот собаки живут почти на каждом корабле. И имена им присваивают в основном одинаковые или Боцман, или Химик.
Вот такая "кошачья" история произошла в 40-ые годы XVIII века.



Михаил Анатольевич потомственный морской офицер. Начальником клуба на линкоре "Марат" был еще его дед, в свое время являвшийся и первым руководителем центрального краснофлотского ансамбля песни и пляски. На Северном флоте служил и отец. Не удивительно, что с ранних лет стезя Михаила была уже предопределена. Вначале было Нахимовское, а затем Киевское высшее военно-морское политическое училище театр поэзии и художественная самодеятельность. Потом крейсер "Мурманск", где лейтенант Краснов возглавил известный в те годы на флоте ансамбль "Мурманчане". После "Мурманска" - служба в соединении ракетных кораблей, а затем должность начальника музея Северного флота. Во многом благодаря Краснову была поставлена на вечную стоянку и стала филиалом музея Краснознаменная К-21, ставшая по существу самостоятельным минимузеем подводных сил СФ. При нем были обновлены практически все его экспозиции, создан домик-музей Юрия Гагарина в п.Сафонове, значительно улучшилась работа с ветеранами. В это время выходит и книга Краснова об истории Военно-морского флага "Символ чести, доблести и славы", создан альбом о погибших в годы войны подводниках Северного флота, включающий более восьмисот имен.
"Я уходил из музея без желания,- рассказывает Михаил Краснов,- музейная работа оставила след в душе до сих пор, и я даже сегодня считаю себя музейным работником. Она дала мне очень много. Вообще я считаю счастьем, когда служебные обязанности совпадают с увлечением. Наверное, поэтому я счастливый человек".
Прошли годы, и капитан 2 ранга Краснов был назначен начальником клуба ГШ ВМФ в Москве. Сегодня можно без преувеличения сказать, что с его назначением клубная работа в ГШ ВМФ поднялась на совсем иной качественный уровень. Премьеры художественных и документальных кинофильмов, видеосалон и видеотека, офицерская гостиная и интересные встречи, выставки и творческие, литературные, вечера - все, что делал Краснов, было ново и интересно. При этом нельзя не удивляться разносторонности и глубине интересов этого незаурядного человека: парусный спорт и история флота фалеристика и геральдика, поэзия и бардовская песня.

Фото крейсеров и котяры скопированы с сайтов: http://mylivepage.com/chunk12 www.nubo.ru/.../home/turism/turism19.html www.kulichki.com www.victory.mil.ru http://www.ljplus.ru

Дружба длинною в более чем 60 лет. Капитан 1 ранга Леоненко Игорь Владимирович. Дневник 1946-1948 годов.

Их дружба началась в 1944 году, когда они, четырнадцати-пятнадцатилетние подростки были приняты в только что созданное Ленинградское Нахимовское Военно-Морское училище. В 1948 году они первыми его закончили, было их шестьдесят девять.



Сегодня первонахимовцев осталось девятнадцать.



Соколов Н.П.: "Классный специалист по минно-торпедному оружию, высказал в свое время идею использования эффекта мечеподобного (как у меч-рыбы) наконечника для снижения сопротивления в воде тела вращения, применительно к торпедам...
Урывками во время службы работая над ее воплощением, вышел в запас по состоянию здоровья в звании капитана 1 ранга с должности руководителя военного представительства МО на феодосийском заводе «Гидроприбор». На полигонах этого завода испытывалась новейшая серийная и опытовая техника, в том числе и новая скоростная (100 м/сек) подводная ракета «Шквал», известная по недавнему скандалу с американским шпионом Эдмондом Поупом, который пытался выкрасть технологии ее изготовления. За участие в создании этой ракеты, испытаниях ее и поставке на вооружение ВМФ капитан 1 ранга И.Леоненко был награжден орденом Красной Звезды.


Феодосия, Керчь, Крым - Завод "Гидроприбор" в п.Орджоникидзе.

Уволившись с военной службы, Игорь Владимирович продолжил работу над диссертацией по гидробионике с одновременной работой в Институте биологии южных морей в должности начальника отдела технического контроля в опытном производстве морского приборостроения. Последнее время он вплотную занимается трудной проблемой - обменом своего севастопольского жилья на жилье в России.

"Они были первыми" Н.П. Соколов.

Носит «корочки» наш Лео
Огромадного размера!
Воздуха всё время просит,
Танцы, дым - не переносит!

На часах...

Вся наша жизнь в училище подчинена внутреннему распорядку, расписанному строго по часам. На кораблях, знаем, ориентироваться во времени можно по склянкам, которые бьются через каждые полчаса. Отбиваются они рындой двумя видами ударов: одним спаренным в два звучания («бом-бом») - полной склянкой и - полусклянкой, в одно касание рынды («бом»). Кажется, чего проще! Но выполнению этих «бом-бом» и «бом» нам надо было ещё научиться.

Труднее всего давалось - это после ударов в рынду резким рывком руки вниз остановить рындобулинь, чтобы, не дай бог, не «замусорить» склянку нечаянным лишним касанием рынды. И второе, что не ко всем сразу приходило - почувствовать и выдерживать ритм боя склянок. Не будет кощунством с моей стороны сравнить умение бить склянки с нехитрым, но всё-таки искусством звонаря со звонницы какой-нибудь деревенской церкви. Те, кому приходилось в вечернее или ночное время слышать с внешнего рейда разноголосый перезвон склянок с ближних, дальних и находящихся у причалов базы кораблей, думаю, согласятся со мной.

Рынды были и в рынды били мы в нашем летнем лагере над водами Суоло-ярви, на наших шхунах «Бакштаг» и «Учёба» в невских водах и Финского залива, и какое-то время - в стенах училища (она висела, пока не был снята, на нижней площадке главной лестницы). Рында, или судовой колокол, как её ещё называют, всегда являлась и является одним из главных символов корабля - носит его имя и всегда (будучи начищенной до блеска) сияет славой его! И мы с великой любовью и нежностью драили «свои» рынды зубным порошком и пастой гой, при этом, обращаясь с ней очень даже ласково, чтобы она, случаем, не звякнула жалобно из-за неосторожного с ней обхождения.

На часах... Стоим мы и на часах, но не "часовыми любви", как потом, через много лет, будет петь Б. Окуджава о наших (тогдашних) сверстниках на гражданке, а настоящими часовыми, с карабинами и штыками в ножнах на поясных ремнях. Стоим часовыми на посту номер один у Знамени училище, на сторожевых постах у вещсклада и у дров на набережной; несём вахты на КПП главного входа в училище, рассыльного дежурного офицера, на шлюпочном причале; дежурим по роте, по столовой, в классах... И с выполнением этих сугубо уставных для нас, тогда ещё не принявших военной присяги, обязанностей были связаны смешные, не очень смешные и просто анекдотические случаи.

Пост у Знамени - это своего рода визитная карточка училища или, как в старину, «красный угол» избы. Соответствующее и оформление, и внимание к нему - скульптура адмирала Нахимова в полный рост в обрамлении куртуш с датами и названиями великих морских побед русского флота и маринисткими росписями; и, конечно, идеальная чистота, поддерживаемая ежедневными влажными уборками пола и протиркой керосином ближайших полуколонн. Менялись часовые через каждый час. Но и этого часа, оказывается, в принципе, было достаточно, чтобы, нанюхавшись керосиновых испарений, можно было запросто хлопнуться в обморок. И хлопались. После нескольких таких случаев керосиновый освежитель колонн был отменён.

А вот из разряда "небывалое бывает". Ночь, Игорь Корнеев идёт из спального корпуса в основной сменить часового у знамени Игоря Леоненко - «...непременно, часовым полагается смена». (Опять Б. Окуджава). Долго звонит у закрытой двери главного входа. Наконец, её открывает чем-то страшно взволнованный дежурный офицер и тут же убегает куда-то. Оказывается, когда на звонок он пошел к двери, чтобы открыть её, то не увидел в конце коридора у Знамени часового. Не веря глазам своим подошёл ближе и... понять ничего не может: Знамя под чехлом есть, карабин, прислоненный к тумбе, есть, ботинки(!) часового есть, а самого часового нет!!! (Как рассказал потом Лео, его перед этим так «припёрло» по нужде, что он не выдержал и, сняв свои тяжёлые ботинки, чтобы их грохотом в пустом коридоре не привлечь внимание дежурного офицера, помчался налегке в гальюн). Дежурный офицер, ошалело пометавшись в поисках часового под непрекращающийся трезвон от входной двери, побежал отворять её. В этот самый момент Лео прибежал обратно и, сунув ноги в ботинки, как ни в чём не бывало, занял своё место у Знамени. Ну а дальше всё было так, как и положено - в присутствии дежурного офицера произошла полагающаяся часовым смена.

Для нас так и осталось загадкой, как отнёсся дежурный офицер ко всему этому. Подумал ли он, что у него, выражаясь современным языком, "крыша" поехала. Или, при отсутствии возможности получить соответствующие свидетельства от других очевидцев, отнёс виденное к галлюцинации, а, может быть, что, естественнее, к прерванному звонком в дверь сновидению. В общем, это «полумифическое» ЧП, никаких последствий не имело. В дополнение к оставленным ботинкам: спартанец Игорь Леоненко в тренировочных целях носил «корочки» на два размера больше с вложенными в них утяжеляющими стельками, сделанными им же из свинцовых кабельных оплёток. Попробуй, сбегай в таких «водолазных» чоботах бесшумно и быстро в гальюн и обратно!

3 ноября 2008 года после тяжелой и продолжительной болезни ушел из жизни капитан 1 ранга Леоненко Игорь Владимирович.

Нахимовцы первого выпуска ЛНВМУ скорбят об уходе друга и выражают соболезнование его родным и близким.

У некоторых сложилось представление о нахимовцах как о пигмеях-малышах, адмирал Блинков и вовсе считал их "барчуками", а в действительности некоторым из них "дядям с усами, из-за пропусков в учебе во время войны, было по 19—20 лет!" (Например, Вершинин Павел Георгиевич закончил Тбилисское училище и получил аттестат о среднем образовании в 25 лет. См. сообщение "Друзья-нахимовцы. К юбилею Тбилисского НВМУ".)

Сокровище то - слово...". Дневник воспитанника 1-й роты 12 класса Игоря Леоненко. Из четырехлетнего периода жизни в училище дневниковые записи охватывают вторую послевоенную его половину, когда учеба и быт в училище были более или менее налажены.



1 апреля 1946 г. Решил начать вести дневник, ограничиваясь лаконичной записью некоторых событий в моей жизни. Сегодня понедельник. Вместо 1-го урока была подготовка к первомайскому параду. Говорят, что мы поедем в Москву 16 числа.
2.04. Утром — подготовка к параду. Новая учительница по немецкому. Делали прививку от тифа. Заступил дневальным по вестибюлю. 3 смена.
3.04. Утром — подготовка к параду. С 3 до 7 стоял дневальным. Получил наряд вне очереди от Стропа за разговор в строю.
4.04. Ранжировка в зале. 5.04. Подготовка к параду.
6.04. Подготовка к параду. Собрание насчет самодеятельности. Кино «Зигмунд Колосовский».
7.04. Увольнение, был в к/т «Новости дня», был у Феликса, отдал его мандолину. В училище кино «Четвертый перископ», посмотрел вновь.
8.04. Утром построение в мундирах, опрос претензий. Фотографировались в армейскую газету.
9.04. Подготовка к параду.
10.04. Подготовка к параду. Заступил дежурить у продсклада. Выдали бушлаты.
11.04. Подготовка к параду.
12.04. Приезжал вице-адмирал Абанькин, был смотр в бушлатах, была подготовка к параду. Погода плохая, метель. Была баня.
13.04. Дежурил по классу, был диктант по русскому, вечером кино «Поединок». Я не смотрел, готовился к сочинению.
14.04. Ребята роты ходили на пьесу «Великий государь», я ее смотрел ранее, пошел домой, а потом — в театр на «Кремлевские куранты». Пришел в училище поздно, принес мандолину.
15.04. Строевые занятия в зале.
16.04. Утром приезжал строевой подполковник, проверял строевую подготовку, остался доволен. Стали утомляться глаза. Заступил дневальным во 2 смену.
17.04. Болят глаза. Ходил в санчасть, закапал альбуцид. Утром пошли первый раз на площадь Урицкого.
18.04. После уроков опять на площадь. Вице-адмирал Степанов остался доволен. Получили яловые ботинки и выходные хромовые.
19.04. Баня. Ходили в бушлатах на площадь. День хороший. В Москву для участия впервые на параде едем 22-го в 23 вечера. Завтра увольнение для отъезжающих.
20.04. После уроков был смотр в зале в мундирах. Увольнение в 7 часов. Отнес домой мандолину, словарь по английскому языку.
21.04. Дома погладился, ходил с Аликом в кино «Здравствуй, Москва». Объявлена форма № 5, погода пасмурная, дождь. Мама в дорогу дала 100 рублей. Сдали шинели.
22.04. Утром была делегация от Югославии, выходили. на плац в мундирах, был смотр. В мундирах пошли на вокзал. Отъехали в 23.00.
23.04. Дневалил по вагону с 3 до 5 ночи. В Москву приехали в 6 ч. утра. В мундирах сели на голубые «форды» и приехали на окраину, к станции «Сокол», разместились все в спортзале, легли спать в 11 дня.
24.04. Ездили на Речной вокзал маршировать с 10 до 12 и с 3 до 5 часов.
25.04. Утром поехали на плац, по дороге сломалась машина, задержались. Занимались в форме 3-"Команды". Ездили к суворовцам. Гладил и чистил форму. Лег в 10 ч.
26.04. Встали в 3 ч. 30 м. В мундирах поехали на центральный аэродром. Была генеральная репетиция. Видел Жукова, Рокоссовского. Приехали в 10 ч. Легли спать до 12 ч. Играл в волейбол, гладил форму.
27.04. Утром выдали шоколад. До 12 ч. занимались на Речном вокзале. После обеда ходили на трофейную выставку. Приезжал вице-адмирал Харламов. Стоит хорошая погода.
28.04. Воскресенье. До 14 ч. была 1-я строевая прогулка по Москве, с 16 до 18 катались по городу на машинах в парадной форме. Погода солнечная.
29.04. Утром ездили в баню, сменили белье. Сфотографировались в городе. Вечером танцы, кино. Давали шоколад.
30.04. Ездили в Планетарий. В 4 часа было торжественное собрание, посвященное I мая. После собрания — концерт. Чистил, гладил форму к параду.
1 мня 1946 г. Встали в 5 часов, одели парадную форму, выехали в 7 часов, пришли к площади в 9.30. Погода солнечная. Перед построением разговаривали со стоявшими рядом летчиками Академии, среди них три Героя Советского Союза, в том числе —- майор Кожедуб. Состоялась беседа с Кожедубом. Морской полк на параде шел 20-м, а мы замыкали пешие шеренги. За нами шла кавалерия. 13 13 ч. поехали домой. Выдавали шоколад, был праздничный обед.
В 4 ч. уволились с Мальгиным в ЦПКиО, катались в метро. Пришли в кубрик в час, легли спать.
2.05. Стоял в наряде с И до 3-х. Ребята ездили в Мавзолей на экскурсию. К вечеру был в увольнении у наших знакомых Панковых, затем пошел в театр Кр. Армии на спектакль «Учитель танцев». В училище пришел в 2 часа.
3.05. Был на увольнении в городе, ребята съездили в Третьяковку. Гулял по Москве, ходил в к/т «Ударник» на фильм «Каменный цветок» с Коршуновым, вернулись в 5 ч. и стали собираться в дорогу. В 9 ч. вечера поехали всем морским полком на вокзал. Отъезд в 23.00. Погода испортилась.
4.05. В вагоне давали шоколад. Приехали в 6 часов, доставили в ЛНВМУ на машинах. Легли поздно, в 00 ч.30 мин.
5.05. Уволили в 10 ч. в город, был в кино «Однажды ночью» в «Новостях дня». В 19 ч. ходил в гости к дочери библиотекарши Марьяне, были Радий Зубков, Леваневский и я. Пришли в училище в час.
6.05. Начались занятия, раздали билеты по литературе на экзамен. В 3 ч. приехал вице-адмирал Степанов, собрали московский батальон, объявили всему батальону благодарность за хорошую «демонстрацию» на параде.
7.05. Утром — зарядка. Днем репетиция по английскому языку для вечера ин. яз.
8.05. Прибуксировали к набережной шлюпочный пирс. Репетиция по англ. яз. Кино «Воздушный тихоход». Ребята ходили по приглашению в Хореографическое училище на танцы.
9.05. День Победы. Уволился утром. Был дома. Принес в училище мандолину. Заходил в гости к дяде Пете.
10.05. Спустили на воду шлюпки. Занимался на мандолине.
11.05. Баня. Играл на мандолине.
12.05. Воскресенье. Был смотр самодеятельности. Днем с Судьбиным ходили по Неве на двойке. Вечером кино «Свадьба». Начал умываться по пояс.
13.05. Утром — зарядка. Ребята готовятся к шлюпочным гонкам. Физподготовка. Пробежал 60 м за 8 сек, прыгнул вверх на 1 м. 30 см. Учил до часу историю.
14.05. Читал в читальне «Технику молодежи» № 4. Была репетиция по англ. яз. Наряд по роте, 3 смена.
15.05. По истории получил 4. Учил химию до 12 ч.
16.05. Стоял в наряде. Учил историю до 24 часов.
17.05. Был в читальне, читал «Огонек». Построение в актовом зале, разбор дисциплины. Начальник училища кап. 1-го ранга
Изачик уехал в Кисловодск в отпуск. Его заменяет кап. 1-го ранга Поленов. Была контрольная по сигнализации. Благополучно.
18.05. Диктант по русскому, контрольная по алгебре, репетиция по английскому яз. Заступил в наряд у склада боепитания. Прочел книгу Григорьева «Победа моря».
19.05. До 11 стоял в наряде. В 11 начались шлюпочные гонки с Подготовительным училищем на 5 кабельтов. Наши шлюпки впереди, первая шлюпка прошла за 4 мин. 15 сёк. Ходили с Голубевым в кино на «Беспокойное хозяйство». После кино пошел домой. В 6 ч. пошел в «Новости дня». Зашел к Олегу Макарьеву. В 11.30 ушел в училище.
20.05. Раздали контрольные по ВМП: по Морзе — 4, по семафору — 5, по флагам — 5. Погода пасмурная, дождь.
21.05. Вывесили учет успеваемости. Общий балл у меня 4,2 — на 2-м месте в классе.
22.05. Подъем в 6.00, ходили в баню.
23.05. В наряде у боепитания. Наши ездили на стадион, матч «Торпедо» с Динамо". 1:1.
24.05. Ходил с Рейзером на двойке по Неве. Попали «на карандаш» кап. 3-го ранга Волынцеву. Лазали с Г. П. загорать на крышу гостиницы, оставили на «грамоте» скульптуры рабочего свои инициалы.
25.05. Ходили на шлюпке с командой. Кап. 3-го ранга поставил в наряд у шлюпок за крышу гостиницы. Ночью ходили на шлюпке около пирса. За это сняли с дежурства.
26.05. Воскресенье. Заступил на пирс, готовили шлюпки к походу. В 2 ч. на 7-ми шлюпках пошли на Кировские острова. Сменился в 3 ч. Спал. Вечером принял дежурство по классу. Лег в час,
27.05. Писал по литературе сочинение по «Евгению Онегину». Вывесили табель успеваемости. Я на 4-м месте из 19 чел. в классе, по дисциплине — 3. Вышла стенгазета, в ней изображены мы с Г. П. с альпенштоками на крыше. Подписано: «Ну, теперь нам и Казбек не страшен». Каплей дал 2 наряда за езду на спине у Г. П. Андреева. Занятия кончаются 5 июня.
28.05. После уроков ходили с Г. П. за Петропавловскую крепость к Арсеналу. Немка в году выставила 5. Погода отличная, позагорали.
29.05. Стою дневальным у вестибюля. Сегодня ночью Д. Колобягин захотел покататься на шлюпке с подвесным мотором, стоя на пирсе. Мотор сгорел.
30.05. На уроки не ходил, по ВМП получил за контрольную 5. У Зубкова пропали брюки.
31.05. Была контрольная по химии. У Г. П. день рождения. Ребята
были построены на прогулку по городу. Я опоздал и хотел догнать, но дневальный у вестибюля (Щербаков из соседнего класса) не пускал. Я забежал в библиотеку и выпрыгнул в окно, за что получил от комроты неувольнение.
1 июня 1946 г. Контрольная по алгебре. Г. П. подарил мне бляху. Заступил по роте, 3 смена. В санчасти было антропологическое измерение... Суббота, я — не уволен.
2.06. Воскресенье. Ребята ходили на шлюпках в залив. Погода хорошая.
3.06. Утром разучивали упражнения для физ. парада. За контрольную по алгебре — 4. Была контрольная по геометрии. Г. П. на день рождения подарили часы. Была физподготовка. Прыгнул с места на 1,9 м. Выжался от пола 20 раз, 40 раз качнул пресс. Умер М. И. Калинин.
4.06. Встал в 5 часов, учил физику. По химии получил 3, буду исправлять1. Была контрольная по физике — 4. После уроков было траурное собрание по поводу смерти М. И. Калинина. По литературе получил по году 4.
5.06. По английскому — 5. Сегодня последний день занятий. 10.00 первый экзамен. Г. П. получил от Нины из Москвы письмо аж на 8 стр. Заступил вахтенным по боне, 1 смена. Искал моторчики — безуспешно.
6.06. Выкачивал воду из катера. Приходила в училище мама. Объявили отметки в 4-й четверти. В 3 ч. пришел на бон, ходил на двойке вблизи бона.
7.06. Баня. Выстирал чехол, гюйс. Гуляли вдоль набережной Невы. Учил геометрию, повторил 10 билетов.
8.06. Повторил 20 билетов. Увольнение с 7 часов. Взяли с Г. П. моторчики, пошли к нам, потом — к нему, до 12 ч. Он дал мандолину. Спал дома. Мама уехала в санаторий.
9.06. Встал в 11 дома. Ходил в ДЛТ, купил зубной порошок. Заходил к Феликсу и Г. П. От него пошел в училище.
10.06. С утра сдавали первый экзамен. Алгебра. Написал на 5. Годовая 4. Ходил с Ю. Голубевым в кино, смотрели фильм «Сыновья». С увольнения пришел в 23.00.
11.06. Готовился к экзамену по геометрии. После обеда ходили на прогулку ротой к Петропавловской крепости.
13.06. Сдал экзамен по геометрии на 5. Годовая — 5, был в увольнении, ходил домой.
15.06. Готовился к литературе. Был аврал. Купался в Неве. Ходили на увольнение с Ю. Голубевым и Г. П. Андреевым в Летний сад. Ночевал дома.
17.06. Был экзамен по литературе, тема: «Дружба и ссора Онегина и Ленского». Ходили в увольнение.
18.06. Готовимся к экзамену по устной литературе. Ходили на шлюпке к Петропавловской крепости.
19.06. Сдал устную литературу на 4 балла. Заступил в наряд у пирса.
20.06. Готовимся к экзамену по физике.
21.06. Учил физику. Ходил вечером с ребятами на шлюпке.
22.06. Сдал физику на 5. Годовая 5. Драил кубрик. Сегодня II годовщина нашего училища. Было торжественное собрание, открылась выставка.
23.06. Воскресенье. У нас праздник. С утра — парад училища в мундирах. Приезжал вице-адмирал Степанов. Были представители из разных училищ. Участвовали в физ. выступлениях, гонках на шлюпках, тянули канат. Выдавали шоколад. После обеда — увольнение до 9 утра. Вечером был в училище офицерский банкет.
26.06. Сдал экзамен по анатомии на 5. Ходили на шлюпке к Петропавловской крепости под парусом.
27.06. Учил английский, историю. Вечером ходили с ребятами на шлюпках. Дошли до цирка и обратно.
28.06. Объявлена форма 2. Ходили строем на пляж, загорали, купались. Готовились к английскому.
29.06. Сдал английский на 5. Ездили в поликлинику на тщательный осмотр. У меня все нормально. Некоторые ребята подкачали со зрением. После обеда — увольнение. Был дома.
30.06. Учил историю. Пришел после увольнения с ночи к 9 утра, т. к. сегодня рабочий день, хотя и воскресенье: осталось сдать последний экзамен — историю. Это для меня самый неприятный предмет. Я ее знаю плохо. Учу. Заступил дневальным, поэтому лег в час.
1 июля 1946 г. Готовимся к истории. Была консультация. Последний экзамен для меня самый трудный. Не учу ряд билетов.
2.07. Встал в 4 утра, учу историю. 20 билетов более или менее знаю (всего 30). Больше не учу.
3.07. Утром в первую смену сдал историю. Фортуна мне благоприятствовала, попался билет № 2. Ответил на 4. Это последний экзамен. После экзамена было увольнение до 18 часов завтрашнего дня. Я с Ю. Голубевым хотели посмотреть фильм «Балерина», но билетов не достали.
4.07. Встал в 8 ч. Пошли с Ю. Голубевым в «Колизей» смотреть «Балерину». Фильм понравился. После кино пошли в ДЛТ и я купил за 140 рублей перочинный ножик.
5.07. Подъем в 6.30. Сложили постели, перенесли на катер. В трех шестерках на буксире у катера пошли к шхуне «Учеба», где будем проходить практику. Разместились в кубриках. Командир шхуны — ст. лейтенант Салаев. Делали мокрую приборку. Заступил в 2-сменный наряд дневальным.
8.07. Утром поднимали на «Учебе» паруса. Я работал на баке. Заступил в наряд. Сигнальщик 1 смены.
10.07. Утром были занятия по устройству шхуны. После обеда взяли на борт шлюпку, дрова, отдали концы. Выходили на шхуне в залив. Шхуна швартовалась около «Авроры».
11.07. В 13.30 снялись со швартовов, пошли в Кронштадт. Пришли в 15.30, стали в Угольной гавани. Ходили в Кронштадт в увольнение..
12.07. Утром на буксире пошли в Кронштадт на форт «Первомайский», который построен в 1897-1910 гг. методом насыпки. Орудия с крейсера «Рюрик». Через полтора часа были в Кронштадте. После обеда пошли на крейсер «Максим Горький», стоящий в доке. Длина 197 м, V- 9800 т. Гл. калибр — 180 мм, скорость — 33-узла. Вечером пошли в парк на фильм. Я остался на шхуне.
13.07. Подъем в 5.30. Аврал. Я драил торсофальный кнехт. В 3 часа ходили на шлюпке, купались. Шхуна на якоре в другой точке.
14.07. Воскресенье. В 9 ч. отдали швартовы, прошли мимо шхуны «Бакштаг», на время киносъемок к/ф «Крейсер Варяг» переделанной и переименованной в «Корейца». В 11.30 были на Неве, пришвартовались у «Авроры», которой под «Варяга» пристроили четвертую трубу. Ребята — в увольнении, а я стою в наряде дневальным по кубрику № 3.
15.07. После приборки опять поднимали паруса. Приезжал Поленов. «Пейс» облил водой, вода попала в часы. Пока ходят. После обеда «Аврору» сняли с причала и на буксире повели в залив к Кронштадту на киносъемку.
16.07. Был зачет по устройству шхуны — 5. Сдавал у мичмана Голубя. После обеда с вещами на шлюпках и катере пошли к Финляндскому вокзалу. В 21.50 отъехали из Л-да в лагерь. В час приехали на ст. Каннельярви. Утром купались, собирали чернику.
17.07. С Г. П. нашли лодку и отправились на тот берег. Из рубашки сделали парус и ходили под ним до 5 ч. Вечером ходили с Дэном за ягодами и купались. Был матч офицеров со старшинами. 2:2.
18.07. После чая с Г. П. и Голубем пошли к упрятанной лодке. Вышли на середину озера и купались. Затопили лодку около берега в камышах. Был пожар в лесу. Тушили. Купались. Заступил в наряд у продсклада. 3 смена.
19.07. С утра с Г. П. и Голубем пошли к месту затопления лодки, отлили воду, стали ходить по озеру. На озере встретились с Шутом и Мусом. Они были на байдарке. После завтрака Голубь взял простынь, сделали мачту, поставили парус и пошли бороздить озеро. Обратно никак не могли выйти на парусе, пришлось грести. Спрятали лодку в камышах. После чая Голубь и Г. П. захотели пойти на дальний конец озера на всю ночь, но лодку на месте не нашли, а в отдалении лодка была привязана толстой цепью к бревну, а паруса не было. Лег спать в 10.30.
20.07. После подъема расписали по уборкам. Выстирал форменку. Давали шоколад. Получил робу. Играл в футбол, готовились к физкультпараду. Купался 3 раза. Ходили к месту, где была лодка, — ее не оказалось.
21.07. Все эти дни стоит хорошая погода. На празднике по волейболу и футболу 1 место у 2-й роты, а по канату, шлюпкам и плаванью — 1-я рота. Играли в футбол, 3 раза купался. Утром торжественное собрание в связи с окончанием учебного года. Наша рота на 3-м месте по успеваемости, общий балл 3,95 (всего 5 рот, 14 классов).
22.07. Утром с Голубем ходили за ягодами. Ходили на стрельбище. Выходили на шлюпке под парусом. Ходил в читальню. Написал маме письмо. Купался 3 раза. Зуб и Мурза уже уехали в отпуск.
23.07. Утром ходили стрелять из боевой винтовки на 75 м. Я выбил из 30-26 очков. Голубь, Колбягин, Акимов похитили лодку и пошли на тот берег. Их заметили, стреляли. Потом послали катер. Они выскочили на другой берег, оставили лодку, а сами вокруг озера прибежали в лагерь. Им срезали
отпуск. Были занятия по английскому. Ходил в читальню.
Играл с Голубем в шахматы. Прогулялись по лесу. 24.07. Загорал. Читал газеты и журналы. Поспорили с Г. П. о канале ствола винтовки. Он говорит, что канал сужается к концу, а я отрицал. Заступил в наряд 1-ую смену. 25.07. Утром загорал. Снова тушили пожар. До отвала наелись черники. Купался, читал. Сегодня уезжаем в Л-д, все упаковали.
26.07. Вышли из лагеря в 1 ч. 50 м, пришли на станцию в 3.50. Поезд пришел в 4.50. В 8 часов были в Л-де. С вокзала — к Неве, сели в шлюпки и на буксире катера пошли к шхуне. Последняя шлюпка, где сидел я, наполнилась водой, т. к. рассохлась. Забрались на банки, подошли к берегу, вычерпали воду. Весь вымок, но быстро все высохли, т. к. погода хорошая. К вечеру задул сильный ветер. Шхуна стоит вблизи «стрелки» у Вас. острова. Ходил на четверке. Живем на шхуне в 3-м кубрике.
27.07. Спал на столе. Сегодня аврал. Драил левый шкафут. Репетировались на шлюпках ко дню ВМФ. Заступил дневальным по кубрику, постирал гюйс, чехол.
28.07. Сегодня день ВМФ. Давали подарки. После уборки — свободное время. В 14.00 пошли на шлюпках тренироваться к параду. В'18 ч. начался парад. Наши шестерки прошли строем мимо трибуны. Я сломал в лопасти весло, кап. 1-го ранга Изачик объявил мне благодарность за отличную морскую подготовку на «Учебе». Купался со шхуны, за что получил наряд от каплея. Вечером на шхуне ставили паруса. С 21 до часу было увольнение. Я ездил домой.
29.07. В 9 утра сошли со шхуны на берег и пошли к трамвайной остановке. Отсюда — доехали до училища. Выдали новые форменки, привели их в порядок и пошли экскурсией на английский эсминец, который привез в Л-д адмирала английского флота Фрезера ко дню ВМФ. Английский авианосец из-за большой осадки остался на Кронштадтском рейде. Эсминец стоял у моста Л-та Шмидта под № «Н-32", название »Рапид" (быстрый, стремительный). Эсминец не лучше наших, имеет 2 четырехтрубных торпедных аппарата. Осмотрели только верхнюю палубу. С нами ходил кап. 3-го ранга Рожков, переодетый в форму ст. л-та интендантской службы. Для представительства получил пачку папирос «Казбек». Разочарованы беспорядком на палубе — брошены тросы, не надраена рында. Пообедав, стали собираться в отпуск. Получил отпускной билет с 29.07 по 2 сентября. В 21 час был дома. Отпуск буду в Л-де. 30.07. Занимался гимнастикой, ездил в училище, получил паек на 2 дня. Играл на мандолине.
2 сентября 1946 года. Утром погладился, привел в порядок форму. В 16 часов пришел в училище. Отпуск кончился. Мы теперь ночуем в другом здании — спальном корпусе, расположенном в бывшей школе в 500 метрах от главного корпуса. Наш спальный кубрик на 4-м этаже. Прежний находился тоже на 4-м этаже с окнами на Неву, над большим бюстом Петра I, над которым мы открывали «окно в Европу». Сначала было два взвода (класса), я был в 11-м классе, сидел рядом с Р. Зубковым, а потом в сентябре нас перегруппировали в три класса 'и я попал в 12-й класс. Теперь каждый день на ночь будем приходить в спальный корпус, следуя по Пеньковой улице.
3.09. Роту разбили на 3 взвода. Я — во втором взводе. Командир взвода кап.-лейт. Щепетьев. После завтрака разгружали дрова с подошедшей баржи. День победы над Японией.
4.09. Начались занятия. Вместо 2-го урока — построение. Приезжал с поздравлением вице-адмирал Степанов. В нашем взводе новый старшина, Худолеев. Раздали учебники. Вечером разгружали дрова.
10.09. После занятий выдали карабины. Мой № 8676 В. У. Ездили на стадион «Медик», занимались спортом, бегали в трусах, босиком. Бежали на 800 м., был первым.
13.09. В 8 ч. поехали на шхуну «Учеба» для киносъемок.
14.09. На шхуне сделали аврал, потом была киносъемка, снимали эпизод отплытия. Забавно было наблюдать киношников, которые суетились, кричали своему Яше с зеркалом-рефлектором: «Яша, держи солнце!»
15.09. Воскресенье. В 8 часов отшвартовались и на шхуне пошли в Кронштадт на киносъемки. Погода хорошая, солнечная. Стали на якорь, начались съемки. Потом привезли на шлюпке (я с Ю. Коршуновым) операторов на «Аврору». Были на «Авроре» — «Варяге» с четырьмя трубами. В Ле¬нинград пришли на шхуне вечером, взяли форму 3 и возвратились на шхуну.
16.09. Отчалили в 8 часов. Курс — на Кронштадт. В Кронштадте начались съемки. Снимали у памятников Петру I, адмиралу Макарову, «Гибели Опричника». Видели новый крейсер «Адмирал Макаров» (бывший «Нюрнберг»). В 18,30 пришли обратно, сошли на берег. Объявлена форма без чехлов.
22.09. Воскресенье. В училище была съемка бала нахимовцев для документального фильма «Нахимовцы».
26.09. Ходили на шлюпках по Неве, по канавке до Летнего сада. После занятий одели мундиры и пошли в культпоход в Малый оперный театр на «Войну и мир».
27.09. День выдался солнечный. Целый день нас снимали кино¬операторы. Ходили «прогулкой» к памятникам Ленину, «Стерегущему», Суворову.
30.09. Была физподготовка, 1000 м пробежал за 3 мин. 31 сек.
На камбузе стали давать порции побольше.
2 октября 1946 г. Получил от Циклопа наряд за то, что сказал, что в классе вечером мало света для подготовки уроков.
6.10. Уволились с 12, т. к. грузили картошку.
8.10. После уроков была строевая прогулка по городу. В училище привезли много капусты и свалили во дворе. Объедаемся, как зайцы, капустой. В 3-м взводе новый офицер-воспитатель кап.-л-т Романенко. Начстрой кап. 3-го ранга Дегтярев сказал, что мы едем в Москву на Октябрьский парад.
9.10. Заступил в наряд у продсклада. II смена. Ночью в кочегарке варили картошку.
13.10. С утра таскали капусту в продсклад. Выпал снег, мороз.
Вечером в училище были танцы. Я ходил в увольнение домой.
15.10. Наш взвод заступил в наряд. Теперь в наряд по новому распоряжению заступаем целым взводом. Стою у гаража. 3 смена.
17.10. В актовом зале была ранжировка к параду. Холодно, шел снег.
18.10. Была подготовка к параду.
22.10. Стоял в наряде. Приезжал генерал-майор Татаринов. Говорят, что в Москву на парад не поедем. На Пеньковой улице провели электричество. Написал заявление о вступлении в комсомол.
26.10. Были занятия на плацу. В 15 ч. пошли на Дворцовую площадь. В 19 часов пошли в культпоход в оперную студию на «Демона».
29.10. Воспитанник Молоканов (2-я рота) заболел скарлатиной по нашему учебному этажу (1-й и 2-й рот). Объявлен карантин. Был медосмотр.
31.10. После уроков полковник медслужбы Бауэр прочел лекцию о венерических болезнях (Вовка Рейзер в отпуске «подцепил» сифилис).
3 ноября 1946 г. Продолжается карантин. Ребята в роте организовали джаз-банд. Руководитель — Садко (Константинов), Загура — аккордеон, Бондарь — ударник, Орлов — гитара, пианино, я — мандолина. В репертуаре: «Джемс Кеннеди», «Будь здорова, дорогая», «Хорошо в степи скакать, если конь хороший у ковбоя», «Типперери», «На честном слове и на одном крыле», «Карусель» (Загурский на аккордеоне).
6.11. Концерт нашего джаз-банда и самодеятельности. Было торжественное собрание.
7.11. Сегодня праздник, а мы сидим: карантин! В роте устроили
джаз, слушал начальник училища кап. 1 ранга Изачик. Выдали вышитые вензелем «Н» погоны (раньше делали через трафарет желтой краской).
8, 9, 10 ноября. Не учились.
11.11. Начали учиться после праздников. Карантин снят.
13.11. Ездили на автобусе во Дворец пионеров в кружок парусно-буерного спорта.
15.11. После 4-х уроков пошли строем на Дворцовую пл. Для смотра прибыл вице-адмирал Кузнецов Н. Г. Пришли в 18.00 в училище.
20.11. Ездили во Дворец пионеров в кружок парусно-буерного спорта.
22.11. Ездили во Дворец пионеров на кружок занятия боксом. Руководитель — чемпион по боксу Градопалов.
27.11. В уч-ще приезжал сын президента Рузвельта — Эллиот Рузвельт с женой. Были на занятиях, на уроках танцев.
29.11. После уроков, в числе пяти, ходил в Управление ВМУЗов для принятия в комсомол. Мой ком. билет № 24906194. 1 декабря 1946 г. Воскресенье. Опять из-за 2-й роты наложен карантин.
6.12. Была репетиция джаза.
12.12. То же самое.
13.12. Выдали пригласительные билеты, которые мы должны отдать своим «симпатиям» на вечер самодеятельности и танцев, который будет 21 декабря. Т. к. у меня нет таковой — отдал билет ребятам.
20.12. Ездили во Дворец пионеров на секцию бокса.
21.12. В 6 часов начался вечер для 1-й и 2-й рот. Давали шоколад. Выступили ротным джазом. Были танцы.
24.12. Выдали впервые галочки с обозначением роты.
26.12. Во 2-й четверти у меня десять 5 и шесть 4, дисциплина — 5.
27.12. Первый бой на соревнованиях во Дворце пионеров. Ничья. Но нос «потек».
29.12. Подъем в 7 часов. Получили пайки до 10 января на каникулы и отпускные билеты. Учебный год продолжится после зимних каникул 11.01.47.
10 января 1947 г. Прибыл в ЛНВМУ в 13 часов. Ходил на медосмотр в санчасть, а потом группой поехали во Фрунзе на соревнование по боксу. Мой партнер Игорь Корнеев. Провели «вольный бой» с переменным успехом. После соревнований в ЛНВМУ было кино «Нахимовцы».
12.01. Воскресенье. После завтрака я, Чуркин, Корнеев и Сулин поехали во Дворец пионеров на состязание по боксу. Мой противник — Бегиджанов. Всего 21 пара, 2 раунда по 1,5 минуты. Из пяти наших — Чуркин, Сулин и я — выиграли. Корнеев и из 4-й роты проиграли. Нам троим объявлена благодарность нач. училища.
21.01. День траура. Ездили ротой в музей-квартиру В. И. Ленина.
14 февраля 1947 г.' Были в театре на пьесе. Островского «Волки и овцы».
15.02. В клубе был концерт нашего духового оркестра.
17.02. После занятий ходили на расчистку снега. Каплей Романенко за «пререкание» с ним оставил без завтрака.
18.02. Кроме зарядки делаю пробежку по набережной. Начальник училища делал доклад по приказу т. Сталина «Об укреплении дисциплины, обучении тому, что необходимо на войне». После вечернего чая на вечерней' поверке зачитали приказ нач. ВМУЗов о результатах учебы в подготовительных и нахимовских училищах. Наша рота среди нахимовских училищ — на 1-м месте, а среди всех училищ — на 2-м. Получил наряд на работу в гальюн за то, что принес в кубрик книгу, что запрещено.
19.02. Утренний осмотр производился более строго (ботинки, пуговицы, бляхи). Была лыжная прогулка по Неве.
22.02. Торжественное собрание в клубе. В 17.00 концерт нахимовцев и суворовцев. Давали шоколад. Было увольнение.
27.02. Дежурил по классу. Вечером натирал паркет.
3 марта 1947 г. Нам сообщили, что вице-адмирал Кузнецов Н. Г., бывший Нарком ВМФ, назначен начальником ВМУЗ ВМС.
8.03. Была баня. За то, что не сменил хорошую тельняшку (хотел
постирать сам) на чистую, но старую, капдрай направил на уборку снега. Работал я и еще несколько «нарушителей» с 15 до 17 часов. В 19 ч. получил увольнительную в город поздравить маму с праздником.
10.03. Был лыжный кросс. Прошел 5 км. за 20 мин. 12.03. Был опять лыжный кросс. Из группы — вторым.
14.03. У начальника училища было собрание вице-старшин. Объ¬явлено об участии в Первомайском параде в Москве.
20.03. Утром производилась ранжировка московского батальона в актовом зале.
21-23 марта. Весенние каникулы.
26.03. Была экскурсия на Балтийский завод.
28.03. Была экскурсия на фабрику «Скороход».
1 апреля 1947 г. Перед занятиями — построение училища: за неуспеваемость отчислили Скобликова. Наша рота вышла на 1-е место за III четверть. Командир роты получил премию 600 руб.
2.04. Преподаватель английского языка Шальсто затеяла постановку по пьесе Джером Джерома «Дядя Поджер вешает картину». Будем ставить. Я — дядя Поджер. Еще участвуют Шишкин, Бычевский, Сулин, Макс. Начали учить роли.
3, 4, 5 апреля. Строевые занятия после учебы. 4-го ходили в культпоход на «Далеко от Сталинграда», 5-го в клубе вице-адмирал Ралль выступил с лекцией о войне на море.
6, 7, 8, 9 апреля. Строевые занятия в связи с подготовкой к параду.
10.04. Было только два урока, после чего пообедали и пошли на Дворцовую площадь, занимались строевой. Генерал-майор Татаринов проверял хождение шеренгами. Доволен.
(Пропуск в дневнике)
19 мая 1947 г. Вечер иностранных языков. Я — дядя Поджер. (Пропуск в дневнике)
3 июня 1947 г. Сегодня последний день занятий. Была репетиция к физкультурному празднику в училище.
5.06. Готовимся к экзамену по истории. На двух баржах привезли к училищу дрова, ходили разгружать.
6.06. Экзамен по истории, сдавал три часа. Пятерка. В классе только четыре тройки.
7.06. Разгружали баржи с дровами утром п после обеда. К набережной училища привели баржу с песком: будет асфальтироваться вместо булыжника набережная н плац. Стали выгружать песок.
8.06, Воскресенье1. С 13 до 15 разгружали баржу. Вечером учил географию. Уволился до 8 утра. Придя в училище, на зарядку не пошел. Тюлень придрался, наверное "ввернет».
9.06. Сдал экзамен по географии, годовая и экзаменационная — 5. Тюлень поставил вне очереди в наряд у Знамени за невыход на зарядку. Самодур!
11.06. Вечером ходили на шлюпках по Фонтанке. Дошли до театра им. Горького п обратно.
12.06. Был экзамен по литературе письменной. Предложено три темы: I) Образы Собакевича и Плюшкина, 2) Образ «особенного человека» в романе Чернышевского «Что делать?*, 3) Третье поколение в романе Щедрина «Господа Головлевы». Я писал о Рахметове. После обеда было занятие по подготовке к физкультурному праздник)'. Получил за сочинение 5.
16.06. Экзамен по устной литературе сдал на 5. После экзаменов разгружали баржу.
18.06. Экзамен по письменной алгебре — 5. Годовая — 4. Возвращаясь из увольнения, встретил Андреева Г. П., ушедшего » мореходку. У них сейчас практика.
22.06. Спал геометрию на 4. Годовая — 4. Упражнялись с палками для выступления.
23.06. В 12.00 построение перед училищем по случаю годовщины. Приезжали нач. 13МУЗов вице-адмирал Кузнецов Н. Г. Были физкультурные выступления с палками, перетягиванием каната, шлюпочные гонки. Был концерт ансамбля Балтфлота. Вручили грамоту за III место в соревнованиях.
25.06. Дарвинизм сдал на 5, в году 5.
26.06. К училищу подошла шхуна «Бакштаг», на которой мы будем проходить практику.
27.06. Первым сдавал английский и, таким образом, перешел и 10-Й класс. Сдал на 5, головая — 5. Вышел первым отвечать «по просьбе трудящихся масс», более слабых в английском, взял два билета, один пустил по классу. Наша группа не имеет двоек. В 16.00 пошли к Кировскому мосту делать сквер у дома политкаторжан, таскали кирпичи на будущие аллеи.
30.06. С утра пошли драить палубу па шхуну "Бакштаг*.
1 июля 1947 г. Опять убирали шхуну, которая сильно загрязнена. Кадровую команду списали, все делали сами.
2.07. Работали на шхуне. Красили борта. После бани перешли с вещами на шхуну жить. Обжегся в нескольких местах кузбасслаком. Распорядок дня на шхуне: 6.00 — подъем; 6.00-6.15 — уборка, заправка коек; 6,15-6.50 — умывание и личная гигиена; 6.50-7.10 — завтрак; 7.10-7.55 — малая приборка; 7.55-8.00 — построение личного состава; 8.00 — подъем флага; 8.00-8.30 — приготовление и развод на занятия; 8.30-11.20 — занятия по расписанию; 11.20-.12.00 — приборка, мытье рук; 12.00-12.30 — обед; 12.30-13.30 — отдых; 13.30-14.00 — побудка, приготовление к занятиям; 14.00-17.20 — занятия по расписанию; 17.20-18.00 — приборка, мытье рук; 18.00-18.30 — ужин; 18.30-19.00 — развод; 19.00-21.00 — массовая работа, личное время; 21.00-21.30 — вечерняя поверка; 23.00 — отбой.
4.07. Подошли к острову Вольный, стали на якорь.
5.07. Были занятия на баркасах.
7.07. Зачислился добровольно гребцом на дежурную шлюпку.
Ходили за командиром роты, а позже за каплеем. 11.07. Ходили на баркасе под парусами. Заступил в наряд с Чубичем на камбуз.
14.07. Ходили на баркасе под парусами.
15.07. Стоял у шлюпок вахтенным. Краснокутского посадили в карцер за сон на посту. Кап. 3 посадил еще пятерых в карцер.
16.07. Утром планировали поход на баркасах, но погода ухудшилась. Я лег на койку. Подошел мичман, стал настаивать, чтобы я учил ВМП. Я сказал, что буду учить, когда посплю, за что был «представлен» кап. 3. Посадили в ахтерпик (карцер). Вскоре за то же посадили и Макса. Вместо утреннего чая получили хлеб с солью и кружку кипятку. В 21 час меня выпустили, а Чубич остался на ночь в ахтерпике. Его выпустили утром.
17.07. Утром пошли в первый поход под парусами на двух баркасах. Ветер свежий, бакштаг. В 10.45 пришли в Петергоф. Сошли на берег, прошлись по парку. Фонтаны восстанавливаются. Полностью восстановят в 1950 году. Ветер и волна усилились до 5 баллов. Хотели зайти в Кронштадт, а затем в Териоки, но ветер, волны, поломавшийся бушприт изменили план. Пошли к Кронштадту. Встретили «Учебу», идущую под дизелем. Зашли в бухту, где в прошлом году стояла «Учеба». По счастливой случайности «проскочили» кряж и не зацепили дном. Сошли на берег до 19.00. Обратно на буксире у «Меты» возвратились на «Бакштаг». Ветер и волны под вечер утихли. Это был первый поход на баркасах под парусами воспитанников ЛНВМУ.
19.07. В 8 часов на двух баркасах отошли от шхуны. Дошли до Петергофа за 2 часа 20 мин., откуда через час пошли до Ораниенбаума. Были там до 16.45, посетили Китайский дворец. Возвратились в 19.00. Записался на экскурсию по Волге, которая планируется на август во время отпуска.
22.07. Ночью буксиры, пытавшиеся перевести «Бакштаг» к училищу, посадили ее на мель. Утром пришло 4 буксира. Сейчас мы недалеко от Голодая на мели. Попытка сняться с мели безрезультатная. Буксиры ушли. Под вечер пришла вода, а проходивший торпедный катер волной «стронул» шхуну с места. Вечером подошли к мосту у стадиона им. Ленина.
23.07. Сдавали экзамен по ВМП. Ответил на 4.
25.07. Вечером подошла «Мета» и нас перевезли с вещами на «Учебу», стоявшую у училища им. Фрунзе.
26.07. Готовимся к празднику ВМФ. Вечером было торжественное собрание, пели на баке под аккордеон.
27.07. День ВМФ. В 19.00 подошла «Мета» и отвезла нас с вещами в училище. Было увольнение.
30.07. Едем на экскурсию по Волге в составе 22 человек. Из нашей роты 6 человек. Старший кап. 1-го ранга Поленов.
1 августа 1946 г. Прибыли на поезде в Горький в 4.30 утра.
2—16 августа экскурсия на пароходе до Астрахани и обратно.
Видели лежащий в руинах Сталинград. Буханка хлеба с
рук стоит 60 руб. 16-18 августа добирались из Горького поездом до Л-да.
1 сентября 1947 г. Начался завершающий учебный год в ЛНВМУ. Получили свои карабины, был осмотр в санчасти. Четверть будет короткой, т. к. 21 октября едем на парад в Москву. Стоим в нарядах на внешних и внутренних постах, отдыхаем теперь в специальном караульном помещении, а не в кубрике.
5.09. Объявлена благодарность за тщательный уход за оружием. В 46/47 учебном году наша рота вышла на 1-е место. Я — в числе отличников.
6.09. Ранжировка к Октябрьскому параду в актовом зале.
14.09. Наши футболисты ездили на футбольную встречу с суворовцами. Они подготовлены и экипированы спортинвентарем лучше. Счет 1:13 в их пользу.
23.09. Разгружали картошку в продскладе. На зарядку бегаю до Кировского моста и обратно.
24.09.. Произошел потешный случай с мичманом Скрипом, дежурным по роте, сопровождавшим роту на вечерний чай. Там были поданы аппетитные булочки с изюмом, что возбудило ребят, пошли разговоры, дошли до столов с шумом. Мичман скомандовал: «Кругом марш!» — так до вешалки. Для отмщенья все питоны начали зловеще-мрачными голосами под левую ногу повторять: «Скрип! Скрип! Скрип!» — и так до вешалки. Привел, скомандовал опять: «Кругом марш!»— и как ни в чем не бывало повел роту опять в столовую, уже успокоившуюся.
28.09. Приехали из отпуска музыканты, сигнал «Подъем» опять подается с утра горном и зарядку опять скоро будем делать под оркестр.
30.09. В продчасти проходит ревизия. Все излишки «выбросили»
на камбуз. Едим досыта в этом месяце, как никогда ранее.
2 октября 1947 г. После уроков, как кандидатов, водили в уч-ще им. Фрунзе. Были в музее, кабинетах и лабораториях. Понравилось.
3.10. Была пожарная тревога. По тревоге побежали к посту у УЛО, затем, под видом пожарников, стали у дверей продсклада, где хранятся овощи. Достали несколько морковок, «операция» прошла успешно.
4.10. Была водяная тревога по всему городу. Сильный ветер нагнал в Неву много воды. Был культпоход в театр на «Дядю Ваню».
8.10. 1-й взвод занимался с карабинами строевой, т. к. он — знаменный. Был диктант. Писал самостоятельно, но в двух местах поставил запятые «по Ермолаеву» (мой сосед по парте). Оказалось, что я был прав. Отсюда мораль: живи своим умом. На тренировку к параду ходили на Дворцовую площадь. Дул пронизывающий ветер. Как всегда, построившись, скорчившись, ждали полчаса начальство. В 15.15 тронулись. Инспектировал генерал-майор Татаринов. Возвратились к 18.00.
10.10. Вечером весь класс участвовал в вылазке за морковкой, которую привезли в продсклад. В 21.00 увели в спальный корпус на осмотр формы, особенно проверялись «клеша». У всех, у кого брюки закрывают носок ботинка, взяли на зауживание в швальню.
11.10. После уроков — ранжировка. Зачитали едущих в Москву. Я еду. Заступил в наряд у продсклада. Меня вызвали к «проду» перед опечатыванием. Старшина, работающий на складе, пошел и отворотил себе кусок мяса, килограмма
в три, и прихватил буханку хлеба. Обнаглел до крайности! В то время, как за одну брюкву он отвел меня к дежурному офицеру.
13.10. Назначен старостой кружка по изучению устава ВЛКСМ. Вечером в клубе был концерт силами Филармонии.
14.10. После развода пошел вымыться в баню. Никого не было. Потом пришла самая маленькая (5-я) рота и вместе с нею — гвалт. Теперь в бане есть «все» — достаточное количество шаек и мочалок и вообще — несравнимо с прошлым.
15.10. Были на выгрузке овощей. 11-й класс работал с 4-х часов утра, мы с подъема. Подзапаслись морковкой. После работы была подгонка шинелей к параду. В бушлатах ходили на Дворцовую площадь. Генерал Татаринов лично демонстрировал строевую выправку и строевой шаг. Придя со строевой, ребята обнаружили, что запасы морковные, которые сделали в столах, были злодейски похищены мичманом. Моя сохранилась, т. к. была в учительском столе, стоящем рядом с нашим (моим и Ермолаевским) столом.
16.10. В газете «Смена» много материала, посвященного 25-летию шефства комсомола над флотом. Есть статья и о нашем училище, но не все правдоподобно: 1) на фотографии на посту у Знамени стоит Селезнев, который дежурил во время прибытия корреспондента. Надпись: «Комсомолец Селезнев у Знамени училища». А он — не комсомолец! 2) В тексте: «Владимир Озерной — отличник, имеющий по всем дисциплинам пятерки». С каких пор Валерка стал Владимиром и «круглым»? и т. д. и -т. п.
17.10. Контрольной по истории к общей радости не было, т. к. материала много, а подготовились слабо. Но на уроке присутствовало необычно мало ребят, многие «сачканули» в санчасть или в караулку. Краснокутский Миша даже руку порезал, чтобы не писать контрольную, которой не было. Наверное, единственный раз прогадал! Были на Дворцовой на строевой. Скоро вместо увольнительных будут выдаваться жетоны. Подгонял на. шинели погоны, переставлял пуговицы, лег в 3.30.
18.10. Подъем обычный. Вчера, когда я зашел в спальный кубрик (вернее, сегодня ночью), была духота, а на улице — не холодно. Я приоткрыл окно и лег спать. А утром бранная лавина полетела на меня. Особенно усердствовали Кут и Вадим Проскурин, а им подпевали все крикуны взвода. Не понимаю, почему ребята так не любят проветривания, ведь офицер не должен себя приучать к теплу и разнеживанию (ребята в шутку меня называют Лео-спартанец).
19.10. Воскресенье. Подъем в 8.00. Сделал пробежку из спального корпуса вокруг дома политкаторжан. С Ю. пошли за би¬летами в кино, смотрели «Не забывай меня». После кино пошел к Феликсу, от него — в Публичную библиотеку узнать об условии записи. Смогу сфотографироваться после приезда из Москвы. Играл на мандолине. Ушел в уч-ще в 10.30. Придя в кубрик, узнал о новых пропажах. Пропали брюки у Кротова, который лежал в санчасти. Рано или поздно этот мерзавец найдется. Лег спать в 12ч.
20.10. С утра — баня, день подготовки к отъезду в Москву. Выдали новое белье, ремни. Завтра утром едем в Москву.
21.10. Подъем в 5.50. Плотно позавтракали (котлеты и какао) и с рюкзаками — на построение училища. В 8.25 строем со Знаменем пошли к вокзалу. По парадному расчету я в 1 роте, третьем отделении, комод — Акимов. Через час — на вокзале. Поезд подали за час до отхода. Аким занял на меня место, т. к. стоит в знаменном взводе и вошел в вагон раньше. В 11 поезд отошел, я стоял час у Знамени. Вечером читал «Британский союзник». Буду брать в Публичке. Чуркин, слезая со второй полки, сел на штык карабина часового у Знамени, стоявшего в купе. Сел удачно, задев край ягодицы, порвал брюки.
22.10. В 5.25 прибыли в Москву, которая встретила изморозью. Нас привезли в Лефортово. Входили с машин в проходную Академии бронетанковых и механизированных войск. Разместились опять в спортзале на 3 этаже, на двухъярусных койках. Моя — внизу. На прием пищи надо ходить в другой корпус. Обследовали входы и выходы, нашли лазейку в воротах на боковом дворе. Погода плохая, со снегом и слякотью. Ребята пошли в кино на «Парень из тайги», а я прочел в кубрике доклад Жданова о международном положении и Манифест компартии. Питание хорошее. Часть порции не съедаю. Младшие вообще много оставляют, отдавая нашей 1-й роте, где ребята-верзилы.
23.10. Стоял в наряде у Знамени ночью. Подъем в 7. Сделал разминку во дворе. Морозно, дует ветер. Ходили на большой плац, прошли хорошо один раз, после батальон ушел, а второй остался тренироваться. Ездили в Исторический музей в открытых грузовиках. Прохладно. Потом пошли в Мавзолей. Легли пораньше.
24.10. Встал раньше за 15 мин., сделал зарядку на дворе. Морозный ветер, выпал снег. Ходили на плац. Узнал, что можно посещать читальню. Читал 4 часа «Литературную газету» и английский текст в брошюре Воениздата. В кубрике занимался тригонометрией.
25.10. Зарядка во дворе по собственной инициативе. После чая готовились в увольнение. Плотно позавтракали и — на увольнение. Опять сходил в Исторический музей. На Кузнецком мосту сфотографировался: 6 фото — 35 руб. (из 100, которые дала мне мама в Москву). В к/т «Метрополь» посмотрел «Секреты природы». Ночью мичман 2 часа кашлял, не давал спать. Предложил ему сходить в санчасть.
26.10. Был в увольнении, в универмаге купил бумажный подворотничок. Ходил в Литературный музей, затем — в дом-музей Толстого. Вечером был концерт самодеятельности наших воспитанников.
27.10. Занимались строевой подготовкой на плацу. Было комсомольское собрание. Обсуждался проект письма т. Сталину. После обсуждения подписались под текстом. Заступил вновь в наряд у Знамени.
28.10. Подъем в 4.30. Позавтракали, оделись, расселись по машинам и поехали на аэродром. Все основательно замерзли, особенно ноги. У аэродрома высадились и двинулись к месту дислокации. Пришли первыми и ждали остальных, прыгая от холода. Начали парад в 9 часов. Стоим на том же месте, рядом с суворовцами. Переговаривались с ними. Они стоят на этот раз в Хамовниках. Они занимаются и строевой и по учебной программе в классе. Подъем у них в 6, а отбой в 10. Прошли неплохо, забрались в машины и, замерзшие, поехали в кубрик. Часов в 5 приехал адмирал Головко. Очень простой и некичливый. После обеда пошли все в клуб на постановку «Глубокие корни». Понравилась.
29.10. Снег стаял. Озера грязи. Были занятия. Отрабатывали стойку «Смирно». Вышел Изачик и приказал идти отдыхать, т. к. в 1-й роте это не «проблема». У Зубкова опять украли брюки, не везет человеку! У одного из воспитанников украли 200 рублей. При отыскании брюк нашли кошелек, брошенный в коридоре под спортивные маты. Наверное, вор — москвич и похитил брюки во время вчерашнего спектакля в клубе. Ходил в библиотеку, читал газеты. Ходил на увольнение, решил пойти в стереокино. Обратились к администратору, т. к. билетов не было. Велели подождать до 4 часов и всем шестерым повезло — попали на «Машину 22-12». Глаза заболели и эффект стереоскопичности слабый. Поужинали с опозданием и разлеглись по койкам.
29.10. Побаливает сердце, поэтому зарядку не делал. Ходил в библиотеку, читал «Новое время». Ходил в Музей Красной Армии. Было кино «Подвиг разведчика». Сидели на койках. Легли в 10.
30.10. Сегодня тоже не было строевых. Сидели в кубрике, в духоте. Фурор: есть приказ, разрешающий носить стрижку-прическу. Волна ликования!
1 ноября 1947 г. Подъем в 4.30. Дует холодный ветер. Репетиция на аэродроме. Парад принимал Булганин. Последний раз остригли под «О». Ездил за фото, был в музее им. Горького. Очень понравился, много экспонатов, надо будет еще зайти. Лег в 10.30. Осталось 6 рублей.
2.11. Воскресенье. Смотрели в МХАТе «Идеальный муж». Замечательно! Надо почитать Оскара Уайльда. Написал письмо, отослал фото в Л-д. Ходили в Литературный музей. Пришли в 10 ч.
3.11. Мылся в бане, вода холодная, пар идет изо рта. Были в Планетарии. Обратно пробирались сквозь пургу. Было кино «Где моя дочь?»
4.11. Занимался тригонометрией. Погода — солнечная, много грязи. Возили в Музей изобразительных искусств. Успели осмотреть отделы Египта, Греции, Рима. Понравилось. Надо пойти и в Л-де. Смотрели «Ленин в октябре».
5.11. Последнее время не делаю свою зарядку, прибавил в весе. Ездил в ДПШ на концерт.
6.11. Сегодня праздничный концерт. Приготовили парадную форму. После концерта давали подарки, доставленные адмиралом Головко, — тетрадь, 10 яблок, печенье, конфеты. Вечером ожидали выступление т. Сталина, но он не выступил.
7.11. Вот и наступил день, ради которого мы не занимаемся 20 дней, приехав в Москву. Подъем в 5 часов. Погода — хуже нельзя придумать: дождь, холодный ветер, грязь. Поехали на площадь. Ожидали на старом месте. Ноги замерзли и промокли. Стояли около часу. На мостовой лужи. На площади все было посыпано песком, что увеличило грязь. Заняли свое место (у «лобного места») в 9.30. Командовал парадом Мерецков, принимал Булганин. Около часа ждали начала движения. После речи и салюта начали движение. Шли, не обращая внимания на грязь и лужи. Как раз перед трибуной образовалась большая лужа. «Рубим» во всю! Брюки, шинели — забрызганы мокрым песком. Но это мы заметили уже после прохождения. Прошли хорошо. На трибуне Сталина не было. Прошли Мавзолей в 10.45. Сели в машины, но еще час ждали, пока пройдет техника, а потом, возвращаясь, три раза нам пересекала путь танковая колонна. По возвращении сразу пошли на действительно праздничный завтрак. После завтрака, шлепая по грязи (столовая в другом корпусе), пошли в кубрик и легли
спать до обеда. После обеда — увольнение москвичей до 23-х 8 ноября.
8.11. Погода такая же слякотная. Достали с Д. Мальгиным 2 билета в Большой театр на балет «Пламя Парижа». Понравилось. Из младшей роты двоих «питончиков» возили вчера к адм. Головко по его приглашению. Передали благодарность за подарки.
9.11. В 11 ч. 30 м. поездом направились обратно в Л-д. Стоял дневальным по тамбуру.
10.11. Прибыли в Л-д в 5.50 утра.
11.11. Форсированным темпом возобновились занятия. По новой «дислокации» моя койка оказалась у батареи, переменился местами с Лабой.
13.10. Сегодня пришла поздравительная телеграмма по случаю ХХХ-летия Октября от Горкина и Шверника.
14.10. Объявили каждому номер его увольнительного жетона. Я —«человек № 130».
15.11. Взял справку для записи в Публичную библиотеку. Сегодня не увольняли. Некоторые пошли на «подвиг» и... «погорели»! Увольнение с жетонам (впервые). Был на промвыставке. Каплей Карпеченко рассказывал о своей военной службе в Заполярье. Зачитывали приказ адм. Юмашева с благодарностью всем за отличное прохождение на параде.
20.11. Экскурсия в Военно-морской музей. Вечером доклад о международном положении.
23.11. Воскресенье. Ездили на занятия по боксу.
24.11. После уроков захотелось спать, пошел на час в «караулку». Теперь мы стоим у Знамени и по этажу, чаще спим за портьерой у дежурного офицера. Пост у продсклада снят.
26.11. Утром, как всегда, на дворе зарядка. После уроков пошли на суд одного из музкоманды, укравшего брюки из вещевого склада. Человек, я уверен, по дурости и временному затемнению мозгов «спер» брюки и жестоко поплатился. Вынесен приговор: 7 лет лишения свободы. Этот случай послужит хорошим предостережением нечистым на руку. Выступал прокурор, рассказывал о том, как, казалось бы из-за пустяка, порой не приносящего потерь, вор получает до 25 лет. Суд в клубе длился с 18 до 21 часа.
28.11. К нам во взвод переведен из 4 роты мичман Ходачек. Число курильщиков увеличивается. Идут проверки «на табак». Я не курю из принципа. Говорят, что с 1-го числа нам будут давать курсантский паек. Вообще, много «приятных» слухов, например что в декабре отменят в городе карточки.
29.11. Был на увольнении. В городе прошел слух, что будет денежная реформа, и люди стараются с деньгами расстаться. На базаре взвинтили цены, в магазинах — пустые полки.
1 декабря 1947 г. Оттепель. После уроков повели на уборку снега.
2.12. Вручили подарки по случаю 25-летия шефства комсомола над ВМФ: младшим ротам — книги, нам — авторучки фабрики «Союз» с золотым пером.
8.12. Спал ночью мало, болел желудок. После уроков пошел в санчасть. Направляют в госпиталь, в желудочно-кишечное отделение. Взял предметы туалета, сел в карету «скорой помощи», доставлен в Военно-морской госпиталь у Калинкина моста.
9-27 декабря. Находился в госпитале на излечении. В этот период произошла денежная реформа и отмена карточной системы (14 декабря).
28.12. Прибыл в уч-ще, получил отпускной билет на зимние каникулы до 9 января 1948 года.
28.12,47-9.01.48 г. Зимние каникулы.
10 января 1948 г. С утра работали на уборке снега. Было коме, собрание. Занятия начнутся завтра. Объявлены результаты учебы. Наша рота на 1 месте в училище.
17.01. Был на увольнении в Публичной библиотеке.
20.01. Выходил на лыжную прогулку по Неве (до Летнего сада и обратно).
21.01. Была экскурсия в музей Ленина.
22.01. Выходил на лыжную прогулку.
24.01. По английскому стали «проходить» погоны. Базилевская сказала, что за карту с рисунками погон художнику было отдано 700 руб. Это мог бы сделать кто-нибудь из «питонов» бесплатно. Вот где причина растрат! А потом говорят, что на каждую нашу «душу» идет 30000 рублей в год. Было увольнение. В актовом зале было что-то вроде следствия из-за того, что в младшей роте хотели похитить во время экскурсии в Артиллерийском музее пистолет. Во ВМУЗах — зимняя спартакиада. Завтра 5 человек из нашей роты едут в Кавголово до понедельника. Мне нельзя: отстал из-за госпиталя.
26.01. Занимался с Санькой Трайниным английским. Ужасный оболтус, хотя и не глупый. Не любит систематически заниматься.
27.01. Опять занимался с Трайниным.
28.01. Занимался в спортзале, получилась «склепка» на турнике. Начал сбрасывать вес, не хожу на вечерний чай.
30.01. По литературе — НИКСы — Н. Соколов читал Маяковского «Во весь голос» по старому изданию, чем вогнал в краску нашу литераторшу, да и мы как-то чувствовали себя неуютно, а он: «где блядь с хулиганом да сифилис». И доволен.
2 февраля 1948 г. Настоящая весна, все тает!
3.02. Был в поликлинике по поводу утомляемости глаз. Заметил, что левый глаз несколько строчек таблицы не видит. Выписали рыбий жир.
8.02. Сегодня +28° С. Делал зарядку во дворе. Играл на мандолине. Из-за редких тренировок пальцы плохо слушаются. Хотел не идти на вечерний чай, но мичман доложил кап. 3, что я будто бы объявил голодовку. Объяснил, что сгоняю вес, однако приказали идти в строю на чай.
11.02. Вечером занимался с Загурой английским.
12.02. Загура получил по английскому 4! После уроков была лекция «100 лет коммунистическому Манифесту».
19.02. Комроты и Лешка сделали облаву на клинья. У всех вырезали. Я не пострадал, т. к. их не имею.
21.02. Была торжественная часть в клубе. Кап. 2 Морозов, наш замполит, сделал «разухабистую» речь по случаю 30-летия Красной Армии. Нашему комсоргу, мл. л-ту Ретюнскому вручили грамоту от ЦК ВЛКСМ. После собрания наша рота затащила Ретюнского к себе на этаж и начали качать. Потом, якобы от избытка чувств, схватили Лешку Тюленя. Качнули раз, другой, а на третий — не подстраховали снизу. Лешка смаху шмякнулся вниз, задом на паркет, да так, что пыль столбом пошла, хотя уборку делаем ежедневно. Все разошлись в стороны, будто ничего и не было: и овцы целы, и волки сыты. Вечером был концерт Госэстрады. На поверке объявили «амнистию» — сняли взыскания, в том числе и мои. Объявили увольнение на 2 дня.
23.02. День Красной Армии, а Тюлень его малость подпортил: Рабинович, стоя у Знамени, решил пойти в санчасть. Тюлень пришел в столовую и нас с Нуром, первыми попавшимся ему на глаза, заставил заступить на пост у Знамени до конца дня. Нур заскулил, а я, со злости заглотав 6 котлет и 2 пирожных, пошел на пост. К вечеру еле-еле сдал Нуру вахту, т. к. надо было идти в увольнение в библиотеку (Нур — Кормилицын). Сфотографировался на коме, билет. Дома расплавил свинец для закладки в каблуки «гадов» для развития мышц ног.
24.02. Было комсомольское собрание, избрали бюро. Я в бюро ведаю физвопросами. Ходили с Краснокутским на лыжах до Летнего сада.
28.02. Стоят солнечные дни. Снег сходит рано. Сдавали 10 км. кросс на лыжах. Идти было трудно, но не устали. Прошел за 53 мин. Прикрепил свинец к «гадам». Был в увольнении в Театре комедии, на «Бойком месте» Островского.
2 марта 1948 г. Была прогулка к домику Петра I. Стоят солнечные дни. Все тает. Поиграли в снежки.
4.03. Был доклад о международном положении. Занимался с Санькой и Загурой английским.
5.03. По литературе за сочинение, которое писал экспромтом в классе, получил 4. Не ожидал, т. к. не дописал и, во-вторых, не успел проверить ошибки, сразу сдал. Истинно, судьба играет человеком! Обычно трачу времени на сочинение гораздо больше — на подготовку и написание (в муках творчества).
7.03. Сегодня ребята, которые не сдали лыжи, ездили в Кавголово.
8.03. Утром была строевая подготовка. Говорят вполне серьезно, что экзамены по физподготовке, логике, психологии и ВМП будут в апреле. Не было печали!
9.03. Тюменев сдает роту Кокурину. Соколов написал шаржированные стихи на всех ребят и сегодня, в день своего рождения прочел. Есть довольно остроумные. Вошел мич¬ман во время чтения и ему послышалось слово «член». Он вскипел и начал кричать, что мы занимаемся нездоровой, растленной поэзией. Чудак. Обо мне Сокол написал: «Носит корочки наш Лео "агромадного" размера (намек на свинец), воздуху все время просит (моя агитация за проветривание), танцы, дым не переносит» (танцы я пе¬реношу, но не в Мраморном, куда не хожу, а не курю принципиально).
11.03. Дунда послал на уголек в кочегарку, т. к. я вчера, ложась спать, сбил заправку своей формы. Пришел дежурный, врубил свет и увидел это. Отработал, засел за сочинение. Потратил на него в целом, с прочтением книги, более 24 часов: писал рецензию на повесть В. Пановой «Спутники».
12.03. Переписал сочинение начисто, сдал.
13.03. После занятий пошел в клуб на II вечер иностранных языков. В антракте была проведена викторина-конкурс. Я ответил на обе таблицы и получил 1-й приз — хороший 20-рублевый англо-русский словарь Мюллера. Выступала самодеятельность рижских нахимовцев, которые приехали на смотр. Понравилось. Неплохо сработали акробаты. Лег поздно.
14.03. После завтрака хотел учить астрономию, но решил немного поспать. Пошел в закуток к дежурному и на свободном ложе поспал. До обеда учил астрономию.
17.03. Старикашинцу (преподавателю математики Кашинцеву) 23 марта исполняется 60 лет. Решили собрать деньги и сделать подарок — хороший портфель. В нашем классе я — казначей. Постановили собирать по 10 руб. с души.
18.03. Мороз доходил до -18°С. Выдали экзаменационные билеты. 20.03. В клубе выступали чемпионы и мастера спорта.
22.03. После обеда я, Горбачев и Федоров пошли покупать «деду» портфель. Наш и 12-й класс собрали 320 руб. (170 — мы). Приходилось у некоторых выцарапывать из мошны. Санька в шутку прозвал меня кровопийцей. 11-й класс вообще не собрал. Приехали назад без покупки, усталые и недовольные.
23.03. После первого урока поехали с Горбачем и Евдоком искать портфель. В Кировском не нашли, но в Петроградском универмаге фортуна улыбнулась — купили единственный оставшийся портфель за 259 руб., черный, с карманами, тисненный под крокодиловую кожу. Нашли гравера, заказали монограмму с якорем, что обошлось нам еще в 69 руб. (Евдок доплатил). Портфель всем понравился. Кап. 3 предложил положить в него бутылку, что и было сделано. 11-й класс со скрипом собрал 73 руб., пошли в магазин, купили бутылку портвейна. Оттуда пошли на Моховую к Кашинцеву и вручили подарок, который растрогал старика. От него пошел домой на каникулы. В роте 5 человек двоечников, оставшихся в училище.
23-31 марта — весенние каникулы.
1 апреля 1948 г. Разыгрывали мичманов с «1 апреля» вызовом к телефону к начальнику. Было построение. Последняя четверть! «Торпедный катер» перешел к 11-му классу. Не ожидал. Правда, Гр. Карпеченко много помог, т. к. он не одну двойку «разбил» своими уверениями преподавателям, что «он поправится». Сегодня роту подвергли дотошным допросам и обыску, т. к. кого-то курящего у окна увидел помощник дежурного офицера. Повальный обыск результатов не дал.
2.04. Вызвали фехтовальщиков для киношников, снимающих фильм о нахимовцах. Мы пришли к ним, они удивились нашему росту, габаритам и отказались от нас. Оказывается, у них представление о нахимовцах как о пигмеях-малышах, а тут дяди с усами, которым, из-за пропусков в учебе во время войны, по 19—20 лет! После этого было построение
и нас повели на занятия с карабинами. Был в санчасти на осмотре по р

Мнение эксперта. Cтруктурная реформа Вооруженных Сил РФ необходима. Чем грозит американская ПРО?" Дворкин Владимир Зиновьевич, нахимовец, генерал-майор, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. В разн

Известия.Ру: Выдержки из президентского послания Федеральному собранию. 06.11.2008.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владимир Дворкин, бывший начальник 4-го НИИ Минобороны.



- На мой взгляд, размещение оперативно-тактических комплексов "Искандер" в Калининградской области носит исключительно политический характер, поскольку с военной точки зрения трудно представить сценарий, когда они могут быть использованы в первом, упреждающем, ударе по объектам ПРО США в Восточной Европе. Это будет означать войну с НАТО, чего мы никогда не сделаем. Нельзя их рассматривать и как ответное средство в случае нападения Североатлантического альянса на Россию. НАТО, также как и мы, никогда на это не пойдет, хотя бы потому, что у нас есть ядерное оружие.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ".

Гвардейская краснознаменная ракетная дивизия сформирована в городе Козельске на базе 198-й инженерной ракетной бригады 3 мая 1961 года. Основой формирования 198-й ракетной бригады была 28-я гвардейская пушечно-артиллерийская краснознаменная бригада, которая была сформирована на базе двух артиллерийских полков в октябре 1943 года. На вооружении дивизии находится ракетный комплекс с ракетами УР-100Н УТТХ (SS-19, Stilleto). Всего 60 ракет с 6 боеголовками каждая. Ракета способна преодолеть расстояние более 10 000 км. Высокое профессиональное мастерство нынешнего поколения воинов-ракетчиков, эффективность сложившейся в соединении системы боевой подготовки расчетов дежурных сил неоднократно подтверждались в ходе успешно проведенных учебно-боевых пусков ракет, осуществленных с полигонов РВСН, а также по результатам итоговых проверок комиссиями вышестоящих штабов. Офицеры дивизии с восторгом встретили решение Верховного главнокомандующего отказаться от планов по ее расформированию.

Нахимовец, выпускник Рижского НВМУ 1953 года.



Рижское Нахимовское военно-морское училище. Сборник материалов о встрече выпускников по случаю 60-летия основания училища. 3 декабря 2005 г. Составители: Г.Г. Лойкканен, М.Д. Агронский. СПб.: "НПП "Система", 2006.

Стали адмиралами:
5 выпуск, контр-адмирал Лобанов Леонид Николаевич - начальник Оперативного управления штаба СФ, генерал-майор Дворкин Владимир Зиновьевич - начальник 4-го НИИ МО.
Ученые, доктора наук, профессора:
5 выпуск. Лаврейчук Николай Яковлевич. Дворкин Владимир Зиновьевич. Дубов Владимир Матвеевич.

Дворкин, Владимир Зиновьевич.



Владимир Зиновьевич Дворкин (род. 12 января 1936, Ленинград) — российский учёный, генерал-майор, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. В разное время руководил 4 ЦНИИ МО РФ, советник президента РФ В.В.Путина по вопросам стратегической безопасности. Один из основных авторов программных документов, относящихся к СЯС и РВСН. В течение многих лет участвовал в качестве эксперта в подготовке договоров ОСВ-2, РСМД, СНВ-1, СНВ-2, внес значительный вклад в формирование позиции СССР и России на переговорах об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений.
Владимир Зиновьевич Дворкин хорошо известен в России и за рубежом. Является заслуженным деятелем науки и техники Российской Федерации, доктором технических наук, профессором, действительным членом Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Академии военных наук, Российской инженерной академии, Международной инженерной академии, Академии космонавтики...
Автор более 350 научных трудов. ... награжден орденами «За заслуги перед Отечеством IV степени», «За военные заслуги», «Трудового Красного Знамени», «Красной Звезды».



ДВОРКИН Владимир Зиновьевич. ЦНИИ РТК - Энциклопедия космонавтики.

.... Окончил Черноморское высшее военно-морское училище им. П. С. Нахимова (1958). К. т. н. (1967). Д. т. н. (1974). Профессор (1983). Генерал-майор (1993)... Работал инженером-испытателем на Государственном центральном морском полигоне ВМФ. В 1962 г. назначен на должность мл. н. с. в НИИ-4 МО. С 1976 по 1987 г. последовательно руководил тремя головными отделами 4-го НИИ МО, где под его руководством и при активном личном участии были разработаны методические основы комплексной экспериментальной отработки сложных систем вооружения, методические положения по формированию обликов перспективных комплексов и обоснованию тактико-технических требований к системам и объектам вооружения, теоретические и практические основы построения современных моделей для обоснования направлений развития вооружения и военной техники. С 1987 г. работал зам. начальника головного научного управления, а в 1991 г. - зам. начальника 4-го ЦНИИ МО по научной работе. В этот период он осуществлял научное руководство комплексными правительственными НИР, внес личный вклад в обоснование и разработку Концепции развития РВСН, а также предложений по формированию позиции нашей страны на переговорах об ограничении и сокращении СНВ. Участвовал в качестве эксперта при подготовке договоров ОСВ-2, РСМД, СНВ-1, СНВ-2. Посещал Белый Дом и Службу национальной безопасности в Вашингтоне. С 1993 г. - начальник 4-го ЦНИИ МО. Заслуженный деятель науки и техники РФ. Возглавляя научную школу в области создания и развития ракетного вооружения РВСН, воспитал более 15 кандидатов наук. Как руководитель 4-го ЦНИИ МО, вел систематическую работу по подготовке научных кадров. Автор монографии "Технические основы эффективности ракетных систем" и ряда фундаментальных печатных трудов по проблеме обеспечения военно-стратегической стабильности. Участник разработки, испытаний, принятия на вооружение и ввода в строй РК стратегического назначения. Руководитель работ по созданию программы вооружения РВСН. Автор научных трудов и изобретений по проблемам системного анализа и синтеза вооружения, обоснования тактико-технических требований к спецкомплексам ВТ и ракетным комплексам стратегического назначения, военно-технической политики. Заслуженный деятель науки и техники РФ (1993).

ПРЕСС-АТТАШЕ.RU.

Название издания: Стратегическая стабильность
Тип: журнал
Тематика: Авиация и космонавтика. Военная наука. Пожарное дело.
Тираж: общий 200 подписной 14
Период: 2 в год
Главный редактор: Дворкин Владимир Зиновьевич
Территория распространения : РФ , СНГ , за рубежом , субъект РФ , регион
Аудитория: политиков, политологов, социологов, маркетологов, дипломатов; военнослужащих, офицерского состава, слушателей и курсантов военно-учебных заведений, технический персонал, солдат и сержантов, сотрудников подразделений спецназа; работники предприятий оборонно-промышленного комплекса;
Издатель: Издательство Секции Российской инженерной академии Инженерные проблемы стабильности и конверсии



Член Российского Пагоушского комитета при Президиуме РАН.



Член Совета по внешней и оборонной политике.

Cтруктурная реформа Вооруженных Сил РФ необходима. Маяк. 21.02.2003. Елена Щедрунова (ведущая программы) ДВОРКИН Владимир Зиновьевич - старший советник ПИР-Центра, генерал-майор в отставке.

В преддверии Дня защитника Отечества, который впервые стал выходным днем, мы решили поговорить тех, кто нас защищает в данную минуту, то есть о российской армии и ее нынешнем состоянии. Наш гость - генерал-майор в отставке, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений, старший советник ПИР-Центра Владимир Зиновьевич Дворкин.

- Наступающий праздник называется День защитника Отечества. От чего сможет защитить жителей нашей страны нынешняя российская армия и от чего не сможет?

ДВОРКИН: В преддверии праздника, который я бы назвал праздником если уж не со слезами на глазах, то, во всяком случае, с чувством очень глубокой тревоги за состояние армии, возможности Вооруженных Сил России по ведению боевых действий низкой, средней и высокой интенсивности оказались далеко позади боевых возможностей передовых армий развитых стран. Связано это, прежде всего, с их заметным технологическим отставанием, которое продолжает только увеличиваться. Технологический отрыв Запада наиболее ярко проявляется, прежде всего, в области интегрированных систем разведки, боевого управления, связи, навигации, высокоточного оружия, которого у России крайне мало и которое уже фактически устарело, структурированности вооруженных сил.
Вооруженные силы всех передовых в военном отношении стран имеют структуру, использующую объединенное командование, поскольку боевые действия ведут не округа, не виды вооруженных сил, не рода войск, а разнородные группировки сил и средств под единым его началом. В США, например, только подобных главных командований 9 и около 30 более мелких. В России же этого нет. А когда аналогичные командования создаются в процессе уже боевых действий, это всегда обходится огромной кровью.
Наконец, существует серьезный разрыв в профессиональном уровне вооруженных сил России и других стран, начиная с самого верха, с руководства вооруженными силами и кончая рядовым составом. Это вызывает наибольшую тревогу. Хотя бы его необходимо сейчас остановить. В этом - одна из главных задач.

- Вы обозначили самую главную проблему армии - разрыв между командным и рядовым составом.

ДВОРКИН: Разрыв в боевых возможностях.

- Что такое боевые возможности?

ДВОРКИН: Боевые возможности - это способность вооруженных сил вести войну низкой, средней и высокой интенсивности на театрах военных действий и одерживать победу, достигать тактического и стратегического успеха.

- Сейчас многие говорят, что необходимо менять военные доктрины, потому что никто в мире уже не ведет захватнических войн с широким применением сухопутных сил. В Афганистане американцы показали, как можно и как они собираются воевать в XXI веке. В связи с этим, что должна делать российская армия? Как она должна реагировать на то, что сейчас демонстрируют Соединенные Штаты?

ДВОРКИН: О конфликтах именно такой интенсивности, примеры которых показывали США и в Афганистане, и в ходе первой войны в Персидском заливе, и, частично, в Югославии, я и говорил. Все это действия высокопрофессиональных сил, использующих высокоточное оружие, передовые системы разведки, управления, которые позволяют обойтись минимумом потерь личного состава.

- Но нужна ли России в таком случае армия в том виде и в таком количестве, в каком она сейчас существует?

ДВОРКИН: Вы совершенно правильно сказали о количестве. Сейчас в российских Вооруженных Силах находится более миллиона человек личного состава. Однако на те средства, которые отпускаются по статье "Национальная оборона", армию подобных размеров в боеготовом и боеспособном состоянии страна, безусловно, содержать не может.

- А в принципе нужна ли в современных условиях, даже пусть бы у России были деньги, армия в миллион 260 тысяч человек?

ДВОРКИН: Сейчас у России она меньше даже миллиона 100 тысяч человек. Но и в таком количестве она стране сейчас не нужна. Во-первых, потому что у России есть временное "окно безопасности": в ближайшие годы, в обозримой перспективе ей не грозят никакие крупномасштабные войны, у России нет таких противников, которые представляли для нее масштабную угрозу. И у страны нет средств для того, чтобы содержать имеющуюся армию в боеспособном состоянии. По оценкам многих аналитиков, для того, чтобы армия у России была боеспособной, ее нужно сократить до 600-700 тысяч. Тогда появятся средства для их вложения и в перспективные технологии, и в создание высокопрофессиональной армии на контрактной основе.

- Сокращать потому, что денег нет, или сокращать для того, чтобы она была способна решать действительно какие-то реальные задачи?

ДВОРКИН: По обеим этим причинам, я не могу их оторвать друг от друга.

- А нужны ли в таком количестве призывники?

ДВОРКИН: В таком количестве они не нужны. Кроме того, непростительно долго затягивается переход на контрактную армию. Все эти псевдоэксперименты с переводом на контракт личного состава Псковской дивизии - всего лишь попытки оттянуть решение вышеназванной задачи.

- Некоторые даже высказывают мнение, что такую армию, какой сейчас является российская армия, проще расформировать и на ее месте создать новую.

ДВОРКИН: В вооруженных силах еще имеется квалифицированный офицерский состав, который знает, что и как нужно делать. Их осталось уже немного. Необходимо передавать опыт. Ведь в российской армии на младших офицерских должностях имеется огромный некомплект кадровых офицеров. В некоторых видах, родах войск до 60 процентов первичных офицерских должностей занимают двухгодичники. Это, конечно, не тот профессиональный состав, который может создать боеспособную армию.

- При этом не секрет, что многие выпускники военных училищ просто ушли в бизнес.

ДВОРКИН: Конечно, потому что социальный статус военнослужащих недопустимо низок.

- Что-то я не понимаю. С одной стороны, вы говорите: армию нужно сокращать и переходить на контрактную основу. С другой, вы не соглашаетесь с тезисом, что нынешнюю армию нужно расформировать. Не совсем понятно, что же делать?

ДВОРКИН: Сократить, сохранив грамотный высокопрофессиональный офицерский состав.

- А кто будет определять грамотность?

ДВОРКИН: Обычно это определяется дипломом об окончании военного учебного заведения. Но все дело в том, что высший руководящий состав вооруженных сил, с моей точки зрения, не способен сейчас провести подобную реформу.

- Опять мы возвращаемся к тезису, что лучше расформировать, тогда и не будет военной верхушки.

ДВОРКИН: Между словом "расформировать" и "ничего не делать" существует еще слово "трансформация".

- Кто должен проводить трансформирование армии?

ДВОРКИН: Нынешнее руководство Вооруженных Сил, как уже показал опыт, не может этого делать. В Вооруженных Силах должен быть человек энергичный, грамотный, типа Козака. Но сейчас в Вооруженных Силах таких личностей в руководстве нет. Сергей Борисович Иванов... Ну, он изящно скользит по поверхности, не касаясь по существу глубины реформ.

- Откуда тогда взять такого человека?

ДВОРКИН: Этот вопрос нужно задавать не мне, а Верховному главнокомандующему. Во всяком случае, знающие, очень сильные, толковые и талантливые генералы были уволены, освобождены из Вооруженных Сил. И я могу привести примеры таких генералов. Например, генерал армии Владимир Топоров, который всегда имел свое мнение и не стеснялся высказывать его. Где он? Ушел. Генерал армии Владимир Яковлев, который провел блестящую интегрированную реформу ракетных войск. Где он сейчас? В почетной ссылке на Ленинградском проспекте. То есть талантливые военачальники уходят из Вооруженных Сил. И это одна из главнейших проблем, которая вызывает самое большое беспокойство.

- Касаясь финансовой стороны вопроса, вы сказали, что армию нужно, трансформируя, сократить, но во время трансформации в армию должны быть, как я понимаю, увеличены вложения. 11 миллиардов долларов будет недостаточно?

ДВОРКИН: Существует устойчивое представление о том, что для того, чтобы реформировать вооруженные силы и сделать их боеспособными, необходимо затратить 3,5 процента валового внутреннего продукта. В последнее время в России военные расходы составляют 2,6-2,7 процента. Можно предположить, что данную цифру можно увеличить до трех процентов. Однако и в этом случае Россия все равно не сможет содержать армию численностью больше миллиона.

- Я же говорила: надо сократить. Денег надо будет добавить или достаточно будет имеющихся сейчас 11 миллиардов?

ДВОРКИН: Думаю, что их будет недостаточно. Но дело не столько в деньгах, сколько в стратегическом мышлении, понимании того, какие задачи стоят перед вооруженными силами, и какими вооруженные силы должны быть, чем они должны быть оснащены.

- А для чего собственно сейчас России нужны вооруженные силы?

ДВОРКИН: Вооруженные силы нужны сейчас для того, чтобы вести боевые действия различной интенсивности не в глобальном масштабе, а на театрах военных действий. У России очень нестабильное южное подбрюшье, где всегда возможно возникновение конфликтов. Кроме того, если имеется боеспособные вооруженные силы, они являются сдерживающим фактором возникновения подобных конфликтов. Если же нет такой армии, вероятность конфликтов сильно возрастает.

- Некоторые предлагают следующий способ перехода на контрактную основу: офицеры, контрактники, солдат-призывников берут на полгода, которые после прохождения службы по призыву по желанию могут тоже стать контрактниками. Как вы относитесь к подобной идее? Достаточно ли будет шести месяцев для того, чтобы научить человека обращаться с оружием?

ДВОРКИН: Это все скороспелые и поверхностные предложения. Потому что шести месяцев, безусловно, недостаточно.

- Но в Финляндии, например, именно так служат.

ДВОРКИН: У Финляндии другие размеры, другие задачи и другие угрозы, если они вообще существуют. Есть прекрасное предложение генерала армии Яковлева. В качестве промежуточного этапа до перевода вооруженных сил на контрактную основу ввести призыв сроком на один год, но проводить его один раз - осенью. Почему это удобно? Во-первых, повысится квалификация призывного контингента, потому что выпускники школ, не попавшие в вузы, пойдут служить. Во-вторых, резко снизятся условия для возникновения дедовщины, потому что военнослужащие разных поколений не будут соприкасаться друг с другом. И одновременно с этим необходимо вводить контрактный сержантский состав, который является одной из основ любых боеспособных вооруженных сил. Во всем мире, даже в армиях, где есть призыв, сержантский состав комплектуется по контракту. Стоит это, кстати, недорого, примерно 2,5 процента от тех средств, которые выделяются на все вооруженным силам.

- Еще один очень больной вопрос, касающийся армии, - это социальный статус военнослужащего. Что укрепляет социальный статус военнослужащего, формирует его образ в обществе и уважение к нему? Его зарплата, социальные льготы или что-то еще?

ДВОРКИН: Социальные гарантии все вместе. Последним официальным данным, в настоящее время в вооруженных силах насчитывается более 145 тысяч бесквартирных офицеров, имеющих семьи. И это количество не уменьшается, а все время увеличивается.

- Бесквартирных в гарнизонах?

ДВОРКИН: Не только в гарнизонах, в Москве тоже есть бесквартирные.

- Нет, я бы все считала отдельно, поскольку в Москве есть тоже очень много людей, которые не являются военнослужащими, тем не менее, имеют семьи и детей, но не имеют своего жилья.

ДВОРКИН: Мы же с вами говорим сейчас об офицерах.

- Я понимаю, о чем вы говорите. То есть вы полагаете, что если офицеры будут обеспечиваться квартирами автоматически, их статус тоже автоматически будет повышаться?

ДВОРКИН: Офицеру необходимо достойное денежное довольствие, которое нужно увеличивать не на проценты, убирая попутно льготы, а в разы. Это было бы вполне закономерно. Офицеры из Главного организационно-мобилизационного управления ГШ говорят о том, что для того, чтобы солдат пошел служить контрактником, ему нужно платить 9-10 тысяч рублей. Да в российских Вооруженных Силах генералы и полковники на своих должностях получают такие деньги. Это можно рассматривать и как завуалированный и правильный призыв увеличить довольствие и офицерам, но вряд ли он будет услышан. А вообще-то именно так и нужно сделать - увеличить денежное довольствие в разы.

- При нынешней численности армии соотношение в ней офицеров и рядовых нормальное?

ДВОРКИН: Здесь нет крупных перекосов.

- А как же разговоры о том, что в России слишком много полковников и генералов?

ДВОРКИН: Есть такое. Но я бы не стал относиться к этому, как к главному тормозу реформ, потому что эти офицеры имеют максимальный профессиональный опыт, им нужно его передавать офицерам низшего звена. Если сейчас резко сократить верхушку. да, ее надо сокращать, но должна обязательно учитываться необходимость передачи опыта.

- Тогда за счет кого же сокращать вооруженные силы? Если бы вам предложили заняться этим, с чего бы вы начали?

ДВОРКИН: Во-первых, с уменьшения набора призывников. Потом с сокращения количества полков и дивизий, сделав армию более компактной.

- А как же быть с офицерами, которые останутся без работы в результате всего этого?

ДВОРКИН: Очень немногие из них останутся в этом случае без работы. Они сейчас необходимы, избавиться от них нельзя.

- То есть их все равно мало, и они всегда найдут себе работу?

ДВОРКИН: На первичных офицерских должностях сейчас огромный некомплект.

- Но, может быть, они не захотят идти на первичные офицерские должности?

ДВОРКИН: Конечно, не захотят, если у них будут мизерные зарплаты.

- Так, значит, призыв сократили, уменьшили количество полков. Что еще?

ДВОРКИН: Поднял бы денежное довольствие, обеспечил квартирами, перешел на контракт и изменил бы структуру вооруженных сил.

- Что самое сложное из всего того, что вы перечислили?

ДВОРКИН: Пожалуй, самое длительное и сложное - это оснащение армии современным вооружением, технологически сложным и дорогим. Данный процесс неизбежно растянется лет на 10 по меньшей мере. Но структурные преобразования, переход на контракт не требуют таких колоссальных затрат. Для этого необходимы только политическая воля и стратегическое мышление, которого не хватает, к сожалению, реформаторам.

- Может, еще и деньги?

ДВОРКИН: Деньги важны. Их объемы должны быть значительными, в том числе должны выделяться дополнительные средства для технологического переоснащения вооруженных сил. А вот для проведения структурных преобразований и перехода к контракту колоссальных расходов не потребуется.

- Давайте поговорим о российских офицерах. Сама армия изнутри может что-то сделать, чтобы трансформировать самое себя в современную боеспособную армию?

ДВОРКИН: Никогда никакая армия сама себя не могла трансформировать, и мировой опыт свидетельствует о том, что подобная трансформация приходит со стороны. Мне недавно пришлось писать об американском опыте, так в вооруженных силах США долго препиралось руководство видов вооруженных сил между собой, пока не вышел закон Голдуотера-Николса, который заставил их трансформироваться. Для этого необходимы большая политическая воля и преодоление различных бюрократических преград. В России все стоит на месте. Сейчас, когда министр обороны США хочет вообще стирать грани между видами и родами вооруженных сил, в вооруженных силах нашей страны сохраняется архаичная структура, которая неспособна обеспечить эффективное ведение боевых действий.

СЛУШАТЕЛЬ: Я капитан запаса и согласен с выступающим генерал-майором, с его точкой зрения о российской армии, о том, что вся элита из нее ушла. Но если бы вернуть армии ее прошлое положение в обществе, многие офицеры, ушедшие в запас и являющиеся хорошими специалистами, они все-таки вернулись.

- Как вы считаете, что их может привлечь?

СЛУШАТЕЛЬ: Их может привлечь просто зарплата. Многие военнослужащие, покинувшие армию, уже имеют собственную жилплощадь, им не надо было бы давать квартиры.

- А идеологическая сторона их никак привлечь не может, призыв к патриотизму, например?

СЛУШАТЕЛЬ: Идеология-то идеологией, но у многих уже семья, дети, их надо кормить, как-то жить.

- Владимир Зиновьевич, как вы можете прокомментировать это мнение?

ДВОРКИН: Я могу только согласиться с этой точкой зрения. Думаю, что сейчас пока не исчерпан еще лимит времени для проведения серьезных, радикальных преобразований в вооруженных силах. В настоящее время есть "окно безопасности", которое обеспечивается стратегическими ядерными силами. Что будет лет через 10, сказать трудно, какие региональные угрозы возникнут. Но ведь есть еще одно обстоятельство: президентом принято решение, по существу, о военно-политической и экономической интеграции с Западом. Это необходимое, практически безальтернативное решение. Но что оно означает? Оно означает, что российские вооруженные силы должны быть способны принимать участие в коалиционных вооруженных силах. Ну, о каком сравнении российских вооруженных сил можно говорить по их возможностям, технологической оснащенности, уровню руководства с армией США. Разрыв в этом только увеличивается, и пока есть "окно неуязвимости" необходимо заниматься преобразованиями.

СЛУШАТЕЛЬ: Какова ваша оценка возможности военного столкновения с Китаем?

ДВОРКИН: Хорошо известно, что сейчас идет активный стратегический диалог с Китаем, осуществляется тесное военно-техническое сотрудничество. Но характерная особенность нынешнего периода заключается в непрогнозируемости развития военно-политической обстановки. Если раньше она была относительно устойчива, то сейчас очень трудно говорить о том, что будет через 5-10 лет. Существуют различные опасения, связанные с тем, что Россию по существу подпирает на восточной границе, как диафрагма, огромное населения Китая. Мне кажется, что подобные опасения излишне преувеличены. Но непредсказуемость развития обстановки заставляет нас предусматривать все возможные варианты конфликтов.

СЛУШАТЕЛЬ: Считаете ли вы 23 февраля праздником российских воинов?

ДВОРКИН: 23 февраля - это традиционный праздник, от которого мы не должны отступать, потому что для России характерны глубокие традиции. Сейчас это праздник если не со слезами на глазах, то с сильно покрасневшими глазами и большой обеспокоенностью за состояние Вооруженных Сил. Но, как говорил один классик, в дни торжеств и юбилеев надо сосредоточиваться на решение вопросов, которые до сих пор не решены.

СЛУШАТЕЛЬ: Я служил с 1965 по 1968 годы в танковом полку, который относился к кадрированной дивизии. Номинально в нем находились только первый и второй командиры, а в случае необходимости набирались остальные. Почему сейчас об этом никто не говорит, а ведь это самый лучший способ сократить армию?

ДВОРКИН: Правильный вопрос, но только надо иметь в виду, что в России накоплены такие объемы запасов несовременной техники, что для ее содержания держать части в кадрированном состоянии нужно тоже очень внимательно и осторожно, чтобы просто не допустить полного выхода из строя техники и ржавления. Если придется держать кадрированные части, чтобы сохранить запасы вооружения и техники, а это может продлиться очень долго, то будет нужна очень разумная политика, чтобы техника находящаяся в кадрированных частях могла идти на замену той техники, которая выходит из строя в дивизиях постоянной боевой готовности. В целом это направление правильное, его нужно только грамотно использовать.

СЛУШАТЕЛЬ: Каково состояние российских стратегических сил сдерживания и на какой еще срок можно будет продлить ресурс советских стратегических ракет и других средств?

ДВОРКИН: Думаю, что состояние стратегических сил России таково, что запаса еще хватит примерно на 10 лет, но его надо использовать для того, чтобы перевооружить, прежде всего, наземную группировку на новые комплексы "Тополь-М" стационарного и мобильного базирования, а также поддерживать и вводить новые системы в морских и авиационных стратегических ядерных силах. Есть пока запас, это единственная структура в Вооруженных Силах, в которой в силу особенностей обладания ядерным оружием сохранился особый дух ответственности за это оружие, за его безопасность, и в ней ситуация несколько лучше, чем в целом по Вооруженным Силам. Но я не стал бы тоже ее приукрашивать.

СЛУШАТЕЛЬ: Не следует ли освободить командиров от выполнения хозяйственных задач, потому что более половины рабочего времени, как правило, расходуется на решение вопросов, не связанных с военной службой?

ДВОРКИН: По поводу хозяйственной деятельности я полностью согласен со слушателем, один из путей выхода из этого положения - контрактный сержантский состав, который тоже не должен заниматься много хозяйственной деятельностью. Мне пришлось в конце 1996 года возглавлять комиссию Генштаба, которая знакомилась с американскими военными базами и специально изучали вопрос контрактной службы. В США мы лишний раз убедились в колоссальной роли, которую играют сержанты. И в строевых, и в технических частях американской армии офицерам, в нашем понимании, просто делать нечего.

СЛУШАТЕЛЬ: Все работающие люди в России в состоянии платить определенный процент от своего заработка именно на тот счет, который необходим для российской армии.

- Вы предлагаете возложить на общество своего рода материальную повинность?

СЛУШАТЕЛЬ: Хотя бы на тех, кто не будет служить.

ДВОРКИН: Думаю, что данный вопрос сложный, нужен опытный специалист-экономист. Я просто не готов отвечать на него. Налог, который платит население, и составляет его вклад в военный бюджет. Другое дело, что его надо использовать разумно, потому что состояние Вооруженных Сил зависит от финансирования, но не только от этого. Есть первоочередные меры, принятие которых позволило бы избежать и дедовщины, и хозяйственных работ, и беспрерывной беготни целых подразделений военнослужащих в поисках комитетов солдатских матерей. Все это можно сделать уже сейчас.

СЛУШАТЕЛЬ: Не кажется ли вам, что прежде всего необходимо повысить значение боевой подготовки? Если бы была нормальная боевая подготовка, то в армию молодежь пошла бы.

ДВОРКИН: Подобные проблемы возникли не сегодня, они были и 20 лет назад. Но ветераны Вооруженных Сил знают, какую роль играли сержанты и старшины-сверхсрочники, как они держали личный состав в руках.

СЛУШАТЕЛЬ: Как вы относитесь к идее: министр обороны - гражданское лицо?

ДВОРКИН: Недостаточно министру обороны быть гражданским лицом. Для этого нужны гражданские структуры в Министерстве обороны. Гражданский министр и гражданские структуры в Минобороны должны олицетворять гражданский контроль над Вооруженными Силами, а снятие военного кителя, имитация гражданского министра - это профанация гражданского контроля. Необходимы, действительно, профессионалы, которые понимают задачи, обладают стратегическим мышлением и способны проводить настоящие реформы в Вооруженных Силах.

СЛУШАТЕЛЬ: Каково ваше отношение к современной тенденции сближения институтов армии и церкви?

ДВОРКИН: Думаю, то, что в России делается сейчас, находится в русле основных тенденций. Нельзя отлучать церковь от армии, но и нельзя отлучать военнослужащих от веры, которой они придерживались до армии. Поэтому ненавязчивое присутствие священнослужителей в армии, я считаю, целесообразно.

- Нашим гостем был генерал-майор в отставке, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений, старший советник ПИР-Центра Владимир Дворкин. Мы поздравляем всех с Днем защитника Отечества. Главное - что они у нас есть и, надеюсь, долго будут.

ДВОРКИН: Я тоже хотел бы поздравить всех с Днем защитника Отечества, особенно своих бывших коллег и сотрудников 4 Центрального научно-исследовательского института - самого мощного до сих пор института в Вооруженных Силах России.

Чем грозит американская ПРО? " "Россия в глобальной политике". № 2, Март -Апрель 2007.

В.З. Дворкин - главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, генерал-майор запаса.

В последнее время Соединенные Штаты активизировали усилия по развертыванию стратегической системы противоракетной обороны (ПРО). Так, до конца 2007 года количество противоракет, развернутых на Аляске в районе базы «Форт-Грили», планируется увеличить с 14 до 21 (к 2011-му здесь должно быть уже 40 противоракет), в Калифорнии - с двух до четырех.
Консультации о размещении ракетных баз ведутся и в Европе. Дальше всего переговорный процесс продвинулся по вопросу размещения базы противоракет Ground Base Interceptor (GBI) в Польше (10 противоракет) и радара GBR (Ground Base Radar) в Чехии. Периодически появляется информация о других предполагаемых базах размещения противоракет и радаров, в том числе в Великобритании, Германии, Турции, на Кавказе и даже в Украине.
Чем чреваты намерения Вашингтона?

БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ АМЕРИКАНСКОЙ ПРО
Американская система противоракетной обороны предназначена для защиты территории страны, группировок американских войск за рубежом и союзников США от ударов баллистических ракет различных типов путем их перехвата на всех участках траектории полета - начальном, среднем и конечном. Она представляет собой открытую структуру: ее можно развивать как за счет включения новых эшелонов, так и посредством увеличения количества элементов в каждом эшелоне.
В состав интегрированной системы ПРО войдут информационные средства наземного, морского, воздушного и космического базирования, средства перехвата баллистических ракет, а также средства боевого управления и связи. Большинство из них разрабатывалось еще по программе «звездных войн».
Все эшелоны ПРО предназначены для неядерного перехвата целей и либо осуществляют так называемый кинетический перехват ракет и боевых блоков, либо используют осколочно-фугасные заряды для поражения боевых блоков.
В 1975 году в полном соответствии с Договором об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО от 1972-го) США уже развернули на базе межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Гранд-Форкс» (штат Северная Дакота) стратегическую ядерную систему ПРО, похожую на ту, что сейчас развернута вокруг Москвы. Но спустя четыре месяца ее сняли с вооружения по решению Сената и демонтировали огневые средства, сохранив только часть радаров.
Во-первых, это было связано с ее низкой эффективностью - ведь основная часть предназначенных для ответного удара боезарядов содержится в морской компоненте стратегической ядерной триады (ядерная триада включает межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и крылатые ракеты на стратегических бомбардировщиках. - Ред.). Защита же одной базы МБР обеспечивает сохранность не более 4-5 % боезарядов.
Во-вторых, ядерная ПРО представляет собой явную опасность, поскольку атакующая ракета и ее боеголовка не идентифицированы по заряду, который может быть и ядерным, и химическим, и начиненным обычной взрывчаткой или даже оказаться простой болванкой. В любом случае ее перехват грозит спровоцировать ядерный «фейерверк» над собственной территорией. По-видимому, это была самая серьезная причина, по которой Соединенные Штаты отказались от ядерного перехвата и стали вплотную заниматься неядерными средствами поражения.
Перехват ракет на активном участке траектории предполагается осуществлять с помощью авиационных лазеров, противоракет морского и наземного базирования.
Лазерное оружие значительно эффективнее при воздействии на жидкостные ракеты, которые по сравнению с твердотопливными имеют более продолжительный активный участок траектории и корпус которых обладает меньшей прочностью.
Его планируется размещать на самолетах типа Boeing-747, которые должны барражировать на высоте около 10 км. Тип лазера - химический с непрерывным режимом излучения, диаметр апертуры - полтора - два метра, максимальная дальность действия - до 800 км. Предполагается, что лазер будет способен в течение примерно 60 секунд вести поражение стартующих ракет. При этом время воздействия на цель составляет от одной до пяти секунд, что может привести к ее уничтожению только в том случае, если корпус поражаемой ракеты подвергается сильной термической и силовой нагрузке.
Самолеты с лазерным оружием могут быть оперативно переброшены и развернуты в районах, находящихся вблизи от ракетных баз противника. При этом необходимо обеспечить развертывание и поддержание в боевой готовности нескольких ударных самолетов, самолетов-заправщиков, а также самолетов прикрытия. Вряд ли такие авиационные средства возможно использовать для перехвата ракет, базы которых расположены в глубине территории противника и защищены эффективными средствами ПВО. Однако барражирование в районах патрулирования подводных ракетоносцев создаст реальную угрозу стартующим с них баллистическим ракетам.
Использование перехватчиков морского и наземного базирования типа «Стандарт-3» и ТХААД (армейская высотная оборона театра, THAAD. - Ред.) для поражения стартующих ракет обусловлено возможностью их размещения по крайней мере в нескольких сотнях километрах от районов старта в секторе траекторий полета целей и необходимостью соответствующего информационного обеспечения. В этом отношении для противоракет морского базирования более уязвимы баллистические ракеты подводных ракетоносцев и ракеты, которые стартуют из наземных пусковых установок, находящихся в относительной близости от побережья.
Максимальная дальность перехвата противоракетами комплекса «Стандарт-3» - до 300 км, максимальная высота перехвата - до 250 км, максимальная скорость - до 4 500 м/сек. Масса трехступенчатой ракеты около 1 500 кг, ступени перехвата - 15...18 кг.
Система ПРО ТХААД предназначена в первую очередь для защиты войск, военных и гражданских объектов путем поражения атакующих боевых блоков на нисходящих участках траектории полета. Но в отдельных случаях при благоприятных географических условиях она в принципе может быть использована и для поражения стартующих ракет. Максимальная эффективная дальность перехвата - до 200 км, высота перехвата - от 30-40 км до 150 км, максимальная скорость - до 4 000 м/сек. Масса этой одноступенчатой ракеты всего 600 кг. Время работы двигателя около 15 сек. Масса ступени перехвата примерно 40...45 кг. Противоракета выводит ступень в зону поражения, а дальше осуществляется захват цели непосредственно поражающей частью. Она может маневрировать за счет двигателей и наводиться на боевой блок. Самонаведение, по имеющимся данным, инфракрасное.
Нельзя исключить того, что США вернутся к вопросу о развертывании космического противоракетного эшелона, основанного на разработках еще программы «звездных войн» по проекту ВР - так называемых «бриллиантовых камней». По различным оценкам, масса перехватчика не будет превышать 100 кг. Такие перехватчики в количестве от нескольких сотен до нескольких тысяч должны находиться на орбитах в «спящем» режиме. При необходимости они активируются, разгоняются и могут поражать ракеты еще до окончания активного участка траектории, включая участок разведения боевых блоков.
В более отдаленной перспективе возможно также продолжение разработок, связанных с установкой лазерного оружия на космических платформах. Согласно программам «звездных войн», космические лазерные комплексы предполагалось размещать на различных круговых орбитах. На одной орбите может находиться до шести космических аппаратов. Высота орбиты около 1 200 км. Диапазон возможных длин волн - 2,6-2,9 мкм. Средняя мощность излучения химического лазера около 10 МВт. Диаметр апертуры - 4-8 м. Максимальная дальность действия - 4-5 тыс. км.
В качестве основного средства перехвата на срединном (высотном) участке траектории полета используется стратегическая ПРО наземного базирования с ракетами GBI и локаторами GBR. При необходимом информационном обеспечении эта система потенциально способна перехватывать боезаряды на расстоянии до 4 000 км и на высоте до 1,5 тыс. км. То есть всего один район базирования противоракет GBI (например, на базе «Гранд-Форкс») способен обеспечить защиту от единичных запусков баллистических ракет, нацеленных на объекты, расположенные практически на всей территории страны.
Максимальная скорость трехступенчатой противоракеты - до 8 км/сек. Общее время работы двигателей всех трех ступеней примерно 1,5 мин.
Ступень перехвата EKV (ее масса - 50...60 кг) имеет свои двигатели ориентации и систему наведения на цель. По имеющимся данным, она оснащена инфракрасной головкой самонаведения. Может быть и три вида детекторов, работающих в инфракрасном, видимом и ультрафиолетовом частотах спектра, что, безусловно, значительно повышает возможности наведения на фоне ложных целей. Маневрирование осуществляется с помощью четырех микродвигателей, расположенных на ступенях перехвата.
Эффективная дальность поражения 4 000 км достигается только при максимальном информационном обеспечении, а именно тогда, когда на низких орбитах (имеется в виду система низких орбит Space Tracking and Surveillance System, STSS; прежнее название - SBIRS-Low. - Ред.) будет развернут космический информационный эшелон, аппараты которого осуществляют определение и сопровождение целей, а также выдачу целеуказаний. В отсутствие космического информационного эшелона и при использовании исключительно наземных информационных средств GBI может применяться на дальность до 2 000-2 500 км.
Перехват боеголовок ракет на конечном (нисходящем) участке траектории предполагается осуществлять комплексами наземного и морского базирования ТХААД и «Стандарт-3», а также противоракетным комплексом ПАК-3 (дальность перехвата - 25 км, максимальная высота перехвата - 15 км, минимальная - 2 км, максимальная скорость - около 2 км/сек.). Последний способен поражать только оперативно-тактические ракеты, но не исключено, что он может эффективно использоваться и против маневрирующих и самонаводящихся боеголовок МБР, которые на нисходящем участке траектории снижают скорость и относительно длительное время движутся в атмосфере.
Максимальную эффективность стратегической ПРО с противоракетами GBI, а также других огневых средств обеспечивает информационная система, в которую входят уже существующие информационные средства ПРО космического, наземного и морского базирования, а также перспективная космическая система обнаружения пусков ракет с шестью аппаратами на стационарной и высокоэллиптической орбитах. В будущем одним из ее ключевых элементов должна быть космическая система СТСС, состоящая из 24...30 аппаратов на низких орбитах.

РАКЕТНЫЕ И ПРОТИВОРАКЕТНЫЕ УГРОЗЫ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА
Как заявляют в Вашингтоне, основным стимулом для размещения противоракетных баз в европейских странах стало возрастание ракетных угроз Соединенным Штатам и Европе со стороны Ирана. Насколько реальны эти угрозы?
Работы по созданию ракетных комплексов с баллистическими ракетами ведутся в Иране с начала 1980-х годов. Соответствующие программы являются приоритетными в планах модернизации и развития вооруженных сил страны. Ракетостроительная сфера - это наиболее динамично развивающаяся отрасль; поставлена цель сформировать к 2015-му самый мощный ракетный арсенал в регионе. При этом руководство страны отказывается признавать Режим контроля ракетных технологий.
В 1992-м были начаты работы по ракетной программе «Шехаб», направленной на создание нескольких типов ракетных комплексов с жидкостными ракетами. Благодаря сотрудничеству с Северной Кореей, Иран теперь имеет на вооружении одноступенчатые жидкостные ракеты «Шехаб-3» (на основе технологии северокорейской ракеты «Нодон-1») с дальностью полета не менее 1 500 км и полезной нагрузкой около одной тонны, что позволяет поражать цели на территории Турции, Израиля, Саудовской Аравии и части России (включая Волгоград, Ростов-на-Дону, Астрахань). При уменьшении полезной нагрузки в два раза дальность ракеты составит не менее 2 000 км, и налицо все возможности увеличить этот показатель за счет допустимого удлинения топливных баков. Разрабатываемая уже более 12 лет двухступенчатая ракет «Шехаб-4» (на основе северокорейской ракеты средней дальности «Тэпходон-1») состоит из первой ступени на основе ракеты «Шехаб-3» и ракеты типа «Скад» в качестве второй ступени. В случае успеха этого проекта, что в ближайшей перспективе вполне реально, в зоне поражения окажутся объекты в Европе на удалении более 3 000 км.
Имеются также данные о работах над межконтинентальной ракетой «Шехаб-5» на основе северокорейской ракеты «Тэпходон-2», единственный пуск которой в июле 2006-го закончился аварией.
Таким образом, нельзя исключать, что в дальнейшем иранские ракеты станут угрожать всей Европе. А если политика нынешнего режима в Иране не изменится и ей будет обеспечена устойчивая преемственность, то в конце концов иранские ракеты смогут достичь и территории США.
Но такое может произойти в весьма отдаленной перспективе. Почему же Вашингтон действует с таким ускоренным опережением, начиная от постановки на боевое дежурство неотработанных противоракет на Аляске, в Калифорнии и заканчивая планами базировать их в Европе?
Отчасти это объясняется стремлением команды Джорджа Буша-младшего выполнить предвыборные и последующие обещания защитить территорию Соединенных Штатов от ракетных атак со стороны стран-«изгоев». В 1990-х годах в докладе ЦРУ указывалось, что ракеты стран-«изгоев» начнут угрожать американской территории США не ранее 2015-го. Однако, поскольку этот прогноз, кстати практически полностью совпавший с оценками российских специалистов, делал неактуальной проблему противоракетной обороны, он устраивал далеко не всех, и прежде всего корпорации, связанные с разработкой элементов и систем ПРО. В конце десятилетия специальная комиссия под руководством Доналда Рамсфелда пришла к выводу о том, что ракетные угрозы могут возникнуть значительно раньше - в 2005 году. Это стало весьма веским аргументом команды Джорджа Буша в пользу отказа от Договора по ПРО, против чего выступала Россия, а также для начала полномасштабных разработок, а впоследствии и одобрения планов развертывания системы ПРО на территории страны.
К размещению первой партии противоракет на Аляске приступили в 2004-м. Этот шаг следует рассматривать не иначе как беспрецедентную военно-техническую авантюру, поскольку уровень предшествующей экспериментальной отработки был явно недостаточным. В СССР бывали единичные случаи, всегда связанные со значительными потерями времени и средств, когда ракетные комплексы ставились на боевое дежурство без предварительной проверки их работоспособности во всех возможных условиях боевого применения. В США подобной торопливости за всю историю разработок стратегических наступательных и оборонительных вооружений не отмечено. Тем не менее представители Соединенных Штатов заявляли, что речь идет об обычной практике. На самом деле главная причина такой спешки видится в том, чтобы в угоду военно-промышленному лобби успеть сделать процесс создания ПРО необратимым.
Таким образом, есть достаточно оснований утверждать, что существующие и планируемые базы стратегической ПРО на Аляске, в Калифорнии и в Европе не будут боеготовы по крайней мере в ближайшие 5 лет. Объявленное же Пентагоном в июле 2006 года приведение в боевую готовность неотработанной стратегической ПРО на Аляске в ответ на приготовления Северной Кореи к запуску еще не существующей МБР «Тэпходон-2» можно расценивать как двойной блеф - северокорейский ракетный и американский противоракетный.
Может сложиться впечатление, будто США ведут себя очень рационально: реальная ракетная угроза со стороны Ирана, вероятно, возникнет как раз ко времени готовности ПРО в Европе. Однако, во-первых, в любом случае следовало сначала завершить в полном объеме испытания огневых и информационных средств и ПРО и только потом приступать к ее развертыванию.
Во-вторых, уже существует наиболее эффективный и надежный первый эшелон ПРО - высокоточное оружие с обычным оснащением, поражающее ракеты и пусковые установки на земле. Его рекомендовали немедленно применить в ответ на ракетные залпы в Северной Корее летом 2006-го авторитетные и обычно весьма сдержанные бывший шеф Пентагона Уильям Перри и бывший замминистра обороны Эштон Картер. (Правда, сенатор Ричард Лугар заявил на это, что политические формы решения проблемы еще не исчерпаны.) Так что есть вероятность того, что при появлении реальной ракетной угрозы со стороны Ирана Соединенные Штаты используют этот первый эшелон ПРО, тем более что иранские ракеты дальнего действия будут базироваться на незащищенных стационарных наземных пусковых установках.

ОПАСНОСТЬ ДЛЯ РОССИИ?
Расширение американской системы ПРО в ближайшей перспективе (до 2015 года) не угрожает российскому ракетно-ядерному потенциалу. Траектории российских стратегических ракет, способных осуществить предполагаемое сдерживание Соединенных Штатов, в действительности проходят в стороне от зоны действия противоракет в Европе, тем более что они предназначены для поражения боеголовок на срединном, а не на разгонном участке полета. Но дело не только в этом.
Российские стратегические ракеты оснащены настолько мощными системами и средствами противодействия ПРО, включающими многие сотни ложных целей различного класса и станции помех, что даже при «благоприятных» с точки зрения ПРО траекториях для поражения только одной боеголовки потребовалось бы до десятка противоракет. Поэтому вполне справедливы замечания президента Владимира Путина и прежнего министра обороны Сергея Иванова о том, что любая ПРО не представляет угрозы для российских стратегических ракет. Разверни американцы в Европе хоть десяток таких баз, какие они намерены разместить в Польше и в Чехии, - и даже тогда ПРО не будет для нас опасна. Это же относится к базам на территории Соединенных Штатов.
Однако не исключено, что в отдаленной перспективе Вашингтон не остановятся на достигнутом. Массированное развертывание в космосе лазерного и кинетического оружия вполне способно привести к снижению потенциала ядерного сдерживания. Но это - вопрос отдаленного будущего.
В то же время существует весьма близкая опасность, о которой до сих пор едва ли кто-нибудь упоминал: прямая угроза, которую представляет собой американская стратегическая ПРО для космических аппаратов на низких и средних орбитах. Поскольку их орбиты постоянны, а следовательно, легко прогнозируемы, они оказываются практически беззащитны перед противоракетами GBI. В своем последнем послании Федеральному собранию в мае 2006-го Владимир Путин отметил, что «...до сих пор не обеспечены гарантии невывода оружия... в космос». С учетом несомненного противокосмического потенциала стратегической ПРО можно утверждать, что с началом испытаний противоракет GBI оружие уже начало выводиться в космос впервые после закрытия противокосмических программ СССР и США.
В этих условиях весьма своевременной представляется начавшаяся недавно работа независимых экспертов России и Соединенных Штатов по подготовке Кодекса поведения государств при осуществлении их деятельности в космосе. Такой документ мог бы запретить любые действия, направленные на снижение устойчивости космических систем, в том числе вывод в космос оружия, а также испытания, развертывание и применение всех средств поражения объектов космических систем и создание им помех. Но поскольку ПРО с противоспутниковым потенциалом уже развернута, то, как минимум, должен быть наложен запрет на ее испытания по поражению космических аппаратов.

УДАР ПО ПАРТНЕРСТВУ
Несмотря на отсутствие реальных военных угроз стратегическим ядерным силам России, перспективы размещения элементов американской ПРО в Европе вызывают резкую критику со стороны российского руководства и - в последнее время - серьезное беспокойство ряда лидеров стран «старой Европы». Так, канцлер ФРГ Ангела Меркель предлагает привлечь Североатлантический альянс к проведению российско-американских консультаций по проблемам ПРО США в Европе.
Президент Франции Жак Ширак также выразил обеспокоенность планами Соединенных Штатов по размещению объектов американской ПРО в Восточной Европе. «Мы должны быть очень осторожными, чтобы не способствовать возникновению новых водоразделов в Европе или возвращению к уже пройденным этапам истории», - сказал Ширак, имея в виду противостояние в годы холодной войны. «Американский проект вызывает много вопросов, над которыми надо задуматься прежде, чем отвечать на них», - добавил он. Бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер высказался еще резче, назвав намерение развернуть ПРО в Европе не только опасными, но и абсурдными. Он призвал руководство Германии убедить США отказаться от этого проекта.
В России американские планы вызвали бурную «асимметричную» реакцию. Высшие военные руководители, начиная с Сергея Иванова, сразу же подняли вопрос о выходе нашей страны из бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД от 1987 года), о включении в планы боевого применения стратегических ракет, в частности, таких целей, как объекты ПРО в Европе.
Тема возможного выхода из Договора о РСМД поднимал и необходимы, а их отсутствие в полной мере может компенсироваться тысячами крылатых ядерных ракет воздушного и морского базирования (в резерве).
Чтобы несколько смягчить негативную реакцию Запада на возможный выход России из Договора о РСМД, заговорили о целесообразности оснащения ракет средней и меньшей дальности неядерными высокоточными зарядами. Конечно, обосновать такой подход можно в том числе и потенциальными угрозами на Юге и Востоке, однако в складывающихся условиях он чреват отрицательными последствиями, которые значительно превысят кажущиеся выгоды.
Вполне вероятно, что беспокойство, которое Европа испытывает по поводу намерений Соединенных Штатов развернуть свои базы ПРО в Польше, Чехии и других странах, связано не столько с негативной реакцией России, сколько прежде всего с возможным выходом последней из Договора о РСМД. Но если Москва действительно выйдет из этого договора, то вряд ли в Европе найдется хотя бы одно государство, которое не будет настаивать на размещении баз ПРО США на своей территории. Появится мощный стимул объединения европейских стран. Скорее всего, никто не стал бы возражать против развертывания в Европе баллистических и крылатых ракеован
Нынешний кризис может стать спусковым механизмом поэтапного движения к некоему подобию холодной войны. Например, если Вашингтон будет неуклонно наращивать ПРО в количественном и качественном отношении, а Москва выйдет из Договора о РСМД, то президент Венесуэлы Уго Чавес с удовольствием может «принять» у себя российские ракеты средней дальности с любым оснащением как дополнение к другим типам вооружения из России. Совсем не факт, что нынешние «троечники» усвоили уроки Карибского кризиса (1962).
Одна из причин резкой реакции Кремля на противоракетные амбиции Белого дома заключается в ставшей уже почти привычной бесцеремонности, с какой нынешняя американская администрация принимает односторонние решения стратегического характера. И хотя госсекретарь США Кондолиза Райс утверждала, что Москва не менее десятка раз была проинформирована о планах Вашингтона создать базы ПРО в Польше и Чехии, это, по-видимому, не тот формат отношений, который устраивает Россию. На заявление Райс сразу же отреагировали европейские лидеры, призвав к тесным консультациям по проблемам ПРО в формате Соединенные Штаты - НАТО - Россия. Еще более конструктивным решением проблемы стало бы прямое участие России в разработке и совместном использовании не только европейской, но и глобальной ПРО.
Политика Белого дома в значительной степени подрывает потенциал стратегического партнерства и доверия, крайне необходимый для противодействия новым угрозам глобальной и региональной безопасности. Уже сегодня планы создания баз ПРО в Европе стали фактором значительного обострения отношений. Пока что это «похолодание» представляется главной опасностью на пути к более тесному сотрудничеству в таких сферах, как преодоление кризиса режима нераспространения оружия массового уничтожения, борьба с терроризмом и наркоторговлей, предотвращение региональных кризисов, экологических катастроф и других угроз. Они, увы, постепенно отступают на второй план.
Вместе с тем, некоторый оптимизм внушают прозвучавшие в последнее время предложения американской стороны провести углубленные противоракетные консультации с Россией, в том числе о перспективах ее участия в совместных разработках и использовании информационных и огневых систем глобальной и европейской ПРО. Прогресс на этом пути позволил бы исключить возврат к любому подобию новой конфронтации и сосредоточить усилия на совместном противодействии реальным угрозам, в том числе ядерному и ракетному распространению.

Ядерное сдерживание и нераспространение. Москва, 2005. Под редакцией Алексея Арбатова и Владимира Дворкина.

Официальный сайт города Юбилейный :: О городе :: Почетные граждане.

Присвоено звание «Почетный гражданин г. Юбилейного за большой личный вклад в дело обоснования перспектив развития и экспериментальной разработки ракетного вооружения, развитие 4 ЦНИИ МО РФ как крупного научно-исследовательского центра и основного градообразующего предприятия города, позитивное сотрудничество с органами местного самоуправления в деле развития города как наукограда (решение Совета депутатов от 18.04.2001 № 56).

"Морской индюк", шлюпочные гонки, "Смертельная болезнь", "спинной мозг вытекает", "Террористы", изделие №2. Нахимовские истории от Арнольда Думбре. И вновь ссылки: на статью об "Адмирале" и мнение вице-адмирала Олега Вениаминовича Бурцева о Колчаке.


Фрагмент из Рижской кинохроники, запечатлевшей участие нахимовцев РНВМУ в шлюпочной гонке на катерах в Рижском заливе. 1951 год.

МОРСКОЙ ИНДЮК.

Жаркий июльский день. На море лёгкий ветерок. По акватории Рижского залива, недалеко от устья Даугавы, рассеяны белоснежные паруса шлюпок. Издали они напоминаю крылья гигантских бабочек, порхающих над самой водой. Но вот над одной из шлюпок взвилась зелёная ракета, что по условному сигналу означало: «Собраться к флагману!»
Бабочки с разных сторон стали слетаться в одно место. Приблизившись друг к другу, бабочки сбрасывали свои крылья и превращались в неподвижно застывших куколок. Но вот через некоторое время у куколок появлялись ножки, и они становились гусеницами, которые оживали и выстраивались в длинный ряд.
Многодневный шлюпочный переход к острову Саарема, которым руководил сам Батя, продолжался. Убрав паруса, шлюпки разобрали вёсла и, выстроившись в длинную кильватерную колонну, на вёслах направились в устье реки, где у ближайшего острова находился наш летний лагерь.
Такую прекрасную метаморфозу можно было наблюдать с берега. Но те, кому нужно было наблюдать за проведением шлюпочных занятий в первую очередь в силу своих функциональных обязанностей, этого не делали.
Расскажу о том, что происходило в это время в море и на берегу.

На берегу.
Дежурный офицер по лагерному сбору, вдоволь накупавшись в тёплой речной воде, сытно и с аппетитом отобедав, расслабился и задремал в дежурной палатке. Дневальный по плавсредствам, пользуясь бесконтрольностью со стороны дежурного, бездельничал и за обстановкой не наблюдал. Тишина. Благодать.

В море.
Караван из шестивесельных ялов и десятивесельных катеров, растянувшись в длинную кильватерную колонну, на вёслах приближался к месту своего базирования в расположение летнего лагеря. На головном (флагманском) катере находился руководитель похода капитан 1-го ранга К.А.Безпальчев.
− Вперёдсмотрящий, почему не докладываете, какой поднят флаг на сигнальной мачте?
− Товарищ капитан 1-го ранга, флаг ветром закрутило. Не могу разобрать: «Како» или «Буки».
− Суши вёсла. Пусть подтянутся остальные шлюпки. Держать интервал в два корпуса. Передайте мне бинокль.
− Н-да, действительно сигнал невозможно разобрать. Что они там не видят, что творится на мачте? Продолжать движение. Вёсла на воду!

На берегу.
Когда колонна шлюпок почти вплотную подошла к базе, на пирс выбежал дежурный офицер с помятой и заспанной физиономией. Он что-то крикнул дневальному, который поспешно кинулся к мачте. Но было уже слишком поздно.
В первую очередь Батя, командиры шлюпок и многие нахимовцы увидели, что на сигнальной мачте вместо флага висели разноцветные плавки дежурного.
При вступлении начальника училища на пирс, дежурный офицер подошёл к нему с рапортом:
− Товарищ капитан 1-го ранга, за время моего дежурства в лагере никаких происшествий не произошло.
− Вы так полагаете?
При этом Батя кивнул в сторону сигнальной мачты.
− После дежурства, ко мне!
Затем в полголоса добавил (к всеобщему нашему удовольствию):
− Морской индюк!


Шлюпочная флотилия на Даугаве. Рига. 1950-е годы


Верюжский Н.А.: "... шлюпочные гонки на вёслах по Даугаве вдоль главной набережной. Это было грандиозно!"



Арнольд Думбре.

Зубная паста, щетка, жевательная резинка... Как все начиналось.

Зубной порошок задержался в СССР на три четверти века. Лишь в 1950 году появилась первая советская паста в тюбике, который сменил жестяные и пластмассовые баночки. Но вне зависимости от своей тары, зубная паста была редкой гостьей в магазинах. В этой области товаров народного потребления безраздельно господствовал зубной порошок, который освоил и далекие от своего прямого назначения сферы.



(Верюжский Н.А.: ... тем не менее, замечу, что в Риге у нас чуточку было не так, как у всех. Порошок был местного производства, а зубная паста появилась раньше, чем даже в Москве. Это я хорошо помню, когда приезжал в отпуск. Но это пустяки и не главное.)

СМЕРТЕЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ.

Короткий, но крепкий дневной сон у нахимовцев в «мёртвый» час. Ребята дружно посапывали. А иные даже похрапывали. Есть и те, кто в это время предпочитали почитать интересную книгу.
Вот один из таких читателей отвёл свои глаза от книги, видимо, проигрывая в своей голове происходящие события от прочитанного, и уже хотел, было снова вернуться к своим литературным героям. Но в этот момент его внимание привлекла не совсем обычная поза одного питона, беззаботно спавшего на кровати второго яруса. Одеяло с простыней, укрывавшее спящего, съехало, а короткая спальная рубашка постыдно обнажила его заднюю часть тела. «Надо «проучить» этого лежебоку», − мгновенно мелькнула неожиданная мысль. – «Но каким образом можно над ним пошутить?»
Он разбудил своего соседа, приложив палец к своим губам, чтобы он слишком громко не выражал своего недовольства, что его разбудили. Друзья заговорщицки пошептались и обговорили, на их взгляд, великолепный план действий. Они без лишнего шума взяли из прикроватной тумбочки тюбик зубной пасты, тихонько подкрались к питону с бессовестно выставленной на всеобщее, хотя и случайное обозрение, открытой спины и её нижней части. Один из шутников аккуратно и, по возможности, нежно раздвинул спящему питону ягодицы, а второй весьма ловко вставил тюбик в анальное отверстие и выдавил значительное количество зубной пасты. Получилась своего рода очистительная клизма. Послеобеденный сон продолжался не долго.
В установленное время прозвучала команда: «Подъём!». Питон, попавший под пристальное внимание «заговорщиков», поначалу спокойно оделся, заправил свою постель, но вскоре почувствовал некоторый дискомфорт и быстро направился в гальюн. Конечно, тут же за ним отправились и эти шутники. Не подозревавший никаких подвохов питон принял, как в таких случаях говорят, гордую позу «горного орла». (Напомню, что в гальюне подвального помещения казармы туалетные унитазы имели вид раковины с двумя площадками для ног. – А.Д.).
Один из «заговорщиков» притворно испуганным голосом воскликнул:
− Толя, что с тобой происходит?
− Как что? Ничего… − Уверенно отвечал Толя.
− Как ничего? Взгляни, из тебя вытекает спинной мозг! Это же смертельно опасно для жизни!
Бедняга заглянул под себя и сделался таким же белым, как истекающее из него вещество.
− Что это, что это… Что мне делать?.. − обеспокоено вскрикнул Толя.
− Немедленно – в санчасть! − закричали обманщики.− Необходимо, чтобы тебе остановили течение мозга. Ведь ты можешь умереть!
Они подхватили «умирающего» питона под мышки и потащили по длиннющему двору в санчасть не на шутку перепугавшегося Толю, который на ватных подламывающихся ногах еле-еле ими передвигал.
Между тем, они продолжали терзать свою невинную жертву запутанными рекомендациями.
− Что-то мы медленно плетёмся. Надо бы прибавить шагу.
− Зачем же торопиться. Надо наоборот идти, как можно медленнее и аккуратнее, так как всякая лишняя и случайная встряска усиливает утечку мозга.
Наконец эта троица питонов достигла намеченной цели и втолкнула Толю в кабинет дежурного врача, а сами остались в коридоре, оставив дверь не плотно закрытой, чтобы можно было наблюдать и слышать за происходящими там событиями.
Дежурный врач, увидев растерянного и побледневшего нахимовца, участливо спросила:
− Вы очень плохо выглядите. Что у Вас болит?
− Доктор, у меня вытекает спинной мозг, − дрожащим голосом пролепетал Толя.
При этом он повернулся спиной к врачу и приспустил брюки. Врач, увидев ягодицы, обмазанные веществом белого цвета, была крайне удивлена. Немая сцена, однако, длилась не слишком долго.
− Ничего не могу понять? Почему у вас всё здесь измазано зубной пастой?
В итоге врач профессионально провела спринцевание «пострадавшему» и на этом со «смертельной болезнью» было покончено.

Арнольд Думбре.

ТЕРРОРИСТЫ. Нахимовские истории от Арнольда Думбре. Вновь об "Адмирале", точнее, об истории Отечества.

Пацаны, пережившие войну в чудовищных её проявлениях: оккупацию, блокаду, эвакуацию, бомбёжки, в послевоенные 1940-1950-е годы вовсе не подозревали, что они сами оккупанты, коими нас тогда втайне считали некоторые представители местного населения.
И теперь, когда с той поры прошло более 60-ти лет, я вдруг подумал, что со стороны нас, мальчишек военного времени, к местному населению иногда проявлялись озорные поступки, которые в полном смысле не назовёшь уважительными, но ни в коем случае они не были, как в нынешнее время называют, террористическими актами, то был совсем другой уровень, скорее шуточный, юморной.
В современном обществе сейчас мы часто слышим о случаях терактов. Самыми безобидными могут показаться проделки телефонных террористов. Провокационные звонки наносят большой материальный ущерб; нервируют и расстраивают людей своими угрозами; срывают графики вылетов самолётов; изгоняют сотни людей из магазинов, вокзалов, учреждений; нарушают учебный процесс в школах и институтах. О взрывах домов и железнодорожных путей, угоне самолётов, захвате заложников и интернировании морских судов и говорить не приходится. В те годы тоже были случаи терроризма, но о них говорили редко, а чаще вообще не упоминали.
Что же касается наших мальчишеских проделок, которые мы учиняли в дни нашего детства, то, может быть, действительно, кому-то доставляли определённые неудобства, за которые нам теперь стыдно и за которые нам иногда приходилось расплачиваться дисциплинарными наказаниями. В наших действиях, однако, не было преднамеренного зла, но больше детского озорства, бесшабашного баловства и беспечной шалости.
Свой рассказ «ТЕРРОРИСТЫ» я назвал так сурово лишь для того, чтобы предостеречь молодых людей от совершения необдуманных действий, которые могут случайно повлечь, непредсказуемые тяжелые последствия.

Случай первый.



Юный «террорист» сидел на подоконнике открытого окна в одном из казарменных помещений и «терроризировал» обитателей дома на противоположной стороне улицы. Улочка Торню очень узенькая, всего 10-15 метров. Занятие его было не хитрое, даже мало увлекательное. В руках зеркальце и «солнечный зайчик», подолгу не задерживаясь, прыгал с одного окна на другое.
Детская забава закончилась печально. За одним из окон находилась женщина, которая работала на швейной машинке. Яркий солнечный луч, попав на лицо швеи, на мгновение ослепил, и этого было достаточно, чтобы её палец случайно попал под острую иглу. Хорошо, что травма была не слишком серьёзная, кость пальца оказалась цела.
Конечно, данный факт от пострадавшей стороны, заявившей свои законные претензии на безобразия воспитанников, мгновенно стал известен дежурному офицеру. Последовал доклад командованию, начались поиски виновника. Но «террориста» найти не удалось, питона не выдали. После проведённой воспитательной работы с нахимовцами, мы твёрдо решили впредь подобных «терактов» не совершать.

Случай второй.



Многолюдный центр города. Вход в Центральный Универмаг. Вблизи от входа находился автомат, который всего за две копейки (1957 г. - в Ленинграде, в «Пассаже» это стоило 15 копеек) извергал из своего чрева сильную струю дешевого («вонючего») одеколона.
Два или три находчивых и сообразительных воспитанника предусмотрительно крутились около этого автоматического устройства. Заметив, как правило, модно одетую, по их мнению, пижонистую молодую женщину, приближающуюся к данной установке, один из экспериментаторов опускал монету и в момент, когда привлекательная особа проходила мимо злосчастного аппарата, группа ребят мгновенно расступалась. В этот момент вся обильная струя низкокачественного, но стойкого по запаху одеколона неожиданно обрушивалась на кокетливую даму.
И тут же молодые люди, изобразив самые, что ни есть, невинные выражения лиц, лепетали искренние извинения на двух языках:
− Pidodiet, ludzu, es to negribeju! (по-латышски)
− Извините, пожалуйста, я не хотел!
Повзрослев, я подумал, каково же было той женщине, «густо благоухающей» мужским одеколоном, по возвращению домой объясняться с мужем или близкими родственниками. Кто же поверит, что её случайно облили одеколоном?

Случай третий.



Снайперское «бомбометание» из окон учебного корпуса. Помните презервативы советского производства. Да, те самые – бумажный трёхкопеечный пакетик с двумя резиновыми изделиями повышенной прочности. О надёжности можно не спорить. Было известно, что некоторые женщины в своих сумочках носили такие пакетики именно с позиции надёжной устойчивости в эксплуатации. Так, например, во время ненастной дождливой погоды оба резиновых изделия одевались на туфли, и счастливая женщина спокойно могла шагать по лужам до самого дома, не рискуя промочить свои ножки. Удобно, выгодно, надёжно! Значительно позже цивилизованный запад перехватил эту идею, выпустив в производство с этой целью специальную резиновую обувь.
Питонские «снайперы» предложили использовать эти сверхпрочные и надёжные изделия для другой цели – для очередного «теракта» под названием «бомбометание». Идея понравилась. Технология изготовления «водяной (чуть не сказал «водородной») бомбы» оказалась до примитивности проста. Для этих нужд использовалось изделие в одном экземпляре. В снаряжении «бомбы» участвовало как минимум четыре человека. Один отвечал за наполнение изделия водой, второй придерживал верхний край изделия, третий четко фиксировал его цилиндрическую часть, четвёртый должен был аккуратно и плотно завязать горловину изделия. В итоге готовое изделие, наполненное огромным количеством воды, растягиваясь до невероятных размеров, превращалось в настоящую «водяную бомбу». Затем наступал ответственный момент – перенести «бомбу» из умывальной комнаты до открытого окна в классе. Её, как живое существо, которое как бы слегка пошевеливалось от перемещавшейся воды, аккуратно придерживая в трёх плоскостях, бережно несли к окну. Оставалось только выбрать жертву, на чью голову должна разлиться чистая водопроводная вода.
Водяные снайперы не могли предполагать, каков будет результат этих испытаний. Лето, жара, весело. Подоконник облепили: боевой расчёт бомбометателей, многочисленные наблюдатели и болельщики. Улица безлюдна, но вот появилась «цель». Подкорректировали угол падения с упреждением скорости полёта и скорости движения пешехода. Главный бомбометатель отдал команду на сброс бомбы, которая несколько мгновений находилась в свободном падении, красиво паря в воздухе. И вот, какая удача: на небольшой высоте от земли «бомба» неожиданно разорвалась. «Цель» была накрыта точно, и водяные брызги разлетелись вокруг на большую площадь. Под водяной феерией оказалось несколько случайных прохожих, среди которых были какие-то высокопоставленные особы. Разразился жуткий скандал. Бати с нами уже не было. Он к тому времени командовал новым создаваемым Рижским Высшим Военно-морским училищем подводного плавания. Вновь назначенный к нам начальником училища "бездушный и грубый" Цветков приказал найти виновных и непременно строго наказать. Но питоны стойко держались, не выдавая ни инициаторов, ни исполнителей этого дурацкого «теракта».
Всю ответственность взвалили на старшину класса, которого, несмотря на высокое общественное положение родителей, отчислили из Нахимовского училища. Под необоснованное обвинение попал ещё один питон, который был распределён в среднее интендантское училище. Мы после таких событий больше не занимались «бомбометанием».

PS. Судьба безвинно наказанных питонов такова. Один стал отличным технарём, кандидатом наук. Другой продолжил военную службу и в звании подполковника интендантской службы уволился в запас.

Арнольд Думбре

Изделие №2.



(Дело не в количестве, а в качестве. И неприступности.)

Наряду с изделием №1 - противогазом, Баковская фабрика выпускала еще одно не менее важное изделие.
Они были обильно посыпаны тальком и являлись излюбленным объектом для всяческих проказ и проделок . Их наполняли водой их развешивали гирляндами, чего только с ними не делали. Под катом несколько историй разных лет и авторов.

Однокашник Арнольда Ивановича Думбре, Верюжский Николай Александрович:

"О ссылке на публикацию в «Литературке». ...опять же НЕ о самом фильме, а об исторических событиях того времени и личности самого адмирала. Своё мнение по этому поводу я ранее высказывал. Но вот прочитал в Российской газете статью "Адмирал Колчак снова расколол Россию", надеюсь, что она будет также интересна читателям нашего Блога. Можно продолжать «обсасывать» со всех сторон этого мрачного и нелюдимого Колчака. Но главное, думаю, просто надо не забывать чудовищных исторических уроков, выпавших на нашу многострадальную Россию, любить её и крепить обороноспособность и экономическую независимость. Эти мысли я увидел в рассуждениях писателя Аннинского:
− Зачем такой фильм нужен сейчас? Мне кажется, те, кто отвечает за идеологическую ситуацию в стране, озабочены, как бы в очередной раз не пришлось руль поворачивать. Ведь с каким трудом свернули с красного. Ещё раз поворачивать куда-то – просто опасно.
И вот если раньше выхваливали Фрунзе и Котовского, теперь также выхваливают Каппеля и Врангеля. Я к этому на восьмом десятке лет отношусь с пониманием. Тем более, что адмирал Колчак – интересная историческая личность, великолепный морской офицер, лучший гидрограф России, внесший уникальный вклад в исследование Севера. Он свободно читал по латыни, был очень хорошим лектором.
Но Россию, которую он любил, угораздило влезть в гражданскую войну, а в такой войне, на какой бы стороне ни оказался человек, история его начинает выкручивать. К моему великому сожалению, Александр Васильевич тоже вкрутился в эту политику: стал правителем России, стрелял красных и не только, но и колеблющихся.
Мне кажется, что и белые, и красные были обречены. «Белые» тогда проиграли, а «красные» в конце концов, оказались обречены в сознании народа.
Относиться к тем событиям надо так, как относился великий русский писатель ХХ века Михаил Шолохов. Вот так – черное солнце над всем этим. Обелять одних или других можно только по недомыслию. И те и другие были покрыты братской кровью.
Февральская революция – расцвет свободы или разгул бешеной вольницы? А Октябрь – развитие этой дикой вольницы до полного социализма или контрреволюционный переворот? Я до сих пор не знаю благостного ответа на эти вопросы. Знаю, что это трагедия великого народа, а судить, кто и когда был прав и виноват, можно до бесконечности. Все были по горло в родной крови. Вот мои семейные хроники: отец и дядя были коммунистами, другой дядя – командир белого бронепоезда, − с меня хватит.
Смогли ли мы извлечь уроки из ХХ века? Ну, если в 1991 году драка не переросла в войну, и слава Богу, коммунисты и демократы, либералы и консерваторы стерпели друг друга – значит, смогли. Придётся и дальше терпеть без ожидания рая на земле. Всегда будут страдания, Лучше, если не кровавые. Потому что из кровавых страданий рождаются только ненависть и новые кровавые страдания, А из страданий, которые сдерживаются в пределах человеческой души, рождается великая литература, культура. Я бы хотел моей стране второго варианта.
Не буду утверждать также, что в истории русского ХХ века не было ничего ценного. Мои родители приехали из глубинки, смогли при советской власти выучиться, встать на ноги. Всякая эпоха даёт великие возможности. Но и выставляет большую цену. Государство не может поселить человека в раю, зато оно может спасти его от ада. Но для этого надо в поте лица работать, терпеть страдания. И от этого быть счастливыми».

КСВ.: "сам по себе Колчак для меня существует своим, вполне допускаю, грустным высказыванием-признанием Тимеревой, приведенным в книге Кожинова: "стал кондотьером". Касаться таких тем, конечно, следует очень осторожно, не втягиваясь в "дискуссии", как правило "пустопорожние". Просто желающим "понять" предлагаем пищу для ума. Не навязывая, "попутно". А думающая молодежь не сможет обойтись без того, чтобы понять и признать своей всю предшествующую историю, "по Шолохову" и по Кожинову, в том числе и историю гражданской войны."

ОАГ.: "Как сказал Олег Бурцев (мой однокашник, адмирал, герой одной из будущих публикаций): "А Колчака я вообще не люблю" - это есть во второй части нашего фильма - в Нахимовском лагере :) (КСВ.: фильм выпускников ЛНВМУ 1970 года, удивительного выпуска, о чем речь еще впереди).

"Что может быть более чуждо моряку, тем более военному моряку, тем более подводнику..." Капитан 1 ранга Забелло Александр Александрович, капитан 1 ранга Калашников Владислав Вадимович.

Что может быть более чуждо моряку, тем более военному моряку, тем более подводнику, чем привычка строить свою повседневную жизнь "поэтически". И что еще для каждого из них более органично, естественно, хотя чаще всего не афишируется, чем поэзия. Речь об особом состоянии души, особом измерении жизни, восприятии ее радостей и трагедий. Иногда и совсем не обязательно это выражается в любви к стихам, тем более - в любви к стихосложению. Подробности - в "Поэтическом иллюминаторе".

Счастлив тот, кто достойно прошел свой путь служения Отечеству, а для близких и друзей к тому же сумел оставить проникновенные строки.



Нахимовское училище.

Есть в Ленинграде розовый причал.
Романтики маневренные шхуны
он всякий раз приветливо встречал
и принимал под бейдевинд Фортуны.

Там хитростных познаний бастион,
отмеченный Петра высоким ликом,
открытый для ветров со всех сторон,
озвучен чаек беспокойным криком.

Под песни этих белокрылых птиц
мы бескозырки молча примеряли
и не сходило с юношеских лиц
желанье покорить морские дали.

И в первый раз поставив паруса,
мы к горизонту весело летели
и верили - вершатся чудеса,
когда стремишься к ним на самом деле.

Приоткрывая странный взрослый мир,
учителя за нас всегда болели:
им искренне хотелось, чтобы мы
преодолели узкости и мели.

И уходили быстрые года,
в учении нередко было тяжко,
но оставалась символом всегда
на постамент надетая тельняшка.

И вспоминалось многое потом,-
на крейсере прославленном присяга,
учебный корпус - наш родимый дом
и точка с нулевым отсчетом лага.

Отечества достойные сыны,
мы дорожили именем и честью.
Так не для обновления ль страны
мы собрались опять сегодня вместе?!

Куда бы нас не занесла судьба,
как прежде, свои знания и силы
мы отдаем, конечно, за тебя,
истерзанная распрями Россия!

Да, есть такой особенный причал,
на нем осталась каждого частица,
он нас тогда приветливо встречал,
чтоб мы к нему стремились возвратиться...

1964 - 1994.

Забелло Александр Александрович родился в 1945 году. После ЛНВМУ поступил в ВВМУ им. М.В. Фрунзе.

Подробнее с его творчеством можно познакомиться на сайте A.A. Zabello. Поэтические странички.

А.А.Забелло о себе. Его жизненная философия стала завещанием родным, друзьям, однокашникам, "ближним", надеемся, что и "дальним".

Я вынужден был пойти на полное государственное обеспечение. Так я стал воспитанником Ленинградского нахимовского училища. Что примечательно, в этом учебном заведении не было муштры и подобрался довольно сильный преподавательский состав. По сути, это была спецшкола с морским уклоном и английским языком, знания которого у ребят было значительно выше моего, ведь у них уже три года было по девять часов английского в неделю. Поэтому мне пришлось догонять.
Прежде я посещал музыкальную школу при Доме пионеров и школьников Петроградского района. Перемены в моей жизни к счастью почти не отразились на занятиях музыкой: в канцелярии каждой роты стояли сносные инструменты, в клубе был прекрасный концертный рояль, а по воскресеньям в дни увольнения меня продолжала консультировать Раиса Марковна Кратман - прекрасный педагог и замечательный человек. Быть может, музыка стала одним из тех источников жизненных сил и вдохновения, которые помогают мне и по сей день.
К другому источнику - классической литературе, меня буквально подвела младшая сестра, будучи студенткой филфака Ленинградского университета. Так получалось, что, когда у курсантов Высшего военно-морского училища имени Фрунзе (там я оказался после Нахимовского училища) были зимние каникулы, у вечерников филфака шла сессия. Мы с сестрой с утра шли в библиотеку Салтыкова-Щедрина, где для меня заказывался объемный список от Виргилия и Апулея через эпохи Возрождения и классицизма до девятнадцатого века. Конечно, это было "галопом по европам", зато представление о мировой литературе получил из первоисточников. Часть русской и мировой классики имелась у нас в домашней библиотеке, которая насчитывала около трех тысяч томов.
Разносторонность развития личности в армейской среде не приветствовалась, но служба в солнечной гидрографии - это совсем другое дело, если вам посчастливилось оказаться в океанографической экспедиции. Проблемы морской геофизики продолжают волновать и по сей день. Тогда же мы занимались сбором информации о магнитном поле на просторах Мирового океана. Сама по себе работа была довольно примитивной, однако романтика моря придавала ей ту незабываемую окраску, которая как ореол славы, добавляет вам сил и зовет к творчеству. Жена и маленькая дочь, оставшиеся на берегу, идеализируются до уровня мифических героев. Иногда превратности бытия способны до основания разрушить эту картину, если стоянка на берегу затягивается на годы. Так случилось и на этот раз, мы развелись, но духовную связь не разрывали, хотя и оказались в разных странах.
Потом в моей деятельности произошли изменения, в результате которых уже с новой семьей провел три года в Нью-Йорке, а затем столько же в Латинской Америке.
В Россию мы возвратились летом 1991 г. Накал общественной жизни последних лет не спадал, хотя ничего кардинального пока не происходило. Был в отпуске, когда телевидение объявило о ГКЧП. В понедельник 19 августа поехал к родственнику, который в то время был заведующим отделом и секретарем парткома ИМЭМО. Он мне показал свое заявление о выходе из партии. Во второй половине дня на институтском рафике мы отправились в центр города: он поехал к Александру Яковлеву, а я к Белому Дому. Многотысячная толпа людей буквально кипела на подступах к зданию, причем, уже от Смоленской площади ощущалась некая приподнятость в настроении. Контингент защитников Белого Дома только формировался. Кто-то уходил, но постоянно приходили все новые и новые люди. Я познакомился с некоторыми активистами и поехал домой.
В квартире у нас шел ремонт и к шести вечера должны были подойти рабочие. Жена с дочкой находились на даче, которую мы снимали в подмосковной Жуковке. Рабочие ушли в девять, час времени понадобился для того, чтобы убрать за ними строительный мусор и грязь. Потом направился к Белому Дому. С одиннадцати часов был объявлен комендантский час и в метро не пускали. Добирался на перекладных и пешком. Ночь прошла относительно спокойно. Зато на следующий день обстановка накалилась до предела, защитники ждали штурма. Мы готовились, взявшись за руки, стать живым щитом на пути бронетехники. Однако первые случайные жертвы оказались и последними. К счастью, в руководстве путча оказались слабые личности, да и войска были настроены не так агрессивно, как это было в Баку или Вильнюсе.
В среду Москва буквально ликовала. Победа! Железного Феликса убрали с Лубянки. Какое-то время я даже гордился значком защитника Белого Дома "живое кольцо". На страну обрушились кредиты и приватизация. Прибалтика отделилась. Потом было Беловежское соглашение, которое положило конец моей прошлой стране - СССР. Промышленность встала, рабочие и служащие пошли в торговлю и встали к лоткам. Исчезли многие барьеры: стало возможным говорить и писать что угодно. Но вот парадокс, к власти также мог придти кто угодно.
Естественно, что я пошел работать к своему родственнику в частную компанию. Коллектив был прекрасный, дело спорилось. Компания разрасталась, возникали дочерние фирмы, постоянно шла какая-то реорганизация. У нас было немало зарубежных партнеров, были и поездки в Лондон на конференции по инвестиционным возможностям в России. Обычное дело для предприятий малого бизнеса. В 1996 г. я прошел ускоренный курс обучения в МЭСИ по специальности организатор малого и среднего предпринимательства и стал независимым экспертом этой сфере. Кризис 17 августа 1998 г. нанес сильный удар по малым компаниям. Тогда мне пришлось пойти специалистом-переводчиком в нефтяную компанию "Сиданко". Поездки на месторождения в Западной Сибири способствовали расширению кругозора и пониманию процессов, происходящих в России. Социально-экономическое положение населения стало предметом особого интереса, в результате появился обзор, охватывающий период 1985 - 1996 гг.; другое дело, что радоваться особенно было нечему.
Но все это время была и другая жизнь, ведь Москва это крупнейший мировой центр культуры. Мы постоянно ходили на выставки, вернисажи, познакомились с замечательными художниками. Наши зарубежные коллеги и друзья занимали особое место в процессе общения. Мы с удовольствием посещаем столичные музеи, а также выставочные комплексы Подмосковья. Ежегодный абонемент в Большой зал Консерватории дает возможность периодически погружаться в атмосферу великого и незыблемого достояния человечества.
Перемены, перемены…бывает так, ты изменился настолько, что все окружающее тебя не устраивает. Тогда нужно менять обстановку, или работу, или город, или страну. Но у нас случилось иначе - изменилась страна, поэтому меняться приходится всем, применяясь к новым условиям. Но что-то остается неизменным, то, что было заложено в юности, в той прежней жизни. После встреч с однокашниками на юбилеях выпусков из учебных заведений невольно задумываешься над этим. Кто не испытывал трепета, возвращаясь в родные стены, будь то отчий дом, училище, интернат или еще что-нибудь, что не только давало кров, еду и постель, но было источником духовной жизни, становления и развития личности.
За 55 лет вполне сложилось представление о добре и зле, как сложились привязанности и интересы. Главным пороком считаю зависть, выше всего ценю порядочность и преданность. Истинное наслаждение испытываю, находясь в зале, когда исполняют концерты для фортепиано с оркестром Рахманинова, Чайковского, Шопена, Листа, Сен-Санса или Бетховена. Обожаю Фантазию Аренского на темы Рябинина в любом варианте исполнения. Но это не означает, что меня может оставить равнодушным вторая симфония Малера, если за дирижерским пультом наш питерский Гергиев. Из столичных дирижеров больше всего преклоняюсь перед Федосеевым.
С литературой сложнее. Кроме Пушкина и Высоцкого не имею постоянных пристрастий. Недавно перечитал Лескова и был потрясен, как если бы лет тридцать тому назад впервые открыл Достоевского. Мне нравится бывать в Лондоне, но там я не испытываю тех чувств, которые преследуют меня в родном Питере. Самой гармоничной страной и удобной для иностранцев считаю Таиланд, хотя получаю удовольствие от пребывания во многих странах, включая нынешний Иран, который на какое-то время как бы выпал из цивилизации.
США - это предмет особого восхищения, как страна, объединяющая огромное количество культур и народов. При этом таланты продолжают развиваться, преспокойно сосуществуя друг с другом и с каскадом технических революций. Что-то нам несет расшифровка генома человека, с учетом многообразия рас, народов и народностей? Генетика - главная наука XXI века. Второй важнейшей наукой в новом столетии полагаю геофизику и ратую за координацию международных усилий в деле управления геофизическими процессами в интересах укрощения стихийных бедствий и неблагоприятных погодных условий.
Любовь - источник развития личности. При этом радость и страдание одинаково необходимы человеку. И все-таки нужно поступать так, чтобы горе людское как можно реже посещало близких и родных наших. Будьте все здоровы и счастливы!

Уже в стенах Нахимовского училища Александр Александрович обращал на себя внимание и запоминался.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать".

Как ни покажется странным, мы любили выступления училищного духового оркестра (не нашего любительского, а штатного профессионального). Особенно, когда они исполняли классическую музыку. Училищный оркестр в 1959 году занял 1-е место по Ленинградскому военному округу. В 1960 году его возглавил капитан В. А. Евсюков, и в том же году было подготовлено 14 концертных программ, дано восемь концертов популярно-тематической музыки и шесть лекций-концертов в училище. В сопровождении этого оркестра старше нас на год нахимовец А. Забелло, исполнял 1-ю часть фортепьянного концерта Бетховена.

В Ленинградском Нахимовском. В. Пименов, Ю. Варганов. "Красная звезда", 24.06.1964.

УЧИТЕСЬ ПО-ХОРОШЕМУ, РЕБЯТА!

В ленинском зале висит мраморная доска с именами нахимовцев, с отличием закончивших училище. В нынешнем году претендентов на золотую медаль четверо: Александр Карклин, Георгий Морозов, Александр Забелло и Юрий Базаров. Это упорные ребята. Начиная с пятого класса, они учились только на отлично и находили время для других дел. Саша Забелло, например, все свободное время отдает музыке. Георгий Морозов увлекается иностранным языком. Александр Карклин — секретарь комсомольской организации роты.
Все выпускники этого года твердо решили стать флотскими офицерами. Одни избрали училище имени М. В. Фрунзе, другие предпочли училище подводного плавания имени Ленинского комсомола, третьи — училище радиоэлектроники имени А. С. Попова.
Несколько лет назад в Кронштадт приехал дорогой гость — Никита Сергеевич Хрущев. Юрию Базарову выпала честь рапортовать товарищу Н. С. Хрущеву от имени нахимовского училища. Приняв рапорт, Никита Сергеевич поздоровался с юными моряками и обратился к ним с добрым напутствием: «Учитесь по-хорошему, ребята, — сказал он, — нам нужны образованные, грамотные и умелые моряки».
Этот наказ стал для многих нахимовцев программой их жизни.

Об отце, Забелло Александре Васильевиче, вспоминает сын и сослуживцы.

A.A. Zabello. Поэтические странички.

Моя семья, как большинство защитников Ленинграда, которые пережили всю блокаду с первого до последнего дня, была наполовину флотской. Отец, Александр Васильевич, в конце войны был флагманским штурманом Балтийского флота, затем окончил Военно-морскую академию, защитил диссертацию и стал преподавателем морской географии, а впоследствии и заместителем начальника кафедры в этой академии. Во второй половине 1950-годов он много путешествовал в составе экспедиций на паруснике "Седов" и на "Витязе".
Он искренне любил море и потому легко находил общий язык с такими покорителями водной стихии, как Тур Хейердал. К сожалению, отец очень рано ушел из жизни. Старший брат со своей семьей в это время уже жил отдельно. А нас у мамы, Анны Алексеевны, было трое: два сына и дочь. Мама тогда не работала и было очень непросто осознавать, что в одночасье мы из состоятельной семьи превратились, мягко выражаясь, в категорию малоимущих.

Библиотека штурмана. Штурманский офицерский класс в составе Специальных курсов командного состава флота.

В числе выпускников 1933/35 гг. были: И.Г. Иванов, В.Ф. Яросевич (главные штурмана ВМФ в 1949 - 1956 гг. и в 1958 - 1960 гг.), Г.М. Горбачев, Б.И. Цезаревич, Ю.П. Ковель, Б.Н. Иосифов, Е.М. Симонов, А.В. Забелло, Б.Н. Леднев, В.М. Климов (флагманские штурмана флотов), В.Н. Алексеев (1-й зам. начальника ГШ ВМФ в 1965 - 1975 гг.), В.А. Ерещенко (начальник оперативного управления ЧФ); командиры кораблей и соединений Л.И. Городничий, Г.В. Катунцевский, П.А. Сидоренко, А.И. Маринеско, В.Н. Ерошенко, П.А. Мельников, В.Д. Афонин, Е.Н. Алексеев, А.Н. Гордеев.

Трибуц В.Ф. Балтийцы сражаются.

... Где, когда будет нанесен удар, какую роль отведет в наступлении командование фронта флоту — об этом мы часто задумывались с начальником штаба флота капитаном 1 ранга А. Н. Петровым. Петров был назначен начальником штаба недавно, но уже сумел себя прекрасно зарекомендовать, хотя, надо сказать, я и раньше знал о нем только доброе. И знал давно. Мы почти одновременно учились с Анатолием Николаевичем в Высшем военно-морском училище имени Фрунзе, по окончании которого он был назначен штурманом на эскадренный миноносец. Молодой офицер с упорством и любознательностью изучал штурманское дело. Как и преобладающее большинство морских штурманов, он всегда показывал пример особой аккуратности в работе. У А. Н. Петрова за плечами был большой опыт службы на кораблях различных классов — миноносце, крейсере, линкоре. Когда я был начальником штаба флота, он командовал лидером «Ленинград». Войну Анатолий Николаевич встретил на командном мостике крейсера «Максим Горький», а последнее назначение получил с должности заместителя начальника штаба флота.
С. А. Н. Петровым и его помощниками В. Ф. Андреевым, Н. Г. Богдановым, А. В. Забелло, А. М. Зерновым, И. Н. Ганцовым, И. И. Мешко и другими, на плечи которых должна была лечь основная тяжесть подготовки к участию в предстоящих наступательных операциях, мы обсуждали возможные задачи флота. Все отдавали себе отчет в том, что фронтовая весна начнется в не совсем подходящую для нас пору. Нужно было особо учитывать природные условия. От того, какой будет предстоящая зима, зависела прочность льда на море, реках и озерах. А это во многом обусловливало действия не только флота, но и наступающих сухопутных войск.
Наших метеорологов то и дело теребили, от них требовали таких всеобъемлющих сведений о микроклимате Невской губы, таких детальных и точных прогнозов, что те иной раз беспомощно разводили руками. Однажды даже взмолились:
— Помилуйте, но льдами особо занимаются гляциологи!
Привлекли и гляциологов.
Между тем зима 1943/44 года обещала быть на редкость неустойчивой. Снегопады сменялись оттепелями. Каким будет лед? Замерзнут ли болота? Не увязнут ли в них боевые машины, орудия? В эту своеобразную метеорологическую горячку втянули и меня. Я в то время начинал свой рабочий день с вопросов синоптикам. Увы, наша озабоченность, разумеется, никак не влияла на погоду. Невская губа долго не замерзала. Остряки, держа в юмористическом прицеле начальника гидрографического отдела флота капитана 1 ранга Г. И. Зиму, пустили шутку: «Опаздывает зима, чтобы не помешать Зиме ставить вехи и буи». Ему незадолго до этого было приказано обвеховать фарватеры из Ленинграда и с Лисьего Носа к Ораниенбауму, чтобы исключить посадки кораблей на мели...
Плавание проходило относительно спокойно, финские лоцманы точно выполняли условия перемирия. Да и наши штурманы под руководством А. В. Забелло и А. Н. Меньшикова сами быстро учились самостоятельно проводить корабли в извилистых шхерах.

Кавалеры полководческих орденов СССР 1-й степени.

128. Забелло Александр Васильевич -17.7.1945 капитан 1-го ранга.

Еще одно стихотворение, еще одна судьба.



ПИТОНАМ 17-го ВЫПУСКА ЛНУ ВМФ.

Ну вот, мальчишки, мы сегодня в сборе.
Жаль, нет ребят, ушедших навсегда.
Их души, словно чайки в бурном море,
Летят и не вернутся никогда.

А мы живем, смеемся, колобродим.
Как будто юность к нам пришла опять.
А годы все уходят и уходят,
И ничего уж не вернется вспять.

Грустить не надо. Все мы оптимисты -
Порукой будут мили за кормой.
Не буду торопить, но все же быстро
Прошу налить! И этот тост за мной.

Я лью за нас/ отдавших детство Флоту,
За наших педагогов и врачей,
За литер "Е", как символ нашей роты,
И за "Аврору" юности моей.

За лагерь наш, за наших командиров,
За марш-бросок из Рощино, за то,
Что первым кораблем был крейсер "Киров",
Об этом не забыл из нас никто.

За камни, что стесали на Пеньковой
Пробежками поротно в семь утра,
За тот невкусный рыбий жир в столовой,
За то, что прикрывал нас бюст Петра.

За Ленинград, за город наш любимый,
За Эрмитаж и за Морской музей,
За наш союз, так бережно хранимый,
Мой тост за вас - за дорогих друзей!

Калашников Владислав Вадимович.

Слово однокашнику, Владимиру Константиновичу Грабарю, летописцу выпуска 1965 года, автору книги "Пароль семнадцать".

А вот как рассказывает о своей мечте Славик Калашников. Его отец Вадим Иванович, всю свою жизнь был связан с флотом. Рассказы отца о море, о войне захватывали детское воображение. Славе очень хотелось походить на отца, драться, как и он с врагами нашей Родины. «Я мечтал стать моряком и, причём настоящим». Когда Славику было лет пять, отец подарил ему простейший «фильмоскоп», среди диафильмов был и фильм «Счастливого плавания» о нахимовцах. Вопрос о будущей профессии у Славы не стоял...
А наши отцы уже отмечали успех поступивших сыновей, да, надо думать, и свой собственный. Это подтверждается многими воспоминаниями, и можно считать достоверным. Отец Славы Калашникова, Вадим Иванович, человек довольно общительный, быстро познакомился с отцом Володи Грабаря – Константином Калиновичем и отцом Юры Монахова – Владимиром Васильевичем. С первым его объединили фронтовые воспоминания. Вадим Иванович принимал непосредственное участие в боевых действиях в 1941-1943 годах на южном фланге советско-германского фронта. Являлся участником обороны городов-героев Одессы и Севастополя, а также десанта в районе Мысхако под Новороссийском под командованием Цезаря Куникова. После сильнейшей контузии (23 суток без сознания) был эвакуирован в один из госпиталей города Тбилиси, может быть тот самый, где впоследствии разместилось Нахимовское училище. Константин Калинович был направлен на Центральный фронт в 1942 г. из дальневосточной бухты Ольга Владимиро-Ольгинской ВМБ (Не потому ли Ольга Дмитриевна назвала родившегося в 1946-м сына Владимиром?). В 1943 году был тяжело ранен (множественные осколки в груди) и на том война для него закончилась. Вадим Иванович был уволен из рядов ВС СССР в 1956 году по II группе инвалидности, а Константин Калинович – в 1957 в виду сокращения штатов. Теперь они вспоминали войну, сетовали на сниженную пенсию (ок. 1100 рублей). Наверняка не обошлось без фронтовой чарочки. Ведь им тогда было чуть больше сорока. Владимир Васильевич Монахов был еще моложе, но медаль «За Победу над Германией», говорила о том, что и ему было, что вспомнить...
Фрукты также давали сразу на весь стол, на четверых, и по весу, а не по количеству. Если яблоки были мелкими, то их число было больше, чем количество едоков, и одному могло достаться два яблока, другому только одно. Но по справедливости завтра такой расклад не должен был повториться. Поэтому очередность выбора «бросалась на морского». При этом трогать руками лежащие на тарелке фрукты запрещалось. В. Калашников признал, что семилетний опыт выбора фруктов без прикосновения к ним пригодился ему в жизни. С вероятностью не ниже 0,8 он может на рынке выбрать яблоки нужного вкуса. В чем не раз убеждалась его жена – опыт не пропьёшь! Но Слава является также изобретателем деления масла, которое было в каше. Тут – дело такого рода. Более или менее твердые каши (рисовая и т.п.), возвышались в бачке горкой. В продавленной лунке на макушке находилось прилагаемое к каше масло, уже растопленное. Масло в каше – самое вкусное и ценное. Разделить его можно было бы просто - перемешав кашу, но тогда, если не съесть до конца кашу, то пропадало и масло. Слава решил этот вопрос с пользой для себя: если в горке каши быстро сделать подкоп снизу к масляному озерцу, то его можно спустить в свою сторону. Гениальный ход!
Были среди нас, как уже сказано, ребята из разных семей. Особенно это бросалось в глаза именно за столом.
Саша Берзин бы вегетарианцем. Просто они с бабушкой жили так бедно, что мяса на их столе в хлебном городе Баку не бывало. Он и здесь, уже по привычке, не ел мяса, и мог его выменивать у соседей по столу на сахар. На пачке сахара часто писалось по-украински «Цукiр», и процесс обмена такого рода получил название «цукориньга» - с английским выразительным окончанием ing. Этим словом стали дразнить Сашу. Грабарь с Сиренко изобразили его в стенгазете в виде менялы на восточном базаре. Дразнилка существовала недолго. Под давлением Калашникова Саша превозмог себя, и перешел на всеядный образ жизни. Теперь, наверное, жалеет об этом...
Да, столовая была тем местом, где мы получали и первые обиды, и первые уроки жизни. И вовсе не случайно воспоминание о первом обеде Володя Полынько пронес через всю жизнь. И не случайно Слава Калашников, когда в 2004 году дочь принесла домой банку консервированных груш, вспомнил именно детство, хотя подобные консервы сопровождали нас всю службу: и на подводных лодках и в отдаленных гарнизонах...
А в начале 11-го класса мы проходили предварительную медкомиссию на предмет дальнейшей годности для военной службы на различных кораблях. От этого зависел и дальнейший выбор военной специальности, то есть, в какое высшее училище поступать. Естественно, что самые высокие требования по здоровью предъявлялись к будущим подводникам. Один из них В. Калашников был признан годным для службы на подводных лодках с ядерными энергетическими установками, но при условии удаления гланд до окончания Нахимовского училища. И таких набралось несколько человек. Гланды им удаляли в военно-морском госпитале. Вернувшись через три дня в училище, Слава пожаловался Алевтине Дмитриевне на то, что при еде было всё-таки больно глотать. «Она меня осмотрела, дала, как я и ожидал, освобождение от физзарядки и приборок, а в придачу выписала мне глубокую тарелку сметаны вместо обеда. Сначала это было здорово, но вскоре я почувствовал, что стал заложником сметаны: и отдавать жалко, и чего-то еще хочется. Алевтина Дмитриевна меня застукала при попытке совместить и то, и другое. И лафа на этом прекратилась»...
Занятия по военно-морской подготовке сопровождали нас в течение всего обучения в училище. От этого кажется, что были они всегда и занимались мы примерно одним и тем же. Из первых лет запомнились занятие на «Авроре», там было оборудовано два помещения, одно из них такелажная мастерская. Там мы занимались плетением матов. А Славику Калашникову за какие-то заслуги вручили мат, сплетённый им своими руками из просмолённого пенькового каната. Размером он был небольшим, порядка 40 х 50 см. Края мата для плотности были отделаны каболками манильского или сезальского троса. Он с гордостью привёз этот мат домой в Москву и подарил маме. И до того мат оказался удобным и прочным, что проработал перед входной дверью почти 35 лет до 1996 года. Но остался вопрос, когда же точно этот мат был сделан? ...
Произошла очередная смена начальников училища. В марте 1963 года Н.М. Бачков был назначен Начальником штурманско-гидрографического факультета ВВМУ им. М.В. Фрунзе, и Нахимовское училище покинул. Через год он ушел в запас. Он и его жена Нина Дмитриевна жили потом в Ялте, кое-кто из нахимовцев в то время побывали у них в гостях. А сам Николай Мефодьевич иногда приезжал в Севастополь в ЧВВМУ им. П.С. Нахимова, где продолжало учебу немало его воспитанников. Вспоминает Калашников. «В последний раз я видел его в день Победы 9 мая 1982 года в Ялте у памятника защитникам города и вечного огня. В Ялте мы с женой находились на отдыхе. Утром пришли к вечному огню, чтоб возложить к нему цветы. Ведь у меня в Крыму воевал отец, награждённый впоследствии медалью «За оборону Севастополя». Но я, видать, не один был такой. К огню выстроилась длинная очередь, а около самого огня стояли почётные граждане города Ялты и ветераны Великой Отечественной войны, и среди них я увидел родное лицо дорогого контр-адмирала Николая Мефодьевича Бачкова. Когда подошла наша очередь, мы положили цветы, и я представился своему бывшему начальнику, а также представил свою жену. Он был очень рад и, похоже, меня вспомнил, как только зашёл разговор о наших факультетских вечерах в высшем училище. Николай Мефодьевич пригласил нас к себе в гости, но в связи с тогдашним интересным положением жены, мы этим приглашением воспользоваться, к сожалению, так и не смогли»...
С этим железом были и свои проблемы. Слава Калашников, который увлекался штангой, через год заметил, что его рост остановился. А подрасти, хотя бы на 6-8 сантиметров, хотелось очень. Штангу он забросил и уже в высшем училище с 20-ти до 22-х лет вырос на целых 4 сантиметра...
И в то же самое время по несколько нахимовцев ежегодно подавали заявления о приеме их в КПСС. У нас их было, кажется, семь человек: Валерий Александрович, Александр Берзин, Вадим Иванов, Владислав Калашников, Толя Комаров, Володя Полынько, Витя Виноградов. Для Славы Калашникова главным советчиком был отец, член партии с 1943 года, отец Толи Комарова вступил в партию еще раньше...
Калашников в Аттестате о среднем образовании имел единственную «четвёрку» - по русскому языку. Посему главным своим учителем по этому предмету он считает своего первого начальника в ГШ ВМФ контр-адмирала Анатолия Петровича Кюбара - начальника отдела боевого состава, базирования, текущего и перспективного развития ВМФ Оперативного управления Главного штаба ВМФ. Два его основных совета могут пригодиться каждому. Вот они.
- Самое лучшее предложение для понимания подчинёнными смысла тобою написанного должно состоять из пяти-шести слов.
- Не следует также начинать предложение с причастного или деепричастного оборотов, так вы избежите двойного толкования...
Для Калашникова (и не только для него одного) главным было то, что после тех выпускных экзаменов появилась уверенность в своих силах, граничащая с наглостью. Уверенность, которая позволяла легко брать рубежи всех дальнейших учебных заведений, в которых он учился. Суть этого обстоятельства постиг только в последнем учебном заведении – Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Где один из преподавателей на кафедре «Национальная безопасность», в прошлом генерал-полковник, так выразился о процессе учёбы в академии: «К нам в академию трудно поступить, но во много раз труднее её не закончить»...
В последние минуты, говорят, перед глазами мелькает все прошлое. Так и тогда у многих блеснуло в глазах все пережитое в родных стенах. Калашникову вспомнилось, как семь лет назад покидал он родной московский дом: «Была щемящая грусть и тоска, которая была со мной много лет до тех пор, пока я не женился и не обрёл теперь уже свою семью. Мамки не хватало! Некому было высказать наболевшее и посоветоваться по пустякам. Такое можно доверить только матери. Лет, наверно, до 16-ти я так и делал, когда приезжал в отпуск. И мама меня слушала, а это было главным – выговориться. Может быть, даже мне и не нужны были её советы, нужно было только тепло, внимание и возможность прильнуть к родному человеку. С отцом не разблямзишься! Начнёшь о чём-нибудь своём рассказывать, как бы невзначай вроде жаловаться, а он тебе и говорит, что в твоём возрасте он голодал, так как очень трудное время было. Послушаешь его и, действительно, все твои переживания мелковаты будут по сравнению с тем, что он пережил. Ну, после этого со своими возрастными переживаниями к нему и не лезешь. То ли дело мама! Она поймёт, да и простит. Став старше, как-то это желание выговориться прошло, да и запросы к слушающему возросли. Менялся возраст, менялись потребности в общении. Мы из нежных детей превращались в мужчин!» ...
Командиром отряда был назначен командир только что образованной (31 марта 1969) 30-й дивизии ракетных кораблей ЧФ контр-адмирал Степан Степанович Соколан, который через пару лет стал начальником ЧВВМУ им. П.С. Нахимова. Уже в море он узнал, что на борту флагмана находится дипломированный военный переводчик, да к тому же и штурман на выданье Владислав Калашников. И Слава был назначен внештатным метеорологом отряда кораблей. Флагманский штурман дивизии капитан 2 ранга Афанасьев вручил ему толстенный учебник «Метеорология» профессора К. М. Бенуа, преподававшего во ВМУ им. Фрунзе еще в 1920-х годах, а в приёмном радиоцентре корабля выделили средневолновый приёмник «Оникс» и факсимильный аппарат для приёма гидрометеорологических сообщений по району плавания. Метеорологическую обстановку и её прогноз на следующие сутки Слава докладывал лично командиру отряда кораблей адмиралу С. С. Соколану ежесуточно или по приказанию. Как это и принято.
В 9 часов утра 20 июня 1969 года отряд кораблей вошел в Гавану. С визитами на кораблях побывали высшие должностные лица страны: пре­мьер-министр Фидель Кастро, президент Освальдо Дортикос Торрадо, министр Вооруженных Сил Рауль Кастро, командующий ВМС Альдо Санта-Мария. Исключительно теплый прием со­ветских моряков продолжался до 27 июня, пока корабли не покинули Кубу.
После захода на Кубу корабли посетили с деловыми заходами острова Мартинику и Барбадос, и взяли курс на западную Африку. Руководитель той практики старший преподаватель кафедры технических средств кораблевождения капитан 1 ранга А. И. Тузов (нахимовец 4-го выпуска) рассказывал, что при сходе на берег бывшие нахимовцы очень помогли им общаться с населением и с морским командованием.
Где-то на вторые сутки после того, как корабли покинули Мартинику и Барбадос и вышли на просторы Атлантики, с большим трудом из-за сильных радиопомех в атмосфере были приняты данные и карта текущей обстановки от метеостанции Брокнел МЕТЕО. В то время это была единственная станция, работающая на центральную Атлантику, выдавала она сообщение только раз в сутки и то с перебоями. Ночью над головой как-то странно мерцали звезды. Приблизительный прогноз не предвещал ничего хорошего. О дальнейших событиях писала «Красная Звезда».
«Что-то должно произойти», – подумал Калашников и, отправившись на боевой пост, вновь попытался принять карту…
Утром Владислав не узнал океана. Он глухо рокотал. Низкие тучи чуть не цеплялись за верхушки волн, неслись на север. Тугой и звонкий ветер дул уже с силой в 11 баллов. Все понимали, что корабль попал в циклон, причём в наиболее опасный его сектор.
– Эх, карта нужна, карта, – проговорил командир крейсера и посмотрел на Калашникова» ...
Штурманы: Калашников, Берзин и Голубев служили на подводных ракетоносцах сначала в разных дивизиях, а потом оказались в одной. Миша и Слава командиры БЧ-1. В параллельном со Славой экипаже также командиром БЧ-1 был Н. Н. Малов, будущий начальник Нахимовского училища. Но Саня Берзин в это время был уже помощником командира РПК СН...
В 1975 году друзья: Берзин и Калашников, были зачислены слушателями на 6-е Высшие офицерские классы ВМФ в Ленинграде, по специальности «Командир подводной лодки». Из тех времен Берзин отметил жизненно поучительный тон лекций Жана Михайловича Свербилова. Например такой: "С кем дол­жен советоваться в море командир? Только с собственной задницей: где лучше сидеть — на скамье подсудимых или в командирском кресле?". В таких случаях говорят, что эти слова написаны кровью.
После окончания классов Берзину предлагали должность старпома на головной пароход (по отечественной терминологии «Акула» - проект 941), и он предложил Калашникову пойти с ним вместе, на должность помощника. Но это одновременно означало, что Саша становился начальником Славы. И, как ни хорош был новый корабль, Слава отказался, опасаясь, что в самый неподходящий момент он смог бы послать своего начальника, и, наоборот, в подходящий момент он не смог бы послать его куда-нибудь подальше. Они вместе ещё раз всё взвесили и пришли к выводу, что, похоже, на этом их совместная служба заканчивается. Кстати, и Саша не стал командиром той подводной крепости, а принял другой корабль. Миша Голубев с должности командира БЧ-1 в 1974 году перешел во флагманские штурмана дивизии...
В 1979 г. началась служба в Центральном аппарате ВМФ в должности старшего офицера отдела у Владислава Калашникова. Сначала во Вспомогательном флоте ВМФ, затем в Оперативном управлении Главного штаба ВМФ. В 1985, после окончания Академии туда же пришел Миша Голубев. В 1988-1997 г.г. Слава перешел в Аппарат заместителя Министра обороны СССР, Российской Федерации по вооружению на должность заместителя, а потом и начальника Морского отдела сначала 13-го, а затем 11-го Управления Минобороны – перспектива развития всех видов вооружения и военной техники ВМФ. Во время теперь уже береговой службы он умудрился четырежды побывать во Франции. Первый раз это было в 1969 году – деловой заход крейсера «Грозный» в порт Фор-де-Франс на острове Мартиника. А затем еще три раза в составе делегаций Минобороны России. А в мае 1993 года он даже учился в Париже и окончил курсы в Центре высших исследований по вооружению при Минобороны Франции. В 1994 году побывал в составе делегации «Росвооружение» в столице Аргентины Буэнос-Айресе. Вот и скажи теперь – надо ли владеть офицеру-подводнику иностранными языками. В апреле 1997 года c отличием окончил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации (заочно). Присвоена квалификация - специалист государственной службы в области национальной безопасности по специальности «Государственное и муниципальное управление». Таков путь нахимовца, не получившего даже серебряной медали...
Калашников, выйдя в запас в 1997 году, служил в Министерстве экономики помощником заместителя Министра, курирующего некоторые вопросы обеспечения обороны и безопасности. С февраля 2003 года работает в ЦКБ МТ «Рубин» помощником главного конструктора РПЛ СН «Юрий Долгорукий» Владимира Анатольевича Здорнова 5 августа 2004 г. В. А. Здорнов назначен генеральным конструктором, фактически – его представителем в г. Москве. «Замкнулся ещё один круг моей жизни: 33 года прошло с тех пор, как в 1970 году начал служить на РПК СН, которые были спроектированы в ЦКБ МТ «Рубин», и вот теперь я уже сам работаю в этом прославленном Бюро!» ...

Сделано нахимовцами. Грабарь В.К.

На разных ступенях служебного положения выпускники-нахимовцы боролись за достижение паритета с ВМС США, что в прессе называется «холодной войной», а в нахимовской среде – настоящей войной. На переднем фронте той войны стояла 19-й дивизия (РПКСН), после В.Н. Чернавина, выпускника Бакинского Подготовительного училища, и В.К. Коробова третьим ее командиром был контр-адмирал Вилен Васильевич Лободенко (1-й выпуск ЛНУ), четвертым – контр-адмирал Гарри Генрихович Лойкканен, выпускник Рижского НУ. Из ленинградских нахимовцев в этой дивизии служили: Э.А. Ковалев (вып. 1949 г.), В. Алексеев (1952), Н. Глыб и Г. Павлов (1963), И. Заградко и В. Ширяев (1964), А. Берзин, М. Голубев, В. Калашников и М. Московенко (1965), Е Пидгурский (1966), И. Британов (1968), В. Хмыров (1969). Были, конечно же, и другие нахимовцы.

PS. Стихотворения для публикации предоставила Наталья Владимировна Дубровина. Преподаватель русского языка и литературы в ЛНВМУ. В 1951 с отличием окончив филфак, пришла в училище Наталья Владимировна Дубровина (в девичестве Дмитриева); за 38 лет работы вновь стала отличницей, но уже народного просвещения. С 1989 г. на заслуженном отдыхе.



Из сборника стихов Дубровиной Натальи Владимировны.

Очень часто по ночам мне снятся
Три десятка стриженных ребят.
Славные мальчишеские лица
На меня внимательно глядят.
Вашей жизни яркие картины,
Здание на Невском берегу,
Милые мои гардемарины,
Я особо в сердце берегу.
С вами мне работалось - как пелось,
С вами становилась я умней.
И всегда мне искренне хотелось
Обрести в учениках друзей.
С вами приходилось мне учиться
Всем преподавательским "азам",
Только б не запутаться, не сбиться,
Не солгать мальчишеским глазам.
Так и было.. Я теперь богата,
У меня на всех флотах друзья.
В этом мое счастье и награда.
Жизнь, возможно, прожита не зря.



В.К.Грабарь."Пароль семнадцать".

Русский язык в пятом классе преподавали: в первом и втором взводах – подполковник С. В. Аквилонов, а в третьем – Н. В. Панина. Затем уже во всех взводах уроки вел майор Е. Г. Пупков, и завершала наше обучение Н. В. Дубровина...
Почти весь курс географии вела у нас Елена Федоровна Макарова. Она относится к поколению молодых педагогов (кроме нее еще Поллак и Дубровина) пришедших в начале 1950-х годов...
Первый экзамен, как и у всех – сочинение. Завершала наше обучение литературе и русскому языку пришедшая в 1951 году со студенческой скамьи, а теперь опытный педагог Н.В. Дубровина. К выпускному сочинению готовились серьезно. Предварительно была проведена своеобразная генеральная репетиция. Игорю Задворнову за это сочинение Наталья Владимировна поставила, было, обычную для него пятерку. Но в его работе была одна яркая, запоминающаяся фраза «Проститутки, задрапированные в лохмотья…», дальше ее не надо и продолжать, поскольку эта же фраза фигурировала и в сочинении Александра Берзина. Дойдя до нее, Наталья Владимировна тоже не стала читать дальше, и влепила обоим по двойке. Но репетиция ни на что уже не влияла.


Давно было известно, что темы сочинений в Ленинградском нахимовском и в Уссурийском суворовском училищах совпадали. А семичасовая разница во времени давала ленинградцам солидную фору. Оставалось только позвонить в далекий Уссурийск и узнать темы, уже ставшие там известными. Но, похоже, этот фокус был известен всему городу: у Центрального переговорного пункта, что долгое время был у арки Главного штаба, во время экзаменов ночью собирались ребята из разных школ. Устанавливалась связь с одним из сибирских городов - и темы выпускных сочинений мог узнать каждый. Так об этом рассказывал Женя Смирнов, который туда и ездил. Но номер телефона Уссурийского суворовского училища у него все-таки был.
События дальше разворачивались так: ночью Миша Голубев позвонил Н. В. Дубровиной и пригласил ее к 7- 8 часам утра дать нам консультацию по названным нами темам сочинений. Консультация состоялась прямо в спальном корпусе, и мы, таким образом, были готовы к сочинительству. Когда был вскрыт конверт со списком тем, на лице Натальи Владимировны, застыло удивление...
На встрече 9 сентября 2000 года однокашники попросили наших танцоров сплясать что-нибудь. Из своего богатого репертуара они выбрали тот самый «памятник» -- по той простой причине, что там не надо было прыгать. И, что удивительно – спустя тридцать пять лет, они: Голубев, Грабарь, Калашников, Московенко, Петров, Полынько - теперь уже седые ветераны - заняли свои прежние места в композиции, каждый вспомнил и принял точную позу, обозначенную прежней ролью. Это действительно был памятник, только чему? Памятник ушедшему детству, памятник чему-то такому, что мы успели сделать, но так и не сумели понять, что же такое важное содеяли. Мы так и остались друг для друга детьми.
А преподавательница литературы наша милая Наталья Владимировна Дубровина, обращаясь к нам, сказала тогда очень важные для нас слова:
«У Виктора Конецкого есть рассказ «Если позовет товарищ». Суть рассказа выражена в самом названии: когда позовет товарищ, когда позовут товарищи, не может быть ни препятствий, ни преград, ни причин, которые помешали бы откликнуться на этот зов. Вы здесь находитесь потому, что вас позвал товарищ, ваше детство, ваше прошлое. И это произошло потому, что в этом сегодняшнем, слишком меркантильном, материальном мире остались еще ценности, гораздо выше этих материальных ценностей. И я желаю вам, чтобы еще долгие годы вы могли бы на этот зов откликаться!»
Что может быть дороже признательных слов наставника.



А.Г.Федоров. Оракул.

Преподаватель литературы и русского языка - Наталья Владимировна Дубровина - тоже когда-то учила Сергеева, а потому, прочитав первое же сочинение Владимира на свободную тему, узнала "руку отца", его стиль. Она в перерыве между уроками отозвала Владимира в сторонку и выспросила обо всем, что ее волновало в судьбе своего прежнего ученика. Володе же она рекомендовала продолжать оттачивать стиль письма, полнее осваивать журналистскую технику, ибо по теперешним временам именно такие навыки могут оказаться перспективными при любом раскладе профессиональной, военной карьеры. Володя больше молчал и наматывал на ус - он был удивлен замечанию о "руке отца". Он-то даже не имел возможности прочувствовать отцовскую руку, никогда не читал отцовские тексты, а сам писал исключительно по наитию, как говорится, по зову и велению сердца. Но за совет освоить журналистские навыки поблагодарил. Вскоре Наталья Владимировна устроила ему встречу с некоторыми журналистами, преподававшими в Университете на журфаке - началась новая, интересная дружба.



И, наконец, корень родословной Натальи Владимировны.

Русские родоначальники.

Молеванов Леонтий Дмитриевич, 1583 г., Обонежье; Ждан [см. Ждан] Ермолин, подьячий, 1595 г., Новгород.

ОАГ.

Генеалогические исследования нахимовцев - тема отдельного разговора. Удивительные сюжеты хранит наш "редакционный портфель". Как нибудь надо будет предоставить ему слово.

Страницы: Пред. | 1 | ... 408 | 409 | 410 | 411 | 412 | След.


Copyright © 1998-2019 Центральный Военно-Морской Портал. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Редакция портала, его концепция и условия сотрудничества. Сайт создан компанией ProLabs. English version.