На главную страницу


Вскормлённые с копья


  • Архив

    «   Июль 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

Празднование Нового года. На берегу, в казарме, на борту корабля, под водой, в блокадном Ленинграде, на озере Нахимовском... Окончание.

МОЙ НОВЫЙ 1952 год. Фрагмент из воспоминаний воспитанника Рижского Нахимовского Военно-Морского училища в период с 1947 по 1953 годы.

Верюжский Николай Александрович.

Прибывший из Севастополя с должности заместителя начальника Черноморского ВВМУ имени П.С.Нахимова капитан 1 ранга Анатолий Иванович Цветков вступил в обязанности начальника нашего училища как-то незаметно, без лишней помпы.

Цветков Анатолий Иванович.

В один из прекрасных дней новогодних каникул я решил пойти в увольнение, получил увольнительный алюминиевый жетон, номер которого записывался в журнал увольняемых, и после ужина отправился в город. Погода была чудесная, настоящая новогодняя, небольшой морозец, лёгкий снежок, - казалось бы, ничего не предвещало непредсказуемого и огорчительного.
Совершенно не сговариваясь, я оказался вместе со своим приятелем из четвёртого взвода Толей Маркиным, мы тут же решили вместе провести время в городе, погулять по красивым городским улицам и скверам, разукрашенным гирляндами разноцветных огней и ёлочными игрушками. Казалось бы чего ещё надо? Настроение, в принципе, было хорошее, праздничное, новогоднее. Но, если вспомнить, то как будто бы чего-то не хватало, всё-таки нам уже шёл семнадцатый год, может каких-то радостных эмоций, более глубоких переживаний. Ни у него, ни у меня в тот период постоянных дружеских знакомств среди женского пола не было, но и особого стремления к таким связям не наблюдалось. Пожалуй, нам хотелось чувствовать себя более самостоятельными, мужественными, независимыми, опытными, всезнающими, постигшими начальные морские премудрости.
С нынешних позиций, по прошествии многих десятков лет, можно констатировать, что два молодых салажёнка, не способные ещё реально оценить свои поступки и желания в соответствии с имеющимися возможностями, допустили ошибочные действия, приведшие к грубому нарушению дисциплины.
Вместо того, чтобы идти к центру города, мы, по непонятной причине, пошли по узким улочкам старой Риги, где и освещения-то хорошего не было, и вдруг натолкнулись на яркую рекламу какого-то питейного заведения, двери которого периодически открывались от входящих и выходящих посетителей. В голове пронеслись слова старой матросской песни: «..в таверне веселились моряки...».  Вот сейчас покажем себя, кто мы такие... Звякнул колокольчик над входной дверью, извещающий о появлении новых посетителей. Небольшой уютный зал, в котором разместилось около десятка высоких столов, возле них в верхней одежде стояли, пили, жевали, курили, громко говорили по-латышски мужики с помутневшими от выпитого глазами. При нашем появлении шум несколько поутих, многие повернулись в нашу сторону. Не обращая особого внимания на присутствующих, мы уверенным шагом пересекли помещение, подошли к стойке бара и долго рассматривали витрину, заставленную бесчисленным количеством всевозможных бутылок с разноцветными наклейками. Бармен, выждав некоторое время, когда мы с нескрываемым интересом рассматривали великолепное разнообразие выставленного на обозрение товара, обратился к нам на латышском языке. В этот момент, как мне показалось, посетители прекратили разговор и наступила напряжённая тишина. Кто-то из нас, естественно, по-русски произнёс, что мы хотим сделать заказ. В зале тут же снова заговорили даже значительно интенсивней, и наше присутствие не стало вызывать никакого интереса.
В подобной обстановке я находился впервые и толком не осознавал линию своего поведения. Но вдвоём не так было стеснительно, и мы старались держаться бодро и уверенно. Прежде чем сделать заказ, переговариваясь между собой, решили взять что-нибудь подешевле и не очень крепкое, а что касается объёма, так это и не обсуждалось: как везде и всегда говорили, что нормой являются «наркомовские» или «боевые сто грамм». Высмотрели бутылку с понравившейся красочной этикеткой, оказалась какая-то наливка. При заказе Толя Маркин неожиданно для меня вдруг поменял дозу и сказал, чтобы ему налили 150 грамм. Не отходя от стойки бара, мы тут же медленно, как бы смакуя, маленькими глоточками выпили сладкую, слегка густоватую тёмно-вишнёвого цвета приятную на вкус жидкость. Заплатили за это удовольствие вообще почти ничего, меньше, чем за билет в кинотеатр.
С радостным настроением и чувством полного удовлетворения от успешно выполненного необычного для нас дела вышли на улицу. Прошло сравнительно непродолжительное время, но никаких непривычных или неприятных ощущений мы не чувствовали. Неожиданно в наших «дырявых» головах появилось неутолённое желание повторного запретного действия, и мы повернули назад в эту пресловутую «таверну». Ни у меня, ни у Толи не возникло тогда внутреннего голоса с предупреждением остановиться, воздержаться, отказаться от своих пагубных намерений, а личного опыта ещё не было, и никто в данный момент не мог подсказать, что последствия могут быть непредсказуемыми. Повторный заход в это злачное место уже не вызвал излишнего волнения у завсегдатаев, а бармен на наше желание всё повторить по той же схеме, как и в первый раз, был более покладист, угодлив и даже подобострастен. Это нам даже немного польстило, и мы вполне довольные собой, что мы такие крутые, крепкие и стойкие, приободрившись, направились гулять по городу.
Удручающие события последовали буквально в течение последующего часа. Хорошо, что мы ушли недалеко от училища и находились в ближайшем скверике, где прохожих было сравнительно мало. Вдруг у Толи стал заплетаться язык, подкашиваться ноги, а вскоре он вообще не мог ни передвигаться, ни стоять, ни сидеть. Это было так неожиданно. Что же делать? Без всяких сомнений оставлять моего приятеля по несчастью одного в сквере, а самому бежать в училище за подмогой было рискованно. Первым моим желанием было любым способом, как можно быстрее доставить Толю Маркина в расположение роты и уложить в кровать. Справиться с такой задачей мне одному было явно не под силу: поскольку я сам себя тоже чувствовал не очень уверенно, хотя на своих ногах пока ещё более-менее держался. Вот в таком неприглядном виде увидела нас одна сердобольная женщина и, признав в нас нахимовцев, помчалась в училище заявить об увиденном.
Единственным нашим спасением, как я тогда понимал, было увидеть кого-нибудь из «питонов» совершенно безразлично какой-либо роты, которые могли бы оказать помощь в доставке моего компаньона по несчастью в училище. Драгоценное время уходило, мы вдвоём то поднимались, то падали в снег, но приблизиться к училищу не могли. Полная безнадёжность. Я уже ждал, что вот-вот появится поисковая группа и тогда всё раскроется. Но вот на наше счастье появились два «питона» из младшей роты, которые, увидев моего приятеля в таком безнадёжном состоянии, с перепугу никак не могли сообразить, что от них требуется. Мой план состоял в том, чтобы втроём дотащить Толю до училищного забора с тыльной стороны казармы, а там ребята нашей роты его примут через забор, доволокут до спального помещения и уложат в кровать. Я же тем временем должен незаметно подсунуть дежурному два жетоны, свой и Толи Маркина, свидетельствующие о своевременном нашем возвращении из увольнения. План этот был близок к реализации, если бы на самом последнем этапе не произошло непредвиденное.
Бдительная женщина, которая всполошила всю дежурную службу училища, как раз выходила из училища. Встреча произошла на контрольно-пропускном пункте. Я хотел прошмыгнуть незамеченным, пользуясь тем, что в проходной толпились посторонние люди, но мне это не удалось. Мы чуть ли не столкнулись друг с другом в тесном пространстве, и она тут же опознала меня, как одного из участников данного происшествия. Вцепившись в рукава шинели, стала кричать: «Это он! Это он!». Тут я понял, что клетка захлопнулась и сопротивление бесполезно. Меня, как арестанта, в сопровождении, чтобы не убежал, доставили к дежурному офицеру по училищу, который произвёл первый опрос произошедшего и в первую очередь интересовался, где находится мой сообщник. Мне стало ясно, что группа по нашему поиску в город ещё не выходила, а нам, пожалуй, не хватило нескольких минут, чтобы укрыться и избежать обнаружения. Но теперь при создавшейся неблагоприятной обстановке всякие препирательства и уловки становились излишними.
Пришлось посвятить дежурного офицера по училищу в свой тщательно разработанный, но не реализованный план действий. Поисковая группа в составе двух старшин из числа помощников офицеров-воспитателей тут же выдвинулась в район забора с тыловой части училищной казармы. Находясь в состоянии полной неизвестности и тревожного ожидания, я стоял по стойке «смирно» в комнате дежурного, как «зэк», сбежавший из мест заключения, под неусыпным наблюдением помощника дежурного по училищу. В эти минуты я неожиданно и явственно почувствовал, что можно в мгновение ока превратиться из порядочного, воспитанного и дисциплинированного нахимовца в изгоя.
В дежурную комнату поминутно заходили, докладывали, спрашивали дежурные по ротам, обеспечивающие офицеры и старшины, просто нахимовцы, многие из которых с нескрываемым любопытством, сожалением, осуждением и даже обвинением поглядывали на меня. Вероятней всего, если судить по некоторым признакам суматохи и оживлению среди лиц дежурной службы, в училище без прекращения вечерних культурно-массовых мероприятий была объявлена операция «Перехват». Вскоре появились «поисковики-перехватчики» и бодро доложили, что второй нарушитель дисциплины задержан в сильно опьянённом состоянии и определён в лазарет, где ему делают промывание, очищение желудка и другие медицинские процедуры, связанные с успокоением слишком возбуждённой нервной системы.
Дежурный офицер по училище сразу же стал докладывать кому-то по телефону в подробном и детальном изложении о всём произошедшем и принятых мерах. Оказалось, что доклад выслушивал только что вступивший в обязанности начальника училища капитан 1 ранга А.И.Цветков, который в этот вечер находился в своём кабинете. Надо же было так случиться, что первые дни его командования ознаменовались таким нехорошим и из ряда вон выходящим событием. Он, наверное, сам плохо понимал, как ему вести себя, какую принять линию поведения в подобных ситуациях: здесь всё-таки не военная служба в полном её смысле. Там, в Севастополе, в Высшем училище особо не церемонились, даже за незначительные провинности курсантов отчисляли и направляли служить рядовыми матросами. Здесь другая обстановка: мы, нахимовцы, ещё не военнослужащие. Карцера нет, гауптвахта не положена, а отчисляли только домой, к родителям. Было о чём задуматься. Его сомнения и выработка решения на этот счёт, как нас наказать, сразу стали понятны с первых его слов, когда он приказал дежурному офицеру доставить меня к нему в кабинет на беседу.
На мой взгляд, первейшей и главной ошибкой Анатолия Ивановича было то, что он решил немедленно провести выяснение всех обстоятельств случившегося и сходу разобраться в моём пятилетнем периоде пребывания в училище с немедленным вынесением крайних выводов по данному факту. Если сказать, что он негодовал, то это было бы очень мягким сравнением, он был просто взбешён, неистовствовал, бушевал, гневался и, казалось, что его возбуждённому состоянию нет предела. В такой психологически неустойчивой обстановке никогда собеседника не вызовешь на откровенный разговор, да и самочувствие своего оппонента следовало бы учитывать.
Надо сказать, что через много лет, когда я, став офицером, разбирался в сложных дисциплинарных проступках со своими подчинёнными матросами, а такие моменты случались, никогда не доводил себя до бешенства и не старался держать собеседника в униженном или безвыходном положении, добиваясь нужного мне «чистосердечного» признания, а, по возможности, учитывал его психологическое состояние и способность к адекватному поведению. В такие моменты я часто вспоминал, преподанный мне капитаном 1 ранга А.И.Цветковым урок, как не надо заниматься разбирательством даже незначительного дисциплинарного проступка.
В пристрастном разговоре со мной, хотя он не произнёс ни одной нецензурной фразы, ни одного оскорбительного слова в мой адрес, но старался вести беседу так, чтобы показать какое я мерзкое ничтожество, недостойное дальнейшего нахождения и обучения в училище. Он важно, слегка развалившись, сидел в кресле за письменным столом большого хорошо натопленного кабинета. А я по-прежнему, как в комнате дежурного по училищу, так и здесь стоял перед начальником училища в шинели и шапке навытяжку. Конечно, я понимал и учитывал, что должна соблюдаться определённая субординация между начальником и подчинённым, но не до такой же степени. Мне было душно и жарко в верхней одежде, да и последствия выпитого алкоголя, видимо, тоже действовали. Ноги затекали от долгого и неподвижного стояния, а наставительный разнос всё продолжался, которому не видно было ни конца, ни краю.
К своему удивлению, я не разнюнился, не разжалобился, не винился во всех смертных грехах, даже наоборот под таким жестким психологическим прессингом старался держаться твёрдо, уверенно и даже немного нахально. Судя по всему, такое моё непобеждённое поведение ещё больше распаляло Цветкова, и он всячески пытался меня унизить и растоптать морально, сломать мою волю, показать, что он хозяин положения. Стоя по стойке «смирно» посредине кабинета, как часовой у знамени училища, я, конечно же, отвечал на все его вопросы по возможности кратко, односложно, без подробностей: в каком питейном заведении были, какая была мотивация поступка, какое количество алкоголя приняли, что намеревались делать в последующем и так далее и тому подобное, вынуждая меня отвечать с мальчишеским вызовом и некоторым налётом дерзости, но без грубости. В какой-то момент я даже позавидовал Толе Маркину, который уже давно сладко спал в палате лазарета успокоенный и умиротворённый, не подозревая и не думая о том, какие сейчас в кабинете начальника училища кипят бурные страсти и, вероятней всего, решается наша дальнейшая судьба.



Три друга-«питона» Толя Маркин, Эдик Гетман и Эдик Гребенников. РНВМУ. Рига. Июнь. 1949 год.

Наконец, капитан 1 ранга А.И.Цветков, не услышав, как ему хотелось, глубочайшего раскаяния, и не увидев плачущего, рыдающего, просящего снисхождения и распластавшегося у его ног этого молодого нахалёнка, явно неудовлетворённый ходом разговора со мной, разрешил идти в расположение роты, предупредив, что он продолжит дальнейшее разбирательство.
На следующий день я долго думал о произошедшем. Факт употребления в увольнении небольшого количества спиртного, возможно, требует осуждения и определённого воспитательного воздействия. А разве суровое наказание должно последовать, думал я, только за то, что, по свидетельствам какой-то сверхбдительной гражданки, мы нарушили, якобы, общепринятый порядок, выразившийся в недостаточно уверенном передвижении пешим порядком по улицам города. Только-то и всего. Драки не было, дебош не устраивали, ничего не разбили и не сломали. За что же «голову на плаху класть»? Да и к тому же, это не злостное хулиганство или происшествие, имеющее систематический характер, а так себе, мальчишеская шалость, чтобы продемонстрировать (только не ясно, кому?) свою взрослость, не больше того.
Через пару дней по персональному вызову я снова оказался в кабинете начальника училища, и внутренне напрягся, подготовив себя к малоприятному разговору и даже к самому печальному исходу. На этот раз я был в мундире, который мы тогда носили как повседневную форму одежды. Пуговицы сверкают, бляха горит, ботинки начищены до блеска, строевая выправка в порядке - образцовый строевой вид, как говорится, примерного нахимовца. На моём лице ни тени смущения или разочарования. Доложил громким голосом, как положено по уставу, о прибытии по Вашему приказанию, а сам подумал, ну опять начнётся словесная тянучка, «перетягивание каната», но издеваться над собой не позволю и будь, что будет: «любой исход приемлю благодарно».
Но что такое? Глазам своим не верю. Полное отсутствие состояния ажитации. Капитан 1 ранга А.И.Цветков - сама доброта и спокойствие: вышел из-за стола, высокий, пожилой, плотного телосложения, сохранивший некоторую стройность фигуры, с короткой стрижкой седых волос, обошёл вокруг меня, внимательно осмотрев со всех сторон с головы до ног, и, наверное, не обнаружив изъянов в моём внешнем виде, не говоря ни слова, возвратился к столу, водрузившись в своё кресло. Заговорил, неожиданно для меня, спокойным, уверенным, твёрдым голосом, не терпящим, правда, никаких возможных возражений, как будто, уже приняв окончательное решение.
Из краткого разговора я сразу понял, что он во многом уже осведомлён обо мне: значит, начальник училища обстоятельно подготовился, навёл справки о моих родителях, получил полную характеристику от командира роты за все годы моей учёбы в училище. Я приготовился к бою, к сопротивлению, к защите от нападок и незаслуженных обвинений, а тут пошёл разговор о прежней до училищной жизни, о повседневной учёбе и успеваемости, о моих приятелях по классу, даже о том, почему не поехал на зимние каникулы. Хотя, как и прежде, я стоял посредине кабинета, как вкопанный, но от такого неожиданного поворота в беседе как-то расслабился и подумал, а Анатолий Иванович, мужик-то нормальный, не аракчеевский самодур, да и говорить по-человечески может.
Беседа не показалась мне изнурительной, как в прошлый раз, а велась в спокойном тоне, в заключение ее Цветков задал вопрос, не столько удививший, сколько поставивший меня в затруднительное положение. Скорее всего это был не вопрос, а просьба дать совет, как нас наказать. Ну, думаю, не к добру такое. Ведь наверняка он уже принял решение, какую экзекуцию к нам, нарушителям дисциплины, применить. А тут, не иначе как, играет в демократию. Я в миг снова сконцентрировался, ожидая какого-нибудь подвоха. Однако Цветков как-то доверительно стал продолжать, что, наказания нам всё равно не избежать, а он, дескать, человек здесь новый и порядков наших ещё не знает, вот и хочет спросить, какие бы виды наказания мы себе выбрали. Ничего себе думаю, что творится. Хитрая уловка, западня, не иначе? Как быть и чего предложить? В голове, как в калейдоскопе, прокручиваются мысли, что вроде бы об отчислении вопрос остро не ставится. Тогда, что же? Только не письмо домой , ведь это очередное огорчение для мамы. Вдруг неожиданно для самого себя почти прокричал:
Лишить ношение погон на определённый срок!  
На лице Анатолия Ивановича полное удивление. Что это ещё за театральное представление? А меня уже понесло. Я стал рассказывать, как это эмоционально переживательно и важно с воспитательных позиций. Для сравнения невпопад приводил примеры из недавно просмотренных кинофильмов: отправление гвардейских полков в ссылку, в Сибирь, отказавшихся присягнуть на верность новому царю-императору Николаю I в декабре 1825 года, или наказание шомполами при «прогоне» сквозь строй провинившегося солдата, как это было применено к Тарасу Шевченко, и все эти действия, говорил я энергично, представьте, происходит под истошный звук свирели и оглушительный барабанный бой.
Цветков погрузился в долгое задумчивое молчание, видимо, мысленно представляя, как с этих двух оболтусов под барабанный бой будут срезать погоны. И вдруг, очнувшись, неожиданно заявил, что надо определить срок, в течение которого вы будете ходить без погон, тем самым, в принципе, согласившись с предложенной мерой наказания. Тут я, обрадовавшись, с не меньшим жаром предложил срок пребывания без погон установить по справедливости, исходя из количества выпитого, а именно, для меня, как выпившего 200 грамм сладкой, как мёд, настойки, должен быть определён срок лишения ношения погон 20 дней и, соответственно, для Толи Маркина, употребившего 300 грамм, - 30 дней (прости меня, друг, что не пощадил тебя). Для убедительности я добавил, что подобная церемония, повсеместно применявшаяся в кадетских корпусах, уже апробирована и несколько раз проводилась в нашем училище с зачтением приказа о наказании при общем построении нахимовцев и обязательно под барабанную дробь.
По мало выразительному и несколько одутловатому лицу Цветкова трудно было определить, к какому же окончательному решению он пришел. В тот момент, когда моё пребывание «на ковре» у начальника училища, казалось, подходило к завершению, я смалодушничал и льстиво заскулил, попросив независимо от принятого решения по нашему наказанию, не писать дополнительно письма нашим родителям, поскольку это принесёт им большие переживания. Увидев мою слабину, что я сдался, расслабился, надломился, Анатолий Иванович наоборот оживился, воспрянул и утвердительно заявил, что письма родителям о вашем недостойном поведении непременно будут написаны.
Отлежавшись в лазарете несколько дней, Толя Маркин прибыл в роту бодрый, энергичный, весёлый, не унывающий. Сейчас я не могу вспомнить подробности, как мы без обиды друг на друга обсуждали случившееся с нами. Не знаю, состоялась ли у него аудиенция с А.И.Цветковым и о чём они говорили. Главное, что, в принципе, мы морально были готовы понести любое наказание, вплоть до отчисления из училища.
Вскоре, когда до окончания зимних каникул оставалось ещё несколько дней, на заснеженный плац вывели тех немногих нахимовцев, которые пребывали на тот момент в училище, построили в каре и после зачтения приказа о нашем наказании под барабанный бой с мундиров срезали погоны. Я думал, что будет более унизительно и оскорбительно, что руки нам никто не подаст, что все отвернутся, будут зубоскалить, оскорблять и надсмехаться. Но ничего этого не было. Даже в какой-то степени чувствовалась некоторая поддержка, дескать, не унывайте, ребята, ведь это случайность, крепитесь, не падайте духом. При зачтении приказа в строю возникло радостное оживление, когда величина наказания была определена пропорционально количеству употреблённого алкоголя. Кстати говоря, сладкую наливку никто из «питонов» не посчитал за серьёзное спиртное.
Началась третья четверть 1952 учебного года. На отсутствие погон на наших мундирах практически никто не обращал внимания: ни учителя, ни возвратившиеся от отпуска нахимовцы. На шинелях и форменках погоны у нас сохранились, и наша форма одежды ничем не отличалась от всех остальных. Этот поучительный случай, пожалуй, остался только в нашей с Толей Маркиным памяти, а остальные «питоны» не то, чтобы когда-либо вспоминали, а даже вообще вскоре забыли об этом происшествии.

Воспоминания нахимовца Денисенко Владимира.



... В конце декабря - первые в нашей военно-морской жизни каникулы. Ленинградцы и москвичи убыли домой, а мы, иногородние, отправились на озеро Нахимовское встречать новый год в лагере. В ночь на первое января 1960 года мичман Бойко, помощник офицера воспитателя второго взвода переоделся Дедом Морозом, на санях, запряженных лагерной лошадкой, подъехал к нашей голубой даче, где мы расположились. Начались поздравления, вручение подарков, пуск ракет.
Десятого января мы пешком дошли от лагеря до станции Каннельярви, чтобы поездом возвратиться в город. Тогда вместо электричек вагоны тянули паровозы. На станции рядом с нами расположились туристы и пели под гитару: "Эй, подружка, моя большая кружка..." Многое, и это в том числе было новым для нас опытом.

Прошла от дома ты до лагерного сбора,
Судьба свела нас за обеденным столом -
И вот неделя уже скоро,
Как неразлучные товарищи живем...

ПРИПЕВ:  

Эх, подружка, моя большая кружка!
Полулитровая моя!
Поишь меня, поишь меня горячим чаем,
За что тебя, за что тебя я уважаю -
Эх, подружка, моя большая кружка,
Полулитровая моя!

Идешь на завтрак, на обед или на ужин -
Всегда со мною на брезентовом ремне,
Как альпинисту ледоруб в походе нужен -
Так и в походе ты необходима мне

ПРИПЕВ:   Эх, подружка, моя большая кружка...

Настанет время мы расстанемся с тобою -
Из лагерей мы разбредемся по домам,
Я подниму тебя дрожащею рукою,
Налив в тебя свои последние сто грамм...

ПРИПЕВ:  Эх, подружка, моя большая кружка...



БОЙКО Николай Прокофьевич - главный старшина Тбилисского Нахимовского училища, в Ленинградском - мичман, помощник офицера - воспитателя, старшина роты.

Денисенко Владимир Иванович. Выпуск ЛНВМУ 1966 г. - На службе отечеству: история выпуска ВВМУРЭ им. А.С. Попова 1971 г. / Воен.-мор. ин-т радиоэлектроники им. А.С. Попова;  под общ. ред. д.т.н., проф. Р.Р. Биккенина. -  Санкт-Петербург : ВВМУРЭ, 2007.



Денисенко Владимир Иванович р. 05.04.1948 в г. Дьер Венгерской Народной Республики.
Капитан 3 ранга (1980). Окончил Ленинградское Нахимовское военно-морское училище (1966), радиотехнический факультет ВВМУРЭ им. А. С. Попова (1971), Высшие специальные офицерские классы ВМФ (1982), академические курсы офицерского состава при Военно-морской академии (1988).
Инженер РТС больших противолодочных кораблей «Доблестный» (1971—1972), «Жгучий» (1972—1973), начальник пункта управления и наведения истребительной авиации РТС противолодочного крейсера «Киев» (1973— 1977), тяжелого авианосного крейсера «Киев» (1977—1979), командир боевой части управления большого противолодочного корабля «Маршал Тимошенко» (1979—1981), старший инженер боевой части управления ракетного крейсера «Адмирал Зозуля» (1982—1986), командир боевой части управления большого противолодочного корабля «Огневой» (1986—1987) СФ. Помощник ведущего инженера (1987—1993), ведущий инженер (1993) Военного представительства.
Участник первого в истории ВВМУРЭ им. А. С. Попова похода курсантов вокруг Европы на плавбазе «Федор Видяев» по маршруту Видяево— Средиземное море—Севастополь с заходом в зону арабо-израильского вооруженного конфликта (1968).
Участник дальних походов, несения боевой службы в различных районах Мирового океана, официальных и деловых визитов в порты иностранных государств. Участник учений «Север-77», «Разбег-79» и др. С 1993 г. в запасе.

С Новым годом, счастья, здоровья и благополучия Вам и Вашим близким. Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Начало.  

Празднование Нового года. На берегу, в казарме, на борту корабля, под водой, в блокадном Ленинграде, на озере Нахимовском... Часть 2.

Тихоокеанская гидрографическая экспедиция ТОГЭ-4.  Капитан 2 ранга в отставке С. ГАМУЛИН, бывший командир МКН БЧ-5 ЭОС «Сахалин». - Морская газета. Приложение "Флот". 14 декабря 2005 года.



Некоторые картинки из быта моряков.
- Новый год. Температура воздуха около 30 градусов ниже нуля. На юте, на кормовом шпиле сосенка, хранившаяся в холодильнике и чем только не украшенная. Дед Мороз (Егоров В.) в докторском халате, подвязанном красной тряпицей, такая же шапочка, борода, валенки, голые коленки. На поясе - кортик. Снегурочка - очень похожая на настоящую. Миловидное подкрашенное личико и губы (матрос - электрик). Когда включили танцевальную музыку, от кавалеров, желающих потанцевать со Снегурочкой, не было отбоя.

Александр Островский. Великое подводное противостояние.  

Закончив боевое маневрирование, получили приказ следовать в ранее назначенный район, занять его и приступить к несению боевой службы.
Возвращались мы 6 суток. Маневрирование в районе простое: 7 дней лежишь на одном галсе в сторону о. Гуам б. Апра, где базировалась 15 эскпл ВМС США ( 7 ПЛАРБ типа Медисон), 7 дней- на противоположном галсе. Настроение у всего экипажа было приподнятое после такой встречи с американцами. К тому же приближался Новый год, который все с нетерпением ждали. Правда ничего хорошего в свой первый день он нам не принес...
Около 5 часов утра произошло еще одно ЧП. Старшина команды штурманских электриков решил отметить Новый год и выпил 0.5 литра спирта, который он «наэкономил» за время похода. В результате у него произошла остановка сердца. Медик был не менее пьян, но жизнь ему спас.

В.И. Заморев. Как я стал нахимовцем. Записки для сборника "Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951." СПб 2001.



Шел апрель 1944 года. Все знали, что война скоро кончится. Но когда? Об этом мы, мальчишки, не знали. Мне шел тогда двенадцатый год. Жизнь трудная. Отец на фронте. Мать крутилась как могла, чтобы прокормить троих детей. И тут мы с друзьями узнали, что идет набор в школу юнг. Посовещались и втроем Толя Улитин, Виталий Долгов и я - отправились в Тульский военкомат...
Наступили морозные дни. Ноябрь. Выпал снег. В нашей форме ничего не изменилось. Мы, конечно. понимали трудности военного времени и не роптали. Но руки зябли, уши мерзли.
Однажды произошло ЧП. Недалеко от лагеря лежал сбитый наш самолет, с полным боекомплектом и вооружением. Почему он не взорвался – осталось загадкой. Мы частенько наведывались к нему, изучали. И однажды Костя Олейник ухитрился незаметно принести унитарный патрон от пушки этого самолета. Когда все ушли на работы, он, оставаясь рабочим по камбузу, подложил патрон в плиту, где варилась каша для старшинской кают-компании. Котел выскочил из плиты, а старшинская кают-компания осталась без второго.
Начались поиски виновного. А так как наряд на камбузе был из нашего взвода, то подозрение падало на всех нас. Сначала опрашивали всех, потом по одному. Следствие руководил старшина 2 статьи Дунда Иван Константинович. Следствие ни к чему не привело. Костю никто не выдал.
Тогда было принято решение – наказать весь взвод. На следующее утро взвод был построен, спросили еще раз каждого, кто взорвал плиту. Результат был тот же.
Дунда объявил, что будут строевые занятия. Стояла хорошая морозная погода, мороз градусов 10-12. Но наша форма не была приспособлена даже для такого небольшого мороза. Пошли строем, строевым шагом в сторону станции, с песнями. Постепенно настроение стало падать. Руки замерзли, ноги мерзнут, особенно мерзли уши. Бескозыркой их не прикрыть. Отошли от лагеря километров восемь. Дунда был в таком же состоянии, что и мы: в бушлате, в фуражке и хромовых ботинках. Тоже замерз.
Узнал Дунда о виновнике этого ЧП спустя много лет, на одной из юбилейных встреч, когда мы уже были офицерами.
Мы продолжали постигать азы военной службы.
Наступила настоящая зима и у нас произошли изменения. Нам выдали валенки, шапки и шерстяные перчатки. Уже можно было жить…! На лесозаготовках стало работать веселее. Все дальше и дальше забираемся в лес. Бревна таскаем издалека и по снегу. Скоро наша делянка должна кончиться.
Упорно ходят слухи, что скоро поедем в Ленинград. Но здание училища пока не готово. И лагерная жизнь пока продолжается.
С воспитанниками других рот мы общались мало, так как «дачи», где они располагались, находились на большом удалении друг от друга. Встречались мы, как правило, на складах - вещевом и продовольственном. Там я встретил своего соседа по Автово Стаса Сычева и Федю Пятышева (мы жили с ним в одном доме). Сычев был в первой роте, а Пятышев – во второй. Круг знакомых постепенно расширяется. Несмотря на запреты, мы уже осмеливаемся ходить «в гости» на дальние «дачи».
Скоро новый 1945 год. Вести с фронта отрадные. Наши войска сражаются уже на немецкой территории.
К Новому году мы из леса принесли елку, украсили ее, чем могли, самодельными игрушками, гильзами от патронов, ватой. Получилось нарядно. На Новый год нам выдали праздничный ужин и каждому по 200 – граммовой плитке американского шоколада. Для нас это было в диковинку. Я, например, шоколада не пробовал всю войну, даже вкус его забыл.
Наконец, после Нового года в январе 1945 нас отправили в училище. Первые три роты были отправлены раньше и они участвовали, в силу своих возможностей, в восстановлении здания и подготовке его к учебному году.

ЭСМИНЕЦ С ХАРАКТЕРОМ - "НАСТОЙЧИВЫЙ".  Труд № 140 за 29.07.2000. Новый год в жизни "не паркетного" адмирала.

 Егоров Владимир Григорьевич

У главного балтийского штурвала Владимир Григорьевич уже почти десять лет. Из своих сорока трех "календарей" - так на флоте именуют срок службы. Егоров не укладывается в сложившийся у многих в последние годы стереотип "паркетного" адмирала. Кабинетам всегда предпочитал мостик боевого корабля. Достаточно сказать, что впервые Новый год дома, а не в морях, Владимир Григорьевич встретил, когда ему исполнилось пятьдесят...

Черкашин, Николай Андреевич. Я - подводная лодка / Николай Черкашин. - М : Совершенно секретно, 2003.



Глава пятая ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ ГЛУБИНЫ

Экипаж ракетного корабля в шинелях и бескозырках выстроился на причальной стенке по боевым частям. Командир дивизиона капитан 2-го ранга Лей чеканит перед строем высокоторжественные слова:
- Приказываю заступить на охрану морских и воздушных границ Российской Федерации... Боевая тревога!
Грохочет сходня, перекинутая с причала на корму. Матросы разбегаются по боевым постам. В ужасе шарахаются корабельные коты-крысоловы.
На топе мачты "Боры" вспыхивает синий фонарь - знак дежурного корабля. Над башнями артустановок трепещут красные флажки, означающие, что боезапас подан к орудиям.
Как ни охраняется в Севастопольской гавани ракетный корабль "Бора", все же в новогоднюю ночь на его палубе появятся две непредусмотренные уставом личности: Дед Мороз и Снегурочка. А дальше - все как в лучших домах Севастополя: елка, стол, подарки, поздравления... Разве что вместо шампанского - служба есть служба - матросы и старшины поднимут стаканы с фруктовым соком. Ну, а перед новогодней полночью - конкурс-концерт на лучшее исполнение флотской песни, пляски, чтение стихов. Победителям - приз: торт домашней выпечки (автор торта - жена командира - Вера Гончарова).
А что готовят корабельные коки? Ведь за два часа до полуночи праздничный ужин. Поскребли коки по сусекам и поставили на столы пельмени собственной лепки, салат оливье, кофейный напиток, пирожные.
Когда ударят куранты, старпом поздравит команду. Его черед встречать Новый год в корабельной обстановке.
Дед Мороз из своих, в белой бороде, - мичман Андрей Бояринцев, а в наряде Снегурочки - старшина команды трюмных мичман Сергей Федоренко. Потом эта сладкая парочка отправится по домам поздравлять семьи офицеров. Подарки заготовил каждый себе сам, так что остается только торжественно вручить. Спрашиваю командира:
- Что вам пожелать в будущем году?
- Почаще выходить в море! Нам даже семь футов под килем не нужны "Бора" ведь ходит на воздушной подушке.
- Ну, тогда вам тысячу миль за кормой!

ГЛАДИАТОРЫ ТИРРЕНСКОГО МОРЯ

Бешеный, как электричка...
- Как январь? - вздрогнул доктор, оторвавшись от "Челюстной хирургии".
- Так, Спасокукоцкий. Послезавтра Новый год. Ку-ку!
За сутки до Нового года в отсеках вырос целый ельник. Три самых рослых "дерева" были собраны из полиэтиленовых секций и подпирали теперь подволок в кормовом торпедном отсеке, в офицерской и мичманской кают-компаниях. Другие - ростом с ладонь и меньше - произросли в каютах, рубках и даже трюме центрального поста. Елками гордились и ревниво следили, чья украшена лучше. Те, кто перед походом не запасся крохотными пластмассовыми елочками и блестящими микроигрушками, выпрашивали у доктора "зеленку" с марлей и обвешивали проволочные каркасики крашеной "хвоей". Игрушки делали из шоколадной фольги и разноцветных цилиндриков сопротивлений, лампочек, пестрых проводков, выклянченных у радистов и гидроакустиков.
Помощник Федя поразил всех сюрпризом: из рефкамеры была извлечена тушка куренка, припрятанная со времен последнего подхода к плавбазе и замороженная до хрустального звона. К зажаренному куренку кок мичман Маврикин прикрепил бумажную гусиную шею, а в хвост вставил записку Руднева: "Назначаю жареным гусем. Помощник командира". "Гусь", водруженный на стол посреди салфеток, свернутых колпачками, и стопок, наполненных сухим вином, имел шумный успех. Включили хирургические софиты, и механик, как заведующий столом, взялся за нож:
- Значит, так: командиру - шея, помощнику - крылышки, запчасти к Пегасу! Ножки - ходовую часть - командирам моторной и электротехнической групп. Ну, а "прочным корпусом" я займусь сам!
- Много хочешь, мало получишь, - вмешался старпом и отобрал нож.
За полчаса до праздничной полуночи доктор прицепил бороду Деда Мороза и скептически оглядел "Снегурочку", чей воздушный наряд никак не скрывал мощные бицепсы матроса-торпедиста Максимова.
- За мной! - сказал доктор-дед и взвалил мешок с подарками. И тут же над головой заверещал ревун - торопливо, тревожно, настырно...
- Боевая тревога!.. Торпедная атака подводной цели. Стрельба глубоководная.
"Снегурочка", срывая с себя марлевый наряд, ринулась в родной первый отсек, а доктор - в кают-компанию, куда расписан на время боя, - и в самый раз: подлодка так круто пошла на глубину, что "гусь", сшибая салфетки, покатился по столу. Вино в стопках перекосилось, а шарики "витаминов", ссыпавшись с блюдечек, весело поскакали по узкой палубе.
Неужели "Нимиц" пожаловал?! По крайней мере его подводный дозор. Акустики классифицировали цель на встречном курсе, как атомную подводную лодку типа "Стёрджен"...
Пока доктор боролся за живучесть новогоднего ужина, подводная лодка ложится на боевой курс, и штурман, доложив контрольный пеленг на цель, с тоской глянул на часы. Шесть огненных нулей выскочили на электронном циферблате, и тут же замелькали первые секунды нового года...
Море не считается с праздниками. Мы привыкли и не к таким его каверзам. Но кто бы мог подумать, что подводная лодка "противника", которую мы так долго выслеживали в засаде, появится вдруг в такую минуту?!
- Включить магнитофоны!
Это звучит как "Работают все радиостанции Советского Союза!". Торжественно.
Центральный пост. Череда лиц в профиль. Командир над штурманской картой. Боцман - на рулях глубины. Старпом шелестит таблицами стрельбы. Штурман не отрывается от планшета маневрирования. В глубине отсека светится круглый экран подводной обстановки.
- Акустик, штурман, торпедный электрик, секундомеры - товсь! Ноль... Ввести первый замер!..
Сквозь мерные гуды механизмов - звенящий гул глубины из выносного гидродинамика. У акустика на маленьком экране горит зеленая точка. При появлении шума чужих винтов точка расслаивается в клубок пляшущих нитей. Электронная "нить Ариадны", по которой мы выходим к цели.
Цель классифицирована. Теперь самое главное - быстрее определить её курс и скорость. Этим занимается КБР - корабельный боевой расчет.
Командир не выходит из штурманской рубки. Карта почти сплошь исчерчена нашими галсами, до дыр истыкана иглами измерителя, затерта резинкой, присыпана графитовой пылью. Таким открывается "поле брани" командиру подводной лодки. Он единственный из экипажа, кто воюет в полном смысле этого слова. Все остальные помогают ему, как в старину заряжали и подавали рыцарю мушкет. Он сам замышляет бой. Он единственный, кто знает обстановку под водой, над водой и в воздухе. И потому он - первый после Бога.
Подводная лодка, в отличие от всех других носителей оружия, целится не поворотом башен или ракетных установок. Она наводится на цель всем корпусом, словно гигантская торпеда. Она наводится на неё нашими лбами, носиками чайников в буфете кают-компании, боеголовками стеллажных торпед, ликами портретов, изголовьями коек - всем, что есть на ней сущего. Так мы выходим в атаку!
Курсы субмарин скрестились, как шпаги. Они перехлестнулись в том роковом пересечении, что называется, залповым пеленгом. Секунды острые, как иглы измерителя...
- Первый, второй торпедные аппараты... Условно.
- Пли!!!
Но торпеды не выйдут. Это только в своих полигонах после такой команды дрогнет палуба под ногами. И потом радостный возглас из первого отсека:
- Торпеды вышли! Боевой - на месте!
Но командир не спешит ликовать.
- Акустик, слушать торпеду!
- Центральный, слышу шум винтов торпеды. Пеленг двадцать пять градусов. Шум уменьшается. Акустик.
- Есть, акустик!
Слава богу - пеленга совпадают...
Сколько раз так было по-настоящему для того, чтобы сейчас это произошло условно. Слава богу, мы пронзили этот "Стёрджен" только острием карандаша на карте. И, возможно, они нас тоже. Кто кого раньше? У нас только одно преимущество - мы на своих электромоторах почти бесшумны. Его нанесло на нас, как на большую плавучую мину...
После атаки расходились понурые, хоть и "вмазали супостату торпедой под рубку". Новый год безнадежно испорчен.
Офицеры вспоминали, где, кто и как встречал новогодние праздники: предыдущий - в базе, прибежав на корабль из дома по штормовой готовности; позапрошлый - на мостике при проходе узкости; ещё раньше - на ремонте в доке...
- Минуту ждать, - сказал и вылез из тесного креслица командир. Он мог этого и не говорить - без него все равно бы никто не притронулся к ужину.
- Вниманию личного состава! - разнесся по межотсечной трансляции веселый голос. - Объявляю судовое время: двадцать три часа тридцать минут. Команде приготовиться к встрече Нового года!
- Есть! Первый... Есть! Второй... - посыпались радостные доклады из отсеков.
- Судовое время в вахтенный, машинный и аппаратные журналы не записывать! На подводной лодке в одиночном плавании командиру подвластно все - даже ход времени.
Под торжественный перезвон Кремлевских курантов, грянувший с магнитной пленки, подняли вино - в море не чокаются, как и на берегу, когда пьют "за тех, кто в море". Командир произнес, пожалуй, самый короткий и самый емкий тост:
- За Родину!
Едва отгремел последний аккорд Государственного гимна, как щелкнули в отсеках динамики и вахтенный офицер объявил:
- Первой смене заступить. Судовое время - два часа первого января.

Мешков О.К. Верноподданный. - СПб.: "Слава Морская", 2006.

Об особом Состоянии Души, которое периодически проявлялось Моим Взводом в сложные моменты Жизни, свидетельствует вот такой эпизод...
Представьте себя на Моем Месте: за четыре дня до Нового Года вам ставят задачу заступить в караульный наряд! Новый Год - особый праздник.... К нему готовились заранее, поскольку было непросто достать шампанское, сухую колбасу и другие аксессуары новогоднего стола. Аналогично - с новогодними рандеву: что, где, когда, кто, с кем...
Новогодние наряды - особые... Их планируют задолго до срока исполнения. Со скандалами зачастую... С жеребьевкой, как правило... С «подковёрными» играми... Короче, новогодние «герои» свою Печальную Участь знают заранее... Сам был в этой шкуре, поэтому свидетельствую: Радостного Чувства не испытал.... Одно дело - наряд одиночный... А тут - караул! Это - одиннадцать бойцов надо внезапно «оторвать» от запланированного новогоднего стола... Из-за не совсем понятных обстоятельств... Просто - «кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет...»
В таких ситуациях, понятное дело, никто за Тебя «хомут волочь» не желает. Поэтому Я сразу принял Решение: заступать!
Осталось сообщить это решение Взводу. Вот они, стоят передо Мной... Неожиданно для Себя я произношу самую что ни на есть заурядную речь: «Нам поставлена боевая задача: несение новогоднего караула... Я могу назначить личный состав Сам, но, учитывая потребность в Особом Душевном Настрое для выполнения поставленной задачи, хотел бы сформировать караул из Добровольцев. В вашем распоряжении два часа».
Вот и все! И ушел... Никаких вопросов... Гробовая тишина - и Я...
Через час Я получил «Боевой листок - челобитную» со списком добровольцев. Это был практически весь Взвод...
Вот он, этот листок.. Пожелтевший за тридцать лет... Читаю - и снова чувствую комок слез в горле... Как тогда...
Это была Гордость и Счастье Командира. Мы можем! Мы должны! Мы будем! Спасибо Тебе, Первый Взвод... За то, что Ты был в Моей жизни...
Мне удалось «подвинуть» пацанов к Служению и Жертвенности, применяя Личный Пример, Требовательность и Заботу о Людях... Они начали становиться частью Системы.
Система это заметила, а Конвейер Верноподданности в очередной раз «поднял» меня на новую ступеньку: вскоре Я стал Старшиной Роты, а вскоре - заместителем Командира Роты, теперь уже - второго курса...
Это - Пик моего курсантского «Взлета». Я прошел испытание Властью в самом начале пути к Командирскому Мостику... Система Приняла Меня, а Я - Принял Систему...
Я Добросовестно Работал на Нее, а Она платила Мне тем же... Я чувствовал Огромное Моральное Удовлетворение от Работы с Людьми... Мы понимали друг друга... Я и Система...
«Отличный взвод»... «Отличная рота»... Это - уже признание Моей деятельности в училищном масштабе, поскольку подобные звания присваивались приказом начальника ВВМУ им. М. В. Фрунзе.
А Сам Я - «троечник»... В зимнюю сессию получил «тройку» по одной из профилирующих дисциплин... И смех и грех...



Мешков Олег Константинович - выпускник Ленинградского Нахимовского ВМУ 1970 года.

Здравствуй, новый Новый год. Электрик № 19, 2003 г.  Григорий Григорьевич БРОНЕВИЦКИЙ, преподаватель факультета военного обучения.

В канун нового, 1978 года мы вышли в море на торпедную стрельбу. Мы не планировали встречу Нового года на борту. Это был учебный поход. Обычно в праздник выходы в море не производятся (за исключением учений). Все таки надо дать людям возможность отдохнуть, расслабиться. И в этот раз мы собирались вернуться к 31 декабря. Но море было очень неспокойное. После стрельбы надо было выловить все учебные торпеды, а шторм сильно осложнял эту задачу.
Мы быстро поняли, что вернуться на базу к вечеру 31 го уже не успеваем. Стали готовиться к празднику на борту. Старпому (старшему помощнику) пришлось исполнять роль Деда Мороза, а замполита нарядили Снегурочкой. Накрыли столы: чай, свежеиспеченный хлеб, масло, сгущенка. Надо сказать, что хотя кок обычно готовил средне, в выпечке хлеба он был непревзойденным мастером – хлеб получился вкуснейшим. Мы изобразили из него что то наподобие тортиков. Нам даже удалось сэкономить немного сухого вина (экипажу положено по 50 граммов вина в день) – выпили по стаканчику за Новый год.
В полночь поймали Москву. Послушали бой курантов. Дед Мороз и Снегурочка прошли по кораблю, поздравили экипаж с праздником. Настроение у ребят было хорошее. За столами травили анекдоты. Петь и танцевать было некогда: мы подходили к базе. Там движение сложное, надо быть очень внимательным. Я в ту ночь на вахту заступил – особо не попразднуешь. Но воспоминания о той новогодней ночи остались самые теплые. Хотя, конечно, я предпочитаю отмечать праздники на суше.

Броневицкий Григорий Григорьевич - выпускник ЛНВМУ 1971 года.

Новый год на рейде. Наталия БОНДАРЕВА. («Тихоокеанская вахта», № 2 за 17 января 2007 года).  



29 декабря СС «Алагез», которым командует капитан 1 ранга Александр Бузилов, в связи с ожидавшейся ненастной погодой был поставлен на рейд, и, естественно, Новый год членам экипажа пришлось встречать на судне. Накануне праздника 30 декабря к ним присоединился заместитель командира ОДНСС по воспитательной работе капитан 2 ранга Евгений Ступин. Он привёз с собой костюм Деда Мороза и помог в организации праздника, который, по мнению всего экипажа, получился весёлым и очень душевным.

В подготовке к встрече Нового, 2008 года принимали участие все члены экипажа: одни готовили праздничный стол, другие придумывали конкурсы.

Дед Мороз успел поздравить всех: и командный состав, собравшийся в кают-компании, и контрактников, и матросов, и тех, кому в новогоднюю ночь выпало стоять на вахте. Не обошлось и без подарков. Их во вместительном мешке Деда Мороза хватило на всех: большие торты, конфеты и множество фруктов.

Говорят, как встретишь Новый год, так его и проведёшь. Думается, что у экипажа «Алагез» в 2008 году всё просто обязано быть хорошо.

***

Эта новогодняя ночь надолго останется в памяти каждого члена экипажа «Алагез», потому что им удалось создать у себя на корабле очень тёплую, дружескую, практически домашнюю обстановку с весёлыми поздравлениями, конкурсами, сюрпризами и подарками



Бузилов Александр Владимирович - выпускник ЛНВМУ 1986 года.

С Новым годом, счастья, здоровья и благополучия Вам и Вашим близким. Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Окончание следует. Начало.  

Празднование Нового года. На берегу, в казарме, на борту корабля, под водой, в блокадном Ленинграде, на озере Нахимовском... Часть 1.

У каждого из нас, авторов блога, уверены, у Вас, его читателей, в душе бодрствует, а также спит и дремлет немало обстоятельств, нюансов, причуд, связанных с Новым годом. Предлагаем подборку, которая, надеемся, поможет освежить, разбудить и взбодрить некоторые "участки коры головного мозга", оживить даты своей жизни тем, большинству, кто вместе с Ольгой Берггольц  может сказать:

А я вам говорю, что нет
напрасно прожитых мной лет,
ненужно пройденных путей,
впустую слышанных вестей.
Нет не воспринятых миров,
нет мнимо розданных даров,
любви напрасной тоже нет,
любви обманутой, больной,
ее нетленно чистый свет
всегда во мне,
всегда со мной.

И никогда не поздно снова
начать всю жизнь,
начать весь путь,
и так, чтоб в прошлом бы - ни слова,
ни стона бы не зачеркнуть.

Романов Ю.Н. "Встреча Нового, 1984 года на авианосце «Новороссийск» у острова Сокотра в Индийском океане.  



Какой самый любимый праздник у моряка? Конечно, Новый Год! Единственный из государственных праздников, не имеющий никакой политической подоплёки... Но праздник встречи Нового года будет вдвойне праздником, если встречать его придётся в море, вдали от родных берегов. Когда все чувства обострены и происходящее воспринимается иначе. И хотя Новый год по традиции считается домашним, семейным праздником, встретить его на боевой службе многие моряки почитают за честь и гордятся этим впоследствии...

Черкашин Николай. Черная эскадра. - М.: КУМ-ПРЕСС, 2003.



Командиры долго не живут. Довольно одного факта, чтобы представить напряженность службы на той же Четвертой эскадре. Капитан 1-го ранга Игорь Мохов, не вылезавший из «автономок», умер перед строем бригады от разрыва сердца в День Победы. Но даже это весьма символичное и трагичное событие нигде не увековечено — ни в Полярном, где стояла когда-то Четвертая эскадра, ни в Питере, где находится Центральный музей ВМФ...
ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ БОГА
В море командир корабля — первый после Бога. Так утверждают английские моряки, и никто с ними не спорит. И Бог выбрал именно его — капитана 2-го ранга Игоря Мохова — для небывалого морского испытания: возглавить 17-месячный подводный поход. Только в стародавние времена уходили на такие сроки парусные корабли в кругосветные плавания. А здесь — дизельная подводная лодка с ядерными торпедами в носовом отсеке... Никто никогда в мире на такие сроки под водой не ходил и никогда уже не пойдет. Такое выпало только однажды и только ему — Игорю Мохову, командиру подводной лодки от Бога и от отца, капитан-лейтенанта Николая Мохова — командира безвестно сгинувшей в 1942 году в Финском заливе фронтовой «щуки» Щ-317...
Лейтенанту Владимиру Баринову его первый командир с первого взгляда не глянулся. Невысокий, немолодой, с большими залысинами...
«Я увидел его на причале. Несмотря на новогоднюю ночь, шла погрузка боезапаса. Черный корпус лодки был освещен прожекторами, свет которых с трудом пробивался сквозь плотный снежный заряд и создавал ощущение некоей ирреальности происходящего... Закутанный в тулуп вахтенный у трапа молча указал мне на стоявшего поодаль невысокого крепко сбитого офицера, одетого по-походному в кожаную «канадку» с капюшоном, который сосредоточенно наблюдал за тем, как жирное тело торпеды под монотонный аккомпанемент «трещотки» погрузочного устройства медленно вползает в чрево прочного корпуса.
— Вы ко мне, лейтенант?
Представился, как положено: «Товарищ командир, лейтенант Баринов прибыл для дальнейшего прохождения службы в должности командира рулевой группы!»
— Штурман? Наконец-то! А я тебя уже второй месяц жду! (По вине кадровиков меня действительно задержали с назначением.) Он сделал две глубокие затяжки подряд, огонек сигареты выхватил из темноты спокойные, чуть насмешливые глаза и прокуренные усы.
— Прибыл ты хотя и поздно, — затяжка снова осветила его лицо, — но вовремя. Завтра уходим на боевую службу в Средиземное море месяцев на девять. Ты как — готов?
Вопрос, что называется, сбил меня с ног. Я-то только-только в Полярный прибыл, жена с ребенком сидят и ждут меня в квартире у земляка, который, уехав в отпуск, оставил мне ключи. И вдруг—завтра надо уходить...
— Готов, товарищ командир!
Мохов внимательно осмотрел меня с ног до головы, задержал взгляд на моей растерянной физиономии и удовлетворенно хмыкнул. Произведенным эффектом он был явно доволен.
— Ладно, сейчас тебе пока здесь делать нечего, иди отмечай Новый год. А завтра — к 8.00 на подъем флага, там и поговорим.
Так я встретил Новый год, а утром, 1 января 1974 года, уже стоял в строю экипажа, с которым мне предстояло пройти долгий путь и нелегкие испытания на прочность... На мое счастье, выход в море перенесли....
Лейтенант Баринов, командир рулевой группы, «штурманенок» по-лодочному, еще не знал, как не знали и остальные его сотоварищи, что уходит не на девять месяцев и даже не на один год...
После восьми месяцев боевой службы, постановки лодки в ремонт в Египте, переформирования экипажа и пятимесячной отработки задач на чужом корабле в Полярном — еще семнадцать месяцев выпало им нести боевую службу в Средиземном море. Это был мировой рекорд, который никто не стремился устанавливать, никто не собирался регистрировать и который, видимо, никогда уже и никем не будет побит.



Это подводники высшей морской пробы: командир бригады капитан 1 ранга Игорь Мохов (слева) и командир подводной лодки капитан 2 ранга Геннадий Сучков. Полярный. 1983 г.

Мохов Игорь Николаевич учился до 1955 года в Тбилисском Нахимовском училище, после его расформирования был переведен в Ригу, и в 1956 году окончил Рижское Нахимовское училище.

Г. Щедрин. Прыжок через Атлантику.  



Григорий Иванович Щедрин, вице-адмирал в отставке. Герой Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны командовал гвардейской Краснознаменной подводной лодкой «С-56», совершившей первое кругосветное плавание в истории советского подводного флота. «С-56» потопила десять и повредила четыре транспорта противника.
Попасть в Новый год из старого оказалось нелегко. ... Новогодний «подарок» приготовило нам и ведомство господина Геббельса.  Германский передатчик на волне радиовещательной станции имени Коминтерна передал на русском языке сообщение о выходе наших лодок из Галифакса с указанием даты: «Три из них потоплены в Северной Атлантике, а две остальные преследуются доблестными морскими силами фюрера»...
Почетное место на столе занимал картофель в мундире, сваренный электриками в дистилляторе. Вместо вина, порция которого уже была выпита, стоял томатный сок...

Апрелев Сергей. Под "шорох" наших "дизелей". СПб.: НИКА, 2005.  



... Помню, как-то в ночь на Новый год из-за несчастной любви повесился капитан-лейтенант. Доставленный к месту происшествия начальник политотдела эскадры с прочувствованной скорбью изрек фразу, назавтра облетевшую весь поселок:
- Ну, как же он так?… Как же он так повесился? С 31-го на 1-е. Теперь на весь год замечание…
О корабельных замполитах мы еще поговорим, хочу лишь, справедливости ради, отметить, что среди них была масса достойнейших людей. Чаще всего они действительно помогали сплачивать экипаж и поддерживать в нем высокий боевой дух. Порой приходилось удивляться, откуда в «комиссаре» такой задор, тем более, что предшествующие пару-тройку лет он простучал в «козла», исполняя должность бригадного или дивизионного «комсомольца». Так что попытка голливудских мифотворцев, да и не только их, малевать образ замполитов исключительно черной краской, выглядит, по меньшей мере, некорректно.
Чего стоил один лишь капитан 2 ранга Геннадий Александрович Мацкевич, ветеран 35-й дивизии, совершивший 18 полугодовых автономок, стоявший полнокровную верхнюю вахту и бывший «родным отцом» как для матросов, так и для молодых лейтенантов. Последние месяцами жили в его квартире, тем более, что хозяин не часто находился на суше, затыкая бреши в личном составе на чужих подлодках и безотказно подменяя коллег на выходах в море. Случалось и мне побывать в его видяевской квартире, где в это время обретался мой друг. Неухоженность жилища еще раз подтверждала выдающуюся самоотдачу «дяди Гены» на служебном поприще.

Виктор Блытов. "Идти пешком".  ... Новый год в кругу семьи?

Подводный "свинский"... Новый год.  Сергей ВАСИЛЬЕВ.. Вечерний Мурманск» номер 001 от 06.01.07.



... в момент встречи 1995 года атомная подводная лодка "Тамбов" "разменяла" в Северной Атлантике середину автономного плавания и прошла более пяти с половиной тысяч морских, естественно, подводных, миль...
Преддверие, предчувствие, предвкушение...
Шли внутри Гольфстрима, глубина - около сотни метров, за бортом атомохода - плюс семь градусов...
До встречи Нового года - двое суток. Родилась идея подготовить стенную газету о лодочных "кабанах", то есть родившихся каждый в свое время, но в год Свиньи, а наступал год именно этого зверя, и о членах экипажа "Тамбова", кто уже праздновал рождение очередного года, так сказать, в экзотических условиях. Заранее узнал: в нашем экипаже пять "кабанов". Кроме этого, капитан-лейтенант Николай Смирнов и мичман Сергей Орлов уже встречали Новый год в автономке, на глубине, а начальник электромеханической службы дивизии АПЛ Северного флота капитан 1-го ранга Приходько и старшина команды радиометристов БЧ-7 старший мичман Виктор Колочко - на Кубе. Так что можно уже представить, что будет за газета. Пока хожу по отсекам, народ опрашиваю. Вначале думал, что не захотят, но все согласились дать интервью и поразмышлять на "свинскую" тему. Тут же созрело решение: прямо так и назвать будущее "издание" - "Свиньи" в гидрокосмосе"!
Определились с заместителем командира АПЛ по воспитательной работе капитаном 3-го ранга Виктором Фалинским провести новогодний вечер в кают-компании по схеме: поздравление части экипажа, не занятого на вахте, командиром атомохода капитаном 1-го ранга Михаилом Иванисовым; затем врубаем песню Игоря Талькова  "Провожая старый год". К сожалению, бой кремлевских курантов заранее на магнитофон не записали, но прибегнем к помощи вахтенного штурмана. Пусть в момент "Ч" скажет по трансляции: "Проверка морских, наручных и встроенных в приборы часов. Московское время 00 часов 00 минут - "Товсь"!.. Московское время 00 часов 00 минут. Поздравляем с Новым годом!". Затем проведем несколько конкурсов: во-первых, на внимательность - после просмотра фильма "Самогонщики"  зададим десятка два вопросов по его эпизодам; во-вторых, на профессионализм - организуем состязание между двумя новогодними корабельными боевыми расчетами (КБР), в которые войдут "командир подлодки", "штурман", "акустик" и "торпедист", выбранные из присутствующих в кают-компании моряков. Подготовим им дротики для метания в цель, "штурманские карты" для собирания на скорость (разрезанные на части открытки - импровизированные пазлы), корабельный доктор обещал предоставить прибор для спирометрии (измерения объема легких человека), по жужжанию которого "акустики" должны будут определить источник звука и многое другое. Хотел еще предложить конкурс анекдотов про "хрюшек", но зам, к сожалению, не поддержал...

Пантелеев Ю. А. Полвека на флоте. М., 1974.

Горести блокадных будней скрашивала флотская дружба. Как-то все кругом стали мягче и внимательнее. Как никогда прежде, ощущалось желание помочь человеку, будь то подчиненный или начальник. Каждый старался поделиться тем, чем мог, выполнить просьбу, если к этому была какая-либо возможность.
Под Новый год елка была в каждой казарме, на каждом боевом корабле. Отказаться от нее никто не хотел. Командиры кораблей поздравляли своих бойцов с Новым годом, везде шли концерты. Ровно в 0 часов 1 января 1942 года все корабли Отряда реки Невы дали мощный залп из всех орудий по переднему краю противника.
В памяти остались и трагикомические эпизоды. Однажды ко мне пришла жена моего приятеля. Глава семьи вместе со своей частью сражался вдали от Ленинграда. Семья голодала. К своему великому огорчению, я ничем помочь не мог. Посетительница устремила свой взгляд на мой большой старый портфель из свиной кожи. Она с радостью взяла его. А через день или два я получил в коробочке небольшой кусочек студня. Отдельно в пакетике лежали никелированные детали портфеля как доказательство того, что они не стали компонентами блокадного блюда. Кстати, оно было достаточно съедобным...

О новогодних приключениях комбрига с экипажем "С-13", и почему Александр Иванович Маринеско  в начале 1960-х годов говорил: "Орёл — умный человек"...



Подсказка: "Ни от кого в жизни Орел, я думаю, не натерпелся столько страху, как от Маринеско и его команды". А за развернутым ответом надо пройти по гиперссылке - ОЛЕГ СТРИЖАК - "CЕКРЕТЫ БАЛТИЙСКОГО ПОДПЛАВА".  

Воспоминания командира Б-103 пр.641. Капитан 1 ранга Э.В. Голованов. - Краснознаменное ордена Ушакова 1-й степени соединение подводных лодок Северного флота. Серия "На службе Отечеству", выпуск 2, 2003 г.



На корабль я прибыл 11 декабря 1953 г., а 31 декабря положил перед командиром листы на допуск к самостоятельному управлению рулевой группой и дежурство по ПЛ. На Новый год находился в кубрике с командой, в 3 часа уложил всех спать и помчался в ДОФ, чтобы успеть застать новогодние торжества, и даже сумел потанцевать. А в 6.00 снова был с командой на подъеме.
Итак, я стал полноправным членом экипажа. Выходили в море на боевую подготовку, готовились к переходу на ТОФ Северным морским путем...
В октябре 1965 г. ушли в “автономку”, откуда вернулись в феврале следующего года. Погода нас не баловала, особенно в северо-восточной Атлантике: когда встречали Новый год, даже на стометровой глубине лодка качалась так, что в кают-компании разливался налитый в стаканы компот.

От четырех до шестидесяти. (Суван Надеждин).  

Две истории про Новый Год.

Вернулись из дальнего похода ранней осенью.
На пирсе меня встречает старпом стратегического подводного крейсера К-32, Кузнецов В. Н.
Сейчас адмирал. Тогда еще капитан-лейтенант. С приказом о назначении меня на должность командира гидроакустической группы и поздравляет старшим лейтенантом.
Перспективы службы определились.
Мой новый экипаж готовил подводную лодку к ремонту в Северодвинске. Тридцать вторая была одной из первых лодок этого проекта и изрядно поизносилась. До перехода в завод оставалось несколько месяцев. Время, отсчитываемое ежедневными подъемами Военно-Морского флага, проворачиваниями, частыми дежурствами и редкими выходными, катилось к новому году.
Как это принято во всем мире, в этот праздник, к детям приходит Дед Мороз и Снегурочка. Правда, этих сказочных персонажей в закрытый городок не пускают. Поэтому их назначают из числа офицеров и мичманов. Кандидат не должен быть склонен к употреблению алкоголя, либо обладать способностью пьянеть не сильно. Морозом назначили меня, а Снегурку никак не сообразить.
Экипажные жены, ни под каким видом, не соглашались таскать на себе никакого Санта Клауса. Тогда вместо нее, мы придумали черта - это "канадка" наизнанку и маска с рогами. Им стал штурман, Александр Павлович Зверев.
Деду же, сделали из кумача халат. На меховую шапку красный чехол. На лицо нос с усами и очками (армянский нос). Перед походом мы провели инструктаж, на котором попросили не наливать Деду и черту ничего или, при невозможности сделать это, наливать в малых дозах не очень крепкие напитки.
Было намерение сломать традицию и дойти до финала.
31 декабря в 14 часов мы начали обход с поздравлениями и, понятно, коротким застольем, где все-таки приходилось "принимать". Отказаться не было никакой возможности. Мы стойко держались, успевая даже, иногда, по просьбе жителей, заходить в чужие квартиры.
Дедов Морозов было много - некоторые бродили расстегнутые и тоже весьма нетрезвые. Один из них носился с посохом, пытаясь кого-нибудь им ударить, причем, предпочтительно, патруль. Как выяснилось позже, таковой нашелся, и дедушка с радостью прошелся по нему. Волшебный посох оказался водопроводной трубой, обтянутой материей.
Через некоторое время я стал замечать, что состояние моего спутника ухудшается, и, решаем, что он будет пропускать некоторые квартиры, особенно на верхних этажах.
Таким вот образом, мы добрались до последних домов и, около одного из них Шура остался сидеть на ступеньках, а я поднялся в квартиру.
Когда я спустился, то обнаружил, что черта нет ...
Я успешно закончил обход в одиночестве.
После праздников выяснилось, что из другой квартиры этого же дома вышел другой, весьма не трезвый, Дед и мой черт автоматически пошел за ним, причем, как рассказывали очевидцы, никто из них не заметил подмены.
Говорят, в истории флотилии того времени - это был единственный Дед Мороз, который поздравил всех детей экипажа, умудрившись перевыполнить план. ...

Сразу в три моря или грезы подводника.

В автономном плавании подводникам приходят в голову разные мысли.
Чаще всего они направлены в сторону берега.
К женам и детям, любимым и родным.
Причем замечено, чем дальше от Родины, тем чаще они посещают головы моряков.
Такая вот закономерность.
Еще подводники сильно предрасположены к грезам на разные темы.
Мечтают они об отпуске. Некоторые - о переводе на большую землю. Почти все - о карьере. Кое-кто о домике в деревне для осуществления сельского хозяйства.
Бывают и мечты на свободные темы.
Например, такие, какие пришли в голову мне и нашему штурману.
Дело было во время преодоления противолодочного рубежа в районе Шпицбергена.
Архипелаг справа, Норвегия слева, а мы - посередине. Двигаемся в сторону Северной Атлантики. Чтобы в нужный момент ощериться на враждебных тогда нам американских империалистов.
Всеми шестнадцатью ракетами.
Баллистическими.
Я несу вахту на боевом информационном посту. Сокращенно БИП. Он расположен в центральном посту.
У меня третья смена.
В тот день она случилась утром. С восьми утра до двенадцати.
Обычно в такое время, если гидроакустический горизонт чист, то командир дремлет в своем кресле.
Боцман усиленно старается не заснуть на рулях.
Механик индивидуально грустит за своим пультом.
Мои гидроакустики получили мое приказание в случае обнаружения цели доложить лично мне, тихо и по секрету, прямо в штурманскую рубку, где я обычно, в это время, пью кофе и разговариваю со штурманцом.
С моим другом Сашей Зверевым.
Зачем же понапрасну будить командира.
Пусть спокойно отдыхает.
Так, вот, сидим мы, сосем растворимый, говорим об искусстве, о том, что театр – это другой мир и о женщинах, конечно.
Где-то, после третьей кружки и четвертой женщины, из воображения, понятно, я бросаю взгляд на прокладочный стол. На нем лежит морская карта. Замечаю на ней очертания какой-то земли, севернее нас. Всматриваюсь внимательнее и, замечаю, что в одной точке, на мысе Серкап, что на южной оконечности Шпицбергена, одновременно сходятся три моря. Гренландское, Норвежское и Баренцево.
Очень необычно.
Тут же начинаю мечтать выйти на эту оконечность земли и пописать по очереди справа налево или, наоборот, в эти водоемы.
Шура Зверев солидарен.
Мы по очереди спускаемся вниз.
В гальюн.
И делаем это, к нашему сожалению, только в Норвежское море.



Шура Зверев - Зверев Александр Павлович, закончил Ленинградское Нахимовское училище в 1966 году, однокашник Владимира Александровича Гречишкина.  

С Новым годом, счастья, здоровья и благополучия Вам и Вашим близким. Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Гайдук Владимир Дмитриевич. Капитан 1 ранга, командир АПЛ, выпускник Рижского НВМУ. Его учителя, ученики и сослуживцы. Судьба проекта 705 и 705К. Часть 4.



Лозовский В.А.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Лунин Николай Александрович.



Герой Советского Союза Лунин Николай Александрович.  
Лунин, Николай Александрович (подводник).  
Великая Отечественная - под водой.  
Могилы знаменитостей. Лунин Николай Александрович (1907-1970).  
ЛУНИН Николай Александрович (1907-1970).  
Сергеев К. М. Лунин атакует «Тирпиц»!  
«Атакую «Тирпиц»! Подвиг советского подводника Николая Лунина.  
Головко А. Г. Вместе с флотом.  
История РККФ.  
Емельянов Л. А. Советские подводные лодки в Великой Отечественной войне.
   




Лысенко Вадим Иванович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Лысов Владимир Васильевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Мазин Николай Иванович.



Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Флот Великой Державы | История флота | 24 дивизия ПЛ.  
Русский Подплав. Соединения. Северный флот.  

Маргулис Петр Матвеевич.

П.М.Маргулис. У истоков 6-й дивизии ПЛ СФ. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Русский Подплав. Соединения. Северный флот.  
Подводный Флот России. Соединения. Северный флот.  

Мешков Николай Иванович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Миланич Юрий Васильевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Михайлов Геннадий Петрович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Михальчук Василий Владимирович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Возвращение К-3/3 (на борту 46-й экипаж I К1) с боевой службы. В ограждении прочной рубки старший помощник командира капитан 2 ранга В.В.Михальчук, заместитель командира по политической части капитан 2 ранга Ю.П.Кузовков, командир экипажа капитан 1 ранга А.С.Богатырев, 6 октября 1985 г. См. также выше фото: Помощники командира К-123 пр.705К. Слева направо: капитан 3 ранга А.П.Фалий (БЧ-3), капитан 3 ранга В.В.Кузнецов, капитан-лейтенант В.В.Михальчук. Боевая служба, 1980 г. (фото предоставил А.С.Богатырев).
Сразу две атомные субмарины "Брянск" и "Пантера" вернулись на флот — Александр Емельяненков.""Пантера" и "Брянск" идут к своим" — Российская Газета. 18.01.2008.  
40 лет групповому кругосветному плаванию атомных подводных лодок Северного флота. - «Вечерний Мурманск» номер 15 от 31.01.06.  
Флот Великой Державы | История флота | 24 дивизия ПЛ.  
SUBMARINE. РОССИЙСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ. ГАРНИЗОН.  
Сын первого командира «Пантеры» - на ходовом мостике «Гепарда». Русский Вестник. «Правда Севера» 5.12.2001.  
Подводная лодка "Альфа". Дмитрий Дианов.  Кошмар у острова Медвежий. Партизанская База > 705 проект или пилите гири, они золотые...  
Русская линия / Библиотека периодической печати / Тени океанских глубин.

Мочалов Владимир Васильевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
K-77 - 1963-1973.  
Плавание атомных подводных лодок подо льдами Арктики. А.С.Берзин.  
К-77, Б-77 Проект 651.  
Подводный Флот России :: Соединения :: Северный флот.  
SUBMARINE.  

Павленко Александр Борисович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Прусаков Владимир Тимофеевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Соль на робе. Андрей Гавриленко. Красная звезда. 10.01.2007.  
Точка стрельбы - Северный полюс - "Аргументы и факты", № 14 (1119) от 03.04.2002.  
Санкт-Петербургский Клуб Моряков подводников (КМП). ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ НЕ СЛУЖБА , НЕ РАБОТА И НЕ ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, - ЭТО СУДЬБА И РЕЛИГИЯ...  
Русский Подплав. Соединения. Северный флот.  
Подводный Флот России. Соединения. Северный флот.  
Прусаков Владимир Тимофеевич.  

Пушкин Александр Сергеевич.

А.С.Пушкин. Подводная лодка "Голубой кит". - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
ВО ЛЬДАХ И ПОДО ЛЬДАМИ. ТАЙНЫЕ ОПЕРАЦИИ ПОДВОДНЫХ ФЛОТОВ.  Реданский Владимир Георгиевич. Закончил военную службу кандидат военно-морских наук контр-адмирал А.С. Пушкин редактором журнала ВМФ «Морской сборник» в 1985 г.
Записки командира ПЛА 670 проекта ТОФ (капитан 1 ранга запаса Копьев А.Ф.).

Первая шеренга. Слева-направо: КГОКС- ст.л-т Двизов, КД-2 – к3р Гипп, КЭТГ – ст. л-т Суслин. Вторая шеренга. КД-1 – к3р Кузьмин, КГДУ – кап. л-т Нестеренко, К-р БЧ-2 к3р Пушкин Третья шеренга. В средине – техник ЭРВ мичман Жарников, крайний справа – КД-3 к3р Тунгусов
Пушкин А.С. Подводная лодка "Голубой кит". Военно-исторический архив. Выпуск 3. 1998.
Малая скоростная автоматизированная подводная лодка-истребитель проекта 705 (705К).  Р.А. Шмаков, главный конструктор СПМБМ «Малахит».
Атомный флот в глубинах океана.  
Подводный истребитель или Проект 705 - Архив дилетанта - NoNaMe.  Основной текст цитируется по ж. "Техника и вооружение" - Отечественные атомные подводные лодки, 2000 г.
АРСЕНАЛ: ТИТАНОВЫЙ МЕЧ В ПОДВОДНЫХ ГЛУБИНАХ — Журнал «Братишка».  
Русский Подплав. К-64, историческая справка.  

Пяташкин Владимир Константинович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Мурманская и Мончегорская Епархия Форум - Форумы сайта - Молодежный клуб - Нужна помощь и молитвы.  25.01.2008. Вчера умер еще один папин сослуживец - командир Атомной Подводной Лодки К- 432 - Пяташкин Владимир Константинович, с семьей которых мы переселились с ВМФ в Подмосковье. За этот год умер наш четвертый земляк...
К-432 Проект 705К.  

Редькин Владимир Никонович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Ромин В.В., главный конструктор АПЛ пр.705 (705К).

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Проект 705 "Лира".  

Учителя, ученики и сослуживцы Гайдука Владимира Дмитриевича.

Часть 2. Аббасов Абдулихат Умарович,  Андреенко В.С., Баранов Г.Д., Безпальчев Константин Александрович,  Богатырев Александр Сергеевич, Булгаков Владимир Тихонович, Ваховский Станислав Григорьевич, Веденичев Андрей Нилович, Волков Виктор Яковлевич, Волошин Анатолий Кириллович, Волошко Вячеслав Григорьевич, Горлов Олег Александрович, Годунов Вячеслав Николаевич, Гринкевич Виктор Викторович, Дацко В.И., Дементьев К.С., Долгов Владимир Афанасьевич, Евко Александр Петрович,
Часть 3. Египко Николай Павлович, Епишев Алексей Алексеевич, Загрядский А.Ф., Зеленский Юрий Александрович, Изнюк Борис Ионович, Ильин Владимир Анатольевич, Киселев Валерий Алексеевич, Коляда Борис Григорьевич, Корбан Владимир Яковлевич, Косульников Игорь Викторович, Кочуров  Сергей Георгиевич, Кузнецов Владимир Викторович, Кузнецов Михаил Юрьевич, Лисин Сергей Прокофьевич,
Часть 4. Лозовский В.А., Лунин Николай Александрович, Лысенко Вадим Иванович, Лысов Владимир Васильевич, Мазин Николай Иванович, Маргулис Петр Матвеевич, Мешков Николай Иванович, Миланич Юрий Васильевич, Михайлов Геннадий Петрович, Михальчук Василий Владимирович, Мочалов Владимир Васильевич, Павленко Александр Борисович, Прусаков Владимир Тимофеевич, Пушкин Александр Сергеевич, Пяташкин Владимир Константинович, Редькин Владимир Никонович, Ромин В.В.,
Часть 5. Рыков Валентин Павлович, Савенков Валентин Михайлович, Стариков Валентин Георгиевич, Турыгин Виктор Иванович, Фалий Анатолий Павлович, Федорец Владимир Григорьевич, Фокин Север Васильевич, Шевченко Валерий Иванович, Шеховцев Вячеслав Петрович, Якименко Николай Григорьевич.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников и общения с ними попробуйте воспользоваться сервисами сайта www.nvmu.ru.  
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

Окончание следует. Начало.  

Гайдук Владимир Дмитриевич. Капитан 1 ранга, командир АПЛ, выпускник Рижского НВМУ. Его учителя, ученики и сослуживцы. Судьба проекта 705 и 705К. Часть 3.

Египко Николай Павлович.



Египко Николай Павлович.  
Герой Советского Союза Египко Николай Павлович.  
Великая Отечественная - под водой.  
Ачкасов В. И., Басов А. В., Сумин А. И. и др. Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. - М.: Воениздат, 1988.  
НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПРОРЫВ ПЛ ЧЕРЕЗ БАЛТИЙСКИЕ ПРОЛИВЫ. АЛЕКСАНДР РОЗИН "ПОДВОДНАЯ ВОЙНА".  
Платонов А. В. Трагедии Финского залива. — М.: Эксмо; СПб: Terra Fantastica, 2005.  

Епишев Алексей Алексеевич.

 

Епишев А.А. (во время пребывания на Краснознаменном Черноморском флоте, 1971).

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Епишев Алексей Алексеевич.  
Герой Советского Союза Епишев Алексей Алексеевич.  
Журнал "Родина": «Мы напрасно сейчас деремся».  
Спор маршалов. Rambler-Победа. Неизвестная Война.  
Отдел, не ведавший покоя.  Генерал-лейтенант в отставке Евгений МАХОВ, доктор социологических наук, помощник начальника Главпура СА и ВМФ по комсомольской работе в 1971—1975 гг. - Красная звезда. 04.06.2008.
Визиты руководителей Партии и Правительства в Гремиху.  

Загрядский А.Ф.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Подводная лодка "Альфа". Дмитрий Дианов.  Кошмар у острова Медвежий. Партизанская База > 705 проект или пилите гири, они золотые...  
текст ссылки Project 705 (ALFA class) attack nuclear submarine.
текст ссылки ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ РОССИИ. ПЛАТ. Проект 705, 705К.

Зеленский Юрий Александрович.

А.С.Богатырев. Забытый экипаж. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.


Члены экипажа К-278 в первом походе на полную автономность (сверху, слева направо): капитан-лейтенант Е.Сырица, капитан 2 ранга О.Г.Гущин, капитан 2 ранга Е.В.Кутузов, капитан 2 ранга В.Ключников, С.В.Корж, А.Б.Стебунов, капитан 1 ранга А.С.Богатырев, капитан 1 ранга Ю.А.Зеленский, капитан 2 ранга В.И.Кундрюков
Ю.А.Зеленский. К-278 идет на предельную глубину. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Чернов Евгений Дмитриевич (канд. воен. наук; 1930-). Тайны подводных катастроф: [К-429, К-219, К-278, К-141] / Е. Д. Чернов. - СПб. ; М. : Нева: ОЛМА-пресс, 2002.
Атомная Подводная Эпопея.  
Покоритель бездны.  

Изнюк Борис Ионович.

А.С.Богатырев. Экипаж энтузиастов. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.  Борис Ионович Изнюк, интереснейший собеседник, умный, энциклопедически образованный, диалектически мыслящий человек, оказывал огромное влияние на экипаж. Еще в заводе его допустили к управлению БЧ-5, он каждый год выходил в море на испытания других проектов и всегда оказывал существенную помощь в приемке кораблей. Так на пр.667БДР он доказал теоретически, что при всплытии при определенных условиях лодка может опрокинуться, если не подвести воздух для продувания надстройки (замечание было устранено, если это можно назвать замечанием). Для нашего проекта он сначала в теории разработал, а потом и внедрил принципиально новую таблицу дифферентовки, которой, как оказалось, можно пользоваться и на других проектах ПЛ. Эта таблица так и называется "таблица Изнюка", и до сих пор изучается на факультете командиров кораблей 6-х ВСОК ВМФ. Уже тогда им была написана замечательная книга стихов о подводниках...

Ильин Владимир Анатольевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Киселев Валерий Алексеевич, капитан медицинской службы (начальник медицинской службы).

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Коляда Борис Григорьевич.



Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
Воспоминания командира К-493 пр.705-К. Капитан 1 ранга Б.Г.Коляда.  Альманах «Тайфун» №10 / 2000 г. Во время обучения и службы на АПЛ меня долгое время не покидало ощущение, что, перейдя с дизельной ПЛ на атомную, я словно пересел с трактора на ракету...
Чернов, Евгений Дмитриевич (канд. воен. наук; 1930-). Тайны подводных катастроф : [К-429, К-219, К-278, К-141] / Е. Д. Чернов. - СПб. ; М. : Нева: ОЛМА-пресс, 2002.
Члены Совета Клуба моряков-подводников.  
Гидрограф 1995: Командиры.  Зам.Начальника училища Капитан 1 ранга Коляда Борис Григорьевич.
ВВМУРЭ им.А.С.Попова. 5-й факультет. Выпуск 1995 года.  Заместители начальника училища: с августа 1992 года: капитан 1 ранга Коляда Борис Григорьевич. Назначен с должности начальника штаба дивизии атомных подводных лодок Северного Флота.
SUBMARINE. НИКОЛАЙ ЧЕРКАШИН - "ПЛАМЯ В ОТСЕКАХ".  
"Никто не застрахован от боевой торпеды вместо условной". Ъ -  Своей версией трагедии на "Курске" с корреспондентом "Власти" поделился участник последнего похода подводной лодки "Комсомолец" капитан 1-го ранга Борис Коляда.

Корбан Владимир Яковлевич.

Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ "ДЕСЯТЬ ТОРПЕД".  Когда Корбан  В. Я. увидел схему, он пальцем показал, как надо маневрировать. На мои возражения, что это не соответствует действующим требованиям и что лодка не велосипед и крутиться так не может, он спросил, что мне не ясно. Тогда я попросил повторить движение пальца еще раз и медленнее, чтобы я смог это нанести на планшет. Так появилась новая схема поиска плавающего предмета...
Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ "МОИ КОМДИВЫ".  С контр-адмиралом Корбаном В. Я. в море я бы пошел не задумываясь.
Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ. ХОДИЛИ МЫ ПОХОДАМИ...  Интендант проворовался и решил в походе сэкономить и покрыть недостачу...
Егоров Г М. Фарватерами флотской службы.  ... те, кто выдержал проверки, в большинстве своем стали впоследствии крупными флотскими военачальниками, в том числе Н. И. Беляков, Я. И. Криворучко, В. Я. Корбан, В. Г. Белышев...
ЧЕРНЫЙ ФЕВРАЛЬ.  В этой самой страшной в истории Военно-Морского Флота авиакатастрофе погибли 52 человека, в том числе 16 адмиралов и генералов: командующий ТОФ адмирал Э.Спиридонов, начальник политуправления ТОФ вице-адмирал В.Сабанеев, командующий авиацией ТОФ генерал-лейтенант авиации Г.Павлов, начальник разведки ТОФ контр-адмирал Г.Леонов, заместитель командующего по боевой подготовке контр-адмирал В.Корбан, командующий Приморской флотилией вице-адмирал В.Тихонов, командир 10-й оперативной эскадры контр-адмирал Д.Чулков, начальник оперативного управления штаба ТОФ контр-адмирал Ф.Митрофанов, командующий 4-й флотилией ПЛ вице-адмирал В.Белашев, начальник ставки Верховного главнокомандующего в Улан-Удэ контр-адмирал В.Коновалов, заместители командующего авиацией ТОФ генерал-майор авиации В.Рыков и генерал-майор авиации С.Данилко, ЧВС Приморской флотилии контр-адмирал В.Постников, ЧВС Сахалинской флотилии контр-адмирал В.Николаев, начальник штаба 4-й флотилии ПЛ контр-адмирал Р.Пирожков, командир соединения ПЛ контр-адмирал В.Махлай. Среди погибших были жена командующего флотом В.Спиридонова и Т.Ломакина - жена первого секретаря крайкома партии В.Ломакина. Судьба не пощадила никого…
Видимо, сын, Корбан Сергей Владимирович. См. Из истории 45-ой дивизии атомных подводных лодок Тихоокеанского флота. Сослуживцы. Часть 5.  

Косульников Игорь Викторович.

И.В.Косульников. Атомная подводная лодка К-316 пр.705. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.
«Маяк». Герои океанских глубин. 18.03.2008.  

Кочуров  Сергей Георгиевич.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Кузнецов Владимир Викторович.

Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Помощники командира К-123 пр.705К. Слева направо: капитан 3 ранга А.П.Фалий (БЧ-3), капитан 3 ранга В.В.Кузнецов, капитан-лейтенант В.В.Михальчук. Боевая служба, 1980 г. (фото предоставил А.С.Богатырев).

Кузнецов Михаил Юрьевич.

М.Ю.Кузнецов. К-239 вступает в строй. - Шестая дивизия подводных лодок Северного флота. Люди, корабли, события. - Санкт-Петербург, 2003.

Лисин Сергей Прокофьевич.
 


 

Герой Советского Союза Лисин Сергей Прокофьевич.  
Лисин Сергей Прокофьевич - Энциклопедический Фонд России.  
Великая Отечественная - под водой.  
Дважды Краснознаменный Балтийский флот.  
Анализ эффективности советского подводного флота в годы Второй мировой войны.  
Боевой путь Советского Военно-Морского Флота.  

Учителя, ученики и сослуживцы Гайдука Владимира Дмитриевича.

Часть 2. Аббасов Абдулихат Умарович,  Андреенко В.С., Баранов Г.Д., Безпальчев Константин Александрович,  Богатырев Александр Сергеевич, Булгаков Владимир Тихонович, Ваховский Станислав Григорьевич, Веденичев Андрей Нилович, Волков Виктор Яковлевич, Волошин Анатолий Кириллович, Волошко Вячеслав Григорьевич, Горлов Олег Александрович, Годунов Вячеслав Николаевич, Гринкевич Виктор Викторович, Дацко В.И., Дементьев К.С., Долгов Владимир Афанасьевич, Евко Александр Петрович,
Часть 3. Египко Николай Павлович, Епишев Алексей Алексеевич, Загрядский А.Ф., Зеленский Юрий Александрович, Изнюк Борис Ионович, Ильин Владимир Анатольевич, Киселев Валерий Алексеевич, Коляда Борис Григорьевич, Корбан Владимир Яковлевич, Косульников Игорь Викторович, Кочуров  Сергей Георгиевич, Кузнецов Владимир Викторович, Кузнецов Михаил Юрьевич, Лисин Сергей Прокофьевич,
Часть 4. Лозовский В.А., Лунин Николай Александрович, Лысенко Вадим Иванович, Лысов Владимир Васильевич, Мазин Николай Иванович, Маргулис Петр Матвеевич, Мешков Николай Иванович, Миланич Юрий Васильевич, Михайлов Геннадий Петрович, Михальчук Василий Владимирович, Мочалов Владимир Васильевич, Павленко Александр Борисович, Прусаков Владимир Тимофеевич, Пушкин Александр Сергеевич, Пяташкин Владимир Константинович, Редькин Владимир Никонович, Ромин В.В.,
Часть 5. Рыков Валентин Павлович, Савенков Валентин Михайлович, Стариков Валентин Георгиевич, Турыгин Виктор Иванович, Фалий Анатолий Павлович, Федорец Владимир Григорьевич, Фокин Север Васильевич, Шевченко Валерий Иванович, Шеховцев Вячеслав Петрович, Якименко Николай Григорьевич.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников и общения с ними попробуйте воспользоваться сервисами сайта www.nvmu.ru.  
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

Продолжение следует. Начало.  
Страницы: Пред. | 1 | ... 820 | 821 | 822 | 823 | 824 | ... 832 След.


Copyright © 1998-2020 Центральный Военно-Морской Портал. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Редакция портала, его концепция и условия сотрудничества. Сайт создан компанией ProLabs. English version.