Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Секреты головного МРК проекта 22800

Конструктор рассказал,
как строился
первый "Каракурт"

Поиск на сайте

ЭСКАДРА

   RSS
ЭСКАДРА, ЭСКАДРА. Роман-реквием. Цусима в стихах.
. Название: "ЭСКАДРА". Роман-Реквием Автор: Франчук И.В. Одесса. 2008 г. Объём 512 стр. "От автора", 23 главы и Эпилог. Тираж 500 экземпляров. Впервые мною предпринята попытка описать Цусимское сражение в стихах. Подробно описаны события 27-28 мая 1905 года сражения между Русской 2-й Тихоокеанской Эскадрой под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского и Японским Соединённым Флотом адмирала Х. Того. Посвящается 105 - летию Цусимы и памяти Русских моряков, отдавших жизнь за Родину. Гибель "Светланы" (отрывок) Боевая не кончилась вахта, Крейсер первого ранга «Светлана», А точнее—нарядная яхта, Вырывалась всю ночь из капкана. При эскадре разведчиком была, До войны была судном придворным. Не жалели ни соды, ни мыла, Угодить чтоб гостям благородным! На Востоке война разразилась, После вражьей пощечины звонкой. С беззаботною службой простилась Яхта-фрейлина, став амазонкой. Оставалось изящным, нарядным Щегольское убранство «Светланы». Насмехались над нею изрядно Весь поход броненосцы-мужланы! Пронесла через три океана Лоск придворной гербовой кареты Крейсер первого ранга «Светлана», Игнорируя гордо наветы. Яхта-крейсер французской постройки. Утонченно в ней все, филигранно: Три трубы, корпус, мачты, надстройки— Грациозна, изящна «Светлана»! Нет в ней хрупкости, правда, излишней, И она не мамзель из романа. Арсенал у ней тоже приличный— Шесть орудий имеет «Светлана». Ей поручена была охрана Транспортов во вчерашнем сраженьи. Как могла, отбивалась «Светлана», С транспортами попав в окруженье. Ей мешает тяжелая рана, Под водой у форштевня зияет. Пять узлов потеряла «Светлана», Как же их ей сейчас не хватает! Наложить, правда, пластырь успели Сохранивши плавучесть на грани, Прежней скорости дать не сумели. Приговор это смертный «Светлане»… «Быстрый» ночью прибился к «Светлане», рядом держится, с левого борта, Тоже много пройдя испытаний, Он при крейсере вроде эскорта. Их судьба не загадка в кроссворде, Враг не стал утром к русским добрее. Дажелет виден справа, на норде, А на вест—побережье Кореи. Видно ясно все, как на ладони, Обнаружили утром их рано, Три часа с лишним вражьей погони Курсом вест устремилась «Светлана». Эх, хотя бы полоску тумана Бог послал бы как шанс на спасенье! Может, вырвались с «Быстрым» «Светлана». Но сплошное опять невезенье. Как на грех, море чисто повсюду, Ясно видно все до горизонта. Не бывать здесь волшебному чуду. Но должно ж повезти им хоть в чем-то! Нет, похоже, всерьез ополчились На «Светлану» небесные силы И с врагом воедино сплотились. Чем же русские им так не милы? К поединку давно все готово, Протирают у пушек прицелы, На врага молча смотрят сурово, Знают: вряд ли останутся целы… Кто такие? «Нийтака», «Отава», Миноносец еще «Муракумо». «Это будет не бой, а расправа!»— лезет в головы горькая дума… Надвигается враг неотступно, Угрожающе неумолимо, Трое в тесном кильватере, купно, Волочат шлейф тягучего дыма. Пушка грянула с юта «Светланы», Недолет точно лег посредине, Вырос всплеск, будто ель средь поляны И опал в забурлившей стремнине. Держит паузу, тянет чего-то Враг, настырно сближаясь с «Светланой», Не пугается он недолета, Подбираясь к добыче желанной. Ожидает, наверное, сдачи? Шире держит пусть оба кармана! Не дождется враг легкой удачи. Нет, не станет трофеем «Светлана»! Рявкнул главным калибром «Отава», Чуть помедлив, дал голос «Нийтака», Всплески выросли слева и справа, С двух бортов закипевши двояко. Резко курс изменила зигзагом, Но все чаще вскипают фонтаны. Неотступно за ней, шаг за шагом, Пресекая маневры «Светланы», Бьют орудия, бьют беспрестанно, Враг преследует жертву упорно. Огрызается больно «Светлана», Бросив вызов врагу непокорно. Попаданье в корму! Вздрогнул корпус! Резонанс, как внутри барабана, Пламя, свет будто пойманный в фокус, Прожжена вся навылет «Светлана». Ничего! Возгоранье потушат! Были б целы пожарные краны! Сходу, запросто так не удушат, Час не пробил еще для «Светланы». Комендоры у пушек хлопочут, Подгонять их и вовсе не надо— Каждый страстно, неистово хочет Зря на ветер не бросить снаряда. Головного накрыли, «Отаву»! Получил между труб, окаянный! Дым глотает с огнем, как отраву, Перепало ему от «Светланы»! Он, однако, не бросил погони, И ничуть не ослабил он хватки, Не ослаб в понесенном уроне, И не вышел из яростной схватки! Приближается, бьет по «Светлане» Методично, почти что не мажет, Как петлей захлестнул на аркане, Малый ход по ногам будто мажет! Из пробоин подводных каскадом Водяные столбы рвутся с шумом, Обдавая пронзительным хладом, С огнедышащим споря самумом. Вязкий дым пеленой над «Светланой», Влево крен и на нос с дифферентом, Спорит крейсер неистово, рьяно С превосходством врага стопроцентным. Экипаж преотчаянно бьется С морем, с пламенем лютым, со смертью, И не всем далеко доведется Под земной погребенным быть твердью… Эпилог (отрывок) Что же мы не храним что имеем? Просадив всё бездарно, рыдаем! В сокрушеньи всего сатанеем… И опомнившись…вновь созидаем… Для чего? Чтоб опять нажитое Распылив, собирать вновь по крохам, Время тратя опять золотое, С сожаления горестным вздохом… Этот круг разомкнуть как порочный? Снять навеки проклятье Цусимы! Взяв уже, наконец, пеленг точный, Лечь на истинный курс, а не мнимый! Чтоб не вёл курс к опасности снова, Не скрипели под килем чтоб мели, И не сбиться с него бестолково, Как бы сладко Сирены не пели! Без чужих лоцманов обходиться, Даже в самых извилистых шхерах… Заставлял ещё Эссен учиться! О таких грех не вспомнить примерах! Возродятся эскадры и храмы, Исцелимся от язв амнезии, И уже не впадём мы в бедламы, В пику недругам ярым России! Им назло, вопреки устояла! Окруженьем враждебным теснима… Смотрит мир на неё сквозь забрало… Скалит скалы в тумане Цусима
Изменено: Игорь Франчук - 29.03.2010 16:05:15
Страницы: Пред. 1 2
Ответы
Наши данные о Вадиме были востребованы главным порталом Нахимовки, где учился Вадим и главным сайтом крейсера Киров, где он служил. И там и там есть поэма Морской Собор. Внизу страницы - песня, которую я знаю с курсантских лет "Когда ты ждешь извечного покоя...", многие стихи Вадима положены на музыку, я помню одну, но она всегда и везде имела и имеет успех в исполнении под гитару в особенности. Вадим продвигался среди нас в первых рядах, сразу стал участником конференции, а его песни пели сразу во многих училищах. Нахимовское училище очень внимательно относится к своим выпускникам, я давал наши данные и по сей день мы находимся в теплой дружбе с ними с выходом сюда, на главный портал ВМФ.
"Для полного счастья человека необходимо иметь славное Отечество". Симонид Кеосский, древнегреческий поэт.
Немного на злобу дня... попытку некоторых , с позволения сказать "историков", доказать недоказуемое... Фльота Чому я не сокил Чому не летаю? На мЬягХком папире канадЬсЬком Который готов всё стерпеть Мечтатель о флЬоте хохЛЯДЬсЬком Химере не дал помереть Ночами высасывал палец И грыз подноготную грязь За флЬотЬскую справу страдалецЬ Лил в душу целебную мазь Богато що встиг наспоГАДИТЬ, Изгваздав папира рулон. Нэ мав бы йому щось порАдеть У дурницах Мюнхгаузен барон. У мриях у жовто-блакитЬних Фантазия бье аж за край ЭсЬминЬцев швидкИХ дуже спрИтних Вин бачив зи щёгл стрУнких гай У лавах кружлЯки, дреднавти Нащадки козацЬких подий Пливуть без вугИлля та нафты А тильки ж з витрилами мрий В ланАх та степях Украини Гвинтами рыхлять чернозём Хай флЬота могутня нэ згине ПокИ ж хтось спивае об нём! Москаль хай трепОтить гидотЬний! Ни лАнцугов мриям, Ни грат! Занурився човен пидводний Глибоко у скелях Карпат. Пидняв перископ над Говерлой Вартуе вин мицно кордон, Щоб ще Украина нэ вмэрла! Нэ трапила щоб у полон! На фльотЬсЬкому прапоре гарно У повитри тризуб майорИт Нехай тильки у мриях безхмарно! Пид граймо цимбал та трембит. РангОви кучкуються стрУнко, НамАцавши шов шаровар. ЗатрИмали подых у шлунка У грудях видчуючи жар... Також адмирал-пидхорунжий Одягнений у билий жупан На прапоре погляд свий мужний Затримав кризь мрийний туман... Хай фльотой пишаетЬся ненька! За ней фльота станэ грудьми! Останий поки вороженька Нэ згине як проминь у тьми... Як грИмнуть дреднавтив гармати Антанта хай хвист пидижме! ВидгУком лунАють Карпати Хай мрия про флЬоту живе! Вильгельмови чобит лизАти Ат же дуже смачно булО! Вин мав неньки фльоту виддати Нажаль що нэ допомогло! Видь разом ей вильнисть здобули Тризуб та нимецЬкий багнет! Та нимецЬ скрутил нэньки дули, Нахаркив у знятий кашкет. ДалА нимцам млека и сала Сэбэ згвалтуваты далА, А тильки того ж було мало Щоб ненькиной флЬота булА....
Небогатов собрал всех на шканцах, И, прокашлявшись, выступил с речью, Он с надрывом, как в пошлых романсах, Изливал долго душу овечью! Не хотел, мол, губить он напрасно, Ради старых разбитых посудин, Столько жизней, ведь жизнь так прекрасна! Он один только будет подсуден! Он один за позор весь ответит! Перед богом, царём и отчизной! «Да в своём он уме или бредит?!» Вопрошают с немой укоризной! Детский лепет! Маразм! Ахинея! Все потупились хмуро, неловко… Нерешительно мнутся, краснея, Как в глупейшем спектакле массовка… Ведь он всё ж адмирал, не епископ! Он служитель сурового Марса! Тошноты мерзкой вызовет приступ Отвратительность этого фарса! Небогатов, сфальшивив, осёкся, Ловит взгляды в которых презренье… Понял, слишком речами увлёкся, И пора закруглять представленье! А чего ожидал он? Оваций? Не нашёл он совсем пониманья! Никаких не дождался реакций, Понял, нету ему оправданья! Эта проповедь мутным осадком, До краёв переполнила души! Разбрелись в настроении гадком, Ныть не стала, отнюдь, совесть глуше!
Вопиющая косность мышленья, Низведёт и на ноль перемножит, Достижения, труд и свершенья, Разбазарит бездарно, разложит… А в итоге опять крах, Цусима! Снова жечь корабли доведётся! И казалось бы необратимо, Всё развеется в прах и взорвётся… Вновь враждебные вихри повеют… Корабельные мачты крестами, Густо кладбища-рейды усеют, В небо клотиков ткнувшись перстами… У причалов кронштадтских, в Бизерте, В Севастополе, в бухте Цемесской, Корабли были преданы смерти… Пали жертвой похабщины брестской! Тут уже не эскадра, держава! Опрокинулась вверх ржавым днищем… После кренов то влево то вправо, Отплатив о Цусиме забывшим.
Страницы: Пред. 1 2
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)


Главное за неделю