Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    35,71% (50)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,57% (33)
Одну российскую
    22,86% (32)
Ни одной
    17,86% (25)

Поиск на сайте

История Адмиралтейства

Ю.К. Баленко, И.З. Копп, Я.И. Полях

Главное Адмиралтейство
(по материалам книги "Главное Адмиралтейство", книга выходит в январе 2000 года)

Здание Главного АдмиралтействаСреди архитектурных ансамблей Санкт-Петербурга особое место занимает ансамбль центральных площадей – Дворцовой, Декабристов и Исаакиевской. Центром этого неповторимого градостроительного ансамбля, сформировавшегося в результате преемственной творческой деятельности нескольких поколений зодчих, является Главное Адмиралтейство. Адмиралтейство было заложено 5 ноября 1704 года и построено по чертежам Петра I, как главная судостроительная верфь России на Балтийском море. Она стала основой зарождения флота в России, развития судостроения и морского могущества державы.

На протяжении почти трех веков Главное Адмиралтейство играет важную роль в становлении и развитии города на берегах Невы. От здания Главного Адмиралтейства берет начало Невский проспект. Продолжением осевой линии центральной башни со шпилем является Гороховая улица, через Исаакиевскую площадь открывается вид на Адмиралтейство с Вознесенского проспекта.


Основание Главного Адмиралтейства

Историческая обстановка начала XVIII века, закономерности экономического и политического развития вывели Россию к водным коммуникациям, для освоения которых требовалось создание верфей и флота.

Встречаются довольно разноречивые версии по поводу выбора места для Главного Адмиралтейства. По распространенной легенде Петр I вместе с Александром Меншиковым выбрали место для Адмиралтейства сразу же после закладки города-крепости 16(27) мая 1703 года.

Пройдя извилистую ленту Невы от Орешка до выхода в Финский залив по всем рукавам дельты Невы и осмотрев здесь берега всех островов, после недельных поисков Петр и Меншиков причалили у левого берега Невы чуть ниже Заячьего острова, где и было выбрано место для верфи.

Еще когда не было известно, где будет расположена новая верфь, Петр I уже называл ее Адмиралтейской. И эту часть города, ограниченную Невой и Мойкой, сразу нарекли Адмиралтейским островом. После того, как вокруг верфи прорыли каналы, название Адмиралтейский остров иногда относили к участку суши, где расположилось Адмиралтейство.

Исторической датой рождения Главного Адмиралтейства считается 5 ноября 1704 года, когда Петр I сделал запись: "Заложили Адмиралтейский дом и были в остерии и веселились, длина 200 сажен, ширина 100 сажен".

Первый чертеж Адмиралтейской судостроительной верфи был исполнен лично Петром.

Собственноручный чертеж Петра I – первый план Адмиралтейской верфи – хранится в Центральном военно-морском архиве. По замыслу Петра "Адмиралтейский дом" представлял собою группу различных зданий, из которых главные объединялись в одно гигантское П-образное сооружение. На самой площадке располагались сараи, кузницы, а у Невы – эллинги и стапели для постройки гребных и парусных деревянных судов различной величины.

В восточной части П-образного сооружения размещался канатный сарай, а в западном крыле – мачтовые, парусные, конопатные мастерские.

К осени 1705 года в основном завершились работы по сооружению П-образного двора, открытого к Неве. Внутри двора разместились многочисленные сооружения.

Центральными сооружениями были эллинги и стапели для постройки кораблей длиной от 60 до 70 футов и мелких судов от 20 до 50 футов.

Адмиралтейство быстро принимало вид действующей верфи и крепости. Вокруг него на всей территории Адмиралтейского острова вырубили деревья, что позволило хорошо просматривать окрестности. (Это место называли Адмиралтейским лугом). Все сооружения были обнесены высоким земляным валом с пятью бастионами, под которые были забиты сваи длиной до трех с половиной сажен. Перед валами был вырыт ров, откосы которого укрепили фашинами, связанными пучками хвороста (их надежность была проверена при укреплении окопов), а вдоль всех стен стояли рогатки. Перед центральным бастионом через ров был перекинут подъемный мост, а на его воротах воздвигнут деревянный "шпиц", обитый жестью. К концу 1705 года Адмиралтейская крепость могла принять на зимовку флотилию судов. С кораблей были сняты 100 пушек с 3-, 6- и 12-фунтовыми ядрами, которые были установлены на валу вокруг крепости; моряки этих кораблей составили первый гарнизон крепости.


Первоначальный облик Главного Адмиралтейства

С развитием города постепенно формируется и первый внешний облик Главного Адмиралтейства как единого комплекса, в котором соединяются разнородные функции: судостроение, оборона и управление флотом.

По распоряжению Петра I с весны 1719 года ведется расширение и каменное строительство "мастерских палат".

Уже в этот период в центре строений появляется мазанковая с деревянным верхом башня с остроконечным шпилем. (До настоящего времени чертежи этой башни не найдены и ее точное местонахождение не установлено).

В 1717 году на запад от Главного Адмиралтейства прорыт канал, связавший водным путем верфь с Новой Голландией , где располагались склады морского ведомства и канатные дворы(ныне Адмиралтейский канал засыпан – на этом месте проходит Конногвардейский бульвар).

С 1727 года часть обветшавших мазанковых корпусов Главного Адмиралтейства реконструется, возводятся каменные строения. Работами руководят голландец Ван Звитин, итальянец Гаэтано Киавери и другие, совмещающие работы в Адмиралтействе с разными обязанностями.

Поэтому 30 октября 1727 года Адмиралтейств-коллегия принимает решение назначить для руководства работами архитектора Ивана Кузьмича Коробова.

Иван Кузьмич Коробов родился в 1700 году, и его детство и юношеские годы прошли в период наиболее энергичной деятельности Петра I.

В Центральном государственном архиве ВМФ хранятся журналы Адмиралтейств-коллегии, записи в которых раскрывают большую работу, проводившуюся на протяжении многих лет Иваном Коробовым в Главном Адмиралтействе.

В январе 1730 года запись гласит: "В будущем лете сего года Адмиралтейских каменных магазейнов по учиненному архитектором Коробовым чертежу с каменными сводами строить одну четверть".

Судя по этой и дальнейшим записям, работа была разделена на четыре части, охватывающие всю застройку Главного Адмиралтейства, что было обусловлено прежде всего финансовыми соображениями.

Основные строительные работы по сооружению каменного двухэтажного здания П-образной формы с единым протяженным параллельно Неве фасадом, перед которым проходил широкий обвалованный канал, были завершены в 1732 году.

Башня Главного Адмиралтейства или, как ее еще называли, "Адмиралтейская башня", возводилась Иваном Коробовым не сразу, а многократно переделывалась. Но более основательно Коробов занялся башней после окончания основных работ.

Сохранившийся проект башни был выполнен Иваном Коробовым в двух вариантах. В обоих основанием служит каменный куб, но завершаются они различным образом: в одном случае на башне не было шпиля. Обосновывая этот вариант, Коробов указывал на трудности сооружения шпиля, а также на опасность при ветрах. В варианте со шпилем первый и второй ярусы башни были одинаковы по высоте. Карниз второго яруса делит всю высоту башни пополам. Пилястры распределялись на ярусах башни в традиционной последовательности ордеров снизу вверх: тосканский, ионический и на фонарике – коринфский.

В найденном Коробовым решении надвратной башни синтезированы идеи строительства Главного Адмиралтейства, соответствующие как его собственному, так и государственному назначение, а также традиционная для того времени композиция, применявшаяся при сооружении церквей и колоколен. В основе проекта – расположенный в верхней части башни зал Адмиралтейств-коллегии, в котором размещались трофеи морской славы России.

24 мая 1732 года Адмиралтейств-коллегия рассмотрела проекты, представленные Коробовым "со мнением архитекторским и выслушав приказали... учиня экстракт доложить императрице". Спустя две недели 8 июня вопрос о перестройке башни Главного Адмиралтейства по варианту со шпилем был решен. Императрица Анна Иоановна "указала тот шпиц построить против того, какой оной прежде был и обить оной шпиц и купол медью и вызолотить добрым мастерством".

Уже осенью 1732 года под руководством Ивана Коробова "спищным мастером" Ван Болесом была начата разборка старой башни и подготовка к возведению новой.

Основные работы по строительству башни были завершены в 1734-1735 годах. Современный вид основания башни с выразительным арочным проездом, с небольшими проемами для окон по углам сохраняет идеи Ивана Коробова.

В 1737 году по проекту и под руководством Коробова на башне был сооружен шпиль. Для возведения шпиля применялся мачтовый лес 11-саженной длины. Деревянный каркас шпиля был заглублен в объеме каменной башни на два верхних яруса (около 12 м). Все плотницкие работы выполнены артелью подрядчика "олончанина Артемия Филиппова". Все работы по сооружению коробовского Главного Адмиралтейства были завершены в 1738 году.

На позолоту купола и шпиля с корабликом использовали 5081 золотой червонец общим весом около 16 кг, что по тем временам было оценено в 11076 рублей 38 копеек.

В башне под шпилем разместились "покои для адмиралтейского присутствия". А на открытой террасе третьего яруса в предобеденное время выводились оркестры гвардейских полков и с одиннадцати часов до полудня звучали трубы и литавры.

Другим великим зодчим, отдавшим многие годы жизни Главному Адмиралтейству, был Адриан Дмитриевич Захаров. Он родился в августе 1761 года в семье бедного чиновника Адмиралтейской коллегии Дмитрия Захарова, проживавшей в окрестностях Санкт-Петербурга.

Стремясь понять истоки того пути, который привел Адриана Дмитриевича Захарова к созданию жемчужины великого города на Неве, мы видим, что золотой парусник на вершине шпиля, сам шпиль, стройный как корабельная мачта, весь облик Адмиралтейства связаны с морской тематикой... Захаров родился на Адмиралтейском острове, в семье адмиралтейского служащего. Все лучшее в жизни Адриана Захарова, да и сама жизнь отданы Главному Адмиралтейству.


Вершина творчества академика архитектуры Захарова

К началу XIX века центр тяжести в застройке новой столицы все более основательно перемещался с Петроградской стороны и с Васильевского острова на Адмиралтейский. Формировавшиеся архитектурно-планировочные ансамбли, расширение деловой жизни столицы, развитие коммуникаций все более определенно создавали гармоничный облик центра великого города. Для его восприятия стало привычным центральное расположение Главного Адмиралтейства с пирамидальным позолоченным шпилем, увенчанным парусником. Несмотря на попытки усовершенствования творения Коробова за прошедшие три четверти века, его вид не гармонировал с развивающимся окружением в центре Петербурга.

Широкий, открытый в сторону Невы двор Главного Адмиралтейства, где продолжалось строительство кораблей, препятствовал развитию транспортных коммуникаций по берегу Невы и оформлению единого облика набережных. Береговая линия была прорезана десятью шлюзами, а также каналами для прохода судов между корпусами Адмиралтейства и вокруг него. Крепостной вал, окружавший верфь, тоже не гармонировал с новыми постройками. Вокруг Адмиралтейства в течение десятилетий возводились и обновлялись дворцы и соборы, впитывая динамику архитектуры, градостроительства, художественной скульптуры, гранитных набережных и многоцветных дворцов, изменявших все линии, плоскости пространства и цветовую гамму. При этом ансамбль вокруг Главного Адмиралтейства формировался с соблюдением требований фортификационной науки того времени, когда местность вокруг верфи-крепости должна была быть свободной и просматриваться как минимум на 300 сажен. На этой экспланаде запрещались какие-либо постройки.

Приступая к созданию Главного Адмиралтейства, академик Адриан Захаров в решении архитектурно-планировочных задач был ограничен весьма нелегкими условиями.

Во-первых, к началу XVIII века Главное Адмиралтейство стало центром застройки не только Адмиралтейского острова, но и всей центральной части города, где блистали роскошью дворцы, правительственные здания, соборы и памятники.

Во-вторых, верфь Главного Адмиралтейства в это время оставалась в числе основных предприятий судостроения Российской Империи с широкоразветвленной кооперацией, обеспечивающей снабжение всеми необходимыми материалами для постройки судов.

В-третьих, для облика города и его восприятия стал привычным позолоченный шпиль Главного Адмиралтейства с золотым корабликом, на который ориентировались оси центральных магистралей города.

В-четвертых, важными коммуникациями верфи являлись каналы между наружными и внутренними П-образными корпусами, а также наружный канал вокруг здания и другие каналы, по которым осуществлялась доставка грузов.

Таким образом, Захаров должен был сохранить идею Петра I о крупной судостроительной верфи на Неве, основные принципы архитектурно-планировочного решения Ивана Коробова, сложившееся представление о центральном градостроительном ансамбле и в то же время в имеющихся границах и условиях создать принципиально новое архитектурно-художественное произведение, соответствующее формирующемуся великолепию центра Северной Пальмиры. При этом он поставил целью воплотить в облике Главного Адмиралтейства характерные черты высокого русского классицизма и отразить основные вехи развития судостроения и мореплавания в России, становление ее морского могущества.

На генеральном плане Адмиралтейского острова 1738 года можно видеть, что в Главном Адмиралтействе появились боковые крылья внутреннего корпуса, параллельно боковым фасадам вдоль внутренних берегов канала.

Таким образом уже в 30-х годах XVIII века сформировался общий план Главного Адмиралтейства в виде двух П-образных корпусов (один внутри другого), который был использован Захаровым и сохранился до настоящего времени.

Над внутренним каналом, где он соединялся с Невой, были воздвигнуты арки. По внутренней стороне первого этажа наружного корпуса вдоль всего канала тянулась открытая галерея-аркада.

Захарову удалось выдержать первоначальную идею оформления фасадов Главного Адмиралтейства, заложенного в проекте. Отдельные изменения, которые неизбежны при наличии указанных выше ограничений и проблем, не затронули принципов планировки и композиции.

Южный, или главный, фасад, обращенный к Адмиралтейскому проспекту, имеет протяженность 405,9 м и весьма удачно сочетается со сравнительно небольшой высотой (от 16,0 до 16,5 м без учета центральной башни), благодаря большой изобретательности в разбивке лицевой линии на пять частей. По обеим сторонам от центральной башни – протяженные спокойные стены, подчеркивающие величие башни и ее взаимосвязь с выступающими частями фасада. Каждый выступ в свою очередь имеет пять частей. В центре выступа двенадцатиколонный портик, в виде лоджии, по обе стороны которой за сравнительно гладкими промежутками – шестиколонные портики.

Боковые фасады – Восточный, обращенный к Дворцовой площади и Зимнему дворцу, и Западный, обращенный к площади Декабристов и к монументу “Медный всадник” решены одинаково. Каждый из них композиционно разделен на пять частей: центральная часть – двенадцатиколонный портик – соединена гладкими стенами с угловыми шестиколонными портиками. При этом формы и объемы портиков боковых фасадов, стены, окна, горизонтальные тяги и венчающий карниз первого этажа повторяют аналогичные элементы южного фасада. Эта "стандартизация" элементов архитектуры здания создает впечатление цельности, законченности и монолитности.

Сведения о первой деревянной башне, сооруженной на мазанковой основе в центре южного фасада, в описаниях весьма противоречивы; рисунки также не дают однозначного представления.

В проекте Коробова архитектура башни была решена по принципу ярусного нарастания уменьшающихся кверху объемов, завершенных острым пирамидальным шпилем.

Захаров стремился максимально использовать башню Коробова, перекомпоновав ее таким образом, чтобы она гармонировала с обликом фасадов здания, сохранила свою стройность, и отвечала стилю всего сооружения. Для достижения этих целей в окончательном варианте Захаров суживает центральную башню в пределах колоннады, что облегчает весь силуэт башни со шпилем. По проекту Захарова в основание башни вместо многооконного центра с небольшим подъездом заложен мощный объем кубической формы. Снаружи свод оформлен двумя арками, нависающими одна над другой.

Фигуры мифических и легендарных героев древности – Ахилла, Аякса, Пирра, Александра Македонского, – установленные на парапете центральной башни, смягчают переход от массивного основания к легкому второму ярусу. В свою очередь, двадцать восемь статуй, установленных над колоннами, смягчают переход от колоннад ввысь, к шпилю. Гармонично сочетаются с архитектурой башни и стоящие на высоких постаментах скульптурные группы нимф, поддерживающие земные сферы.

Между башней и колоннадой на уровне основания колонн образована галерея, с которой во все стороны просматривается панорама. Над колоннадой размещен барабан с полуциркульными нишами и позолоченным куполом. В плане барабан имеет форму квадрата со скошенными углами.

В нишах барабана размещены циферблаты часов.

Композицию центральной башни завершает остроконечный золоченый шпиль.

Шпиль на центральной башне южного фасада Главного Адмиралтейства представляет собой стройную восьмигранную пирамиду. Каркас остова шпиля – деревянный, из соединенных в связки бревен-стволов корабельной сосны. Грани шпиля образованы медными листами таким образом, что каждый лист имея строго определенную форму, установлен в заданной точке пирамиды.

На вершине шпиля расположен флюгер в виде почти плоского трехмачтового парусника из позолоченной листовой меди. Его предшественник, флюгер-парусник, располагавшийся на шпиле до 1886 года, а в настоящее время украшающий площадку лестницы Центрального военно-морского музея, имел несколько иной вид.

В архивных источниках пока не нашли имя творца золотого кораблика на шпиле центральной башни Главного Адмиралтейства, хотя достоверно установлено, что прототипом для него служил первый военный корабль Петра I. Казалось бы, значительно проще сделать корабль-флюгер одномачтовым, надежной и устойчивой треугольной формы, к которой тяготеют функции флюгера, или с двумя мачтами – для обеспечения большей площади. Но создатели еще самого первого кораблика-флюгера, простоявшего на прибалтийских ветрах полтора столетия, выбрали трехмачтовый профиль с размерениями в его диаметральной плоскости весьма близкими к форме фрегата Петра I.


Символ Великого Города

Создавая проект перестройки Главного Адмиралтейства, Адриан Захаров решал комплекс сложных градостроительных и архитектурно-художественных проблем. В каждом элементе – в форме и фасадах, в портиках и павильонах, в центральной башне и во всех деталях художественного убранства, – мы видим стремление к прославлению важнейшего исторического этапа в укреплении державы: становлению флота в России и первых побед флота на морях. Парусный корабль, плывущий на самой вершине остроконечного шпиля, символизирует не только выход России к морю, не только "окно в Европу", но и непрерывность, и бесконечность человеческих исканий...

Таинственность и неизбежность приключений, героизм и самоотверженность "хождений по морю", как и радость победы над врагом, аллегорически выражены в скульптурном убранстве Главного Адмиралтейства.

Символическое обозначение фасадов, шпиля или парусника на вершине шпиля Главного Адмиралтейства мы видим на всех книгах, изданных в Санкт-Петербурге, на изделиях заводов и фабрик, на визитных карточках и почтовых отправлениях, на вывесках и городских газетах, на всем, с чем мы сталкиваемся повседневно или пользуемся изредка, что связано с великим городом на Неве.

Но значение Главного Адмиралтейства как символа морской славы нашей страны не исчерпывается архитектурно-художественным воплощением морской тематики в его облике и художественном оформлении. Оно слагается и из истории верфи, которая на протяжении полутора веков была центром отечественного судостроения и флота, и из традиций морского инженерного училища...


Главное за неделю