Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Адмирал Д.Н. Сенявин

Капитан 1 ранга В.И. АНДРЕЕВ

Дарданелльское сражение
Афонское сражение
Выдающийся русский флотоводец конца XVIII - начала XIX столетия Дмитрий Николаевич Сенявин родился 6 августа 1763 г. Его предок Наум Сенявин прославился крупной морской победой в бою у о. Эзель в 1719 г. во время Северной войны. Отец Дмитрия Николаевича тоже служил во флоте.

В 1773 г. Д.Н. Сенявин был зачислен в Морской корпус и благодаря большим способностям окончил его одним из первых.

В ноябре 1777 г. Сенявин был произведен в гардемарины и в этом звании проплавал несколько кампаний.

1 мая 1780 г. Сенявин был произведен в мичманы и назначен на корабль "Князь Владимир", входивший в эскадру, отправляемую в Португалию для поддержания вооруженного нейтралитета. В плавании Сенявин находился около года, и оно дало ему хорошую морскую закалку. По возвращении он был назначен в Азовский флот.

В 1783 г. Сенявин был произведен в лейтенанты и назначен флаг-офицером контр-адмирала Мекензи, ведавшего вопросами строительства Севастопольского порта. В этой должности (с перерывами) Сенявин оставался до 1786 г., корда он перешел в плавающий состав. Его назначили командиром пакетбота "Карабут", поддерживавшего сношения с русским послом в Турции.

Во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Сенявин прошел суровую боевую школу под командованием адмирала Ушакова. В первый период войны он исполнял обязанности флаг-капитана в эскадре Войновича. 3 июля 1788 г. была одержана первая победа Черноморского флота у о. Фидониси, где особенно отличился Ф.Ф. Ушаков, командовавший русским авангардом.

В момент, когда сильный турецкий флот помогал с моря осажденному Очакову, Сенявин с пятью крейсерами был послан к берегам Анатолии, чтобы нарушить турецкие пути сообщения и отвлечь внимание турецкого флота от Очакова. Нужно отметить, что уже здесь, в своих первых самостоятельных действиях, Сенявин проявил незаурядные способности и имел ряд успехов - взял несколько призов, уничтожил около десятка турецких торговых судов и т.п.

После этих успешных действий Сенявин был назначен командиром корабля "Леонтий Мученик", а затем командиром корабля "Владимир". 1791 г. - четвертый год войны - застал Сенявина командиром корабля "Навархия" в составе эскадры Ф.Ф. Ушакова.

После окончания войны Д.Н. Сенявин продолжал командовать линейным кораблем в составе эскадры Ушакова. 13 августа 1798 г. эскадра под флагом вице-адмирала Ушакова в составе шести линейных кораблей, семи фрегатов и трех бригов вышла из Севастополя и направилась в Константинополь для соединения с турецким флотом. В Константинополе к русской эскадре присоединились 4 корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок из сил турецкого флота, и соединенная эскадра вышла в Средиземное море для боевых действий против французов.

Первой задачей Ушакова было занятие Ионических островов, оккупированных французами, для создания на них базы эскадры. Наиболее защищенными из островов являлись Корфу и Санта-Мавра. Взятие Санта-Мавры было поручено капитану 1 ранга Сенявину, командовавшему кораблем "Св. Петр". В помощь ему были приданы фрегат "Навархия" и два турецких корабля. Сенявин блестяще справился с возложенной на него задачей, и 2 ноября крепость Санта-Мавра сдалась. Ушаков, донося о взятии крепости, дал самую положительную оценку действиям Сенявина. Русскими моряками были также заняты и другие Ионические острова, а затем освобождены от французов Неаполитанское королевство и Рим.

По возвращении эскадры Ушакова в Севастополь в 1800 г. Сенявина назначили командиром Херсонского порта. В 1803 г. его перевели в Севастополь на ту же должность. В следующем году Сенявин был назначен флотским начальником в Ревель, где и находился до 1805 г. В этом году Сенявин был поставлен во главе русской эскадры, отправлявшейся в Средиземное море для боевых действий против французов.

Международная обстановка начала XIX в. была весьма сложной. После побед русских войск под командованием великого полководца А.В. Суворова и русского флота под начальством замечательного флотоводца Ф.Ф. Ушакова в конце XVIII в. международное значение России и ее влияние на европейские дела значительно усилились. Основное место в международной жизни того времени занимала ожесточенная борьба между капиталистической Англией и ее конкурентом Францией, тоже вступившей на капиталистический путь развития. Борьба эта велась за господство в Европе и во всем мире, т.е. носила захватнический характер.

Ставленник французской буржуазии Наполеон понимал, что без союза с Россией он не победит Англию. Но активная агрессивная политика Наполеона в Европе и, в особенности, на Балканах и Ближнем Востоке угрожала интересам России. Все это вело к обострению франко-русских противоречий.

Начиная с 1804 г., Россия для борьбы с Францией начала концентрировать свои силы в Средиземном море. из состава Черноморского флота туда были отправлены 2 линейных корабля, 2 фрегата, 6 корветов и 4 брига под командой капитан-командора Сорокина. Кроме того, из Севастополя в Корфу была переброшена пехотная дивизия. Из Кронштадта в Средиземное море в 1804 г. пришла эскадра в составе двух линейных кораблей и двух фрегатов - в дополнение к находившимся там силам из состава Черноморского флота.

В марте 1805 г. между Россией и Англией был заключен договор о совместных действиях против Франции. К этому союзу присоединились Австрия и Неаполь. Таким образом, английскому правительству удалось создать коалицию для борьбы против Франции.

10 сентября 1805 г. из Кронштадта в Архипелаг вышли основные силы русского флота под командованием Д.Н. Сенявина, только что произведенного в вице-адмиралы. В состав эскадры входили 5 линейных кораблей и фрегат. В пути к эскадре присоединились 2 брига. 18 января 1806 г. Сенявин благополучно прибыл на Корфу и здесь вступил в командование русскими морскими и сухопутными силами на Средиземном море. Всего под командованием Сенявина оказалось 11 линейных кораблей, 7 фрегатов, 5 корветов, 7 бригов и 12 канонерских лодок (1 154 пушки и 8 000 человек команды). Сухопутных войск было около 15 тыс. человек.

Сенявину была поставлена задача защищать Ионические острова, как базу русского флота, и не допускать захвата Греции Наполеоном. На первых же порах, исходя из сложившейся обстановки, Сенявин перешел к активным действиям. Он занял область Каттаро и Черногорию с крепостями Боко-ди-Каттаро и Кастель-Нуово. Для привлечения на свою сторону населения Сенявин освободил жителей занятых русскими областей от всех повинностей и организовал конвоирование судов, идущих к Триесту и Константинополю, что весьма содействовало развитию торговли этих областей.

В свою очередь бокезцы и черногорцы создали в помощь русской эскадре флотилию в числе около 30 судов, вооруженных 8-20 пушками каждое. Эти суда успешно действовали, нарушая торговые связи французов.

Дальнейшие действия эскадры Сенявина, вплоть до разрыва с Турцией, носили тот же характер: действия против крепостей, борьба с торговлей противника и стычки с легкими силами французов.

В декабре 1806 г. Турция, подстрекаемая Наполеоном, объявила войну России.

1 января 1807 г. на усиление эскадры Сенявина в Корфу прибыла новая эскадра под командованием капитан-командора Игнатьева. Она состояла из пяти линейных кораблей, фрегата, корвета и шлюпа. Тогда же Сенявин узнал и о разрыве с Турцией.

В соответствии с намеченным в Петербурге планом войны 8 января 1807 г. Сенявину была послана инструкция, в которой указывалось: "...главнейшая цель действий наших направляема быть должна к нанесению удара в самое недро Оттоманской империи достижением и покорением ее столицы..."'.

Далее в этой инструкции говорилось: с десятью или более кораблями и несколькими фрегатами отправиться к Дарданеллам и прервать сообщение между европейским и азиатским берегами; если возможно, то прервать сообщение и по всему Дарданелльскому проливу и Мраморному морю; стараться занять главные пункты в Архипелаге, в том числе острова Родос, Митилену и другие, на которых имеются верфи и корабельные леса; отрядить несколько судов для блокады Египта; для высадки десантов использовать сухопутные войска, которые должны быть взяты на эскадру с таким расчетом, чтобы не была ослаблена защита Корфу и других мест; в Адриатическом море оставить столько судов, сколько обстоятельства потребуют; между всеми указанными местами учредить крейсерство; стараться иметь сношения с командующим русской армией в Молдавии и Валахии; особо "обратить внимание на усугубление препон ко всякому сообщению французов с турками, чтобы не только войска их проходить, но даже курьеры и письменные сношения пропускаемы быть не могли".

Анализируя данную инструкцию, следует отметить прежде всего большое число поставленных задач перед Сенявиным. В самом деле, Сенявин должен был и Константинополь захватить, и Египет блокировать, и Корфу защищать, и препятствовать сообщению французов с турками. Если бы Сенявин слепо последовал данной инструкции, он неминуемо был бы разбит, так как его силы оказались бы распыленными. Следует признать вполне правильным решение Сенявина оставить часть сил для защиты Корфу, а с главными силами идти в Архипелаг, где решалась основная задача.

10 февраля 1807 г. эскадра в составе восьми линейных кораблей и фрегата с десантом численностью 1256 человек направилась в Эгейское море. Учитывая, что внезапность действует ошеломляюще, Сенявин на пути задерживал все купеческие корабли, чтобы никто не известил противника о движении русской эскадры.

Надежды правительственных кругов на то, что английская эскадра адмирала Дукворта поможет Сенявину, не оправдались. Петербургские стратеги забыли старую традицию Англии - загребать жар чужими руками. Англичане не пожелали усиливать своими кораблями эскадру Сенявина, но попытались предупредить события и захватить Константинополь раньше русских.

7 февраля 1807 г. английская эскадра в составе семи кораблей, двух фрегатов и двух бомбардирских судов под флагом адмирала Дукворта прошла Дарданеллы и внезапно появилась у Константинополя, уничтожив по пути несколько мелких турецких судов. Англичане начали переговоры с турками, но последние, умышленно затягивая переговоры, сумели настолько усилить укрепления в проливе, что Дукворту пришлось спешно уходить, неся при этом большие потери.

Таким образом, когда Сенявин с эскадрой пришел в Архипелаг, Дарданеллы были уже весьма сильно укреплены и задача прорыва их оказалась трудной. Дукворт же, как и следовало ожидать, наотрез отказался усилить эскадру Сенявина и 1 марта ушел на Мальту.

28 февраля Сенявин собрал военный совет, на котором ввиду сложившихся обстоятельств было решено не прорываться через Дарданеллы, а ограничиться их блокадой.

В связи с принятым планом блокады Дарданелл необходимо было занять маневренную базу для флота. Выбор пал на расположенный в непосредственной близости от пролива о. Тенедос. На остров был высажен десант, который осадил крепость Тенедос. Благодаря решительным действиям десанта и помощи со стороны кораблей эскадры турки были вынуждены сдать крепость. 10 марта 1807 г. турецкий гарнизон был отпущен на анатолийский берег, так как Сенявин не мог оставить большую массу "ртов" у себя на эскадре.

Обеспечив себя базой, Сенявин приступил к блокаде Дарданелл. Дли этого поочередно назначались по два корабля; они стояли на якоре у пролива по 10-12 суток. Одновременно посылались корабли для крейсерства на торговых путях противника и для действий против неприятельских берегов. Но все же основной задачей для Сенявина являлось уничтожение турецкого флота, так как пока этот флот продолжал существовать превосходя русскую эскадру по численности, положение Сенявина в Архипелаге не могло быть прочным.

Дарданелльское сражение (10-11 мая 1807 г.)

Блокада Дарданелл вызвала голод и недовольство населения в Константинополе. Турецкое правительство требовало от командования своего флота снять блокаду пролива и уничтожить русскую эскадру. Выполняя это требование, 7 мая турецкий флот в составе восьми линейных кораблей, шести фрегатов, четырех шлюпок, брига и свыше 50 гребных судов вышел из пролива.

Сенявин, желая оттянуть противника от пролива и береговых батарей, а также выйти на ветер, отошел к о. Имброс. На другой день засвежело, и Сенявин вернулся к Тенедосу. Там он узнал, что во время отсутствия эскадры турки под начальством французских офицеров неудачно атаковали Тенедос. Кроме того, Сенявин узнал, что турецкий флот стоит в нескольких милях от Тенедоса, у о. Мавра.

10 мая, воспользовавшись благоприятным юго-западным ветром, русская эскадра снялась с якоря и пошла на сближение с противником. Турецкий флот поднял паруса и, не желая принимать бой, пошел к Дарданеллам. Сенявин приказал русской эскадре поднять все паруса и нападать по способности. Только к 6 часам вечера, уже неподалеку от Дарданелл, русские корабли догнали турок и начали бой. Русская эскадра. численно уступавшая неприятелю, прекрасно маневрировала. Русские значительно раньше, чем турки, научились использовать огонь обоих бортов кораблей. Не придерживаясь строя, корабли Сенявина прорезали линию противника и, находясь под огнем неприятельских кораблей и береговых батарей, в условиях наступившей темноты продолжали бой, в котором большую роль сыграла превосходная боевая выучка русских моряков. Ночью, в темноте, турецкие батареи стреляли и по русским и по своим кораблям. К полуночи ветер стих, и сражение прекратилось. Сильно поврежденные 3 турецких корабля вынуждены были приткнуться к отмелям под азиатским берегом. Остальным кораблям удалось проскочить в Дарданеллы.

Русские корабли стали на якорь у пролива. С рассветом 11 мая шлюпки, спущенные с турецких кораблей, начали буксировать в пролив 3 поврежденных корабля. Сенявин приказал четырем кораблям и одному фрегату отрезать противника. Турецкие корабли были атакованы, один из них успел войти в Дарданеллы, а два других выбросились на берег.

Этим закончилось Дарданелльское сражение, в результате которого 3 корабля у противника были выведены из строя. Потери в личном составе доходили до 2000 чел.

Между тем, в результате блокады Дарданелл, приведшей к пал-ному прекращению подвоза продовольствия в Константинополь, усилилось недовольство населения. Все это окончилось переворотом: был свергнут Селим III и к власти пришел султан Мустафа IV.

Хотя первый выход турецкого флота из Дарданелл и окончился неудачей, население требовало от правительства и флота активных действий и прорыва блокады.

Турецкое правительство поставило командующему флотом задачу: избегая боя с русским флотом, овладеть при помощи десанта островом Тенедос. Турецкое правительство считало, что Сенявин, лишившись базы, вынужден будет снять блокаду Дарданелл. Это предположение турок было ошибочным, так как если бы им удалось взять о. Тенедос, русская эскадра могла выбрать в качестве базы любой из многочисленных островов вблизи Дарданелл. Добиться снятия блокады турецкое командования могло только выиграв бой, которого оно тщательно избегало и боялось.

10 июня русский наблюдательный пост на Тенедосе доложил, что неприятельская эскадра, состоящая из 10 линейных кораблей, пяти фрегатов, двух бригов и трех шлюпов, выходит из пролива. Турецкий флот занял позицию у о. Имброс. Гребная флотилия турок сосредоточилась у азиатского берега. На ней находился 6-тысячный десант, предназначенный для высадки на о.Тенедос.

Вплоть до 14 июня условия погоды не позволяли Сенявину подойти к противнику. 15 июня Сенявин, желая выйти на ветер, подошел к о. Имброс и занял позицию между Имбросом и европейским берегом, оказавшись таким образом между турками и проливом. Турецкий флот спустился к Тенедосу и безуспешно пытался высадить десант на северной стороне острова. 16 июня под прикрытием огня корабельной артиллерии туркам удалось высадить десант в количестве около 6000 человек, который начал осаду крепости.

Сенявин, убедившись, что турецкий флот находится у о. Текедос, поспешил с эскадрой туда. Увидев русскую эскадру, командующий турецким флотом Сеид-Али снялся с якоря и ушел в море в юго-западном направлении. Сенявин, подойдя около полудня 17 июня к Тенедосу, узнал, что у гарнизона снаряды на исходе и что турки усилили атаку, спеша захватить крепость до получения ею помощи от эскадры. Рассчитывая еще нагнать противника, Сенявин снабдил крепость боезапасом и уничтожил гребные турецкие суда, перевозившие десант. Утром 18 июня эскадра Сенявина вышла в море и к вечеру заняла у о. Имброс позицию, преграждавшую туркам путь к Дарданеллам.

Афонское сражение (19 июня 1807 г.)

Еще перед выходом в море учтя опыт сражения у Дарданелл, Сенявин отдал боевой приказ следующего содержания:

"Обстоятельства обязывают нас дать решительное сражение, но покуда флагманы неприятельские не будут разбиты сильно, до тех пор ожидать должно сражения весьма упорного, посему сделать нападение следующим образом: по числу неприятельских адмиралов, чтобы каждого атаковать двумя нашими, назначаются корабли: "Рафаил" с "Сильным", "Селафаил" с "Уриилом" и "Мощный" с "Ярославом". По сигналу № 3 при французском гюйсе немедленно спускаться сим кораблям на флагманов неприятельских, и атаковать их со всевозможною решительностью, как можно ближе, отнюдь не боясь, чтобы неприятель пожелал зажечь себя. Прошедшее сражение 10 мая показало - чем ближе к нему, тем от него менее вреда, следовательно, если бы кому случилось и свалиться на абордаж, то и тогда можно ожидать вящего успеха. Пришел на картечный выстрел, начинать стрелять. Если неприятель под парусами, то бить по мачтам, если же на якоре, то по корпусу. Нападать двум с одной стороны, но не с обоих бортов, если случится дать место другому кораблю, то ни в коем случае не отходить далее картечного выстрела, с кем начато сражение с тем и кончить или потоплением, или покорением неприятельского корабля.

Как по множеству непредвидимых случаев невозможно сделать на каждый положительных наставлений, я не распространяю оных более; надеюсь, что каждый сын отечества почтится выполнить долг свой славным образом.
Корабль "Твердый". Дмитрий Сенявин".

Таким образом, в основе приказа Сенявина было стремление к решительному сражению. Правильно оценивая противника, Сенявин направляет главный удар по турецким флагманам. На направлении главного удара он создает двойное превосходство сил (шесть линейных кораблей против трех турецких флагманов) и применяет новый прием: сосредоточенный удар двух кораблей с одного борта. Для обеспечения успеха главного удара Сенявин оставляет в своем распоряжении 4 линейных корабля с целью или поддержать главный удар, или связать боем остальные турецкие корабли, чтобы они не смогли прийти на помощь флагманам.

На рассвете 19 июня русские корабли обнаружили противника. Турецкие корабли стояли на якоре неподалеку от о. Лемнос. В пятом часу на флагманском корабле русской эскадры был поднят сигнал "Поставить все возможные паруса и спуститься на неприятеля".

Турецкий флот весьма быстро построился в линию баталии так, что их три флагмана оказались в середине линии, а фрегаты и бриги - в голове и за линией.

Соотношение сил в бою было следующим. Русская эскадра включала корабли: "Твердый" - 74 пушки, командир - капитан 1 ранга Малеев (флаг вице-адмирала Сенявина); "Рафаил" - 74 пушки, командир капитан 1 ранга Лукин; "Уриил" - 84 пушки, командир - капитан 2 ранга И. Быченский; "Св. Елена" - 74 пушки, командир - капитан 2 ранга М. Быченский; "Сильный" - 74 пушки, командир - капитан 1 ранга Салтиков; "Селафаил" - 74 пушки, командир - капитан 2 ранга Рожнов; "Ярослав" - 74 пушки, командир - капитан 2 ранга Митьков; "Скорый" - 74 пушки, командир - капитан 1 ранга Шельтинг; "Мощный" - 74 пушки, командир - капитан 1 ранга Кровье; "Ретвизан" - 64 пушки, командир - капитан 2 ранга Ртищев. Всего Сенявин имел 10 линейных кораблей с 740 пушками.

Турецкая эскадра состояла из линейных кораблей: "Мессудие" - 120 пушек (флаг капудан-паши Сеид-Али); "Седель-Бахри" - 90 пушек, (флаг капитан-бея Бекир-бея); "Анкай-Бахри" - 86 пушек (флаг Шеремят-бея); "Таусу-Бахри" - 84 пушки; "Бешарет-Нюма" - 84 пушки; "Тефик-Нюма" - 84 пушки; "Сайади-Бахри" - 74 пушки; "Мем-Банк-Нюсарет" - 74 пушки; "Хибет Ендас" - 74 пушки; "Килит-Бахри" - 84 пушки (в бою участия не принимал); фрегатов: "Мескензи Газа" - 50 пушек; "Бедриза Фет", - 50 пушек; "Фуки Зефир" - 50 пушек; "Нессим Фету" - 50 пушек; "Искандрие" - 44 пушки; шлюпов: "Метелин" - 32 пушки; "РехбериАлим" - 28 пушек; "Денювет" - 24 пушки, двухбригов по 18 пушек на каждом. Всего турецкая эскадра имела в своем составе 10 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 мелких судов. Общее число пушек на ней достигало 1214.

Следовательно, русская эскадра по числу кораблей и по количеству пушек значительно уступала противнику. Но по качеству тактической подготовки командования, храбрости и мужеству личного состава эскадра Сенявина намного превосходила турецкую.

При ветре с востока-северо-востока силой 3-4 балла русская эскадра спускалась на противника двумя колоннами, из которых левую составили 6 кораблей, предназначенных для атаки флагманов, правую - 4 корабля под командой самого Сенявина. Около 7 часов по сигналу флагмана "Спуститься на неприятеля" левая колонна повернула на противника и пошла перпендикулярно его курсу, направляясь на центр вражеской линии. Правая колонна также изменила курс, стремясь охватить голову неприятельской линии. В 7 час. 45 мин. на "Твердом" был поднят сигнал Сенявина: "Назначенным кораблям атаковать неприятельских флагманов вплотную". Так как турки были под ветром и их пушки имели большой угол возвышения, они открыли огонь первыми. Пушки русских кораблей были заряжены двумя ядрами для первого залпа, и согласно приказу корабли не открывали огня до тех пор, пока не подошли на дистанцию картечного выстрела.

Стремясь как можно скорее подойти ближе к противнику, корабли левой колонны не придерживались строя при подходе и шли попарно. Каждая пара направлялась на назначенный ей флагманский корабль. Первой парой были "Рафаил" с "Сильным". На них-то и сосредоточился огонь всей эскадры противника. При подходе к неприятельской линии "Рафаил", имея сбитые паруса, не послушался руля и прорезал строй турок между кораблями "Мессудие" и "Седель-Бахри", ведя огонь с обоих бортов. "Сильный" и две другие пары кораблей, подойдя на дистанцию пистолетного выстрела, легли на курс, параллельный курсу противника. Строй их был сомкнут так тесно, что бушприты задних кораблей лежали на корме передних. Только отлично подготовленные командиры и команды могли осуществить этот сложный маневр, находясь в непосредственной близости от неприятеля, под его огнем. Тем временем колонна под командой Сенявина атаковала авангард противника; флагманский корабль "Твердый" очень быстро сбил головной фрегат турок, а затем, ударив по следующему в линии кораблю, заставил и его лечь в дрейф, чем остановил движение всей колонны противника. К этому времени вышел "Рафаил", команда которого уже исправила повреждения корабля и, идя параллельным курсом, продолжал стрелять по головному турецкому кораблю. Два следующих турецких корабля оказались под сосредоточенным огнем всех четырех кораблей колонны Сенявина и, не выдержав их огня, тоже спустились под ветер. Четвертым линейным кораблем в турецкой линии шел "Седель-Бахри" - флагманский корабль Бекир-бея, уже основательно пострадавший от обстрела артиллерии левой колонны. Сенявин на "Твёрдом" преградил ему путь и продольным залпом сбил оставшиеся паруса и реи. "Скорый" продолжал сражаться с тремя первыми кораблями и одно время был в очень тяжелом состоянии, но затем ему удалось оторваться от неприятеля.

Вследствие смелых и решительных действий русских кораблей уже к 10 часам получившие повреждения турецкие корабли были вынуждены выйти из строя и в беспорядке отходить по направлению к Афонской горе. В 10 часов Сенявин поднял сигнал "Спуститься к противнику еще ближе и преследовать его неослабно".

Между тем и левая колонна делала свое дело. "Мощный" и "Сильный" вели сосредоточенный огонь по "Мессудие", остальные корабли стреляли по другим турецким кораблям. Вследствие остановки линии турецких кораблей русские корабли постепенно выдвигались так, что около 10 час. 30 мин. концевой корабль "Ярослав" поравнялся с "Мессудие". Однако он вследствие потери управления произвольно развернулся, а затем увалился на левый галс и пошел контркурсом с концевыми кораблями турецкой линии.

К 12 часам обстановка боя была следующая: "Скорый" продолжал сражаться с тремя кораблями авангарда; "Рафаил", пройдя линию, вышел на ветер и приводил в порядок свой разбитый такелаж и паруса; "Ретвизан" и "Св. Елена" находились на ветре относительно авангарда противника: "Мощный" оказался в середине турецкой эскадры; остальные корабли, растянувшись дугой, сражались с неприятельским центром. Расстояние между противниками постепенно увеличивалось. . В час дня ветер совершенно стих, и обе эскадры прекратили бой. Турецкая эскадра разделилась на три группы:
  1. подветренная - из трех кораблей авангарда и трех фрегатов;
  2. центральная - из четырех кораблей и двух фрегатов;
  3. последняя, где без парусов на буксире шли флагманский 90-пушечный корабль "Седель-Бахри" и буксировавший его корабль "Бешарет-Нюма", фрегат "Нессим-Фету" и шлюп "Метелин".
За время боя турецкие корабли были сильно избиты, и часть из них едва держалась на плаву. Из русских кораблей имели повреждения "Рафаил", "Твердый", "Мощный" и "Скорый".

К 2 часам дня окончательно заштилело, а затем ветер изменился и стал дуть с запада. Таким образом, турецкая эскадра оказалась на ветре и, приведя в бейдевинд, стала быстро уходить от русских кораблей на север. Разбитый "Седель-Бахри" и его конвоиры постепенно отставали от остальных кораблей. К 6 часам вечера, когда ветер стал свежее, Сенявин приказал "Уриилу" и "Селафаилу" отрезать их. Назначенные корабли направились в погоню, и ночью конвоиры ("Бешарет-Нюма", "Нессим" и "Метелин") бросили "Седель-Бахри", спасаясь от настигавших их русских кораблей. "Седель-Бахри" сдался в плен. Утром 20 июня основные силы турецкой эскадры продолжали оставаться на ветре и были недосягаемы для Сенявина, но те корабли, которые пытались конвоировать "Седель-Бахри", а затем бросили его, не успели догнать свою эскадру и остались под ветром у Афона. Сенявин приказал четырем кораблям отрезать их. Спасаясь от преследования, турки были вынуждены выброситься на мель и сжечь свои суда. На рассвете 22 июня были замечены два больших дыма. Впоследствии выяснилось, что турки сожгли еще один корабль и один фрегат, разбитые так, что они не смогли идти вместе с флотом. Вскоре затонули еще два турецких фрегата у о. Самофраки. .

Таким образом, в результате Афонского сражения турецкая эскадра потеряла 3 линейных корабля, 4 фрегата и шлюп. Чрезвычайно велики были потери в личном составе. К примеру, на одном только "Седель-Бахри" было 230 убитых, 160 раненых, а 774 человека были взяты русскими в плен. С русской стороны потерь в судовом составе не было.

После боя Сенявин пошел на выручку своей базы - Тенедоса, которая героически держалась в борьбе с численно превосходившими силами противника. Когда русская эскадра подошла к Тенедосу, осаждавшие крепость турки оказались между двух огней - между крепостью и кораблями. Вступив в переговоры с начальником турецкого десанта, Сенявин предложил туркам сдаться с условием, что разоруженные турецкие войска будут доставлены на анатолийский берег. Турки согласились. 28 июня около 5 000 турок были перевезены на берег, все осадные пушки и оружие были сданы русским. Турецкая же эскадра 26 июня вошла в Дарданеллы и более уже не выходила из пролива. Русский флот завоевал господство на море.

Непосредственным политическим результатом Афонской победы было обращение турецкого правительства с предложением начать переговоры о перемирии. В августе эти переговоры закончились заключением перемирия.

Что обеспечило успех русских моряков в Афонском бою? Прежде всего победа над противником была достигнута благодаря превосходной подготовке, мужеству и героизму матросов и офицеров русских кораблей. Русская эскадра совершала длительные переходы и имела . замечательную практику. Большое внимание на эскадре уделялось дисциплине, организации службы, боевой выучке и искусству маневрирования. Все командиры кораблей еще раньше всесторонне изучили боевой приказ и усвоили замысел адмирала. Сам же приказ отличался простотой и ясностью изложения. Учитывая хорошую предварительную подготовку командиров кораблей, он давал им свободу действий.

В Афонском сражении Сенявин показал себя как выдающийся флотоводец, достойный продолжатель традиций Ушакова. Он превосходно использовал сильные стороны русского флота - хорошую маневренную подготовку кораблей, боевую выучку личного состава, сводя на нет превосходство материальной части противника. Имея меньшее число кораблей, Сенявин на решающем участке данного боя - против флагманских кораблей - сосредоточил двойное превосходство сил (против одного борта корабля противника два своих корабля). Сенявин знал, что турецкие корабли стойко сражаются лишь до вывода из строя их флагманов, а затем боеспособность их резко падает, так как командиры не подготовлены к самостоятельным действиям. Там, где обстановка была ясна и в течение боя мало могла измениться (левая колонна), Сенявин предоставлял командирам возможность действовать самостоятельно; там же, где обстановка быстро изменялась, Сенявин брал руководство на себя. Он непосредственно командовал правой группой, атаковавшей авангард противника.

* * *

Сенявин одержал блестящую победу над турками. Но заключение Тильзитского мира не позволило русской эскадре использовать результаты своей победы. 23 августа Сенявин получил предписание прекратить военные действия и немедленно передать Ионические и Далматинские острова и провинцию Каттаро Франции, а Тенедос - Турции и возвращаться в Россию.

Во исполнение этого распоряжения Сенявин отправил находившиеся в его распоряжении суда Черноморского флота (5 кораблей, 4 фрегата, 4 корвета и 4 брига) и 20 призовых судов под командованием капитан-командора Салтанова в Севастополь. Эскадре капитан-командора Баратынского, находившейся в Венеции, было приказано идти в Балтику. 19 сентября эскадра Сенявина, в числе десяти кораблей и трех фрегатов, вышла из Корфу для следования в Россию. Сенявин был предупрежден о возможности войны с Англией и необходимости в связи с этим избегать встреч с ее флотом.

28 октября 1807 г. русская эскадра пришла в Лиссабон. Вряд ли кому-либо из русских адмиралов приходилось бывать в столь сложном и опасном положении, в каком очутился Сенявин во время лиссабонского "сидения". Английская эскадра блокировала Лиссабон с моря. Сам же Лиссабон в конце ноября 1807 г. был занят французскими войсками под командой генерала Жюно. Сенявин оказался между двух огней. Требовалось исключительное дипломатическое искусство, чтобы сохранить русскую эскадру. Наполеон стремился использовать русские корабли для борьбы против Англии. Русский царь Александр I послал указ Сенявину, в котором ему предлагалось исполнять все предписания, "которые от его величества императора Наполеона посылаемы будут". Сенявин, крайне неприязненно относившийся к Тильзитскому миру и к "дружбе" России с Наполеоном, сумел сохранить русскую эскадру от посягательства со стороны Наполеона.

В августе 1808 г. английские войска вошли в Лиссабон. Англичане понимали, что русская эскадра на сдачу не пойдет и что предстоит кровавый бой. Поэтому английский адмирал Коттон вынужден был пойти на переговоры и 23 августа подписать с Сенявиным особую конвенцию. Согласно этой конвенции русская эскадра должна была отправиться в Англию и находиться там до заключения мира между Англией и Россией, после чего возвратиться в Россию. 31 августа 1808 г. эскадра Сенявина под русским флагом вышла из Лиссабона и 27 сентября 1808 г. прибыла на портсмутский рейд.

5 августа 1809 г. русские команды вышли из Портсмута и 9 сентября прибыли в Ригу. Люди, находившиеся с Д.Н. Сенявиным во время трудного, почти четырехлетнего плавания в чужих краях, оценили его по достоинству. Позднейшие поколения также высоко оценили его воинское и дипломатическое искусство. По Александр I и ближайшее начальство Сенявина отнеслись к этому достойному продолжателю традиций Ушакова недружелюбно, так же, как они недружелюбно относились к самому Ушакову. Александр I мстил Сенявину за его популярность и славу в России, за его независимый образ мышления и самостоятельность действий. В 1810 г. Сенявин был назначен на второстепенную должность командира Ревельского порта. Во время нашествия Наполеона на нашу родину в 1812 г. Сенявин подал царю просьбу об определении его в действующую армию. Александр I написал на прошении: "Где? В каком роде службы? И каким образом?" Адмирал был обижен этими вопросами. "Буду служить, - ответил он, - таким точно образом, как служил я всегда и как обыкновенно служат верные и приверженные русские офицеры". Александр I не любил подобные ответы, и Сенявин не был принят в действующую армию. Мало того, 21 апреля 1813 г. его уволили в отставку с половиной пенсии.

Во время движения декабристов, хотя Сенявин сам непосредственного участия в нем не принимал, имя знаменитого адмирала связывалось с декабристами. Из материалов следствия по делу декабристов явствует, что декабристы предполагали поставить его во главе Временного правительства России. Уже в последние годы жизни Д.Н. Сенявин снова был призван на службу. Приближалась новая война с Турцией. Сенявину поручено было командовать эскадрой, шедшей в Англию для дальнейшего следования в Архипелаг. В замечательном приказе, данном 5 августа 1827 г. на имя Гейдена, Сенявин выразил свое отношение к матросам:

"Весьма важным считаю обратить особенное внимание вашего сиятельства на обхождение гг. командиров и офицеров с нижними чинами и служителями. Сделанные мною замечания на сей предмет показывают мне, что гг. офицеры имеют ложные правила в рассуждении соблюдения дисциплины в своих подчиненных. Нет сомнения, что строгость необходима в службе, но, прежде всего, должно научить людей, что им делать, а потом взыскивать на них и наказывать за упущения. Надлежит различать упущение невольное от умышленного или пренебрегительного: 1) требует иногда снисхождения, 2) немедленного взыскания без послабления... Начальники и офицеры должны уметь возбудить соревнование к усердной службе в своих подчиненных ободрением отличнейших. Они должны знать дух русского матроса, которому иногда спасибо дороже всего. Непристойные ругательства во время работ не должны выходить из уст офицеров, а неисправность и проступки матросов наказуются по установленной военной дисциплине. Так как может случиться, что ваша эскадра будет употреблена на военные действия, то тем паче должны гг. командиры и офицеры приобресть к себе искреннюю любовь подчиненных, дабы с лучшею пользою употреблять их в нужное время... Предлагаю вашему сиятельству всякий раз, когда представится удобность, посещать корабли и фрегаты, в команде вашей состоящие, осматривать во всех частях исправность оных, содержание людей, больных и испытывать знание матросов в экзерцициях. Сверх того, слабые познания матросов, особенно в обращении с артиллерией, поставляют вас в непременную необходимость, как возможно чаще обучать их пушечной экзерциции и довести их до надлежащих успехов по сей части, ибо артиллерия решает победы".

В 1830 г. Сенявин тяжко заболел и 5 апреля 1831 г. скончался.


Главное за неделю