Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Тени океанских глубин

Четверть века назад, 16 июня 1984 года, со стапеля Амурского судостроительного завода имени Ленинского комсомола (город Комсомольск-на-Амуре) спустили на воду головную многоцелевую атомную подводную лодку (АПЛ) проекта 971, разработанного в Специальном конструкторском бюро (СКБ) «Малахит» под началом его главного конструктора Георгия Николаевича Чернышева. В боевой состав ВМФ СССР новая субмарина вступила 30 декабря 1984 года. С того времени уже построено пятнадцать АПЛ проекта 971. А в 1996 году участников создания данного проекта АПЛ отметили... Государственной премией Российской Федерации.

«Совершенные убийцы»

По утверждению представителей ВМС США, на оперативных скоростях порядка 5-7 узлов шумность российских атомных подводных лодок типа «Усовершенствованная Акула» (Improved Akula) третьего поколения проекта 971, фиксировавшаяся натовскими средствами гидроакустической разведки, была меньше шумности наиболее перспективных штатовских многоцелевых субмарин типа «Усовершенствованный Лос-Анджелес» (Improved Los-Angeles). По словам начальника оперативного отдела ВМС США адмирала Джереми Бурда, «американские корабли оказались не в состоянии сопровождать русские АПЛ Improved Akula на скоростях менее 6-9 узлов (контакт с новой российской подлодкой состоялся весной 1995 года у восточного побережья США)». Как подчеркнул адмирал, усовершенствованная Akula-II Военно-морского флота России по своей малошумности соответствует требованиям, предъявляемым к подлодкам уже четвертого поколения...


Герб дивизии АПЛ СФ

Официальное отечественное название данного типа кораблей - атомная подводная лодка проекта 971. В ходе проектирования ей присвоили шифр «Щука-Б» (просто «Щукой» называли атомоходы проекта 671РТМ). Более широко в ВМФ «Щуки-Б» известны как «Барсы» - по имени первого подводного корабля данного проекта, построенного на северодвинском «Севмашпредприятии». В НАТО же их обозначили как «Акулы» (Akula). Причина для такого громкого имени очевидная: по заключению натовских военно-морских экспертов, российские атомоходы «семейства 971-х» - это «совершенные убийцы в океане». Такие же великолепные «машины смерти», как и настоящие акулы, но только рукотворные. Они продукт совместного напряженного творчества Ленинградского (ныне - Санкт-Петербургского) СКБ «Малахит» и множества смежных организаций. Являясь наиболее малошумными отечественными атомоходами, «Акулы» способны длительное время «висеть на хвосте» у надводных кораблей и подлодок потенциального противника, не будучи обнаруженными его средствами гидроакустической и радиотехнической разведки. При этом последние корпуса «звериной» серии - «Вепрь» и «Гепард» - имеют настолько мощный боевой потенциал по сравнению с предшественниками, что за океаном их вообще выделили в особую группу, назвав «Акула-2» (Akula-II), или «Усовершенствованная Акула» (Improved Akula). И если внешне «Вепрь» еще похож на старших «собратьев», отличаясь только внутренней «начинкой», то «Гепард» даже снаружи во многом уже иной.

Супервозможности отечественных «Акул» позволяют нашим подводникам «цеплять на акустический крючок» даже атомные подводные стратегические ракетоносцы типа «Огайо» - гордость американского кораблестроения. Например, в зоне абсолютного господства противолодочных сил ВМС США российский атомоход обнаружил и длительное время скрытно следил за новейшей ПЛАРБ, направлявшейся в район боевого патрулирования. В Соединенных Штатах стратегические подлодки этого класса считались практически недосягаемыми для гидроакустических станций субмарин противника, а к возможности скрытного слежения за ними, по крайней мере в своем районе, военные специалисты вообще относились скептически. В итоге престиж американских подводников получил ощутимый удар, а сам факт обнаружения ПЛАРБ послужил поводом для конкретных «организационных выводов» на Капитолийском холме. При этом командование ВМС США, ссылаясь на потенциальную «русскую подводную угрозу», затребовало у конгресса крупные ассигнования на увеличение численности новых ПЛА типа «Си Вулф» - уже четвертого поколения. А командир нашего «Волка» Алексей Буриличев - ныне вице-адмирал - в 1995 году стал Героем России.


АПЛ «Вепрь» в Северной Атлантике

Однако конгрессмены были бы, на мой взгляд, еще более обескуражены, узнав, за что в конце 90-х годов прошлого столетия также получил звание Героя Российской Федерации командир однотипной с «Волком» подлодки «Пантера» капитан 1 ранга Сергей Справцев. Его АПЛ сто пятьдесят часов кряду следила за опять-таки американским подводным стратегическим ракетоносцем. Более шести суток на дистанции торпедного залпа «Пантера» тенью кралась за штатовским «стратегом»! Все это время ПЛАРБ в целях обеспечения собственной скрытности закладывала на глубине циркуляции, чтобы, как говорится, осмотреться позади себя - на кормовых курсовых углах. И ни разу не обнаружила погони, что находилась практически рядом. А ведь в случае начала войны это гарантированное уничтожение стратегического крейсера до того, как отворятся люки его ракетных шахт. Потому что подводные лодки проекта 971 типа «Барс» - это не просто самые современные скоростные субмарины ВМФ России. Уровень их шумности в несколько раз ниже, чем у лучших отечественных атомных подлодок второго поколения. Скрытность плавания, сравнимая с лучшими мировыми образцами, делает «Барсы» в океане кораблями-невидимками. При обычном состоянии океанских глубин гидроакустические станции (ГАС) американцев вообще бессильны против «Барсов». Словом, «Барсы» - это головная боль любого, даже самого сильного вероятного противника, заведомо господствующего в океане.

В настоящее время противостоять «Акуле» (более-менее на равных) в состоянии лишь одна серийная многоцелевая ПЛА - американская подлодка типа «Си Вулф» (Sea Wolf). «Морские волки», созданные в противовес АПЛ проекта 971, должны, как тщатся за океаном, поддержать пошатнувшееся реноме Соединенных Штатов Америки - «владычицы океанских глубин». При этом напуганные «акульей угрозой» конгрессмены на реализацию данной программы выделили поистине огромные деньги. Однако даже столь мощные финансовые вливания позволили американцам заложить головной корабль своей серии лишь через пять с половиной лет после спуска на воду первой российской «Акулы». Впрочем, высокая стоимость американской подлодки (в среднем 4,4 миллиарда долларов за единицу) в конечном счете вроде бы заставила, по сообщениям западной прессы, закрыть эту программу. Так что подводная «волчья стая» ВМС США получилась весьма малочисленной - пока всего лишь три корпуса (вместо планировавшихся трех десятков).

Сотни тысяч миль под водой

Дивизия атомных подводных лодок проекта 971 типа «Барс», которой ныне командует капитан 1 ранга Виктор Кочемазов, была сформирована по директиве Главного штаба ВМФ СССР в 1985 году. Первоначально костяк соединения составили семь многоцелевых субмарин второго поколения, входивших до этого в Краснознаменную флотилию АПЛ Северного флота. Они не раз уходили в дальние походы подо льды Северного Ледовитого океана, первыми из североморского подплава покоряли глубины Индийского океана. А Средиземное море и Атлантический океан были местом практически постоянного пребывания этих атомоходов. Словом, экипажи подлодок и их командиры накопили большой опыт подводных походов на Северный полюс, арктических подледных плаваний, многомесячных океанских автономок, слежения за иностранными подводными лодками и авианосными группами вероятного противника. Поэтому и неудивительно, что в верхах приняли решение передать дивизию АПЛ в состав флотилии, ядро которой составляли в то время соединения подводных стратегических ракетоносцев.


Капитан 1 ранга Ю. КИРИЧЕНКО, 2004 год

Со временем дивизия стала завоевывать авторитет уже на новом месте базирования. Свидетельство тому - призовые места в состязаниях по видам боевой подготовки. Многоцелевые субмарины десятки раз выходили в море, совершили двенадцать длительных плаваний, неоднократно выполняли задачи боевого дежурства. Экипажи АПЛ успешно провели сотни ракетных и торпедных стрельб, десятки минных постановок.

Однако к концу 1980-х годов атомоходы второго поколения по своим тактико-техническим характеристикам устарели и их постепенно стали выводить из боевого состава Северного флота. Одновременно, учитывая многогранный опыт, накопленный подводниками дивизии, на базе экипажей АПЛ 671-го РТ проекта начали формировать экипажи для субмарин уже третьего поколения. Поэтому смело можно утверждать, что качественно новый этап в истории соединения начался 31 декабря 1988 года, когда в состав дивизии вошла многоцелевая АПЛ проекта 971 под командованием капитана 2 ранга Сергея Ефременко. Особенностью нового ударного атомохода стало значительное снижение уровня шумности. По скрытности субмарина впервые в истории отечественного подводного кораблестроения превзошла лучший американский аналог - многоцелевую ПЛА типа Los-Angeles. Подлодка вобрала в себя самые передовые на то время технические разработки, получила мощное ударное вооружение, превосходящее все, что имелось на отечественных и иностранных многоцелевых субмаринах. Также на АПЛ установили новейшие гидроакустический комплекс и систему управления вооружением. В итоге североморцы получили многофункциональный подводный крейсер, способный успешно решать широкий спектр боевых задач по поиску и уничтожению субмарин вероятного противника. И успех не заставил себя долго ждать: по итогам 1990 года уникальную АПЛ объявили «отличным кораблем». Ее молодому экипажу присудили сразу три первых места на Северном флоте - по борьбе за живучесть, по минной и противолодочной подготовке. Однако подводникам с суператомохода этого, казалось, было мало...

Всем рекордам - имена

В Российском императорском флоте каждая подлодка получала собственное имя, начиная с первой русской боевой субмарины «Дельфин». У моряков подплава на бескозырках красовались надписи «Тюлень», «Краб», «Акула». Однако самой прославленной стала серия «Барсов», построенных в начале прошлого столетия по проекту выдающегося кораблестроителя Ивана Бубнова. Памятуя об этом, экипаж второго корпуса АПЛ проекта 971, которой тогда командовал капитан 2 ранга Василий Михальчук, подготовил ходатайство о присвоении их атомоходу наименования «Пантера». Североморцев поддержал Всесоюзный совет ветеранов-подводников. И 10 октября 1990 года приказом главнокомандующего ВМФ СССР в память о подлодке, открывшей в 1919 году боевой счет советских подводников, АПЛ третьего поколения нарекли «Пантерой». А уже в следующем году еще нескольким подлодкам дивизии Северного флота, в том числе и только закладывавшимся на стапелях «Севмашпредприятия» в Северодвинске, присвоили исторические названия «Барс», «Волк», «Леопард», «Тигр», «Вепрь» и «Гепард». К слову, после заключения шефского договора с Республикой Татарстан в апреле 1998 года АПЛ «Барс» переименовали в «Ак Барс».


Командир гвардейской АПЛ «Гепард» гвардии капитан 1 ранга Э. ВАКУЛЕНКО, 2007 год

Кстати, атомная подводная лодка «Пантера» быстро оправдала свое историческое наследие. Уже в 1991 году в дальнем океанском походе она в течение 120 часов следила за иностранной ПЛА. В то время этот результат стал абсолютным рекордом для подплава ВМФ СССР. По итогам автономки семнадцать североморцев наградили орденами и медалями. Дальше, как говорится, - больше: в 1992 и 1993 годах АПЛ «Пантера» вновь занимала первые места на Северном флоте и в ВМФ России по длительности слежения за иностранной субмариной. А в 1995 и 1996 годах уже экипаж «Волка» под командованием капитана 1 ранга Алексея Буриличева дважды занимал первое место в ВМФ по противолодочной подготовке.

Лучшие из лучших

Немало заслуг и у атомной подводной лодки «Вепрь». Ее экипаж неоднократно проводил испытания новых образцов оружия и боевой техники, участвовал в учениях разного уровня. В начале марта 2001 года в прочном корпусе «Вепря» побывала иностранная военная делегация во главе с начальником штаба ВМС Франции адмиралом Жаном-Люком Делонэ. В июле 2003 года «Вепрь» участвовал уже в совместном учении с кораблями французских ВМС, которое проводилось в Баренцевом море. Североморцы продемонстрировали отличную морскую выучку, высокий профессионализм, умение взаимодействовать с подводными и надводными кораблями НАТО при проведении миротворческих операций в океане. А в сентябре 2004 года АПЛ «Вепрь» под командованием капитана 1 ранга Юрия Кириченко совместно с большим противолодочным кораблем «Адмирал Чабаненко» вновь участвовала в российско-французских маневрах. Теперь уже - в Северной Атлантике...


В минуты отдыха

В море «Вепрь» уходил с особым настроением: впервые в истории отечественного подплава он шел с визитом в порт страны блока НАТО. И Северный флот был уверен, что каждый из членов экипажа сделает все от него зависящее в дальнем походе, на совместном российско-французском учении, чтобы с честью представить Россию, достойно продемонстрировать Андреевский флаг. Более того, все ощущали ту огромную ответственность, которая легла на экипаж во время стоянки корабля в Бресте, где каждый моряк «Вепря» был на виду. За североморцами через прессу и телевидение пристально следили тысячи и миллионы глаз, которые наконец-то должны были узнать и понять, что русские - это не только те, кто имеет виллы на Лазурном берегу. Это еще и прекрасные люди, большей частью - романтики, которые служат на современной подлодке, преданы профессии защитника Отечества, знают свое дело и любят родной корабль. Капитаны 2 ранга Андрей Марченко и Дмитрий Маловица, капитаны 3 ранга Дмитрий Куманцов и Александр Кузенков, капитан-лейтенанты Антон Котлячков и Владимир Водопьянов, старший лейтенант Владимир Авдошин, старшие мичманы Эдуард Чичерин, Сергей Васильев, Султан Хамраев, Алексей Муртищев и Андрей Леляков, старшина 1 статьи Сергей Павлюткин, старшина 2 статьи Григорий Шужин и многие другие. Именно они стали истинным олицетворением того, что и называют на Западе «загадочной русской душой», сошли на причал в Бресте и, отдав воинское приветствие прославленному Андреевскому флагу, гордо сказали:

- Здравствуй, Франция! Честь имеем!..

...А утро 22 сентября 2004 года «Вепрь» встретил всемирно известным. Полосы ведущих французских и европейских печатных изданий пестрели заголовками: «Визит российской субмарины в Брест: впервые в истории», «Исторический визит российских военных кораблей», «Визит российской АПЛ во Францию». И общим во всех сенсационных материалах было одно, главное, ради чего, собственно, совершили подводники поход длиною в три тысячи морских миль сквозь штормовую Атлантику и успешно выполнили задачи российско-французского учения: «Дружественный визит проходит в рамках развития добрых отношений между флотами двух великих морских держав...»

21 декабря 2001 года состав дивизии АПЛ пополнился «кораблем XXI века» - гвардейской атомной подводной лодкой «Гепард». Не случайно 17 сентября 1999 года на спуске субмарины на воду в Российском центре атомного судостроения в Северодвинске присутствовал в то время председатель Правительства РФ Владимир Путин. А 4 декабря 2001 года, будучи уже Президентом России, он участвовал в торжественной церемонии приемки атомохода Военно-морским флотом от промышленности. От своих предшественников по «Барсовой» серии «Гепард» отличается новой, более совершенной техникой, при изготовлении которой применены самые современные технологии.

...Казалось, это было вчера, а уже минуло семь с половиной лет: сквозь пелену снежного заряда к своему причалу в базе атомных подводных лодок Гаджиево гвардейский «Гепард» шел той вкрадчивой, по-кошачьи бесшумной поступью, что уже с четверть века выгодно отличает семейство «Барсов» от иных, разнопроектных собратьев по подводному строю. И если бы не взволнованный гомон на пирсе, где для встречи выстроился личный состав дивизии АПЛ, и не выдуваемая на ядреном морозце оркестрантами трубная медь, можно было бы подумать, что долгожданный «новобранец», сопровождаемый эскортом из двух буксиров, - всего лишь грациозное видение. Но раскатистый приветственный залп с борта надводного корабля охранения базы и низкий рык «гепардовского» ревуна окончательно рассеяли провисшую в сгустках по-зимнему блеклого полярного дня некоторую мистичность. А плавность лодочных маневров утверждала торжество и значимость действительности: на Северный флот пришла гвардейская атомная подводная лодка «Гепард», четырнадцатая многоцелевая АПЛ проекта 971 типа «Барс» в великолепной «малахитовской» серии российских атомоходов третьего поколения.

Новостройка - она и в заполярных суровых «пенатах» новостройка. Поэтому даже после штормового плавания из Северодвинска в Гаджиево все равно в обличье новоявленной подводной «кошки» чувствовалось, что «Гепард», как говорится, - с иголочки. Не замылили глаза встречавшим даже ледяные «саваны» на легком корпусе, сковавшие цепкими объятиями «пальцы» аппаратуры слежения за субмаринами по их «следу».

- У нас на флоте шутят, что в море каждый может ходить, - рассказывал тогдашний командир «Гепарда» гвардии капитан 1 ранга Дмитрий Косолапов, - а вы на берегу попробуйте послужить. Так что на переходе море было нормальное: экипаж прикачался быстро. Все здоровы, живы, работают. А значит, все в порядке. Мои моряки - самый лучший экипаж в мире, так скажет о своих людях любой командир. Одни отличники. Посмотрите: это же не люди - «звери». Старший помощник командира АПЛ гвардии капитан 2 ранга Александр Котенков - умница, труженик, порядочный человек, профессионал и джентльмен. Пообщавшись с ним, вы поймете, что такое элита ВМФ. Механик гвардии капитан 3 ранга Константин Кунихин - просто ничего говорить не буду. Он - любимчик, в голове у меня, конечно, я ему об этом не говорю. Но профи! Штурман гвардии капитан-лейтенант Виктор Бауер-Бимштейн - замечательный «спец». Минер гвардии старший лейтенант Кирилл Шпорт - вахтенный офицер, моряк, мозг, швартовщик - все, что положено... Я никого не хочу обидеть. Думаю, просто всех нужно перечислить. Они надежные парни. Я их люблю, очень доволен ими. И мне с ними приятно служить. Кстати, за государственные испытания шестнадцать человек в экипаже удостоены орденов и медалей. А просто так сегодня наград никому не дают. Экипаж отличный. Что же касается самого «Гепарда», то это просто чудо техники - атомный «Мерседес»!..

За высокое воинское мастерство и успешное выполнение учебных задач в море в 2004 учебном году экипаж гвардейской АПЛ уже под командованием гвардии капитана 1 ранга Константина Кабанцова удостоили переходящего кубка губернатора Мурманской области «Лучшей подводной лодке Северного флота». Через год почетный трофей также остался в дивизии, однако теперь уже заслуженно перешел к экипажу «Вепря», завоевавшему также и приз главнокомандующего ВМФ России за длительное слежение за иностранной субмариной.

Дивизия АПЛ третьего поколения неоднократно объявлялась передовым соединением в ВМФ России. За минувшие два с лишним десятилетия своей истории ее корабли совершили более тридцати дальних походов, общая продолжительность которых свыше семи лет. За это время «Барсы» прошли в океанских глубинах сотни и сотни тысяч морских миль. Подводники дивизии успешно освоили корабли четырех проектов, несколько типов новейшего оружия, выполнили огромное количество боевых упражнений в море, за что более четырехсот североморцев из «Барсового» подплава были удостоены государственных наград. Много раз экипажи соединения АПЛ завоевывали престижнейший в отечественном подплаве приз главнокомандующего ВМФ за длительное слежение за иностранной атомной подводной лодкой. Кстати, и в прошлом году АПЛ «Тигр» победила в состязаниях Военно-морского флота России по поиску и уничтожению атомной подводной лодки условного противника с выполнением торпедной атаки. Командира «Тигра» капитана 1 ранга Александра Коновалова признали лучшим командиром на Северном флоте и по итогам учебного года наградили автомобилем «Шевроле-авео».

Люди с «Барсов»

Нынешний заместитель командующего Северным флотом по воспитательной работе контр-адмирал Анатолий Минаков до этого был командиром соединения АПЛ проекта 971, а вообще прослужил в дивизии с первого дня ее существования и более двадцати лет! Для него она, если можно так выразиться, вся жизнь. В ней вырос от командира гидроакустической группы БЧ-7 АПЛ до комдива. На личном счету свыше десяти боевых служб. Награжден орденом «За военные заслуги», медалями «За боевые заслуги», Ушакова и другими. Первым его атомоходом в соединении стал «Барс» - самый, по личному признанию, любимый корабль Анатолия Николаевича, в прочном корпусе которого офицер-подводник прошел становление как старпом и как будущий командир. После него Минаков стал уже командиром «Волка». Потом - начальником штаба дивизии, комдивом. Однако ходил в море на всех кораблях дивизии. Плавающий комдив, говорили об Анатолии Николаевиче на Северном флоте, личным примером обучавший молодых командиров, всегда готовый был подставить им плечо.


«Барсы» в заполярной базе

- Служили и служат в дивизии в основном молодые парни, - рассказывал контр-адмирал Анатолий Минаков. - Ежегодно дивизия принимает приблизительно несколько десятков, а иногда и более выпускников высших военно-морских институтов. И, естественно, такое же количество офицеров куда-то переводятся и уходят из соединения, в основном - на Высшие специальные офицерские классы ВМФ, в Военно-морскую академию.

Так что на кораблях третьего поколения очень много молодых офицеров. Командирами групп - до капитан-лейтенанта - они служат максимум два-три года, затем идут на повышение. Командирами боевых частей - тоже год-два и уже, как говорится, на выданье. И все это до тридцати лет.

- Эта дивизия, - говорил Анатолий Николаевич, - хорошая своего рода стартовая площадка. Если взять ту же инспекцию по безопасности мореплавания Северного флота, да и ВМФ тоже, - сплошь и рядом выходцы из соединения. Затем - инспекция по ядерной безопасности, штаб Северного флота и так далее - опять-таки много воспитанников дивизии. Парней с удовольствием везде берут. Почему? Потому что в соединении новые корабли, которые люди знают досконально. Потому что это плавающее соединение, то есть подводники прошли хорошую практику в море по эксплуатации тех или иных техники и вооружения.

И все равно, на мой взгляд, в дивизии очень молоды, в частности, командиры кораблей. Тридцать четыре года? Капитан 1 ранга и командир современнейшей атомной подлодки? Понятно! У кого-то даже возникнет мысль, что сплошь и рядом чьи-то протеже.

- Это, может быть, где-то на сухопутье и при штабах можно «вырасти» по протекции, - категорично резюмировал контр-адмирал Минаков. - В подплаве такие вещи не проходят. Здесь, если тебе только за тридцать, а ты уже командир атомной подлодки, это только подчеркивает твой профессионализм во всех отношениях...

- В основе всего в дивизии лежит профессиональная школа подготовки, - подчеркнул заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Владимир Королев. - Поэтому по-прежнему среди выпускников высших военно-морских учебных заведений много желающих попасть по распределению именно в дивизию подводных кораблей третьего поколения.

Сам Владимир Иванович, как и контр-адмирал Минаков, служил в дивизии АПЛ с момента ее основания в 1985 году. Правда, вошел Королев в ее состав уже в достаточно зрелом - опять-таки по меркам подплава - возрасте: старпомом в экипаже, которым командовал капитан 1 ранга Александр Гончаров. Спустя два года стал командиром атомохода, тогда еще второго поколения. В 1991 году его АПЛ проекта 671 РТ передислоцировали в пресловутую Гремиху. Однако в 1993-м Владимир Королев возвратился в родное соединение: уже в ранге заместителя командира дивизии, которым был три года. Затем назначили начальником службы противолодочной борьбы Северного флота. А через четыре года вновь Гаджиево с его просоленными - от тринадцати автономок - ступенями служебного роста: Владимир Иванович два года был командиром дивизии АПЛ. Затем - командиром эскадры.

- То есть вся сознательная жизнь, - рассказывал вице-адмирал Владимир Королев, - связана с дивизией кораблей третьего поколения - за исключением лейтенантского периода службы, которой я многим обязан. И в первую очередь своим командирским становлением.

А подлодки третьего поколения и ныне эффективны. Но если посмотреть ту же программу строительства ВМС США, то, по оценке отечественных военно-морских экспертов, нам надо, образно говоря, уже бежать вперед: постепенно ускорять движение в плане создания и ввода в боевой состав ВМФ ударной АПЛ уже четвертого поколения. Хотя «Барсы» свою задачу по-прежнему выполняют качественно и действуют, как свидетельствует боевая летопись соединения, на равных с подлодками ОВМС НАТО и ВМС США. Однако такие понятия, как «превосходство» либо «нет», сами по себе не всегда зависят только лишь от степени современности корабля. Во многом на успешность действий влияет грамотность командира, подготовленность и слаженность в работе корабельного боевого расчета. Словом, мастерство экипажа, способного максимум эффективно использовать боевые возможности своих уникальных подводных лодок. Кстати, последние походы в дальнюю океанскую зону показали, что профессионально подготовленные экипажи подлодок соединения качественно справились с поставленными задачами. А то, что у этих АПЛ высокие скоростные возможности, - вне всякого сомнения. То, что у них мощнейший боезапас, - так оно и есть. Последние из «Барсов» способны стрелять всем, что имеет Северный флот в арсенале для многоцелевых субмарин.

- В последние годы интенсивность плавания кораблей дивизии увеличилась, - говорил контр-адмирал Анатолий Минаков. - А девиз соединения, начертанный на его гербе, - «Честь! Традиции! Долг!» И этим все сказано.

Так что славная история легендарного соединения Северного флота и ныне продолжается. Ибо...

По оценке заокеанских экспертов, ПЛА типа «Los-Angeles», обладающая на сегодняшний день самой совершенной гидроакустикой в мире, сможет обнаружить российскую атомную подлодку проекта 971 типа «Akula-II» не далее, чем за десять километров, то есть слишком поздно для того, чтобы хоть как-то защититься от нее.

Источник: "Красная звезда", автор: Сергей ВАСИЛЬЕВ. 10.06.09


Главное за неделю