Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,61% (41)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    22,02% (24)
Одну российскую
    21,10% (23)
Ни одной
    19,27% (21)

Поиск на сайте

Барнаульский "Маринеско" – такой же забытый герой…

19 марта в России праздновали День моряка-подводника. Специально к этой дате известный алтайский исследователь военной истории Евгений Платунов подготовил статью, которую назвал "Барнаульский "Маринеско" – такой же забытый герой…". Предлагаем читателям с ней ознакомиться.
Казалось бы, должен возникнуть закономерный вопрос - какое отношение теперь имеет наш сухопутный Барнаул к этому празднику? «Поматросили и бросили» постепенно идею шефства над именной лодкой Тихоокеанского флота. Есть к этому, конечно, и «об щегосударственные» причины.


Куда больше сейчас озабочены «на верхах» переводом штаба Военно-Морских сил из Москвы в Петербург (или «освоения» в том же городе на Неве многомиллионного подряда на строительство офицерского военно-морского клуба ) чем каким-то неинтересным «плановым» ремонтом лодки «Барнаул» или других лодок Тихоокеанского флота.

Между тем, стоит вспомнить забытое имя нашего земляка-подводника – уроженца Барнаула. Тем более, что оно вписано в десятку лучших советских подводников Великой Отечественной войны (причем по числу кораблей - опережая легендарного Александра Маринеско)...

«На Балтике установилась традиция проводить в Кронштадте встречи ветеранов-подводников с флотской молодежью. Первая такая встреча состоялась в июне 1963 года. От экипажей подводных лодок — гвардейской «Щ-303» и Краснознаменной «К-52» — на эту встречу собралось более 45 человек. Многие не виделись друг с другом пятнадцать — двадцать лет. Сколько за это время воды утекло...


На плацу собрались молодые подводники, курсанты, моряки-ветераны, их близкие, родные, товарищи. Рядом со мной командиры подводных кораблей фронтовых лет — А.И. Маринеско, В.К. Коновалов, М.С. Калинин, П.П. Ветчинкин. Нас немного, но мы связаны крепк ой дружбой и священной памятью былого. Нам больно, что нет с нами таких замечательных подводников, как Герой Советского Союза Евгений Яковлевич Осипов, Александр Иванович Мыльников, Иван Макарович Вишневский, Николай Константинович Мохов. Мы все пятеро одного выпуска — питомцы Высшего военно-морского училища имени М. В. Фрунзе», - это строки из книги Героя Советского Союза Николая Травкина.

О последнем из пятерки подводников напоминают две строчки в Книге Памяти Алтайского края (т. 7, стр. 251 – списки по г. Барнаулу): «Мохов Николай Константинович, род. 1912. Призв. 1932, к-н-л-т. Погиб в бою авг. 1942». Это пожалуй вся память, которой удостоился на своей «малой родине» прославленный балтийский подводник.


Биография

Николай Константинович родился в Барнауле 14 декабря 1912 г Барнауле. В ВМФ с 1932 года.

После окончания в 1936 году Военно-морского училища имени Фрунзе назначен командиром БЧ-1 на подводной лодке "М-74". С июня 1938 года принял "М-74" в качестве командира.По данным В.Баданина в июне 1936 года Н.К.Мохов назначен командиром опытной подводной лодки "Р-1" ("С-92") с энергоустановкой РЕДО и командовал ей до своего назначения командиром дивизиона, так как "М-74" во время Советско-финляндской войны командовал старший лейтенант Д.М.Сазонов. С июля 1940 года командует дивизионом строящихся и ремонтирующихся кораблей.


30 ноября 1940 года присвоено звание капитан-лейтенант. В феврале 1941 года назначен командиром 9-го Учебного дивизиона подводных лодок, куда входили "М-72", "М-73", "М-74", "М-75", "М-76". В этой должности капитан-лейтенант Мохов встретил начало Великой Отечественной войны. Подводные лодки находились в ремонте, а в августе 1941 года их поставили на консервацию.

В январе 1942 года Мохов получает в командование "Щ-317". 9 июня 1942 года лодка впервые под его командованием вышла в боевой поход, но обратно на базу не вернулась. Последний поход "Щ-317" и его командира оказался результативен: за 36 суток Мохов провел 5 торпедных атак (выпущено 10 торпед), которые все (!) оказались результативными, в результате чего потоплено четыре транспорта общим водоизмещением 5.878 брт (по разным данным суммарное водоизмещение потопленных судов колеблется от 6.080 до 10.997 брт) и одно судно (2.405 брт) повреждено.

В 1942 году Николай Константинович Мохов награжден высшей наградой СССР - орденом Ленина (посмертно).

Лучший результат за один поход

Николай Мохов не вернулся из боевого похода в июле 1942 года. Сыну Игорю было четыре годика. Его брату Борису - два. О подвиге отца они узнали, когда выросли, из газеты «Красная звезда»:

В тяжком сорок втором году, когда смерч войны бушевал на волжских и невских рубежах, балтийские подводники прорывались на прусские и померанские меридианы и там топили врага. Это была удивительно дерзкая и необычайно сложная операция. А в первой паре первого эшелона пошли Щ-304 и Щ-317.


Они должны были пройти по Финскому заливу. Пройти, хотя враг уже перекрыл его плотным минным заграждением и установил дозоры в небе и на воде. Десять тысяч мин подстерегали подлодки, дерзнувшие форсировать пролив. Десять тысяч... А чтобы не пройти, достаточно было одной.

Это уже потом, спустя много лет, когда наши и чужие карты, отчеты и приказы перекочевали из секретных сейфов в архивные хранилища, стали вполне ясными масштабы опасности, подстерегавшей советских подводников, и весомость боевых успехов, которые, несмотря ни на что, они достигали. А тогда завеса неизвестности плотно скрывала все, что было за передним краем. Передний же край начинался для подводников едва ли не у пирса.

9 июня в 22.00 капитан-лейтенант Мохов приказал отдать швартовы, и Щ-317 неслышно под электромоторами оторвалась от кронштадтского пирса и взяла курс в море.

Стояли белые ночи. Белые ночи... Залив просматривается от края до края, простреливается вдоль и поперек. Из Стрельны и Петергофа вражеские батареи обрушивают на лодку град снарядов, а ей не погрузиться, не уклониться — идет по узкому и мелкому фарватеру — у всех, что называется, на виду.

У маяка Шепелевского Мохов мог, наконец, скомандовать срочное погружение и идти до острова Лавенсари на глубине. Теперь штабу флоту оставалось терпеливо ждать от Мохова донесения. Оно пришло на пятые сутки и было кратким: Щ-317 за 100 часов форсировала залив.

Никто не знает, сколько раз за эти сто часов раздавался в отсеках леденящий душу скрежет минрепа о корпус лодки и ее экипаж, бессильный отвести смертельную угрозу, ступал на грань небытия... Но бессильный ли? Николай Мохов управлял кораблем, и от его искусства во многом зависело, удастся ли отвести мину за корму. Попеременно он стопорил электромоторы и вместе со всеми считал страшные минуты, пока зловещий скрежет не уходил к кормовому отсеку и там пропадал. И так много-много раз.

Теперь предстояло найти и атаковать врага. И враг был найден.

— Боевая тревога!


Пока транспорт медленно, но верно шел к перекрестию нитей перископа, капитан-лейтенант Мохов успел принять доклад из первого отсека о готовности торпедных аппаратов к выстрелу. А после того как раздался оглушительный взрыв и транспорт ушел под воду, оставалось лишь пожалеть, что донесение о форсировании залива уже отослано.

Так 16 июня 1942 года Щ-317 открыла свой боевой счет. А через два дня на стол флагмана легла перехваченная штабом флота радиограмма: советская подводная лодка потопила на Балтике два транспорта.

Потом были двадцать два дня, когда радисты тщетно ждали сигналов Щ-317. И, наконец 10 июля они записали ее последнее донесение: израсходованы все 10 торпед, потоплено 5 транспортов».

Этот боевой счет (5 кораблей за один поход) никто не улучшил за всю войну!


Династия

В одном из последних писем Николай Мохов писал: «Если погибну — пусть мое дело продолжат сыновья. Хочу, чтобы и они стали моряками, служили на подводных лодках. Моховы не должны исключаться из списков флота...»

Сыновья выполнили отцовский наказ, его последнюю волю — стали моряками, подводниками, командирами подводных лодок.


Старший - капитан 1-го ранга Игорь Мохов, не вылезавший из «автономок» - умер в 1985-м перед строем бригады - от разрыва сердца, в День Победы. Сохранились снимки: вот капитан 1-го ранга ведет в парадном марше свою бригаду по причалу, а вот грузовик-катафалк везет гроб, накрытый военно-морским флагом по тому же причалу к борту торпедолова. Разница между фотографиями всего в два дня. Игоря Николаевича Мохова похоронили в Ломоносове, городе, где прошло детство. Отец лежит неподалеку — на дне Финского залива в отсеке Щ-317. До сих пор неизвестно, как она погибла. Только в последнее время, когда шведские аквалангисты стали находить на грунте затонувшие субмарины, кое-что прояснилось.

Вот что пишет историк-исследователь Алексей Смирнов:

Единственной погибшей советской подлодкой, которая могла находиться в этом районе 12 июля 1942 года, была Щ-317. Торпедировав восьмого июля у Блекинге немецкий пароход, «щука» вышла на связь десятого июля и сообщила о движении домой. После этого связь с ней прервалась.

Немцы и финны считали, что она погибла при прорыве минного заграждения «Насхорн» 14 июля. Неизвестную подлодку обнаружили на входе в Финский залив тринадцатого июля немецкие корабли охранения и закидали ее глубинными бомбами. Подлодка спаслась от первой атаки и продолжала движение к Кронштадту, но ее экипаж не знал, что из поврежденной цистерны на поверхность поднимается дизельное топливо. По масляной полосе на воде можно было легко проследить перемещения субмарины. Последовало еще несколько атак, и подлодка погибла. Так считали преследователи. Пятна дизельного топлива выходили на поверхность два дня.


Справка. Хроника боевых действий «Щ-317»

6 июня 1942 г. лодка вышла в Кронштадт, откуда начала свой боевой поход.

16 июня «Щ-317» первой из советских лодок, вышедших в море в кампании 1942 года, отрапортовала о выходе на позицию. Радиограмма была перехвачена немцами, но так как выход советских субмарин в море считался невозможным, то в немецкой радиоразведке ее посчитали отправленной с немецкого тральщика. В тот же день «Щ-317» потопила финский транспорт «Арго» (2 513 брт), 14 человек из команды были спасены шведским пароходом «Улла», который при это был безуспешно атакован торпедами.

18 июня лодка торпедировала датский транспорт «Орион» (2 405 брт). Команда покинула торпедированное судно, однако оно не затонуло и через четыре дня было отбуксировано шведами в порт Висбю.

Днем 22 июня у восточного побережья острова Эланд «Щ-317» потопила торпедами шведское судно «Ада Гортон» (2 399 брт), шедшее в Германию с грузом железной руды.

25 июня потоплен транспорт «Рейн» (2 600 брт).

1 июля «Щ-317» безрезультатно атаковала шведский транспорт «Галеон» и была контратакована шведским эсминцем «Эреншельд».

4 июлябыл безрезультатно атакован шведский галеас «Фортуна».

8 июля потоплен немецкий транспорт«Отто Кордс» (966 брт).

Справка из книги Эрика Ковалева «Короли подплава в море червонных валетов. Хроника начального периода советского подводного плавания. 1918–1941 гг.» (М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. - 428 с. Тираж 3 000 экз.)

МОХОВ Николай Константинович (14.02.1912–18.07.1942). Родился в Барнауле. Образование: ВМУ (36). Награды: 1 орден посмертно (42). Капитан-лейтенант.

Шт «М-74» (36–38): «М-74» (06.38–11.38), опытовая «М-92» Бпл 3 (17.11.38–23.07.40), КДнсрпл (40–41), КДнпл (41–42), «Щ-317» (01.42–07.42. погибла, потоплена финскими кораблями).

Другие версии гибели лодки «Щ-317» в 1942 г.

1. 12 июня «Щ-317» погибла от подрыва на мине (финской сейсмостанцией был зафиксирован мощный взрыв).

2. 13 или 14 июля «Щ-317» потоплена атакой глубинными бомбами с самолетов.

3. Потоплена глубинными бомбами шведского эсминца «Стокгольм» севернее острова Эланд (найдена на грунте точке с координатами 57°52' с.ш./16°55' в.д. в 1999 году).

4. Между 15 и 18 июля «Щ-317» погибла от подрыва на мине.

5. 15 июля «Щ-317», поврежденная в результате подрыва на мине была обнаружена и атакована силами ПЛО и погибла в результате бомбардировки глубинными бомбами — финских минного заградителя «Руотсинсальми», сторожевого катера «VMV-6» (по другим данным «VMV-16») и финского самолета в районе Калбоденгрунда.

6. 18 августа 1942 г экипаж финского летчика капитана Эка (Ek) на самолете SB-9 атаковал советскую подводную лодку в районе между Гогландом и Тутусаари и рапортовал об ее уничтожении. (После «Зимней» войны финские ВВС включили в свой состав 8 трофейных бомбардировщиков СБ, еще 16 трофейных самолетов этого типа позже было закуплено в Германии летом 1941 г.)

Десятка лучших советских подводников

Лучший подводник Cоветского ВМФ Александр Иванович Маринеско потопил 4 пассажирских и торговых транспорта общим водоизмещением 42507 тонн:

30 января 1945 года - пассажирский лайнер "Вильгельм Густлов" - 25484 тонны (на подводной лодке С-13);

10 февраля 1945 года - крупный транспортный корабль "Генерал фон Штойбен" - 14660 тонн (на С-13);

14 августа 1942 года - транспортный корабль "Хелене" - 1800 тонн (на М-96);

9 октября 1944 года - небольшой транспорт "Зигфрид" - 563 тонны (на С-13).

За уничтожение лайнера "Вильгельм Густлов" Александр Маринеско "удостоился чести" попасть в список личных врагов фюрера и Германии. На затонувшем лайнере погибли 3700 унтер-офицеров - выпускников школы подводного плавания, 100 командиров подводных лодок, окончивших специальный курс усовершенствования по управлению лодками с единым двигателем системы Вальтера, 22 высокопоставленных партийных чиновника НСДАП из Восточной Пруссии, несколько генералов и старших офицеров РСХА, батальон вспомогательной службы Данцигского порта из войск СС численностью 300 человек, а всего около 8000 человек. Как и после капитуляции 6-й армии генерал-фельмаршала Паулюса в Сталинграде в Германии был объявлен траур, а исполнение планов Гитлера продолжить тотальную подводную войну было серьезно затруднено.

За две выдающиеся победы в январе-феврале 1945 года все члены экипажа Маринеско были удостоены государственных наград, а подводная лодка С-13 - ордена Красного Знамени. Сам же легендарный подводник, попавший в опалу, своей главной награды был удостоен посмертно лишь в мае 1990 года. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза через 45 лет после окончания войны. Вне всякого сомнения, Александр Маринеско заслужил, чтобы ему поставили памятники не только в России, но и в Великобритании и Соединенных Штатах Америки. Его подвиг спас жизни многих тысяч английских и американских моряков и приблизил час Великой Победы.

Капитан 3 ранга Александр Маринеско возглавляет список советских асов-подводников не по числу уничтоженных кораблей противника, а по сумме их водоизмещения и по размерам ущерба, нанесенного военному потенциалу Германии. Вслед за ним идут следующие наиболее удачливые подводники:

1. Валентин Стариков (капитан-лейтенант, командир ПЛ М-171, К-1, Северный флот) - 14 кораблей;

2. Иван Травкин (капитан 3 ранга, командир ПЛ Щ-303, К-52, Балтийский флот) - 13 кораблей;

3. Николай Лунин (капитан 3 ранга, командир ПЛ Щ-421, К-21, Северный флот) - 13 кораблей;

4. Магомед Гаджиев (капитан 2 ранга, командир дивизиона ПЛ, Северный флот) - 10 кораблей;

5. Григорий Щедрин (капитан 2 ранга, командир ПЛ С-56, Северный флот) - 9 кораблей;

6. Самуил Богорад (капитан 3 ранга, командир ПЛ Щ-310, Балтийский флот) - 7 кораблей;

7. Михаил Калинин (капитан-лейтенант, командир ПЛ Щ-307, Балтийский флот) - 6 кораблей;

8. Николай Мохов (капитан-лейтенант, командир ПЛ Щ-317, Балтийский флот) - 5 кораблей;

10. Евгений Осипов (капитан-лейтенант, командир ПЛ Щ-407, Балтийский флот) - 5 кораблей.

Источник: www.amic.ru, подготовил Евгений Платунов (использованы иллюстрации из статьи Николая Черкашина). 19.03.09


Главное за неделю