Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Ядерный архипелаг Новая Земля

В сентябре 2009 года исполнилось 55 лет Центральному полигону Российской Федерации

Принятая в СССР в 1945 году десятилетняя послевоенная кораблестроительная программа, естественно, не могла учитывать возможность использования ядерного оружия в борьбе на море – его тогда просто не существовало. В новой программе следовало учитывать новые представления военных о возможной будущей войне, а она виделась атомной. Появившееся оружие невиданной разрушительной силы вызывало острейшие споры о роли флота в новых, еще никем не изученных условиях ведения боевых действий. В сложнейшей обстановке серьезных споров первый заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий ВМФ Николай Кузнецов представил 31 марта 1954 года в ЦК КПСС доклад о новом плане военного судостроения.

К этому времени в конструкторском секторе ядерного центра КБ-11 (ныне РФЯЦ–ВНИИЭФ, Саров) под руководством Николая Духова были завершены работы по созданию ядерной боевой части торпеды, названной Т-5, потому остро стоял вопрос об испытании. Ученым и военным важно было убедиться не только в работоспособности ядерного заряда и оценить его мощность, но и изучить поражающее действие подводного взрыва на объекты ВМФ в конкретных морских условиях. "Сухопутный" Семипалатинский полигон для испытания воздействия ядерного оружия на надводные корабли и подводные лодки, естественно, не подходил. Постановление Совета министров СССР о создании полигона на Новой Земле вышло 31 июля 1954 года. Он начал формироваться в соответствии с директивой Главного штаба ВМФ от 17 сентября 1954 года (эта дата и считается днем рождения ЦП РФ). Строительство поручалось вновь созданной организации под названием "Спецстрой-700".

Для проведения ядерных испытаний на Новоземельском полигоне были выделены три основные зоны: район губы Черной (зона А) на Южном острове, где в течение 1955–1962 годов осуществлялись взрывы на акватории или на берегу (в зоне А, недалеко от губы Черной, в дальнейшем, после 1963 года, проводились и подземные испытания в скважинах); южный берег пролива Маточкин Шар вблизи поселка Северный (зона В), где в период с 1964 по 1990 год проводились подземные испытания в штольнях; полуостров Сухой Нос в районе губы Митюшихи (зона С, иногда ее называли и зоной Д), где в течение 1957–1962 годов осуществлялись только воздушные взрывы в "бомбовом режиме".

Ныне все построенные уникальные объекты стали памятниками истории науки и техники. Это – поселок испытателей Белушья, поселок авиаторов Рогачево, командный пункт управления воздушными испытаниями в губе Грибовой, боевые поля в губе Черной, боевое поле на полуострове Сухой Нос, поселок Северный и горизонтальные горные выработки (штольни) вблизи него.

Вот такая она – Новая Земля

В Советском Союзе, как известно, практически все испытания ядерного оружия велись на двух испытательных полигонах – Семипалатинском и Новоземельском (северном). Плюс к этому на ракетном полигоне Капустин Яр было проведено 10 высотных и космических ядерных взрывов, а на артиллерийском Тоцком, расположенном в Оренбургской области, в сентябре 1954 года – единственное в СССР общевойсковое учение с применением ядерного оружия. Кстати, в США (с 1951 по 1956 год) с реальным применением ядерного оружия было проведено 8 войсковых учений.

Полигон на архипелаге Новая Земля создавался в 1954 году специально для испытаний ядерного оружия в морских условиях. Позднее здесь стали проводиться воздушные испытания ядерных зарядов мегатонного класса и подземные ядерные взрывы. На его территории с 21 сентября 1955 года по 24 октября 1990-го было осуществлено 130 испытаний: 88 атмосферных, 3 подводных и 39 подземных. В 1957–1962 годах здесь в основном проводились мощные и сверхмощные воздушные взрывы, с 1964 года – подземные. Здесь же 30 октября 1961 года была взорвана в 50-мегатонном варианте созданная в СССР 100-мегатонная супербомба. В 1974 году полигон был награжден орденом Ленина. В 1992 году его переименовали в Центральный полигон Российской Федерации (ЦП РФ).

ПЕРВЫЙ ПОДВОДНЫЙ

Конечно же, самыми сложными испытаниями с первого дня существования Новоземельского полигона до заключения Договора о запрещении испытаний в трех средах в 1963 году стали морские. Ведь они были связаны как с большим количеством опытных объектов (подводных лодок и надводных кораблей, береговой оборонной инфраструктуры), насыщенных аппаратурой и приборами, так и с привлечением многочисленных специалистов из институтов ВМФ, Министерства среднего машиностроения, Академии наук СССР.

Особое значение имело первое подводное испытание ядерного заряда для боевой части торпеды. Этому эксперименту предшествовала длительная, почти двухлетняя подготовка, в течение которой особое внимание уделялось вопросам организации мероприятий радиационной безопасности, а также разработке аппаратуры, необходимой для получения максимального объема информации о поражающих факторах подводного ядерного взрыва.

Для подготовки и проведения на Новой Земле подводных ядерных взрывов в структурах Минобороны были образованы новые научно-исследовательские учреждения. Кроме того, активное участие в решении различных научно-практических задач принимали ученые ряда институтов Минсредмаша, Академии наук СССР, а в проведении медико-биологических и радиационно-гигиенических исследований – специалисты Минздрава СССР.

Всего в целях изучения воздействия поражающих факторов атомного взрыва на корабли и получения необходимых экспериментальных данных для их противоатомной защиты на Новоземельском полигоне было проведено три натурных опыта. Первый подводный ядерный взрыв в губе Черной мощностью 3,5 килотонн состоялся 21 сентября 1955 года. Сборка заряда была проведена под руководством Евгения Негина (впоследствии генерал-лейтенант, академик АН СССР) в специально построенном здании на побережье залива Рогачева. Испытываемый ядерный заряд установили в боевое зарядное отделение (БЗО) и подвесили под килем корабля. Взрыв атомного БЗО, опущенного с корабля на тросе, был осуществлен на глубине 12 м.

На акватории были расставлены корабли-мишени: эсминцы, подводные лодки, тральщики и транспорты, выслужившие свои сроки службы. На берегу губы Черной построили 6 приборных и 5 оптических пунктов, установили 8 специальных приборных стендов, которые предназначались для отбора проб воздуха и радиоактивных осадков.

В ходе этого испытания необходимо было решить еще одну важную задачу – изучить степень воздействия различных факторов подводного ядерного взрыва на окружающую среду, флору и фауну. Этими вопросами занимались сотрудники Института биофизики Минздрава СССР. Воздействие радиации на живой организм помогли определить собаки, размещенные в различных помещениях кораблей, а также на открытых боевых постах.

На 1956 год было запланировано испытание термоядерного заряда рекордной для того времени мощности – 25 мегатонн. Заряд весил десятки тонн и имел такие большие габариты, что не умещался в авиационный бомболюк стратегического бомбардировщика Ту-95. В связи с чем была сформирована экспедиция с задачей оборудования на Новой Земле четырех опытных полей. Только в районе Митюшихи за лето установили 30 приборов для регистрации процессов ядерной реакции, 120 приборов для измерения параметров ударной волны, 168 аппаратов для оптических наблюдений, 164 индикатора измерения проникающей радиации, а также 180 приборов радиоавтоматики. На полуострове Панькова Земля (в 90 км от центра боевого поля) построили командный пункт. В новые районы было доставлено 20 тыс. тонн груза, построено 320 объектов, в новые районы испытаний высадили около 1500 человек.

И все напрасно. Высшие инстанции 31 августа 1956 года приняли решение отложить проведение испытаний: все-таки столь мощного взрыва побаивались. Ожидаемые избыточные давления (с возможностью разбития оконных стекол), как показывали расчеты, могли докатиться и до Скандинавии. К тому же существовала опасность радиоактивного загрязнения районов, где еще находилось гражданское население. И это тоже стало причиной перенесения испытания на более поздние сроки, когда все жители Новой Земли будут эвакуированы на материк.

ТРИ НАТУРНЫХ ОПЫТА

Поскольку в 1956 году от испытания сверхмощного заряда отказались, то в 1957 году появилась возможность провести наземный ядерный взрыв и испытать его воздействие на корабли и суда. Решено было обустроить корабельную мишенную обстановку. При проведении этого испытания на надводных кораблях установили радиолокационные антенны, артиллерийские и штурманские приборы, а также нештатное оборудование – всего 17 наименований новых технических средств. На подводных лодках в рабочем состоянии находились радиоприемные устройства, гирокомпасы и прочая аппаратура. Для прогноза радиационной обстановки использовались данные о параметрах поражающих факторов, полученные после осуществления в 1955 году первого подводного ядерного испытания.

7 сентября 1957 года на восточном побережье губы Черной на металлической вышке был произведен единственный на Новой Земле наземный взрыв мощностью 32 килотонны. И хотя радиационное воздействие на личный состав и корабли было отмечено в сравнительно ограниченном районе, помимо первичной радиации имело место радиоактивное загрязнение кораблей. До сего дня этот район считается санитарно-защитной зоной, поскольку в его эпицентре сохраняется уровень радиации до одного миллирентгена в час.

Третий эксперимент, датируемый 10 октября того же 1957 года, имел несколько особенностей. Одна из них заключалась в том, что он проводился на фоне оперативной обстановки, означающей нанесение атомного удара торпедой с подлодки по кораблям, дислоцирующимся в базе, и совмещался с государственными испытаниями торпеды Т-5. Другая особенность – торпеду выпустили с большой дистанции. Новизна же программы испытаний кораблей-мишеней (10 единиц, участвовавших в предыдущем опыте) состояла в том, что подводный взрыв осуществлялся на глубине 35 м.

Больше подобных подводных натурных испытаний и в таком масштабе на Новой Земле не проводилось. Испытывались лишь одиночные корабли на воздействие отдельных поражающих факторов ядерного взрыва. Все это позволило существенно уточнить проекты надводных кораблей с учетом требований противоатомной защиты.

«ВОЗДУХ» И ДРУГИЕ УЧЕНИЯ

Самые интенсивные испытания на Новоземельском полигоне прошли в 1961–1962 годах. Они существенно отличались ото всех предыдущих испытаний, ибо, как отмечают специалисты, опытные взрывы чередовались с действиями воинских частей и кораблей по проведению учений с фактическими ядерными взрывами. При этом наиболее важными для ВМФ были торпедные стрельбы с подводной лодки при взрыве зарядов на глубине и на поверхностях акватории губы Черной, пуск крылатой ракетой с самолета по артиллерийской мишени в губе Башмачной.

В эти годы активно испытывались новые образцы зарядов, в основном мегатонного класса (Минсредмаш) и проверялись действия войсковых частей трех видов Вооруженных сил – Военно-морского флота, Ракетных войск стратегического назначения и Сухопутных войск – при фактических ядерных взрывах (учения «Воздух», «Роза», «Волга», «Радуга», «Коралл», «Тюльпан», «ЛТУ», «Шквал»).

10 сентября 1961 года началось учение «Воздух»: с аэродрома Оленья взлетел Ту-95 с водородной бомбой на борту. Это был опытный термоядерный боеприпас. Взрыв произошел в районе губы Митюшихи на значительной высоте, вот почему уже через два часа на боевое поле десантировались испытатели для съема пленок и показателей измерительных приборов. Из-за частых взрывов, удаленности этого поля от основной полигонной базы, прочих погодных и иных неприятностей условия работы людей были сложными. После радиационной разведки на поле выдвигались специалисты по измерительной технике. Совместно собранная информация, подчеркивают эксперты, должна была позволить не только определить мощность изделия, но и дать картину протекания ядерных реакций в заряде.

Следующим этапом стали учения различных родов войск с фактическим применением разных видов современного оружия. Сначала состоялись ракетные стрельбы Сухопутных войск со стартовой позиции в районе Рогачево по боевому полю восточного берега губы Черной. Первый взрыв атомной боеголовки прогремел здесь 10 сентября 1961 года. После второго пуска, произведенного спустя три дня, не только перестала существовать мишенная обстановка, но из-за низкой высоты взрыва испытательное поле получило такое радиоактивное заражение, что теперь здесь санитарно-защитная зона.

Дальше на очереди были боевые стрельбы Ракетных войск стратегического назначения. Боевое поле ракетчиков находилось в районе Митюшихи (ранее на нем испытывались опытные заряды в бомбовом варианте), а стартовая позиция на… Северном Урале. Перед первым боевым пуском неожиданно пропала связь полигона со стартовой позицией, что доставило немало волнений военным. Однако взрыв головной части ракеты произошел на заданной высоте, исключившей существенное радиоактивное загрязнение местности.

Следующими прошли учения Северного флота – стрельба с подводной лодки ракетой, оснащенной ядерной боеголовкой. Моряков очень подвела сложная метеообстановка. После того как лодка с ракетами в сопровождении эсминца прибыла в заданную часть Баренцева моря, она не смогла уточнить свое местоположение из-за сплошной облачности, сопровождавшейся обильным снегопадом. Это не могло не сказаться на точности стрельбы. Тем не менее ядерный взрыв имел лишь небольшое отклонение по сравнению с первоначальным неядерным, произведенным накануне. До сего дня одна из тех ракет стоит на причале в Североморске, а в музее Снежинска находится макет ее боеголовки.

В ходе проведения второго морского учения 23 октября 1961 года были проверены автономные специальные боевые зарядные отделения (АСБЗО) торпед калибра 533 мм, имевших большую дальность стрельбы.

В результате Минсредмаш получил возможность испытать разные образцы опытных термоядерных зарядов, Сухопутные войска провели проверку фактическими ядерными взрывами оперативно-тактического оружия, Ракетные войска стратегического назначения – ракетного оружия средней дальности, Военно-Морской флот – стратегического и тактического ядерного оружия. Серия этих испытаний и учений окончилась, как известно, взрывом супербомбы 30 октября 1961 года (ее макеты находятся в музеях Сарова и Снежинска) в качестве «подарка» очередному XXII съезду КПСС.

Кстати, практического интереса для Вооруженных сил этот взрыв не представлял и продемонстрировал лишь силу и мощь термоядерного оружия. Положительной особенностью многомегатонного заряда специалисты признали высокую «чистоту», то есть минимум радиоактивного заражения от осколков деления, поскольку 97% его мощности приходилось на термоядерные реакции. Для конструкторов зарядов и физиков большая польза состояла в том, что удалось найти способ практически неограниченного повышения мощности ядерных взрывных устройств.

САМАЯ ОПАСНАЯ БОЕВАЯ СТРЕЛЬБА

Учения Вооруженных сил с фактическими взрывами ядерных боеприпасов и испытания опытных зарядов большой мощности продолжились в августе–декабре 1962 года. Два типа серийных ядерных бомб были сброшены с самолетов Дальней авиации в районе губы Митюшихи. Используя свое новоземельское ноу-хау – размещенные на испытательное поле уголковые отражатели, – с помощью радиолокационных прицелов летчики сработали весьма точно. Это позволяло не только фиксировать параметры взрыва, но даже процессы, происходящие в зарядном устройстве.


Очередное ядерное испытание... Фото предоставлено автором

В ходе учений авиации Военно-морского флота испытывалась авиационная крылатая ракета с ядерным зарядом, предназначенная для стрельбы по кораблям. Когда подготовка цели, созданной из артиллерийского щита с уголковыми отражателями, имитировавшими корабль, была завершена, установлены приборные стенды и оптические пункты, нежданный-негаданный ледоход снес всю мишенную обстановку. Пришлось ее срочно восстанавливать. Наконец, 22 августа самолет – носитель боевой ракеты с ядерным зарядом Ту-16К взлетел с флотского аэродрома. За 400 км до Новой Земли экипаж осуществил радиолокационный поиск цели и провел пуск, вскоре произошел надводный ядерный взрыв. В результате этого «шквалистого» учения стало очевидно, что советский флот получил очередное грозное оружие для борьбы с авианосцами. Это испытание стало последним морским ядерным взрывом, связанным с водной средой.

Далее стрельбу ракетой с ядерной боеголовкой провели Ракетные войска стратегического назначения. На сей раз предстояло осуществить пуск новой баллистической жидкостной ракеты большой дальности по боевому полю севернее губы Митюшихи уже из… Восточной Сибири. Тут опять вступили в свои права природные силы – из-за сильных атмосферных помех в самый ответственный момент прервалась связь с полигоном. И только благодаря отличной подготовке его специалистов пуск состоялся. Причем ракета почти точно попала в «колышек».

А ведь новая ракета с термоядерным зарядом в сложнейших условиях преодолела тысячи километров, пролетела из района Читы через всю страну на Новую Землю, хотя ракетная техника в те годы не была еще столь совершенной и надежной, как теперь. Также надо отметить, что это уникальное учение, эта «самая опасная боевая стрельба» прошла перед Карибским кризисом. Положительные результаты были как нельзя кстати.

Как отмечают эксперты, проведенные в 1961–1962 годах стрельбы, лишь подтвердили надежность ядерных боеприпасов Вооруженных сил СССР. Более того, ни одного отказа ядерного оружия не произошло. Специалисты полигона получили самую полноценную информацию о результатах стрельб с воздушными, надводными и подводными взрывами в широком диапазоне мощностей.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Вера Александровна Парафонова. 25.09.09


Главное за неделю