Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,29% (33)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,43% (18)
Ни одной
    20,24% (17)
Одну российскую
    19,05% (16)

Поиск на сайте

Как назначали главкомов ВМФ

Адмирал Владимир Масорин - шестой послевоенный главнокомандующий советского, а затем российского Военно-морского флота. Поразительно, но факт - каждая процедура отставки главного военного морского начальника страны несла в себе печать своего времени.
Предвоенного флагмана флота Владимира Орлова арестовали прямо в кабинете, и через непродолжительное время он был расстрелян...

Адмирала флота Советского Союза, проведшего флот горнилом войны, Николая Кузнецова убрали в духе 50-х годов, тихо, без публичных объяснений. Неофициальная версия - из-за таинственного взрыва и гибели линкора "Новороссийск" в Севастопольской бухте. Правда, в закрытом постановлении ЦК партии отмечалось его ненадлежащее руководство флотом - это при том, что даже в первый день той минувшей войны флот не потерял ни одного корабля.

Адмирал Сергей Горшков ушел по возрасту, прокомандовав флотом почти 30 лет, в "райскую группу" - группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Борьбы там особой не было - просто все уже понимали, что его время ушло. Уход был торжественным и немного пафосным - в духе брежневского времени. Сменившему его адмиралу Владимиру Чернавину достался период распада Советского Союза и создания российского флота. И его увольнение также произошло в духе того времени - по политическим мотивам. Как рассказывают очевидцы, в Главный штаб Военно-морского флота приехал полковник Генерального штаба, зачитал собравшимся указ тогдашнего президента об отставке и уехал. В это время финансирование Военно-морского флота составляло чуть более 20% от минимальной потребности.

"Праздничный салют" в честь дня примирения и согласия на складах Тихоокеанского флота 7 ноября 1997 года отправил в отставку следующего Главкома ВМФ адмирала Феликса Громова, который командовал до этого Северным флотом. Об отставке тогда объявил специально приехавший в главкомат ВМФ тогдашний министр обороны маршал Игорь Сергеев. Все произошло весьма чинно, но, как говорят очевидцы, с легким налетом поспешности и неловкости. Причин отставки никому не объясняли...

Назначение Куроедова главкомом ВМФ стало веховым в истории высших кадровых назначений ВМФ. Предшественники Куроедова - Чернавин и Громов - были выходцами с Северного флота, правда, Громов до этого длительное время служил на Тихоокеанском флоте. Куроедов большую часть службы провел на Балтике и Тихоокеанском флоте. И как и его предшественник, адмирал Громов, практически все время прослужил на надводных кораблях. Но океанским кораблем - крейсером, эсминцем, большим противолодочным кораблем - все же, отметим справедливости ради, никогда не командовал. Только тральщиком, небольшим по водоизмещению кораблем. Деталь - немаловажная, и для авторитета в высших флотских кругах имеющая большое значение. Командир корабля - фигура центральная на флоте. Больше корабль был под командованием - больший почет и уважение во флотской среде. Все предыдущие главкомы в своем послужном списке имели такие ступени служебного роста...

Назначение Куроедова ряд компетентных источников связывал тогда и с наметившимся перераспределением бюджетных ассигнований внутри Министерства обороны. Бывший главком Громов, относительно быстро наработав связи в экономико-политическом истеблишменте, мог отстаивать долю ВМФ в общей раскладке расходов министерства. Министр обороны Сергеев, до этого поста возглавлявший главкомат ракетных войск стратегического назначения, занял тогда весьма жесткую позицию по отношению к росту флотских расходов, особенно в части, касающейся модернизации и развития морских стратегических ядерных сил.

Ситуация осложнялась тогда и перераспределением средств в связи с ратификацией и выполнением договора СНВ-2. Уже тогда было понятно, что поддержание в надлежащей готовности морских стратегических ядерных сил и одновременное создание и постановку на боевое дежурство ракетных комплексов "Тополь" тогдашний "тощий военный бюджет" не мог потянуть. Не трудно было догадаться, в чью пользу был сделан выбор при новом министре-ракетчике. Кстати, в этой связи есть и вопросы в плане "прозрачности военного бюджета" Министерства обороны. Это касается расходов по общим статьям на содержание и НИОКР, а также распределения между видами Вооруженных сил. Тайна критериев этого отбора - и сегодня за семью печатями даже для узкого круга посвященных. Кстати, для флотских начальников обнадеживающе звучат сегодняшние заверения министра обороны Сергея Иванова о том, что морской ракетный комплекс "Булава" будет поступать и на вооружение сухопутных ракетчиков.

Впрочем, тема "межвидовых отношений" в Вооруженных силах - особая. На протяжении всей флотской истории проблема взаимоотношений с сухопутным руководством всегда была одной из самых непростых. К примеру, бывший министр обороны СССР Дмитрий Язов мог принародно пренебрежительно бросить в сторону моряков: "Ну, вы, ботинки..." Однако флот всегда был в чести у политического руководства. И нынешние времена не стали исключением: достаточно вспомнить, что свою вторую предвыборную кампанию Президент завершил посещением атомного ракетного крейсера "Петр Великий" в Санкт-Петербурге и эскадренного миноносца "Настойчивый" на Балтийском флоте. Кстати, свою первую предвыборную кампанию Б.Н. Ельцин тоже начал , тогда еще Председателем Верховного Совета РСФСР, с посещения Северного флота, когда его командующим был адмирал Феликс Громов. И тогда "положил кадровый взгляд" на него... А число флотских походов Президента России Владимира Путина уже даже трудно сосчитать, многих флотских адмиралов и офицеров он уже знает, как говорится, в лицо...

Как отмечают компетентные источники, адмиралу Громову удалось найти "золотую середину" во взаимоотношениях с минообороновским руководством, причем, не поступаясь принципиальными для флота положениями. Так что Куроедову досталось вполне достойное наследство, особенно в плане служебных отношений с вышестоящим руководством. Кстати, именно Громов протежировал Владимиру Масорину (он хорошо знал его еще по совместной службе на Северном флоте) и продвинул тогдашнего начальника штаба Кольской флотилии разнородных сил на должность командующим Каспийской флотилией - дела там предстояли жаркие, и пост мог стать настоящим служебным трамплином. Так оно впоследствии и оказалось...

Как известно, Владимир Путин во время своей работы заместителем главы администрации входил в состав Военного Совета ВМФ. И Куроедова, тогдашнего начальника главного штаба, затем главкома, знал лично и весьма неплохо. И, кстати, став тогда и.о. президента и и.о. верховного, Путин не спешил сразу освободить себя от должности члена Военного Совета Военно-морского флота. И, конечно же, был информирован о тех публичных заявлениях, которые в отношении флота делал Борис Ельцин, но при всем желании повлиять на ситуацию не мог: флот, как говорится, в реальном денежном исчислении постепенно оттирали на задворки общеминобороновского, правда, не столь уж щедрого, как в предшествующие и последующие годы, "финансового пирога".

Кстати, в ныне действующей Морской доктрине, которая была принята во многом благодаря Куроедову, об этом - ни слова... Зато она изобилует массой банальных заявлений и деклараций в отношении "морской мощи". Чего только стоят заявления об Индийском региональном направлении, где национальная морская политика предусматривает "обеспечение на периодической основе военно-морское присутствие Российской Федерации". Это выглядит весьма забавно в свете закрытия пунктов материально-технического обеспечения Тихоокеанского флота в Камрани (Вьетнам), без которого "посещение" военными кораблями ВМФ Индийского океана может быть только на "эпизодической основе"...

Кстати, практически не было и широкого публичного обсуждения самого текста доктрины. Главный штаб ВМФ и не особенно напрягался в поисках общественного мнения по ее поводу. Зато на защите докторской диссертации Главнокомандующего ВМФ адмирала Владимира Куроедова, по сути ее "автореферата", лично присутствовал Президент. Как сообщил журналистам в одном из своих интервью Главком: "Президенту была интересна сама тема..."

Впрочем, независимые военные эксперты не скрывали и не скрывают своего скептического отношения к Морской доктрине в целом, как к действенному инструменту влияния не только на военную политику в целом. Не скрывают своей иронии и представители других морских ведомств страны - Министерства транспорта, Министерства природных ресурсов, Роскомрыболовства, в чьем ведении находятся торговый, рыбопромысловый и научно-исследовательский флоты страны. Их "разделы" напоминают выписки из рекламных проспектов. Как и работа созданной Морской коллегии при Правительстве, голоса которой не было слышно ни по ключевым проблемам флота, ни даже во время трагедий и аварий.

Насколько главком лично виноват в трагедии "Курска" - вопрос весьма сложный, и даже с точки зрения права - очень неоднозначный. Но есть и другая сторона руководства, которой был характерен период главкома Куроедова. Это - громкие судебные процессы в высших эшелонах флотской власти. Так, отставкой командующего Черноморского флота адмирала Владимира Комоедова, которого прочили на смену Куроедову, завершился длительной конфликт в высшем военно-морском руководстве страны. Для нашей военной системы он породил новый прецедент в области служебных отношений между высшими флотским чинами - судебный иск командующего флотом, по которому ответчиком выступал главком. Знатоки флотской истории не смогли припомнить в истории российского флота случая судебного разбирательства между главкомом и командующим флотом. Затем последовало судебное разбирательство с командующим Северным флотом адмиралом Геннадием Сучковым, которого, несмотря на это, взял к себе помощником министр обороны, что косвенно свидетельствует о натянутых отношения министра обороны Сергея Иванова с Куроедовым...

В активе нынешнего главкома адмирала Масорина - многолетняя служба на флоте, знание корабельной жизни до последнего винтика, опыт командования кораблями разных проектов организации региональной безопасности - на его период командования пришлись самые тяжелые времена в Дагестане и Чечне, где действовала созданная на Каспии бригада морской пехоты, военно-дипломатический опыт командования Черноморским флотом. И самое главное - личное знакомство, внимание и расположение Президента - Верховного Главнокомандующего. В пассиве - возраст. Ему 58 лет. После трех лет службы на главкомовском мостике ее ежегодное продолжение будет зависеть лично от Президента. Впрочем, пенсионный возраст Масорина совпадает с окончанием второго президентского срока...

Спасательные силы и техника, о которых так много говорят сегодня, все же не самое сложное для шестого послевоенного главкома. Средства для этого найдутся в бюджете. Навести порядок во флотской организации ему тоже, будем надеяться, удастся.

Но уже сегодня можно предположить, что одной из самых больных военно-политических проблем, которой нынешнему главкому придется заниматься вплотную, - это базирование Черноморского флота. За прошедшие годы эволюция в подходах к разрешению проблемы его состояния и развития претерпевала самые крутые повороты, порой доходя до критической отметки, как было с попыткой вооруженного захвата украинским спецназом гидрографического судна российского Черноморского флота "Челекен" в 1994 году. При всей компромиссности тогдашнее соглашение, определяющее условия пребывания черноморского флота в Крыму, было по сути единственно приемлемым для сложившейся ситуации. И подъем Андреевского флага на кораблях российского Черноморского флота, который тогда произошел, видится, если отбросить политические аспекты проблемы, был достижением Феликса Громова, а не нынешнего экс-главкома Куроедова. Каким курсом поведет флот по черноморским фарватерам Масорин, покажет время.

Нынешняя процедура передачи-приема дел выглядела самой эффектной и значимой за всю историю флота. Вновь назначенного и экс-главкома пригласил на встречу в Кремль Президент Владимир Путин, что, согласитесь, весьма символично. "За это время мы не только восстановили значительную часть боевой мощи флота, но и создали реальную к осуществлению программу его развития", - отметил Президент. И добавил: "Были, конечно, и события тяжелые, и трагедии. Мы все об этом хорошо знаем. Но хочу подчеркнуть еще раз - при всех проблемах, при всех трагедиях, все-таки главным является то, что флот возрождается". А Масорину он поставил задачу сделать так, чтобы "флот не сотрясал общественное мнение". Все-таки выборы впереди.

Источник: rosvesty.ru, автор: Алексей АЛЕКСАНДРОВ.


Главное за неделю